Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Психологические типы

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 639924.07.01
Доступ онлайн
368 ₽
от 313 ₽
В корзину
Приведено системное описание психологических типов на основе общепринятых классификаций К.Г. Юнга, Н. Мак-Вильямс, К. Леонгарда, А.Е. Личко, П.Б. Ганнушкина. Показано, что известные виды невротических и акцентуированных личностей являются разновидностями семи базовых психологических типов. Данная типология находит свое соответствие в известных систематизациях потребностей, эмоций, психических состояний, защит. Книга адресована психологам, психотерапевтам, психиатрам, преподавателям и студентам психологических и медицинских вузов, а также интересующимся психологией личности.
173
Поройков, С. Ю. Психологические типы : монография / С.Ю. Поройков. — 2-е изд., испр. и доп. — Москва : ИНФРА-М, 2024. — 306 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/23916. - ISBN 978-5-16-012255-7. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/2118167 (дата обращения: 20.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ 

ТИПЫ

МОНОГРАФИЯ

Ñ.Þ. ÏÎÐÎÉÊÎÂ

2-е издание, исправленное и дополненное

Москва 
ИНФРА-М 

202
УДК 159.9(075.4)
ББК 88.3
 
П59

Поройков С.Ю.

П59 
 
Психологические типы : монография / С.Ю. Поройков. — 

2-е изд., испр. и доп. — Москва : ИНФРА-М, 2024. — 306 с. — (Научная 
мысль). — DOI 10.12737/23916.

ISBN 978-5-16-012255-7 (print)
ISBN 978-5-16-105139-9 (online)

Приведено системное описание психологических типов на основе 

общепринятых классификаций К.Г. Юнга, Н. Мак-Вильямс, К. Леон-
гарда, А.Е. Личко, П.Б. Ганнушкина. Показано, что известные виды 
невротических и акцентуированных личностей являются разновидностями 
семи базовых психологических типов. Данная типология находит 
свое соответствие в известных систематизациях потребностей, 
эмоций, психических состояний, защит.

Книга адресована психологам, психотерапевтам, психиатрам, 

преподавателям и студентам психологических и медицинских вузов, 
а также интересующимся психологией личности.

УДК 159.9(075.4)

ББК 88.3

Р е ц е н з е н т:

Л.А. Григорович — доктор психологических наук, профессор

ISBN 978-5-16-012255-7 (print)
ISBN 978-5-16-105139-9 (online)
© Поройков С.Ю., 2017
Введение

Основной проблемой, возникающей при систематизации пси-

хологических типов, является вопрос о выборе системы оснований 
для проведения соответствующей классификации. Так, например, 
при систематизации темперамента в основу классификации традиционно 
полагаются психодинамические факторы. Темперамент 
обычно характеризуют посредством таких параметров, как слабость, 
сила, уравновешенность и проч. [35, с. 119]; [55, с. 214].  
Подобный подход нашел свое отражение в известной классификации 
типов нервной системы И.П. Павлова. Выделяется четыре 
вида темперамента: холерический, сангвинистический, меланхолический, 
флегматический. В свою очередь, с темпераментом сопряжен 
такой фактор, как экстраверсия — интроверсия, введенный 
К.Г. Юнгом.

Известные классификации невротических и акцентуированных 

личностей, с одной стороны, включают типы, характеризующиеся 
выраженностью тех или иных психодинамических параметров, соотносимых 
с темпераментом. К подобному классу, например, относятся 
астенические личности, отличительными свойствами которых 
являются «слабость» и «повышенная чувствительность» [24, 
с. 37]. Одновременно названные параметры характеризуют тип 
нервной системы, соотносимый с меланхолическим темпераментом. 
По числу видов темперамента выделяются четыре соответствующих 
типа невротического склада [55, с. 443].

С другой стороны, классификации личностей невротического 

склада включают типы, в структуре которых психодинамические 
факторы могут не играть решающей роли. Подобные типы отличаются 
значительным разнообразием. К примеру, «Руководство 
по диагностике и статистике психических нарушений» DSM-IV 
Американской психиатрической ассоциации, равно как российский «
Справочник практического психолога», приводят перечни, 
включающие по четырнадцать видов личностных расстройств [69]. 
При этом основанием для выделения большинства данных типов 
служат отличительные признаки, не сопряженные непосредственно 
с темпераментом.

Предлагаемая систематизация включает семь базовых психоло-

гических типов. В качестве разновидностей данная классификация 
включает шестнадцать невротических и акцентуированных типов, 
различающихся по параметру экстраверсия — интроверсия, а также 
уровню самооценки. В работе приведено системное описание соответствующих 
типов на основе общеизвестной классификации  
Н. Мак-Вильямс [40], дополненной рядом типов в описании  
К. Леонгарда [33], А.Е. Личко [36], П.Б. Ганнушкина [10], К. Хорни 
[77]. Предлагаемая типология находит свое соответствие в известных 
систематизациях потребностей [17, 19, 42] и корреспон-
дентных им эмоций [15], психических состояний [27, 60], защит 
[40], а также отвечает структуре типов мышления [55].

Базовым элементом соответствующей классификации являются 

психические состояния, традиционно рассматриваемые как наиболее 
элементарные психические формы, лежащие в основе организации 
психической структуры личности и являющиеся ее 
«ядром» [61]. Характерные для индивида психические состояния 
идентифицируются как личностные черты. С учетом терминологии, 
используемой при обозначении типов потребностей [15, 19] 
и психических состояний [60], базовые психологические типы обозначены 
как: статусный (глорический), гностический (познающий), 
организующий, гедонистический, консолидирующий, коммуникативный, 
а также экспрессивный (творческий).

Приведенная классификация психологических типов основы-

вается на системном диалектическом философско-методологическом 
подходе к систематизации психических функций. Основой 
предложенной систематизации является определенная система философских 
категорий, посредством которых формулируются основные 
принципы и законы философии. Так, на семантическом 
уровне целый ряд наборов психических функций раскрывается посредством 
определенной системы философских категорий [13, 54].

Аналогичная типология получена на основе архетипического 

подхода к выделению психологических типов [55]. Учитывая, что 
понятие «архетип» относится как к области психологии, так и к 
сфере философии, оба упомянутых метода представимы в качестве 
составных частей единого философско-психологического подхода, 
обоснованного С.Л. Рубинштейном [67, с. 11]. Актуальность фило-
софско-психологического подхода к систематизации психических 
функций, обосновывающей соответствующую классификацию 
психологических типов, отмечается, в частности, Л.А. Григорович 
[13].
Глава 1 

КЛАССИФИКАЦИЯ  

ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ

Различие между психологическими типами обусловлено разли-

чиями между психическими функциями. Так, уже К.Г. Юнг пришел 
к заключению, что в качестве «критериев, то есть подходящего обозначения 
для различных характеров» следует использовать «определенные 
психические функции» [82, с. 103].

При анализе и систематизации психических функций может 

быть применен философско-методологический подход. Напомним, 
что со времен Аристотеля, считающегося основоположником психологии, 
психология рассматривалась в качестве раздела философии. 
В этом смысле философско-методологический подход 
к анализу психических функций является обращением к философским 
корням психологии.

Философско-методологический подход позволяет предложить 

систему оснований для структурирования целого ряда психических 
функций. Данный метод применим при классификации потребностей 
личности, защит, видов мышления, стратегий поведения 
[55]. Помимо этого философско-методологический анализ позволяет 
структурировать психические состояния и корреспондиру-
ющиеся с ними черты, характерные для соответствующих психологических 
типов. При этом семантически психические состояния 
раскрываются в контексте соотношений между философскими категориями, 
посредством которых формулируются основные 
принципы и законы философии (§ 1.6).

Как известно, философско-методологический уровень анализа 

является наиболее общим и отражает наиболее универсальные 
принципы и закономерности. В числе прочего, диалектический 
философско-методологический подход позволяет структурировать 
фундаментальные принципы функционирования человеческой 
психики. Соответственно, выявляются определенные закономерности 
функционирования психики, определяемые принципами 
и законами философии.

В основе используемого в настоящей работе подхода лежит се-

мантическое соотнесение понятий, составляющих пару диалектически 
противоположных философских категорий, с корреспон-
дентными типами психических функций, посредством которых они 
определяются либо раскрываются. В рамках данного метода выявляется 
определенная система философских категорий, что отвечает 
известной проблематике их систематизации, поднятой Кантом. 
Применимость философско-методологического анализа к сфере 
психологии личности обуславливает практическую ценность подобного 
подхода.

1.1. ПотрЕбНоСтИ ЛИЧНоСтИ

Согласно обобщенному определению, потребность есть «нужда 

или недостаток в чем-либо для поддержания жизнедеятельности 
организма, человеческой личности… побудитель активности». Потребность 
рассматривается как «особое психическое состояние индивида», 
обнаруживающее себя в «неосознаваемых влечениях 
и осознанных мотивах поведения» [20, с. 518]. Неосознаваемое влечение 
определяется как «инстинктивное желание… психическое состояние, 
выражающее недифференцированную, неосознанную или 
недостаточно осознанную потребность субъекта». В свою очередь, 
осознанные мотивы определяются как «побуждения к действию, 
связанные с удовлетворением потребностей субъекта» [24,  
с. 63, 262].

Потребности, проявляясь в желаниях, влечениях, стремлениях  

и имея выраженный мотивирующий характер, выступают в качестве 
движущего фактора деятельности человека. Осознание актуальных 
потребностей или, иными словами, их «опредмечивание» 
преобразует предмет потребности в мотивы деятельности. Соответственно, 
анализ потребностей сопряжен с анализом мотивов [34,  
с. 258]. Учитывая тесную связь между потребностями и мотивами, 
потребностно-мотивационная сфера в психологии часто рассматривается 
как единый психический комплекс. Потребностно-мотивационная 
сфера предстает как неотъемлемая часть структуры личности. 
При этом структура мотивов соотносится с ядром личности. 
Так, согласно известному положению А.Н. Леонтьева, структура 
личности раскрывается через иерархию ее мотивов.

Одним из отличительных свойств потребностей является их по-

лиморфность — разнообразие видов. Так, порядка пятидесяти потребностей 
личности приводят Е.П. Ильин [19], В.А. Иванников 
[17]. А. Маслоу выделяет около сорока потребностей, не считая физиологических [
42].

Как было показано А. Маслоу, потребности образуют опреде-

ленного рода иерархию, подразделяясь на «высшие и низшие». 
Предложенная Маслоу система основных потребностей личности 
включает, в том числе, потребности в безопасности, принадлежности 
и любви, уважении, познании, эстетические потребности, 
потребность в самоактуализации [там же, с. 108]. При этом Маслоу 
подчеркивал, что потребности у различных людей могут быть выражены 
в различной степени, отмечая, что «есть люди, для которых, 
к примеру, самоуважение важнее, чем любовь» [там же, с. 72].

Потребности достаточно часто делят на уровни [19, с. 41–42]. 

Так, например, В.А. Иванников соотносит потребности личности 
с тремя субъектными уровнями: природный субъект, социальный 
культурный субъект и нравственный субъект [17, с. 147]. Подобное 
трехуровневое деление потребностей в целом соответствует принятому 
в психологии выделению уровней организации личности. 
В частности, три уровня личности (низший, средний, высший) выделяет 
А.Ф. Лазурский [28, с. 484–485]. Сходное деление приводит 
А.Г. Асмолов: индивид, личность, индивидуальность [3, с. 9].

Помимо потребностей личности, как высокоорганизованного 

субъекта, традиционно выделяются потребности низшего порядка, 
а именно, потребности индивида как живого организма, сопряженные 
с его биологической активностью и врожденными инстинктами. 
К ним относят потребности в пище, самосохранении, размножении 
и проч. Так, например, еще Маслоу выделял низшую 
группу «физиологических» потребностей [42, с. 60]. Подобный уровень 
Иванников обозначает как потребности «организма» [17,  
с. 146]. Ильин, системно анализируя психологическую литературу 
по данному вопросу, различает «потребности организма» и «потребности 
личности» [19, с. 35].

Выделение ряда уровней в структуре личности, равно как и в ие-

рархии потребностей, соответствует представлениям об уровневой 
организации структур бессознательного. Так, К.Г. Юнг рассматривает 
потребности как «автономные комплексы» бессознательного, 
действующие в соответствии с собственной природой, которая 
«не зависит от произвола сознания» [82, с. 54–55]. Юнг указывает 
на четырехуровневую организацию структур бессознательного.  
Согласно Юнгу «ядро психики (Самость)» является «четырехуров-
невой структурой» [88, с. 190]. При этом в соответствии с архетипи-
ческим подходом, предложенным Юнгом, выделяются четыре 
уровня потребностей личности [55, с. 43]. Философско-методологический 
подход также позволяет подразделить потребности на четыре 
уровня (§ 1.6).

В специальной литературе отсутствует единая сложившаяся тер-

минология для обозначения различных уровней потребностей. 
В настоящей работе использована терминология, наиболее часто 
встречающаяся при выделении уровней потребностей, психических 
состояний, уровней субъектов: природный, социальный, культурный. 
Так, Юнг разделял «социального человека» и «культурного человека». 
В свою очередь, «культуру» Юнг противопоставляет «природе» [
82, с. 25, 281, 199, 186].

Аналогичную терминологию использует В.А. Иванников при 

соотнесении потребностей с субъектными уровнями: «природный 
субъект», «социальный культурный субъект» [17, с. 147]. В этом 
смысле культурному субъекту свойственны культурные потребности, 
социальному субъекту — социальные, природному субъекту — 
природные. Сходная терминология используется целым 
рядом других авторов при обозначении потребностей различного 
уровня. Так, по данным Е.П. Ильина термин «социальные потребности» 
часто употребляется в отечественной психологии, в том 
числе, П.В. Симоновым, В.А. Крутецким. Термин «культурные потребности» 
использует А.В. Петровский [19, с. 42]. Для сравнения, 
в структуре психических состояний выделяются уровни, детерминированные 
влиянием «природной, социальной или культурной 
среды» [27, с. 533]. При этом потребность рассматривается как психическое 
состояние [20, с. 518].

Помимо этого Иванников особо выделяет уровень «нравственного 

субъекта» [17, с. 148]. Нравственные потребности могут быть отнесены 
к уровню духовных (экзистенциальных) потребностей. Подобное 
обозначение уровня потребностей традиционно используется 
в психологической литературе, что отмечает Е.П. Ильин, ссылаясь 
на работы А.В. Петровского и В.А. Крутецкого [19, с. 41–42]. Термин 
«экзистенциальные мотивации» употребляет А. Лэнгле [38, с. 133].

К уровню потребностей природного субъекта Иванников, в том 

числе, относит потребности в статусе, исследовательскую потребность, 
потребность в безопасности, комфорте и удовольствиях, заметности. 
К уровню социального культурного субъекта (два данных 
уровня им объединены) отнесены потребности в признании, по-
знавательская потребность, потребность в самоутверждении, свободе, 
принятии, общении. С уровнем нравственного субъекта 
Иванников соотносит потребность в поисках смысла жизни [17,  
с. 146–148].

Следует заметить, что Маслоу выделяет не только иерархиче-

ские уровни потребностей, но и их подклассы. К примеру, к одной 
группе он относит потребности в любви, привязанности и принадлежности. 
К другой — потребности в статусе и признании. К базовым 
когнитивным потребностям Маслоу относит потребности 
знать и понимать, а также потребность в поисках смысла [42,  
с. 65–71]. Наличие сходства между рядом потребностей отмечается 
и другими исследователями [17, с. 148]; [82, с. 167].

Таким образом, при систематизации потребностей используется 

два основных подхода: принцип иерархичности и принцип деления 
на виды. Оба данных принципа, к примеру, реализованы в классификации 
потребностей В.А. Иванникова, подчеркивающего 
не только «вертикальность» (иерархичность) потребностей, но и деление 
их по видам. Согласно Иванникову потребность каждого вида, 
преломляясь на различных уровнях, предстает в несколько ином качестве. 
Так, рассматривая познавательную потребность, Иванников 
указывает, что «на уровне природного субъекта эта потребность 
представлена исследовательской активностью… на уровне нравственного 
субъекта эта потребность реализуется в поисках смысла 
жизни» [17, с. 147–148].

Потребностно-мотивационная сфера тесно связана с другими 

психическими функциями, что соответствует представлениям о целостности 
психики. Достаточно хорошо изучена связь между мотивацией 
и эмоциями. Подобную связь, в частности, подчеркивает  
К. Изард, определяя эмоцию как «нечто, что переживается как 
чувство, которое мотивирует» [18, с. 27]. Действительно, эмоции 
могут служить индикаторами потребностей человека [19, с. 169]. 
Сопряженность потребностей и эмоций лежит в основе одного 
из подходов к систематизации потребностей. Так, Б.И. Додоновым 
предложена классификация, в основу которой положен принцип 
соответствия потребностей и эмоций. С учетом критерия сочетаемости 
и коррелятивности эмоций Додоновым выделен ряд их 
типов, корреспондентных потребностям: глорические, гностические, 
гедонистические, коммуникативные и проч. [15, с. 307–311]. 
Подобные потребности личности: «гедонистические», связанные 
с «исследованием», «коммуникацией» и проч., ссылаясь на данные 
А. Пьерона, Е.П. Ильин относит к фундаментальным [19, с. 41]. 
На сходные группы делит психические состояния А.О. Прохоров, 
включая: статусные, познавательные, гедонистические, семейные, 
коммуникативные [60, с. 99]. Напомним, что потребность представима 
как психическое состояние, а именно, «потребностное состояние» 
или «мотивационное состояние» [19, с. 33, 143].

Таким образом, потребности личности могут быть классифици-

рованы по целому ряду оснований. В настоящей работе в качестве 
основного подхода к систематизации потребностей рассматривается 
метод их семантического соотнесения с философскими категориями 
и принципами, посредством которых они могут быть 
раскрыты. Как известно, потребности личности определяются по-
средством понятий, выражающих их основное (существенное) содержание. 
В свою очередь, соответствующие понятия могут быть 
раскрыты посредством философских категорий, в наибольшей степени 
им соответствующих на семантическом уровне. Отметим, что 
семантический (смысловой) подход используется при анализе психических 
состояний [60].

Философско-методологический подход позволяет подразделить 

потребности на семь видов (§ 1.6). Также в соответствии с архетипи-
ческим подходом выделяются семь основных групп потребностей 
[55, с. 43–45]. С учетом терминологии, используемой при систематизации 
психических состояний [60] и корреспондентных им потребностей [
15, 19], потребности личности подразделяются на шесть 
групп: статусные (глорические), гностические (познавательные), 
организующие, гедонистические, консолидирующие, коммуникативные. 
При этом к особой группе относятся экспрессивные (творческие) 
потребности, выделенные Маслоу [42, с. 124]. Подобная 
терминология используется и при классификации психологических 
типов (гл. 2). Так, например, А.В. Либин, выделяя восемь типов 
личности, в том числе, использует наименования: «организующий», 
«коммуникативный» [35, с. 435].

С позиции деятельностного подхода названные группы потреб-

ностей сопряжены с различными видами деятельности, направленными 
на обеспечение коммуникации, консолидации с другими 
членами общества, организационную деятельность, процесс познания, 
удовлетворение нужд, обеспечение соответствующего положения 
в обществе, а также с процессами адаптации и творчества.

С каждой из названных групп соотносится ряд потребностей. 

Так, например, как известно, процесс научного познания основан 
на исследовании, являющемся его неотъемлемой составной частью; 
в результате познания предмета достигается его понимание; постижение 
смысла явления (процесса) основывается на его понимании. 
Тем самым потребности в исследовании, познании, понимании 
и смысле представимы как последовательные стадии познаватель-
ской деятельности. Напомним, что согласно Иванникову потребность 
каждого вида, включая познавательную потребность, преломляясь 
на различных уровнях, предстает в новом качестве, 
впрочем, не меняя при этом своей основной сути [17, с. 147–148].

В свою очередь, с деятельностью трех высших функций со-

знания, отвечающих известной триаде «разум — воля — чувства», 
как различных сфер психической активности, могут быть соотнесены 
три соответствующих типа потребностей высшего духовного 
Доступ онлайн
368 ₽
от 313 ₽
В корзину