Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Наднациональное право и государственный суверенитет (некоторые проблемы теории)

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 385200.06.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
В основе данной публикации — доклад В. Е. Чиркина на пленарном заседании международной конференции «Кутафинские чтения», организованной Московским государственным юридическим университетом им. О. Е. Кутафина (МГЮА) и Институтом законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. Следствием современных процессов межгосударственной интеграции является создание после Второй мировой войны более десяти региональных международных объединений. Используя логические, формально-юридические, конкретно-социальные, аксиологические методы исследования, автор приходит к выводам, что такие образования не только становятся международными экономико-координационными сообществами, но имеют и политические черты, а в наиболее развитых формах в определенной мере иногда обладают зачатками собственной публичной власти по вопросам, переданным им государствами-членами (ЕС). В таких организациях иногда возникают элементы наднационального права, допускается принуждение со стороны организации к государствам-членам, а иногда складывается незавершенное наднациональное право. Автор предлагает назвать эти объединения государств региональными международно-государственными образованиями. В исследовании рассматриваются и проблемы государственного суверенитета в таких образованиях, рождающие новые вопросы в государствоведении, теории государства и права. Для специалистов в области государствоведения, международного и внутригосударственного права, магистрантов, аспирантов и преподавателей юридических вузов.
Чиркин, В. Е. Наднациональное право и государственный суверенитет (некоторые проблемы теории) : учебник / В. Е. Чиркин. — Москва : Норма : ИНФРА-М, 2022. — 40 с. - ISBN 978-5-91768-651-6. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/1876248 (дата обращения: 12.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
НОРМА
ИНФРАМ
Москва, 2022

Наднациональное право
и государственный суверенитет
(некоторые проблемы теории)

Институт государства и права Российской академии наук

В. Е. Чиркин

УДК 341.172
ББК 67.910.6
Ч65

Сведения об авторе
Вениамин Евгеньевич Чиркин (1924–2019) — доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, заслуженный юрист РФ, главный научный сотрудник Института государства и права Российской академии наук.

Чиркин В. Е.
Ч65
Наднациональное право и государственный суверенитет
(некоторые проблемы теории) / В. Е. Чиркин. — Москва :
Норма : ИНФРАМ, 2022. — 40 с.
ISBN 9785917686516 (Норма)
ISBN 9785160111759 (ИНФРАМ, print)
ISBN 9785161032657 (ИНФРАМ, online)

В основе данной публикации — доклад В. Е. Чиркина на пленарном заседании международной конференции «Кутафинские чтения», организованной
Московским государственным юридическим университетом им. О. Е. Кутафина (МГЮА) и Институтом законодательства и сравнительного правоведения
при Правительстве РФ.
Следствием современных процессов межгосударственной интеграции является создание после Второй мировой войны более десяти региональных международных объединений. Используя логические, формальноюридические, конкретносоциальные, аксиологические методы исследования, автор приходит к
выводам, что такие образования не только становятся международными экономикокоординационными сообществами, но имеют и политические черты, а в
наиболее развитых формах в определенной мере иногда обладают зачатками
собственной публичной власти по вопросам, переданным им государствамичленами (ЕС). В таких организациях иногда возникают элементы наднационального права, допускается принуждение со стороны организации к государствамчленам, а иногда складывается незавершенное наднациональное право. Автор предлагает назвать эти объединения государств региональными международногосударственными образованиями. В исследовании рассматриваются и
проблемы государственного суверенитета в таких образованиях, рождающие новые вопросы в государствоведении, теории государства и права.
Для специалистов в области государствоведения, международного и внутригосударственного права, магистрантов, аспирантов и преподавателей юридических вузов.
УДК 341.172
ББК 67.910.6

ISBN 9785917686516 (Норма)
ISBN 9785160111759 (ИНФРАМ, print)
ISBN 9785161032657 (ИНФРАМ, online)
© Чиркин В. Е., 2015

Norma
INFRAM
Moscow, 2022

Supranational Law
and State Sovereignty
(Some Problems of Theory)

Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences

V. E. Chirkin

Information about the author
Veniamin E. Chirkin (1924–2019), LL.D, Professor, Honored Worker
of science of the Russian Federation, Honored Lawyer of the Russian
Federation, Chief researcher of the Institute of State and Law, Russian
Academy of Sciences.

Chirkin V. E.
Supranational Law and State Sovereignty (Some Problems of
Theory) / V. E. Chirkin. — Мoscow : Norma : INFRAM,
2022. — 40 p.

The publication is of V. E. Chirkin’s report at the plenary session of the
International Conference (Kutafinskie readings), organized by Moscow State Legal
University named after O. E. Kutafin and the Institute of Legislation and Comparative
Law under the Government of the Russian Federation.
The consequence of the current processes of interstate integration is creating after
World War II, more than a dozen regional and international associations. Using
logicalformally legal, specifically social, axiological research methods, the author
comes to the conclusion that such entities are not only international economic
coordination, but communities have and political features, and in the most developed
forms to some extent sometimes have embryos and even elements of its own public
power dealing with subjectmatters assigned to them by member states (EU). In such
organizations sometimes germinal elements of supranational law permitted elements of
coercion on the part of the member states, and sometimes folded unfinished
supranational law. The author proposes to name such unifications of states as regional
internationalstatal entities. The study examines and challenges the state sovereignty in
such entities, give rise to new issues in science of state, theory of state and law.
For specialists in the sphere of the science of state, international and the law of states, magistrants, postgraduates and the staff of legal establishments of higher education.

Наряду со множеством факторов на развитие государства и
права в отдельных странах и в международном масштабе важное
влияние оказывают три процесса: модернизация, глобализация и
интеграция. Каждый из них может иметь и положительные, и отрицательные стороны. Модернизация иногда приобретает одностороннюю форму вестернизации (от слова «western» — западный), интеграция может приводить к излишней зависимости (это
мы наблюдаем сейчас в России), глобализация иногда жестко ломает привычный уклад, социокультуру.
По отношению к государству и праву эти процессы, в том числе
и изза сопротивления глобализации, ведут к возрастанию значимости социокультурных правовых ценностей разных страновых
правовых систем и региональных семей, к определенной фрагментации тех и других (иногда выделяют скандинавскую, славянскую,
латиноамериканскую правовые семьи, делят романогерманскую
семью на две и т. д.). С другой стороны, те же процессы ведут к
унификации разных правовых общностей.
Они отчетливо высвечивают разные по своей социальной сущности три глобальные социальноэкономические и политические
системы, а также правовые системы, существующие в современном мире: либеральнополусоциальную капиталистическую (охватывает приблизительно 4 млрд человек, включая страны разного
уровня развития)1, тоталитарносоциалистическую (пять стран —
Вьетнам, Китай, КНДР, Куба, Лаос с общим населением более
1,6 млрд человек) и мусульманскую (около 1,6 млрд) системы.
Между этими системами происходит сближение, конвергенция.

1 Мы называем ее полусоциальной, ибо в условиях господства частной собственности, ориентированной на максимальную прибыль, полностью социальной правовой
системы быть не может. Пока мы не знаем, каким будет иной, более высокий общественный строй. Попытка создать иную форму собственности на пути к коммунизму,
иной общественный строй пока привела лишь к тоталитарному социализму, который
либо потерпел крах, либо преобразуется (пока только в экономической сфере). Во всяком случае, в работах некоторых западноевропейских исследователей говорится, что ча
стная собственность не может быть основной формой собственности в современных условиях, это пережиточная форма собственности, хотя мелкая частная собственность не
исключается.

Отрицать это невозможно, если посмотреть на поправки к Конституции Китая о целесообразности частной собственности при
социализме, социалистическом рынке и др. или сравнить право в
странах мусульманского фундаментализма (Саудовская Аравия,
Оман и др.) с «модернизированными» арабскими странами (Египет, Ирак и др.), которые восприняли многие принципиальные
институты либеральнополусоциальной капиталистической системы (на своем уровне), а иногда (в прошлом так называемые государства социалистической ориентации) пытались даже ввести у
себя некоторые институты публичного права стран тоталитарного
социализма.
Вместе с тем между глобальными правовыми системами сохраняются антагонизмы, обусловленные их противоречивой социальной сущностью. Они гораздо более глубоки, чем элементы конвергенции. Поэтому процессы гармонизации таких систем невозможны, пока антагонизмы не будут преодолены, изменены,
преобразованы в различия или по крайней мере в противоречия
(противоречия — тоже определенная ступень различий) вместо
антагонистических противоположностей. Лишь тогда конвергенция может смениться процессами гармонизации.
Региональные и глобальные правовые семьи — англосаксонская, романогерманская, мусульманские (фундаменталистская и
модернизированная, а также по иному основанию деления — суннитская и шиитская), ортодоксальная (ленинскосталинскобольшевистская) тоталитарносоциалистическая семья прошлого
(и современное право в КНДР), с одной стороны, и, с другой стороны, складывающаяся частично либерализованная в сфере экономики модернизированная семья тоталитарносоциалистического права существуют в рамках своей глобальной правовой системы,
а не помимо нее. Такие внутрисистемные правовые различия формируются не по своей социальной сущности формационноцивилизационного характера, а либо по социальному содержанию, либо
по социальнокультурному правовому характеру. Поэтому между
правовыми семьями одной и той же глобальной системы возможна
не только конвергенция, но и гармонизация. Она происходит, но
этот процесс имеет весьма длительный характер, и в исторически
обозримом будущем вряд ли можно предсказать, когда некоторые

8
В. Е. Чиркин

из таких семей сольются в одну, да и та, видимо, сохранит особенности менталитета народов, их образа жизни, правовой и иной
культуры. Возможно, это будут какието подсемьи.
В рамках обозначенных наиболее общих подходов мы рассматриваем в данном исследовании только вопросы интеграции на региональном уровне. Она имеет прежде всего экономический, социальный и культурный характер и ведет к созданию региональных
межгосударственных объединений, к гармонизации однотипных
правовых семей сначала путем создания наднационального права и
через посредство наднационального права. Однако в региональных
союзах, задуманных и являющихся по своей основной природе
экономикорегиональными союзами, изначально возникают (и не
могут не возникать) некоторые политические цели (например,
поддержание мира и безопасности в регионе), иногда создаются
элементы не только регионального международного права (оно
должно соответствовать общему международному праву), но и некоторые элементы регионального внутреннего наднационального
права, а иногда и незавершенное наднациональное право (в Европейском Союзе — ЕС). В рамках региональных союзов возникают
иногда начала регионального публичноправового образования,
а иногда и создается такое незавершенное образование.
Изучение этих процессов имеет практическое значение для определения тенденций развития начавшего действовать в 2015 г. Евразийского экономического союза.

Публичноправовая форма
некоторых региональных организаций

Начиная с 1945 г. в разных частях планеты было создано более
десяти региональных международных объединений: Лига арабских
государств (1945), Организация американских государств — ОАГ
(существовала ранее в виде Панамериканского союза, но в 1948 г.
была преобразована), Совет Европы (1949), Африканский союз
(его Учредительный акт подписан в Ломе (Республика Того) в
2002 г.), являющийся преемником Организации африканского
единства (1961), Ассоциация государств ЮгоВосточной Азии —
АСЕАН (1967), Совет сотрудничества государств Персидского залива (1981), Содружество независимых государств — СНГ (1991),

Наднациональное право и государственный суверенитет
9

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе — ОБСЕ
(1995), Союзное государство Белоруссии и России (1999), Шанхайская организация сотрудничества — ШОС (2001), БРИКС —
Бразилия, Россия, Индия, Китай, с 2011 г. также ЮжноАфриканская Республика, Евразийское экономическое сообщество —
ЕврАзЭС (2000—2014), преобразованное с 2015 г. в Евразийский
экономический союз (ЕАЭС). В составе ЕАЭС — Армения, Белоруссия, Казахстан и Россия (в 2015 г. предполагается присоединение Киргизии). В некоторых таких объединениях состоят несколько государств (БРИКС, ШОС), другие включают десятки (в Африканском союзе — 53, в ОБСЕ — 571). Все они охватывают
огромную территорию и население (АСЕАН — более 1 млрд,
ШОС — около 1,5 млрд, БРИКС — более 2,5 млрд).
Региональные объединения, как правило, имеют форму юридически слабо централизованной международной организации экономикоинтеграционного, координационного характера (с элементами в области социальных отношений и культуры), но все они
выполняют определенные политические задачи. Отдельные региональные организации, хотя в их основных документах (Устав Совета Европы 1949 г. в ред. 2007 г., Хартия европейской безопасности
ОБСЕ 1999 г.) упоминается об экономике и социальных отношениях, занимаются и другими вопросами (Совет Европы — стандартами в области прав человека, демократии, законности2, ОБСЕ —
европейской безопасностью). Характер таких задач и степень централизации неодинаковы. В ЕС централизация значительна,
в 2015 г. официально начал обсуждаться даже вопрос о создании
собственной армии ЕС.
Юридически государствачлены равноправны. Суверенное равенство государствчленов закреплено в их учредительных документах, решения обычно принимаются либо консенсусом (при
отсутствии возражающих), либо единогласно представителями государств в органах союза, и каждое государство имеет один голос.
Но в современных условиях так бывает не всегда. В Африканском

10
В. Е. Чиркин

1 В ОБСЕ состоят не только европейские, но и некоторые иные государства (США,
Киргизия и др.).
2 Важнейшим результатом деятельности Совета Европы является Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и создание Европейского Суда по правам
человека.

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти