Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Логика уголовно-процессуального доказывания

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 648930.06.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
Настоящее учебное пособие имеет своей целью дать читателям знания по основным вопросам логики уголовно-процессуального доказывания. В нем предлагается систематическое изложение логических основ уголовно-процессуального доказывания, особое внимание уделяется логическому аспекту трансформации вероятного знания в достоверное, анализу условий формирования внутреннего судейского убеждения. Учебное пособие соответствует требованиям Федерального государственного образовательного стандарта высшего образования последнего поколения. Предназначено для магистрантов, обучающихся по специальности «Юриспруденция».
6
56
124
Корнакова, С. В. Логика уголовно-процессуального доказывания : учебное пособие / С.В. Корнакова. — Москва : ИНФРА-М, 2023. — 142 с. — (Высшее образование: Магистратура). — DOI 10.12737/24713. - ISBN 978-5-16-012576-3. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/2002667 (дата обращения: 23.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ЛОГИКА

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

ДОКАЗЫВАНИЯ

С.В. КОРНАКОВА

Москва

ИНФРА-М

202УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ

Рекомендовано в качестве учебного пособия 

для студентов высших учебных заведений,

обучающихся по направлению подготовки 40.04.01 «Юриспруденция»

(квалификация (степень) «магистр»)

УДК 343.13(075.8)
ББК 67.411я73
 
К67

Корнакова С.В.

К67  
Логика уголовно-процессуального доказывания : учебное пособие /  

С.В. Корнакова. — Москва : ИНФРА-М, 2023. — 142 с. — (Высшее об-
разование: Магистратура). — DOI 10.12737/24713.

ISBN 978-5-16-012576-3 (print)
ISBN 978-5-16-102319-8 (online)
Настоящее учебное пособие имеет своей целью дать читателям знания 

по основным вопросам логики уголовно-процессуального доказывания. 
В нем предлагается систематическое изложение логических основ уго-
ловно-процессуального доказывания, особое внимание уделяется логиче-
скому аспекту трансформации вероятного знания в достоверное, анализу 
условий формирования внутреннего судейского убеждения.

Учебное пособие соответствует требованиям Федерального государ-

ственного образовательного стандарта высшего образования последнего 
поколения.

Предназначено для магистрантов, обучающихся по специальности 

«Юриспруденция». 

УДК 343.13(075.8)

ББК 67.411я73

Р е ц е н з е н т ы:

Исламова Э.Р., кандидат юридических наук, доцент кафедры про-

курорского надзора и участия прокурора в рассмотрении уголовных, 
гражданских и арбитражных дел Санкт-Петербургского юридиче-
ского института (филиала) федерального государственного казенного 
образовательного учреждения высшего образования «Академия Гене-
ральной прокуратуры Российской Федерации»;

Афанасьева Т.И., кандидат юридических наук, заведующая кафед-

рой государственно-муниципального управления и предпринима-
тельского права Иркутского института (филиала) федерального го-
сударственного бюджетного образовательного учреждения высшего 
образования «Всероссийский государственный университет юстиции 
(Российская правовая академия)»

ISBN 978-5-16-012576-3 (print)
ISBN 978-5-16-102319-8 (online)
© Корнакова С.В., 2017

Предисловие

Существенные изменения уголовного судопроизводства на со-
временном этапе предполагают необходимость не только совер-
шенствования законодательства, но и значительного повышения 
качества и эффективности уголовно-процессуальной деятельности, 
что, в свою очередь, требует от каждого работника правоохрани-
тельных органов и суда всестороннего знания тех теоретических 
вопросов, от разрешения которых непосредственно зависит по-
вышение эффективности следственной и судебной деятельности. 
К ним в первую очередь следует отнести вопросы, связанные с уго-
ловно-процессуальным доказыванием, которые в теории уголовно-
процессуального права обоснованно относят к числу концепту-
альных.
Поскольку методологической основой юридической науки яв-
ляется теория познания, исследование обстоятельств уголовного 
дела, постижение юридически значимых признаков совершения 
преступления, как и любое познание, протекает с соблюдением 
общих закономерностей познания, подчиняется общеметодологи-
ческим принципам отражения и причинности с соблюдением логи-
ческих правил и способов постижения истины.
Разрешение любого уголовного дела сводится к выполнению 
двух задач: а) установлению наличия или отсутствия определенного 
события и б) подведению этого события под соответствующую пра-
вовую норму, т.е. применению к нему закона. Для решения этих 
задач даже безупречное знание закона не является достаточным, 
кроме этого, необходимо уяснение и методологических основ дан-
ного процесса, в частности методологических средств (законов, 
правил, приемов) формальной логики.
Логическая правильность мышления является необходимым 
условием гарантированного получения истинных результатов в ре-
шении задач, возникающих в процессе уголовно-процессуального 
доказывания. По справедливому высказыванию С.С. Алексеева, 
в практической юриспруденции наблюдается «абсолютное гос-
подство, царство формальной логики»1, поэтому необходимость 
уяснения роли и значения формально-логических законов и правил 
в процессе доказывания по уголовному делу является очевидной.

