Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Общая геополитика. Вопросы теории и методологии в географической интерпретации

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 644458.06.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
В издании рассматривается вопрос о том, что такое геополитика, о ее содержании и методологии, принципах геополитического районирования и моделирования. Обсуждаются содержание и сущность геополитических отношений, географического и геополитического пространств, а также геополитической мысли и идеализированных геополитических моделей. Для рассмотрения геополитических явлений используются деятельностно-геопространственный и геоадаптационный подходы. Акцент в книге делается на анализ теоретико-географического компонента геополитики. Книга адресована специалистам по политической географии и геополитике, а также всем интересующимся теорией политических и географических наук.
  SUMMARY
247
Елацков, А. Б. Общая геополитика: вопросы теории и методологии в географической интерпретации : монография / А.Б. Елацков. — Москва : ИНФРА-М, 2022. — 251 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/21203. - ISBN 978-5-16-017478-5. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/1856782 (дата обращения: 21.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
I НАУЧНАЯ МЫСЛЬ!
СЕРИЯ ОСНОВАНА В 2008 ГОДУ



Й.Б. ЕЁЙНКОВ




ОБЩАЯ ГЕОПОЛИТИКА
ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И МЕТОДОЛОГИИ В ГЕОГРАФИЧЕСКОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ



МОНОГРАФИЯ




znanium.com

Москва ИНФРА-М 2022

        УДК 32:911.3(075.4)
        ББК 66.0
        Е48

Рекомендовано к публикации научной комиссией Института наук о Земле Санкт-Петербургского государственного университета

       Автор:
         Алексей Борисович Елацков, канд. геогр. наук, доцент кафедры региональной политики и политической географии Санкт-Петербургского государственного университета

       Рецензенты:
         Л.А. Безруков, д-р геогр. наук, зав. лабораторией георесурсоведения и политической географии Института географии им. В.Б. Сочавы СО РАН;
         И.Ф. Кефели, д-р филос. наук, профессор, зав. кафедрой глобалистики и геополитики Балтийского государственного технического университета «ВОЕНМЕХ» им. Д.Ф. Устинова, вице-президент Академии геополитических проблем;
         В.А. Колосов, д-р геогр. наук, профессор, зам. директора Института географии РАН, зав. кафедрой географии мирового хозяйства Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

        Елацков А.Б.

Е48 Общая геополитика: вопросы теории и методологии в географической интерпретации : монография / А.Б. Елацков. — Москва : ИНФРА-М, 2022. — 251 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/21203.
         ISBN 978-5-16-017478-5 (print)
         ISBN 978-5-16-105353-9 (online)
         В издании рассматривается вопрос о том, что такое геополитика, о ее содержании и методологии, принципах геополитического районирования и моделирования. Обсуждаются содержание и сущность геополитических отношений, географического и геополитического пространств, а также геополитической мысли и идеализированных геополитических моделей. Для рассмотрения геополитических явлений используются деятельностно-геопространственный и геоадаптационный подходы. Акцент в книге делается на анализ теоретико-географического компонента геополитики.
         Книга адресована специалистам по политической географии и геополитике, а также всем интересующимся теорией политических и географических наук.

УДК 32:911.3(075.4)
ББК 66.0



ISBN 978-5-16-017478-5 (print)
ISBN 978-5-16-105353-9 (online)


© Елацков А.Б., 2016

            ВВЕДЕНИЕ



   Последние два с половиной десятилетия в России бурно развиваются геополитические исследования, благодаря которым были достигнуты определенные успехи в познании новой геополитической реальности. Однако теоретизация и обобщение накопленного знания остается важной и пока еще не решенной проблемой, сдерживающей становление отечественной геополитической науки. В самом конце XX века резко возросла активность употребления геополитической терминологии, проникшей во все сферы жизни. Значительно повысился интерес к геополитическим концепциям в географической и социально-политических науках. Делая обзор одной из первых геополитических конференций, состоявшейся в 1994 году в Русском географическом обществе, его президент, С.Б. Лавров, отметил, что «геополитические исследования должны занять видное место во всем комплексе географии» [Лавров 1995, с. 9]. В значительной степени это связано с тем, что растущий с XX века дефицит мирового пространства для освоения развивающимся обществом служит фактором возрастания роли геополитической практики и соответствующей ей геополитической мысли. Вместе с тем можно утверждать, что в той или иной форме геополитические проблемы были и будут оставаться актуальными на протяжении всей человеческой истории.
   Вопрос же теоретической интерпретации геополитики важен, прежде всего, для отечественной науки. Во-первых, потому, что для России геополитика как самостоятельное научное направление относительно нова. Во-вторых, геополитика - это такая область знания, которая сильно зависит от социально-политической общности, в которой она формируется и функционирует. Даже такие, казалось бы, объективные географические понятия как «ландшафт» и «территория» традиционно имеют разную интерпретацию в России и на Западе. Неудивительно, что в общественной географии различия еще больше. Ряд же наиболее интересных идей находит отражение в геополитическом сознании других общностей, в том числе многие концептуальные идеи западной геополитики получили признание в отечественной теоретической и исторической геополитике. Но большинство современных отечественных исследователей говорит о невозможности простого переноса западных геополитических теорий на российскую почву. «Необходимо помнить, - пишет К.Э. Сорокин, - что геополитика развивалась... западными учеными и обслуживала западные интересы. Поэтому использование ее методов и достижений в нашей стране требует внесения определенных национально-цивилизационных поправок» [Сорокин 1995, с. 11]. Другими словами, «импортируемые» концепции должны быть адаптированы под местные условия. Для того чтобы провести такую адаптацию, в обществе должна быть уже сформулирована некоторая «система координат», геополитическая парадигма, с помощью которой эти концепции будут соответствующим образом интерпретированы. И если отечественной

3

геополитике удастся сформулировать общетеоретические положения геополитики, которые будут востребованы наукой, то трансляция их в иные социально-политические общности, хотя бы частичная, будет вполне вероятна. В этом смысле примечательно, что, делая сравнительный обзор учебников по геополитике из разных стран, финский и шведский исследователи Дж. Эронен и Р. Лаулайджайнен отметили, что Россия в настоящее время - одна из наиболее интересных стран с точки зрения развития геополитической мысли [Eronen, Laulajainen 2009, р. 142]. Правда, «предшественником» современной российской геополитики ими традиционно называется один лишь А.Г. Дугин, а большинство российских авторов объявлено последователями А. Мэхана и X. Маккиндера. Подобные утверждения можно списать на элементарную неосведомленность зарубежных авторов об истории геополитических исследований в России. Что, в общем-то, не удивительно.
   Вместе с тем невозможно, по крайней мере на современном этапе, ставить задачу поиска теоретической парадигмы геополитики в глобальном масштабе. В частности, на Западе в социальных науках широко распространена методология, основанная на релятивизме, постмодернизме и постпозитивизме. Отечественная же научная школа выросла на иных исходных философских принципах, в которых преобладают объективистские (рационалистические) подходы. «Позитивистскую эпистемологию» российской геополитики отмечают и зарубежные авторы [Makinen 2014, р. 88, 102]. Сильно влияние диалектико-материалистической методологической традиции, пусть и освобожденной от марксистской классово-идеологической нагрузки. Еще более важным препятствием являются, несомненно, аксиологические различия, заложенные в основы геополитических концепций.
   В свое время Р. Хартшорн (R. Hartshorne) писал по поводу политической географии: «Так как большинство опубликованных работ по политической географии было скорее результатом желания содействовать пониманию международных проблем, чем стремлением развить эту отрасль науки, неудивительно, что достигнуто мало согласия по вопросу о природе и круге вопросов этой области знания» [Хартсхорн 1957, с. 172]. Но если к настоящему моменту политическая география во многом решила обозначенную проблему, то для геополитики слова Харт-шорна остаются вполне актуальными.
   Есть еще одна проблема. Как известно, геополитика в качестве самостоятельного исследовательского направления зародилась в конце XIX - начале XX веков в лоне политической географии. Однако после возрождения геополитики в постсоветской России она всё больше перетягивается в исследовательское поле собственно политологии, что сопровождается отрывом от фундаментальных принципов и частичной потерей научной идентичности. Конечно, участие политологов, социологов, экономистов и юристов в развитии геополитики крайне важно, но сложившийся дисбаланс требует более активного вовлечения в данную проблематику и географов. Настоящая работа призвана сыграть роль од

4

ного из «кирпичиков» в стене строящегося здания именно с точки зрения этой позиции.
   Конечно, для решения столь серьезных задач лучшим вариантом было бы проведение широкой научной дискуссии с участием специалистов разных школ и специальностей, к чему мы и приглашаем читателей. Но в данной работе пока ограничимся рассмотрением некоторых подходов, которые в перспективе могли бы использоваться для решения актуальных научных проблем в рассматриваемой области. Автор не претендует на полноту охвата поднятой темы и освещает лишь некоторые, ключевые, на его взгляд, вопросы. Не затрагиваются и многие темы, хорошо освещенные в специальной литературе.
   Автор выражает признательность рецензентам - Л.А. Безрукову, И.Ф. Кефели иВ.А. Колосову, а также коллегам по кафедре региональной политики и политической географии СПбГУ - К.Э. Аксенову, Н.В. Каледину, К.Б. Клокову за ценные замечания, высказанные в процессе подготовки рукописи.

Глава I


            ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ БАЗИС ОБЩЕЙ ГЕОПОЛИТИКИ



        1.1. ПРЕДМЕТ И ОПРЕДЕЛЕНИЯ ГЕОПОЛИТИКИ¹

   Несмотря на то, что прошло уже более ста лет с тех пор, как в 1899 г. шведский географ и историк Р. Челлен (R. Kjellen) ввел в употребление термин «геополитика», до сих пор заметен большой разнобой в понимании его сути. Как в зарубежной, так и в отечественной литературе. С одной стороны, С.Б. Лавров писал, что «термин “геополитика” почти не нуждается в объяснении» [Лавров 1995, с. 3]. Но с другой стороны, многие авторы высказывали мнение, что «проблемы с российской геополитикой возникают уже в базовых принципиальных вопросах, таких, как определение предметаисследования» [Сорокин 1995, с. 11].
   Наиболее общепринятой точкой зрения является признание синтезирующей роли геополитики, что она должна «стать комплексной наукой о современной “многослойной” мировой политике и многополярном мире» [Сорокин 1995, с. 11]. И это не удивительно, ведь «с точки зрения геополитики исследователю мало что дает раздельное рассмотрение... параметров, являющихся предметом географии физической или политической. И только в совокупности, включенные в механизмы формирования. интересов государства. они представляются как геополитические факторы» [Скворцов, Клокотов, Турко 1995, с. 16]. Некоторые авторы даже считают, что геополитика - не наука, а нечто большее, сравнимое с такими понятиями как идеология и мировоззрение [Дугин 1997]. И частично они правы. Геополитика в целом действительно шире, чем соответствующая наука (к этому вопросу мы еще вернемся вп. 3.1). Впрочем, это же иногда ставится геополитике ив вину. Узко понимаемая геополитическая идеология («геополитизм») может восприниматься как нечто негативное и нежелательное, как своего рода «диагноз» для элит [Косолапов 1996]. Такой взгляд, впрочем, унаследован с советских времен, когда отрицание «геополитики» сочеталось с ее фактическим применением на практике. Непонимание синтезирующей роли геополитики иногда приводит к попыткам обособить ее сферу в отдельную и «независимую» отрасль политики, лишая ее тем самым собственных корней - всей системы политических, экономических, социальных, культурных, экологических и других отношений. В результате - не только ограниченное, но порой и отрицательно-высокомерное отношение к геополитике как области знания.
   Другие авторы, сознавая ее интегративный и сквозной характер, видят в ней особый метод, «не имеющий собственного специфического поля исследований». Не отрицая методологическую своеобразность геополитики, надо заметить, что такой подход приводит или к «выдергива

   ¹ Подробнее см. в [Елацков 2000].

6

нию» какого-либо частного метода из всего комплекса используемых методов, или к отрицанию особой предметной области. Но так как этот «метод» не является всеобщим, то его предметное поле все же должно быть выделяемо.
   Существует большое множество конкретных определений геополитики, предложенных разными авторами в разные исторические периоды. Чтобы иметь возможность сопоставления и анализа взглядов на предмет геополитики, все определения сгруппируем в несколько типов (см. табл. 1).
Таблица 1

Основные подходы к интерпретации геополитики

Классы       Типы подходов              Подтипы                  
А.           а. Органический                                     
Геопростран- Ь. Макроуровневый / глоба-                          
ственный     листический                                         
             с. Хорологический                                   
             d. Полевой                 1. ареальный             
                                        2. «силовой»             
В.           а. Политико-атрибутивный                            
Политический Ь. Конфликтно-безопастно-                           
             стный                                               
             с. Глобально-политический                           
С.           а. Реляционный             1. геореляционный        
Политико-                               2. межсубъектный         
простран-                               3. хорологический        
ственный                                4. коннекционный         
             Ь. Геоуправленческий       1. геоконтрольный        
                                        2. геоорганизационный    
                                        3. утилитарно-инструмен- 
                                        тальный                  
             с. Геозависимостный        1. детерминистский       
                                        2. учетно-поссибилистский
D.           а. Сравнительный           1. географический        
Релятиви-                               2. политологический      
стский       Ь. Геополитика как метод                            
             с. Релятивистский          1. историко-контекстный  
                                        2. критический           
                                        3. условно-приблизитель- 
                                        ный                      

   К «политическому» классу отнесены подходы, где базовые понятия носят сугубо политический характер, т.е. те, которые могут использоваться и в «точечных», внепространственных моделях политики (как, например, понятие борьбы и управления). Аналогично выделяется «геопространственный» класс. В свою очередь, в «политико-пространственных» определениях внимание акцентируется на связи политики и геопространства. Наконец, в «релятивистский» класс объединены подходы, ставящие во главу угла субъективную относительность геополитики как

7

таковой и, соответственно, ее дефиниций. Отметим также, что предложенный перечень типов мы не считаем исчерпывающим.
   [D.a]¹ Самым известным в современной России является, пожалуй, определение, данное немецким генералом и ученым К. Хаусхофером (К. Haushofer) еще в начале ХХ в. «Политическая география, - писал он, - рассматривает государство с точки зрения пространства, а геополитика- пространство сточки зрения государства» [цит. по: Лавров 1993, с. 37]. Аналогичное определение дает, например, Э.А. Поздняков [Поздняков 1994]. Такие трактовки сочетают в себе два различных типа, основывающихся, с одной стороны, на сравнении геополитики с политической географией, а с другой - на ее описании как чего-то «с точки зрения» кого-то. Легко предположить, что если политическая география изучает политическое пространство, то геополитика- пространственную, географическую политику. Подобного подхода придерживался еще А. Геттнер (A. Hettner), рассматривавший геополитику как одну из отраслей «практической географии» [Геттнер 1930, с. 144].
   [B.a] Здесь мы переходим к «политико-атрибутивному» типу определений, которые рассматривают геополитику как обычную политику в пространственном «разрезе» или как «отражение» политики в пространстве. Географические же факторы учитываются как второстепенный, а порой и необязательный, атрибут политики. «Можно было бы определить геополитику как науку, изучающую законы и закономерности преломления внешней и внутренней политики государства в географическом пространстве. Пространственное измерение политики должно стать предметом геополитической науки» [Бурлаков 2008, с. 146].
   [С.с] Распространен подход, трактующий геополитику как науку о зависимости политики от географических факторов и о их использовании. В большинстве постсоветских словарей (напр. [Политология 1993, с. 58]) вследствие своей простоты преобладают определения именно такого типа. Можно выделить несколько подтипов этого подхода. По В.А. Колосову, геополитика определяется как «научное направление, изучающее зависимость внешней политики государств и международных отношений от системы... взаимосвязей, обусловленных географическим положением страны (региона) и другими физико- и экономо-географическими факторами» [Колосов 1992, с. 17]. Близко к детерминистскому подходу лежит и представление о том, что «геополитика может рассматриваться и как собственно политика, строящаяся с учетом географических факторов» [Разуваев 1993, с. 37] [С.с.2]. Но следует различать детерминистский (зависимость от географических факторов) и утилитаристский (использование их) подходы. Второй из них [С.Ь.3] надо отнести к рассматриваемому ниже типу.
   [С.Ь] Другое понимание геополитики основывается на описании связи политики и пространства как управления последним. Такой подход можно назвать «геоуправлеическим». Выделяются три его подтипа. Пер-



    Здесь и далее - ссылки на табл. 1.

8

вый [C.b.l] рассматривает геополитику как контроль над пространством (и конкуренцию за него). «Круг интересов геополитики ограничен лишь вопросами контроля над геопространством» [Гладкий 2006, с. 471]. К.В.Плешаков считает, что «геополитика... может быть определена... как объективная зависимость субъекта международных отношений от совокупности материальных факторов (здесь мы видим элемент детерминистского подхода. - А.Е.), позволяющих этому субъекту осуществлять контроль над пространством» (курсив мой. - А.Е.) [Плешаков 1994, с.³2]. . .        _______________________________
   Второй подтип [C.b.2] связан с представлением о целенаправленной организации пространственных факторов политики и самого геопространства, как пространственно-политическое проектирование. «Геополитику (пространственную политику), - пишет К.Э. Аксенов, -.следует понимать как реальную политическую деятельность, направленную на изменение параметров всего политико-географического пространства» [Аксенов 1992, с. 336] В том же духе пишет и В.Л.Цымбурский [Цымбурский 1999]. Третий [C.b.3] подтип, уже упоминавшийся «утилитаристский» подход, делает акцент на «политической деятельности, использующей пространство как инструмент политики» [Слевич, Цветков ¹⁹⁹3дс;^6]. .....            ...        .......
   [C.a] Но наиболее полным может быть подход, говорящий о всех видах взаимозависимости и (взаимо)отношений субъектов и объектов геополитики. Такие определения следует, по нашему мнению, выделить в отдельный реляционный тип. Выделяются три подтипа. В первом варианте рассматриваются отношения между политической деятельностью (процессом) и геопространством. Можно именовать такой подход георе-ляционным [C.a.1]. Среди отечественных авторов данный подход, обозначаемый как «деятельностно-геопространственный», наиболее продуктивно разрабатывается Н.В. Калединым [Каледин 1996; 2003]. Другой вариант [C.a.2] - рассматривать отношения между разными субъектами (чаще всего - государствами) в пространстве, рассматриваемом лишь как среда. Геополитика - «это межгосударственные политические отношения, рассматриваемые в их территориальной форме» [Михайлов 2002, с. 6]. Средой может быть и Космос [Пырин 2011, с. 22]. Наконец, реляционный подход можно понимать и как хорологический [C.a.3]. Надо отметить, что «отношение» будет нами далее рассматриваться как родовое понятие и для связи, и для взаимодействия. Тем не менее, определения, акцентирующие внимание лишь на последних, следует выделить в самостоятельный подтип [C.a.4]. С. Коэн, например, определяет геополитику как «анализ взаимодействия между географическими условиями и взглядами, с одной стороны, и политическими процессами -с другой» [Cohen 2009, р. 12].
   [B.b] Широко распространено понимание геополитики исключительно как борьбы (за власть, доминирование, ресурсы и т.п.) в географическом выражении между политическими субъектами. Сюда же можно отнести и понятие «баланса сил» как основы для дефиниции. Данный подход можно оценить как прямую проекцию в геополитику так называе-

9

мого «политического реализма». Геополитика, с этой точки зрения, есть «отражение связи борьбы за власть на международной арене с географией» [Разуваев 1993, с. 32]. Однако именно в этой трактовке проще всего навешивать идеологические «ярлыки» на оппонентов. Не удивительно, что именно так определяют геополитику ее отечественные «либеральные» противники [напр.: Оболонский 2009, с. 57].
   Ряд авторов трактуют политическую географию и геополитику как пространственное управление и разрешение политических конфликтов любого масштаба [Аксенов 1993], что связано с описанием политики преимущественно в категориях конфликтологии. Большой вклад в развитие такого подхода внесла группа французских исследователей, сложившаяся вокруг основанного в 1976 г. И. Лакостом (Y. Lacoste) журнала «Геродот».
   [A.d] Некоторые определения основаны на использовании понятия поля. В этом случае, как считает Н.С. Мироненко, основной задачей геополитических исследований выступает анализ «пространственных границ действия силовых полей разного характера», а геополитические модели на глобальном уровне «направлены на обоснование представлений о... балансе действия указанных силовых полей» [Мироненко 1995, с. 25]. Разновидностью геополитического поля являются «сферы влияния». На них акцентирует внимание, например, В.А. Дергачев [Дергачев 2009, с. 101].
   [B.c] Но есть авторы, отрицательно относящиеся к «абсолютизации» пространственных факторов в геополитике, а «территориальный императив» считающие пережитком прошлых веков. Приставка «гео» в термине «геополитика» призвана, в этой трактовке, обозначить лишь все-планетарный масштаб политики и политического исследования [Гаджиев 1997, с. 38]. Трактуемая так геополитика в отдельных аспектах сливается с политической философией. Но не всегда «глобальность» связана с отрицанием пространственных факторов, поскольку часть авторов ограничивает предмет исследования глобальным и макрорегиональным масштабами, а более крупный масштаб относят к политической географии [Туровский 1999] [A.b].
   [D.c] Отсутствие общепризнанного понимания предмета геополитики вызывает к жизни и релятивистские идеи. «Решение не может не быть относительным. В разные времена и на различных континентах у геополитики свои законы и свои понятия» [Разуваев 1993, с. 37]. Многие исследователи, не отрицая объективного предмета геополитики, считают его пока окончательно не выявленным [D.c.3]. В рамках релятивистского подхода с конца 1980-х годов сложилось важное направление исследований - «критическая геополитика» [D.c.2]. Геополитика здесь предстает лишь многовариантным дискурсом, обслуживающим реальную политику и ею же создаваемым. Однако сама «критическая геополитика» оказывается неким «взглядом сверху» на разнородные геополитические представления как объективную данность, чем утверждает свой научный статус. Одним из признанных лидеров российского варианта данного исследовательского направления стал В.А. Колосов 10

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти