Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Искусственный разум, правовая система и функции государства

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 724876.05.01
Доступ онлайн
от 340 ₽
В корзину
В монографии рассматриваются методологические проблемы встраивания искусственного разума в правовую систему с учетом закономерностей социума. Описаны свойства нормы права как микросистемы в подсистемах права и способы ее закрепления в системе законодательства, а также логика построения правовой нормы. Предлагается и обосновывается идея о создании специально для искусственного разума отдельной и самостоятельной, однозначной нормативной системы, параллельной основным отраслям права, построенной на логике четырехчленной структуры юридической нормы. Кратко рассматриваются некоторые теории права как инструменты методологии моделирования правовой системы и ее смысловых кодов в целях правильного функционирования искусственного разума. Показаны пути применения искусственного разума в функционировании государства. Для студентов и преподавателей, а также всех интересующихся вопросами искусственного интеллекта с точки зрения права.
9
56
78
156
177
Братко, А. Г. Искусственный разум, правовая система и функции государства : монография / А.Г. Братко. — Москва : ИНФРА-М, 2024. — 282 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/1064996. - ISBN 978-5-16-015890-7. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/2124788 (дата обращения: 29.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ИСКУССТВЕННЫЙ РАЗУМ, 

ПРАВОВАЯ СИСТЕМА 

И ФУНКЦИИ ГОСУДАРСТВА 

À.Ã. ÁÐÀÒÊÎ

МОНОГРАФИЯ

Москва 
ИНФРА-М 

202
Братко А.Г.

Б87 
 
Искусственный разум, правовая система и функции государ-

ства : монография / А.Г. Братко. — Москва : ИНФРА-М, 2024. — 
282 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/1064996.

ISBN 978-5-16-015890-7 (print)
ISBN 978-5-16-108261-4 (online)

В монографии рассматриваются методологические проблемы 

встраивания искусственного разума в правовую систему с учетом 
закономерностей социума. Описаны свойства нормы права как микросистемы 
в подсистемах права и способы ее закрепления в системе 
законодательства, а также логика построения правовой нормы. Предлагается 
и обосновывается идея о создании специально для искусственного 
разума отдельной и самостоятельной, однозначной нормативной 
системы, параллельной основным отраслям права, построенной 
на логике четырехчленной структуры юридической нормы. 
Кратко рассматриваются некоторые теории права как инструменты 
методологии моделирования правовой системы и ее смысловых кодов 
в целях правильного функционирования искусственного разума. 
 Показаны пути применения искусственного разума в функционировании 
государства.

Для студентов и преподавателей, а также всех интересующихся во-

просами искусственного интеллекта с точки зрения права.

УДК [340+004.8](075.4)

ББК 67.0:32.813

УДК [340+004.8](075.4)
ББК 67.0:32.813
 
Б87

© Братко А.Г., 2020

ISBN 978-5-16-015890-7 (print)
ISBN 978-5-16-108261-4 (online)

Р е ц е н з е н т ы: 

Михайлов В.А., доктор юридических наук, профессор, заслуженный де-

ятель науки Российской Федерации, главный редактор журнала «Публичное 
и частное право»;

Ольков С.Г., доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры 

уголовного права и криминологии Крымского федерального университета 
имени В.И. Вернадского
Предисловие

В книге предпринята попытка методологического решения 
проблем встраивания искусственного разума в правовую систему 
в целях развития экономики, гражданских, финансовых отношений, 
создания комфортных условий потребителям товаров 
и услуг, а также для защиты личности и общества. 
При этом цель применения искусственного разума — это помощь 
естественному интеллекту. 
Проблема применения искусственного разума в российском обществе 
уже рассматривается на самом высоком государственном 
уровне. Так, в частности, глава Минэкономразвития РФ, выступая 
в июле 2019 г. в Госдуме РФ на парламентских слушаниях по вопросам 
цифровой экономики предложил провести большие парламентские 
слушания на тему искусственного интеллекта, и это предложение 
уже получило парламентскую поддержку1. 
Искусственный разум будет применяться в системе с киберфи-
зическими системами (Cyber-Physical Systems, CPS), а также с технологиями 
Big data, и, соответственно, он может проанализировать 
огромные массивы данных и сформулировать прогноз в той или 
иной сфере жизненной практики общества. При этом предполагается, 
что искусственный разум будет широко применяться в государственном 
управлении и в деятельности различных компаний. 
В том числе — в робототехнике.
Но есть и такие сферы, в которых искусственный разум не применим. 
Или он может быть применим лишь частично там, где нельзя 
обойтись без естественного интеллекта. Например, в медицине, 
в системе образования, в правоохранительной системе. Человека 
заменить невозможно без ущерба для социума. Но и врач, и преподаватель, 
и правоохранитель, и некоторые другие специалисты 
будут расширять свои возможности, применяя искусственный разум. 
Медицина и образование — главные движители поступательного 
развития нашей страны. Искусственный разум в системе с другими 
цифровыми технологиями создаст возможность улучшения профилактики 
и лечения болезней. 
Вопрос о повышении уровня подготовки в системе высшего 
образования — это едва ли не самый актуальный вопрос. Препо-

1 
См.: Орешкин предложил провести слушания по искусственному интеллекту. 
РИА «Новости». 08.07.2019. URL: https://ria.ru/20190708/1556316699.
html
даватель может использовать искусственный разум по многим направлениям. 
И как помощника лектора, и как помощника экзаменатора. 
В том числе и как способ мотивации обучаемых к чтению 
литературы. В частности, искусственный разум может с легкостью 
и абсолютной точностью определить степень «начитанности» студента. 
И не только студента, но и уже работающего выпускника 
вуза на предмет знания специальной литературы. К примеру, степень 
компетентности медика во многом зависит от того, насколько 
он знает новые методы лечения, новинки лекарств. 
Как известно, наука (систематизированная научная информация) 
содержится в книгах, и она не может быть замещена справочной 
информацией, полученной в сети Интернет. Сегодня этот 
вопрос весьма актуален. Между тем невозможно получить высококвалифицированных 
специалистов, которые не следят за новинками 
литературы и не занимаются интенсивной самоподготовкой, 
т.е. не читают книги. Преподаватель может определить, а может 
и не определить этот параметр с достаточной точностью. А машину, 
которая обрабатывает огромное количество разнообразных данных 
и легко может вычислить профиль читающего студента или специалиста, 
ищущего работу, обмануть невозможно. Сколько и каких 
книг прочитал выпускник вуза — это та информация, которую как 
раз и может собрать и проанализировать искусственный разум, 
зная посетителей книжных магазинов, библиотек и покупателей 
в сети Интернет. А преподаватель еще и определит креативность 
студента. Рекрутинговые компании тоже могут использовать этот 
метод подбора кадров, наряду с другими методами определения 
эрудиции способностей специалистов. Сегодня в этом направлении 
развиваются технологии, и остановить их уже никто не сможет. 
Практически везде может применяться искусственный разум, но 
в основном как помощник специалистов. К примеру, в медицине. 
В медицинском протезировании. В тех же областях, которые могут 
быть полностью автоматизированы, его применение в системной 
связи с другими цифровыми технологиями станет максимальным 
и повысит уровень развития экономики. Самый яркий пример — 
сельское хозяйство, в котором трудоемкие технологии могут быть 
полностью автоматизированы с применением искусственного 
разума. 
По мере встраивания искусственного разума в социум появится 
больше удобств в быту. «Умный дом», «умный город» — все это сделает 
жизнь потребителей намного удобней и благополучней.
В денежно-кредитной системе все операции могут эффективно 
контролироваться искусственным разумом. Технологии распреде-
ленных реестров, «умные контракты» сделают экономику надежной 
и прозрачной. Когда будет создан цифровой банк, это ускорит денежно-
кредитный оборот и будет выгодно не только для бизнеса, 
но и для всех потребителей финансовых услуг. 
Искусственный разум можно будет эффективно применять 
в противодействии терроризму, легализации преступных доходов, 
незаконным финансовым операциям. 
Разработкой и внедрением искусственного интеллекта занимаются 
банки и крупные компании1. При этом российские компании 
оказались лидерами по внедрению искусственного интеллекта (
ИИ). К такому выводу пришли эксперты из Microsoft 
в исследовании «Бизнес-лидеры в эпоху ИИ», опубликованном 
на сайте корпорации. По оценкам экспертов, 30% российских 
руководителей активно внедряют ИИ. В среднем по всему миру 
этот показатель равен 22,3%, а в частности, во Франции — всего 
10%. На общем фоне успехов нашей страны в решении проблемы 
импортозамещения все это выглядит внушительно. По данным 
Microsoft, приоритетами использования ИИ топ-менеджеры 
из России назвали постановку правильных целей, разработку 
бизнес-идей и определение новых возможностей рынка (32, 26 
и 25% соответственно). Еще 23% респондентов доверили искусственному 
интеллекту принятие решений. В опросе приняли участие 
800 менеджеров высшего звена из Франции, Германии, Италии, 
Нидерландов, России, Швейцарии, Великобритании, США (выборка — 
100 респондентов на страну). Рассматривались крупные 
компании со штатом более 250 человек. Исследование проводилось 
в период с 18 по 27 января 2019 г.2 
Но путь этот непростой. В частности, один банк, как пишут 
СМИ, уже получил миллиардные убытки. Почему так происходит? 
Потому что, как нам кажется, многие банки и компании занялись 
этими вопросами локально, не вникая в сложности правового регулирования 
тех операций, которые должен осуществлять искусственный 
разум. И как только они выйдут за рамки узкого применения 
методов искусственного разума в какой-то сфере, они 
натолкнутся на нерешенные в правовой системе общие вопросы 
применения искусственного разума.
Более того, расширение масштабов применения искусственного 
разума приведет, представляется, еще и к тому, что его встраивание 

1 
Microsoft назвал Россию лидером по внедрению искусственного интеллекта // 
Подробнее на РБК: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5c7e8fe79a7947f55740fa78
2 
Microsoft назвал Россию лидером по внедрению искусственного интеллекта //
05.2019 lenta.ru. URL: https://lenta.ru/news/2019/03/05/microii
в социум (социально-биологическую, психосоциальную среду, которая 
окружает человека) будет, помимо прочего, затруднено непониманием 
специфики самого социума и тех препятствий, которые 
он выставит на этом пути. 
Думается, в этом причина некоторых неудачных попыток и даже 
ошибок внедрения искусственного интеллекта, о которых писали 
СМИ и которые даже приводили к потере миллиарда рублей теми 
компаниями, которые пытались это сделать локально. На них учились, 
чтобы улучшить инновационную систему. 
Суть в том, что искусственный разум принимает решение, как 
правило, в больших системах, т.е. с учетом того, что эти системы, 
в свою очередь, состоят из многочисленных подсистем, поэтому 
в такой ситуации даже маленькая ошибка в алгоритме, как правильно 
заметил руководитель одного из крупнейших банков, может 
приводить к очень большим последствиям. 
Но компании еще больше могут потерять на этом, если машина 
сделает ошибку, связанную с неправильным пониманием нормативного 
акта, который тоже входит в алгоритм программы. Такая 
ошибка даже более вероятна, чем та, которая имеет просто технический 
характер. Причем хуже всего, если деньги, допустим, потеряет 
не сам банк, а еще и его клиенты. 
Запутавшись в различных и порой многозначных терминах, 
определениях и нечетких, логически противоречивых нормах гражданского, 
банковского, налогового права, в длиннотах текстов подзаконных 
нормативных актов (указаний, положений, инструкций), 
машина может направить не по адресу денежные переводы или 
снять со счетов деньги клиентов без их распоряжений. 
Чтобы не было сбоев в работе программ, нужна общая методология 
встраивания искусственного разума в социум и в правовую 
систему таким образом, чтобы не причинить ущерб правам 
и законным интересам граждан. Собственно, об этом идет речь 
в данной книге. 
Просто так, локально, методом проб и ошибок, решить все эти 
проблемы невозможно. Такой метод обойдется дороже. 
Нужен масштабный государственный проект внедрения искусственного 
разума в экономику и социальную сферу России. На него 
могли бы ориентироваться и компании, которые разрабатывают 
собственные проекты встраивания искусственного разума в свой 
бизнес. И еще нужен федеральный закон на эту же тему. 
Масштабность проекта предполагает разработку теории внедрения 
искусственного разума в социум и в государственно-правовую 
систему. 
Можно, конечно, разработать математическую модель и ее программно-
аппаратное обеспечение в целях встраивания искусственного 
разума, к примеру, в банковские технологии, но не надо забывать, 
что все это происходит, образно говоря, не на необитаемом 
острове, а в поражающей воображение огромной сети дозволений, 
обязываний и запретов многочисленных социальных и правовых 
норм. Поэтому одного лишь математического и социального моделирования 
для масштабного встраивания искусственного разума 
в общественных отношениях недостаточно. 
Нужно создать как минимум три модели: математические, соци-
умные и правовые модели вмонтирования искусственного разума 
в общество и правовую систему.
Если говорить о других странах, то надо иметь в виду, что 
к настоящему времени во всем мире сложилось множество различных 
по своей социумной и правовой природе правовых систем. 
Они отличаются в основном по религии и специфике отношения 
к источникам права. Например, в англосаксонском праве источником 
права является обычай и правовой прецедент и в меньшей 
степени закон, когда, скажем, рассматривается гражданское дело. 
А этот момент принципиален для применения методов искусственного 
разума в гражданском праве и гражданском процессе. 
Другой пример — религиозные системы права. Смысловые коды 
у религиозных систем применения программ искусственного 
разума наверняка будут отличаться от смысловых кодов романо-
германских правовых систем. И нормы гражданского права тоже. 
К примеру, в Афганистане в приоритете могут быть обычаи пуш-
тунских племен, а не законы. Между Западом и Востоком может 
возникать много различий не только в религиозных смысловых 
кодах программ искусственного разума, но и в конкретизирующих 
их обычаях и традициях. 
В этой сфере нужно каким-то образом гармонизировать программы, 
если речь пойдет о внедрении искусственного разума во 
внешнеэкономические отношения государств. И такая общая методология 
гармонизации нормативных требований к искусственному 
разуму вполне возможна. 
В общем, на этом пути встраивания искусственного разума 
в социальные и правовые системы, в том числе и в банковские, появится 
и уже появилась масса нерешенных юридических проблем, 
общую методологию решения которых я предлагаю в своей монографии. 

Структура построения книги такова: в начале приводится понятие 
искусственного разума и отмечается его взаимосвязь с дру-
гими цифровыми технологиями. После этого раскрываются вопросы 
встраивания искусственного разума в правовую систему. 
Затем рассматриваются функции государства как основные направления 
его деятельности и возможности применения искусственного 
разума.
Руководство нашей страны ставит вопрос таким образом, что 
«принципиально важно настроить российское законодательство 
на новую технологическую реальность, максимально быстро и качественно 
сформировать гибкую и адекватную правовую базу для 
разработки и использования прикладных решений на базе ИИ»1. 
В этой связи мною предлагается и обосновывается свое видение 
методологии введения искусственного разума в правовую систему 
и в механизм правового регулирования общественных отношений. 
В предлагаемой читателю книге законодателю предлагается не менять 
действующие нормативные акты в сфере гражданского и других 
отраслей права, а пойти по более простому и менее затратному в этом 
смысле пути: создать параллельные существующим отраслям права, 
нормативно-правовые системы, специально предназначенные для 
работы искусственного разума. Естественно, должны быть нормы, 
обеспечивающие еще и корреляцию этих систем. 
Можно использовать теорию нормативизма, наполнив основную 
норму соответствующими смысловыми кодами социума для целей 
искусственного разума. 
Это будет эффективно, проще, намного быстрее и дешевле, чем 
перекраивать всю систему российского права. Причем дешевле как 
для государственного бюджета, так и для финансов компаний. 
Моя теория правовой нормы, построенная на основе принципов 
кибернетики, а также и ее логической четырехчленной структуры, 
может быть эффективно использована в алгоритмах и в программно-
аппаратном обеспечении работы искусственного разума. 

1 
Путин: монополист в искусственном интеллекте станет властелином мира. 
URL: https://ria.ru/20190530/1555114584.html?utm_source=yxnews&utm_
medium=desktop
Глава 1
ПОНЯТИЕ ИСКУССТВЕННОГО РАЗУМА И ЕГО 
РОЛЬ В СИСТЕМЕ ЦИФРОВЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

1.1. ПОНЯТИЕ ИСКУССТВЕННОГО РАЗУМА 
И ЕГО ОСНОВНОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ЕСТЕСТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА 
В СВЯЗИ С ПРИРОДОЙ ЧЕЛОВЕКА И ОБЩЕСТВА

1.1.1. Понятие и признаки искусственного разума
В современной литературе по интеллектуальным кибернетическим 
системам представлены разные подходы к определению 
понятия искусственного интеллекта. Вот одно из определений: 
Artificial Intelligence (AI) — это система, способная рационально решать 
сложные задачи или предпринимать соответствующие действия 
для достижения своих целей в реальной действительности1. По 
сути, речь идет об искусственном разуме.
Характерно, что в российских переводах иностранной литературы 
авторами используется термин «искусственный интеллект», 
что на мой взгляд, неточно. Вопрос собственно в переводе термина 
artificial intelligence на русский язык. Это словосочетание переводится 
еще и как «искусственный разум». И тем не менее в российской 
литературе говорят об искусственном интеллекте, а это 
уже не только искусственный разум.
По мнению известного ученого в этой области науки Нильса 
Нильсона, artificial intelligence — это антропогенный продукт, который 
обладает способностью осуществлять интеллектуальное 
поведение, машина, у которой есть возможности исполнять такие 
действия, для которых по общему правилу необходим интеллект 
человека2. 

1 
Firth-Butterfield K., Chae Y., Allgrove B., Kitsara I. Artificial Intelligence Collides 
with Patent Law [Искусственный интеллект в столкновении с патентным 
правом]: White Paper / Center for the Fourth Industrial Revolution. Geneva 
(Switzerland): World Economic Forum, 2018. P. 5. URL: http://www3.weforum.
org/docs/WEF_48540_WP_End_of_Innovation_Protecting_Patent_L aw.pdf
2 
См.: Нильсон Н.Дж. Искусственный интеллект: методы поиска решений = 
Problem-Solving Methods in Artificial Intelligence / пер. с англ. В.Л. Стефа-
нюка; под ред. С.В. Фомина. М.: Мир, 1973. С. 7.
Что касается критерия «антропогенный продукт», то тут как-
то сразу вспоминается философия Тейяр де Шардена1, который 
полагал, что эволюция не закончилась на человеке как индивидууме, 
а продолжается по мере того, как человечество объединяется 
в сообщества с возрастающей дифференциацией индивидуальных 
функций и соответственно увеличивающейся степенью взаимо-
связи2. Дальше будет происходить эволюция за счет развития 
и усиления человеческого интеллекта. 
Биологическая эволюция человека закончилась, и дальше развитие 
пойдет за счет развития самого интеллекта. На мой взгляд, 
вопрос только в том, о каком искусственном интеллекте как усилителе 
разума идет речь. Дальше мы еще будем рассматривать 
вопрос о социально-биологической природе человека, которая как 
бы подсказывает нам, что человека воспроизвести искусственным 
путем невозможно. И забегая несколько вперед, скажем, что создать 
можно только искусственный разум, но не весь естественный 
интеллект человека. А пока вернемся к канве рассуждений об определении 
искусственного разума. Вот еще одно определение, на этот 
раз уже российских авторов, в котором акцентируется внимание 
на кибернетике: «Искусственный интеллект — это искусственная 
сложная кибернетическая компьютерно-программно-аппаратная 
система (электронная, в том числе — виртуальная, электронно-механическая, 
биоэлектронно-механическая или гибридная) с когни-
тивно-функциональной архитектурой и собственными или релевантно 
доступными (приданными) вычислительными мощностями 
необходимых емкостей и быстродействия…»3 

1 
Пьер Тейяр де Шарден (фр. Pierre Teilhard de Chardin; 1 мая 1881 г., замок 
Сарсена близ Клермон-Феррана, Овернь, Франция — 10 апреля 1955 г., 
Нью-Йорк) — французский католический философ и теолог, биолог, геолог, 
палеонтолог, археолог, антрополог. Внес значительный вклад в палеонтологию, 
антропологию, философию и католическую теологию; член 
ордена иезуитов (с 1899 г.) и священник (с 1911 г.). Один из первооткрывателей 
синантропа. Один из создателей теории ноосферы (наряду с Владимиром 
Вернадским и Эдуардом Леруа), создал своего рода синтез католической 
христианской традиции и современной теории космической эволюции. 
Не оставил после себя ни школы, ни прямых учеников, но основал 
новое течение в философии — тейярдизм, первоначально осужденный, но 
затем интегрированный в доктрину католической церкви и ставший «наиболее 
влиятельной теологией, противостоящей неотомизму». 
2 
Тейяр де Шарден выделяет три последовательно развивающиеся, качественно 
различные ступени эволюции: «преджизнь» (литосфера), «жизнь» 
(биосфера) и «феномен человека» (ноосфера).
3 
См.: Понкин И.В., Редькина А.И. Искусственный интеллект с точки зрения 
права // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер. «Юридические 
науки». 2018. Т. 22. № 1. С. 91–109.
Доступ онлайн
от 340 ₽
В корзину