1 
Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. М.: Норма, 2001. 
С. 358.

По верному утверждению В.Н. Кудрявцева, «нет никакой другой 
области общественной жизни, где нарушение законов логики, по-
строение неправильных умозаключений, приведение ложных аргу-
ментов могут причинить столь существенный вред, как в области 
права»1, слишком высока цена логической ошибки тех, от кого 
в той или иной степени зависят судьбы людей. Невнимание к методологическим 
вопросам в уголовном судопроизводстве или их 
игнорирование негативно сказывается на решении проблем, возникающих 
в процессе доказывания, поэтому задача выполнения 
требований формальной логики, предъявляемых к мыслительной 
деятельности субъектов доказывания в процессе познания по уголовному 
делу имеет не только методологический, но и практический 
аспект, от которого зависит качество работы органов предварительного 
расследования и суда.
Основная цель изучения курса «Логика уголовно-процессуального 
доказывания» заключается в исследовании комплекса 
проблем, возникающих в процессе уголовно-процессуального доказывания 
и связанных с логической стороной этого процесса, 
в частности — в изучении характера и содержания мыслительной 
деятельности субъектов доказывания по использованию доказательств 
для обоснования процессуальных решений, принимаемых 
по уголовным делам.
В результате освоения дисциплины обучающийся должен:
знать
— основные логические средства познания в процессе доказывания 
по уголовному делу;
— содержание основных логических законов, их значение 
в сфере права;
— принципы и способы построения и проверки гипотез, в частности 
следственных версий;
уметь
— логически верно, аргументированно и ясно строить устную 
и письменную речь;
— воспринимать, обобщать и анализировать информацию;
— эффективно использовать способы доказательственного рассуждения;
— 
ставить цели и выбирать оптимальные пути их достижения;
владеть
— навыками строгого и последовательного построения логического 
рассуждения (умение аргументированно излагать мысли 
в устной и письменной форме);

1 
Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд., пе-
рераб. и доп. М.: Юристъ, 1999. С. 48–49.

— навыками логического анализа и оценки доказательственной 
информации;
— навыками построения и проверки гипотез, в частности следственных 
версий;
— навыками использования дедуктивных, индуктивных умозаключений 
и умозаключений по аналогии в процессе доказывания 
по уголовному делу.
Ключевой компетенцией, формируемой в процессе изучения дисциплины, 
является способность к абстрактному мышлению, анализу, 
синтезу.

РАЗДЕЛ I. 
РОЛЬ ЛОГИКИ В ПРОЦЕССЕ 
ДОКАЗЫВАНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ

Глава 1. 
ЛОГИЧЕСКОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО 
И УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ 
ДОКАЗЫВАНИЕ

1.1. СООТНОШЕНИЕ ПОЗНАНИЯ И ДОКАЗЫВАНИЯ 
ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ

В каких формах происходит познание и доказывание в уголовном 
процессе? Источников человеческого познания только два: 
опыт и разум, иными словами — прямое наблюдение познаваемого 
и умозаключение. Поэтому всякое познание происходит в неразрывном 
единстве непосредственного (эмпирического) и опосредованного (
логического).
Непосредственное наблюдение — метод, опирающийся на чувственные 
познавательные способности человека, но в наблюдении 
постоянно проявляется и рациональная способность в форме установок. 
Именно мысль придает особую остроту органам чувств человека. 
Как отмечал А. Тренделенбург, «наблюдение только потому 
является источником знаний, что забегающая вперед мысль руководит 
в нем нашим вниманием»1.
Большинство элементов, содержащихся в познании наблюдаемого 
предмета, познается нами не непосредственно, с помощью 
органов чувств, а опосредованно, с помощью мгновенного умозаключения. «
Положим, — писал Дж. Ст. Милль, — я утверждаю, что 
слышу человеческий голос. В обыкновенном разговоре это было бы 
признано за прямое восприятие. Однако действительное восприятие 
состоит лишь в том, что я слышу звук. Что звук есть голос и что 
голос этот есть голос человека, не восприятие, а выводы»2. Взаи-

1 
Тренделенбург А. Логические исследования / пер. Е. Корша. М.: Тип. Грачева 
И.К., 1868. С. 300.
2 
Милль Дж. Ст. Система логики: в 2 т. / под ред. П.Л. Лаврова; пер. Ф. Ре-
зенер. СПб.: М.О. Вольф, 1865–1867. Т. 1. С. 139.

мопроникновение разума и чувств состоит в том, что даже самые 
элементарные познавательные акты практически невозможны без 
мышления, а самые абстрактные мыслительные процессы насыщены 
чувственными элементами, исходят из них.
Соответственно двум формам познания (эмпирическое и логическое) 
известно непосредственное и логическое доказывание.
Непосредственное доказывание имеет место в том случае, когда 
для удостоверения отдельного положения достаточно непосредственно 
воспринять тот или иной предмет и предъявить его другим 
лицам, тем самым подтвердив справедливость доказываемой 
мысли. Так, можно доказать наличие или отсутствие дефектов 
в одежде, осмотрев и предъявив эту одежду.
Рациональное логическое доказывание имеет место тогда, когда 
объект мысли недоступен восприятию, когда получение знаний 
и их удостоверение происходит при посредстве других предметов 
и сведений о них. Тот же факт может быть установлен и удосто-
верен документом мастерской о приеме одежды в ремонт, показа-
ниями мастера и т.п.
Поскольку между моментом расследования уголовного дела 
и событием преступления всегда существует определенный разрыв 
во времени, область применения эмпирического доказывания зна-
чительно меньше логического, но все же не исключается. Поэтому 
не совсем верным представляется утверждение Л.Е. Владимирова, 
что «все, что совершается вне нас и в наше отсутствие, может быть 
познано только посредственно, если, конечно, познание в данном 
случае вообще возможно»1.
Познание обстоятельств преступного события происходит пре-
имущественно, но не исключительно опосредованным путем. Ко-
нечно, ни один очевидец не может наблюдать всех обстоятельств 
преступления, подлежащих доказыванию в совокупности — приго-
товительных действий, сговора участников, субъективной стороны, 
причинной связи между действием и результатом и т.д. Все это 
устанавливается, доказывается при посредстве других фактов, а по-
следние — через информацию о них. В указанном смысле доказы-
вание в уголовном процессе есть опосредованный процесс. Но путь 
непосредственного наблюдения в уголовно-процессуальном дока-
зывании не исключен в отношении отдельных фрагментов пре-
ступления, которые сохранились к моменту расследования и могут 
быть доступны для непосредственного восприятия, например в тех 

1 
Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула: Автограф, 
2000. С. 38.

случаях, когда следователь воспринимает факты, входящие в круг 
обстоятельств, подлежащих установлению по делу, — матери-
альные последствия совершенного преступления (обгоревший дом, 
сломанная машина, обезображенное лицо потерпевшего и т.п.). 
Использование непосредственного восприятия фактов, имеющих 
юридическое значение и являющихся доказательствами, имеет 
место, например, и в результате проведения таких следственных 
действий, как опознание, следственный или судебный экспе-
римент. Так же непосредственно воспринимаются факты, относя-
щиеся к поведению в суде участников уголовного процесса и др.
Хотя собирание сведений об обстоятельствах, имеющих зна-
чение для дела, и является обязательным элементом процессуаль-
ного доказывания, некоторые обстоятельства, предусмотренные 
ст. 73 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации 
от 18.12.2001 № 174-ФЗ1 (далее — УПК РФ), как «подлежащие до-
казыванию», могут быть выявлены не путем доказывания в процес-
суальном смысле, а иным. Речь идет прежде всего об обстоятель-
ствах, форма выявления которых может быть связана с констата-
цией их общеизвестности.
Общеизвестные факты освобождены от доказывания в силу того, 
что их истинность очевидна, а доказывание является излишним. 
В любой отрасли знаний существуют положения, принимаемые без 
доказательств, благодаря этому достигается экономия интеллек-
туальных усилий, поскольку отпадает необходимость доказывать 
каждое утверждение самостоятельно. Общеизвестны, например, 
определенные физические, химические, технологические свойства 
и признаки вещей: стекло нетрудно разбить камнем, стиральный 
порошок токсичен и т.п. Поэтому, когда в одном из судебных засе-
даний ответчики по делу возражали, что их сын, учащийся младших 
классов, не мог перебить стекла в десятках окон школы, что они 
не знали о ядовитости стирального порошка и потому насильно 
напоили ребенка истца, судьи справедливо отклонили их доводы, 
указав на общеизвестность данных фактов2.
Естественный ход развития событий, естественный порядок 
вещей лежит в основе фактических презумпций — положений, 
принимаемых временно за истинные, т.е. до возникновения со-
мнения. Как отмечал А. Шопенгауэр, «в каждом единичном яв-
лении есть существенное и потому общее целому классу, от этого 

1 
См.: Российская газета. 2001. 22 дек.
2 
См.: Зайцев И., Афанасьев С. Бесспорные обстоятельства в гражданских 
делах // Российская юстиция. 1998. № 3. С. 26.

всякая вещь выступает представительницей своего рода»1. На-
пример, взрослый человек способен различать в дневное время 
цвет сигнала, показания прибора, наличие кого-либо на линии 
движения транспортного средства или линии прицеливания. 
В таких случаях выявление некоторых обстоятельств, предусмот-
ренных ст. 73 УПК РФ, возможно не через собирание органом 
расследования сведений, на основе которых затем делаются ретро-
спективные выводы об этих обстоятельствах, а путем получения 
этих выводов в «готовом виде».
Следует оговориться, что речь в данном случае идет, во-первых, 
лишь о некоторых обстоятельствах, а не о системе в целом (винов-
ность лица, в частности, должна быть доказана в процессуальном 
порядке). И, во-вторых, в каждом конкретном случае общеизвест-
ность наличия признака, свойства, присущего классу объектов 
в целом, может быть оспорена — например, может иметь место 
расстройство психики, нарушение органов зрения и т.д.
С логической точки зрения общее положение считается опро-
вергнутым, как только обнаруживается хотя бы одно ошибочное 
следствие, т.е. несостоятельность любого следствия некоторого 
положения автоматически означает ложность этого положения. 
Так, существует фактическая презумпция вменяемости, в силу ко-
торой каждое лицо считается вменяемым, пока не будет доказано 
противоположное. Вменяемость лица специально по каждому уго-
ловному делу не доказывается. Лишь тогда, когда имеются данные 
о неспособности лица понимать значение своих действий и руководить 
ими, вменяемость лица опровергается этими данными. В этом 
случае «готовый» вывод обязательно проверяется путем доказывания 
в процессуальном смысле.
Также не подлежат доказыванию обстоятельства, установленные 
ранее вступившим в законную силу приговором (ст. 90 
УПК РФ), т.е. преюдициальные. «Презумпция истинности судебного 
решения лежит в основе признания его таковым законодателем, 
само же законодательное признание решения истинным делает 
указанную презумпцию преюдицией»2. В таких случаях речь 
идет о недопустимости повторного установления фактов, уже доказанных 
компетентными органами. Но и здесь преюдициальные 
обстоятельства, согласно ст. 90 УПК РФ, не подлежат доказы-

1 
Шопенгауэр А. Новый паралипоменон. М.: Эксмо-Пресс, 2000. С. 319.
2 
Арсеньев В.Д. О фактах, не подлежащих доказыванию в процессе уголовного 
судопроизводства // Правоведение. 1965. № 1. С. 10.

ванию только в том случае, «если эти обстоятельства не вызывают 
сомнения суда».
В процессе предварительного расследования и судебного разбирательства 
уголовных дел устанавливаются обстоятельства, входящие 
в предмет доказывания. Р.С. Белкин и А.И. Винберг определяли 
доказывание как «выяснение связей между данным явлением, 
фактом и обосновывающими его другими фактами, явлениями»1. 
Данное определение вызвало дискуссию. Так, Ф.Н. Фаткуллин, 
считая это мнение односторонним, утверждал, что в уголовном 
процессе не может быть ни априори данных фактов, ни заранее известных 
явлений, обосновывающих эти факты2.
Подобное утверждение вряд ли можно считать состоятельным, 
поскольку, во-первых, наличие хотя бы минимального запаса 
знаний о предмете является необходимой предпосылкой успешных 
действий с ним. Во-вторых, бóльшая часть знания приобретается 
человеком не непосредственно из практики, опыта (апостериори — 
«после опыта»), а априори («до опыта», «вне опыта»), поскольку отдельный 
человек не в состоянии получить все знания через личный 
опыт, свою практическую деятельность. Значительная часть информации 
приобретается, конечно, непосредственно из внешнего 
мира. Личностная практика субъекта (практическое взаимодействие 
с объектами) создает базу для наращивания информации, для 
ее оценки и переработки. Тем не менее большинство обобщений, 
имеющихся у индивидов, приобретается опосредованно. Истинность 
законов, аксиом подтверждается практикой человечества, 
поэтому не нуждается в новом подтверждении. Например, несовпадение 
папиллярных узоров у разных людей не доказывается всякий 
раз, когда в этом возникает необходимость. Это было известно 
и до нас (априори), мы используем это готовое знание в своих 
целях.
По большей части «обосновывающие другие факты, явления» — 
это и есть общественно полезный результат человеческой практики, 
который используется при доказывании. В уголовном процессе 
не может быть априори данных фактов, все факты по каждому конкретному 
делу должны выявляться в полном объеме, но для обоснования 
выводов неизбежно используются знания, полученные 
в готовом виде из обобщенной практики предшествующих поколений, 
в этом и проявляется преемственность знания.

1 
Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика и доказывание. М.: Юрид. лит., 
1969. С. 6–7.
2 
См.: Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. 2-е 
изд., доп. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1976. С. 16.

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти