Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Методологические основы судебно-экономической экспертизы

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 230100.06.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
В монографии исследуются концептуальные и правовые основы судебно-экономической экспертизы с учетом последних изменений в нормативной базе, в том числе по бухгалтерскому и налоговому учету. Освещаются теория судебно-бухгалтерской экспертизы, ее сущность, предмет, задачи и организация, вопросы методологии и назначения. Предназначено для широкого круга читателей: научных работников, преподавателей вузов, аспирантов, студентов специальностей «Юриспруденция», «Бухгалтерский учет, анализ и аудит», а также для экономистов, экспертов, арбитражных управляющих, юристов и сотрудников правоохранительных органов.
128
Котенева, Т. В. Методологические основы судебно-экономической экспертизы : монография / Т.В. Котенева. — 2-е изд. — Москва : ИНФРА-М, 2018. — 212 с. — (Научная мысль). — www.dx.doi.org/10.12737/13830. - ISBN 978-5-16-011317-3. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/966592 (дата обращения: 25.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Москва
ИНФРА-М
2018

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ
МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ

ОСНОВЫ
ОСНОВЫ

СУДЕБНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ
СУДЕБНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ

ЭКСПЕРТИЗЫ
ЭКСПЕРТИЗЫ

Ò.Â. ÊÎÒÅÍÅÂÀ
Ò.Â. ÊÎÒÅÍÅÂÀ

Монография
Монография

2-е издание

Котенева Т.В. 
Методологические основы судебно-экономической экспертизы : 
монография / Т.В. Котенева. — 2-е изд. — М. : ИНФРА-М, 2018. — 
212 с. — (Научная мысль). — www.dx.doi.org/10.12737/13830.
ISBN 978-5-16-011317-3 (print)
ISBN 978-5-16-103493-4 (online)
В монографии исследуются концептуальные и правовые основы судебноэкономической экспертизы с учетом последних изменений в нормативной 
базе, в том числе по бухгалтерскому и налоговому учету. Освещаются теория 
судебно-бухгалтерской экспертизы, ее сущность, предмет, задачи и организация, вопросы методологии и назначения.
Предназначено для широкого круга читателей: научных работников, преподавателей вузов, аспирантов, студентов специальностей «Юриспруденция», 
«Бухгалтерский учет, анализ и аудит», а также для экономистов, экспертов, арбитражных управляющих, юристов и сотрудников правоохранительных органов.

УДК 340(075.4)
ББК 67.5

К73

ISBN 978-5-16-011317-3 (print)
ISBN 978-5-16-103493-4 (online)

© Котенева Т.В., 2013
© Котенева Т.В., 2016, 
с изменениями

УДК 340(075.4)
ББК 67.5
       К73

Р е ц е н з е н т ы:
кафедра уголовного права Самарской гуманитарной академии 
(зав. кафедрой доктор юридических наук, профессор В.К. Дуюнов);
кафедра бухгалтерского учета, анализа и аудита Поволжского государственного университета сервиса (зав. кафедрой доктор экономических наук, профессор О.И. Васильчук)

Подписано в печать 13.02.2018. 
Формат 60×90/16. Бумага офсетная. Гарнитура Newton. 
Печать цифровая. Усл. печ. л. 13,25.
ППТ20. Заказ № 00000 
ТК 230100-966592-251015

Отпечатано в типографии ООО «Научно-издательский центр ИНФРА-М»
127282, Москва, ул. Полярная, д. 31В, стр. 1
Тел.: (495) 280-15-96, 280-33-86. Факс: (495) 280-36-29

Оригинал-макет подготовлен в НИЦ ИНФРА-М

ООО «Научно-издательский центр ИНФРА-М»
127282, Москва, ул. Полярная, д. 31В, стр. 1
Тел.: (495) 280-15-96, 280-33-86. Факс: (495) 280-36-29
E-mail: books@infra-m.ru        http://www.infra-m.ru

ФЗ 
№ 436-ФЗ
Издание не подлежит маркировке 
в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 1

Введение

Коренные перемены, происходящие в социально-экономической 

жизни нашей страны и методах хозяйственного управления, делают неизбежным радикальное преобразование финансово-хозяйственного 
контроля.

Переход к рыночным отношениям в экономике сопровождается нега
тивными явлениями в социально-экономической области, в частности 
ростом количества хозяйственных нарушений и преступлений. В связи с 
этим для работников правоохранительных органов актуальны получение 
знаний в области финансово-хозяйственного контроля, ведения бухгалтерского учета и применение этих знаний в своей практической деятельности.

В современных условиях эффективность деятельности правоохрани
тельных органов по борьбе с экономическими преступлениями во многом зависит от уровня применяемых в ней теоретических и практических 
средств, в том числе разрабатываемых юридическими, экономическими 
и другими областями знания. Одним из таких средств выступают бухгалтерские знания, без которых весьма затруднительно выявление замаскированных экономических преступлений.

В структуре преступности все более значительное место занимает 

деятельность организованных, технически хорошо оснащенных групп, 
располагающих значительной материальной базой, что существенно 
осложняет процесс выявления  и расследования преступлений. В этих 
условиях при сборе доказательств по уголовным делам роль института 
судебной экспертизы, в частности судебно-бухгалтерской экспертизы, 
значительно возрастает.

Актуальность темы исследования обусловлена наличием комплекса 

дискуссионных вопросов, связанных с реальной оценкой и надлежащим 
применением сформированной за длительный период развития системой научного знания в области судебной экспертизы. Зародившись изначально в криминалистической науке, рассматриваемая система научного знания на сегодняшний день включает в себя творчески переработанные для нужд судопроизводства сведения из различных отраслей 
гуманитарных, естественных и технических наук, среди которых данные 
криминалистики являются лишь одной из составляющих экспертологического знания наряду с данными медицины, психологии, экономики, 
физики, химии, биологии и т. д. 

Стремление к поиску оптимальных вариантов решения проблем ме
тодологического обеспечения предварительного следствия и суда необщеизвестными научными и техническими знаниями способствовало 
формированию в юридической науке самостоятельного направления 
научного анализа, конституированного на современном этапе своего 
развития в общую теорию судебной экспертизы. В то же время, и это 
приходится констатировать с сожалением, развитие нового направления 
теоретического анализа судебно-экспертной деятельности выявило наличие различных взглядов среди ученых на характер и форму обобщения 
научной основы судебной экспертизы. От признания ее в качестве самостоятельной науки (теории) до отрицания самостоятельного статуса 

посредством констатации теоретических начал судебной экспертизы в 
качестве составной части иных наук - таков спектр имеющихся в специальной литературе суждений по данному вопросу. 

Изложенная ситуация обусловливает необходимость дальнейшего 

научного анализа и уточнения таких концептуальных положений теории 
экспертизы, как предмет, объект, задачи, система и методология, в целях 
выявления не только степени их научной институализации, но и возможности эффективного применения в качестве инструментов познавательной деятельности в судебной практике. 

Неопределенность в интерпретации учеными системы знаний о су
дебной экспертизе находит свое непосредственное продолжение в судебно-экспертной деятельности. В частности, существующая в Российской Федерации практика обращения правоохранительных органов к 
институту специальных знаний показывает, что в условиях действующей 
правовой регламентации он еще не стал соответствующим своим возможностям эффективным источником привлечения к процессу доказывания достижений науки и техники. Например, отсутствие в законодательстве Российской Федерации однозначно трактуемой дифференциации правового статуса носителей специальных знаний - специалиста и 
судебного эксперта - является проблемой, обусловленной процессуально закрепленным механизмом функционирования рассматриваемого 
института. В судебной практике это нередко приводит к смешению знаний, требующих научного обоснования, и знаний, относящихся к компетенции специалиста. Отсюда многочисленные факты, когда заключение эксперта часто несет в себе информацию, не основанную на научных 
данных, т.е. не требующую с точки зрения процессуального закона производства экспертного исследования. В итоге это позволяет следователю 
или суду в нарушение правовых норм оперировать заключением эксперта как судебным доказательством, изначально не отвечающим по своему 
содержанию процессуальному требованию допустимости. 

Актуальность постановки, обсуждения и разрешения проблем науч
ного характера при анализе судебно-экспертной деятельности обусловливается также необходимостью должного обеспечения защиты конституционных прав и законных интересов граждан Российской Федерации 
при назначении и производстве судебной экспертизы. Изложенное, 
в частности, актуализируется в связи с возможностью производства судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела при объективном 
отсутствии у граждан прав участника процесса. По возбужденным же 
уголовным делам в рассматриваемом аспекте заслуживают внимания 
нормы уголовно-процессуального закона, допускающие возможность 
принудительного производства судебной экспертизы в отношении свидетелей и потерпевших с помещением их в медицинское учреждение, 
например в случаях необходимости установления по делу психического 
состояния названных участников процесса. 

Потребность в постоянном творческом осмыслении комплекса пра
вовых методологических, методических и организационных проблем судебной экспертизы как сферы практической деятельности, обусловленная 
необходимостью совершенствования последней, предопределила в науч
ной среде поиск наиболее рациональных способов ее реализации в судопроизводстве. В значительной степени именно этим можно объяснить не 
только неослабевающий интерес ученых к названным проблемам, но и, к 
сожалению, наличие не всегда совпадающих, а порой дискуссионных суждений. В этой связи было бы справедливым отметить, что на современном 
этапе развития судебно-бухгалтерской экспертизы основу ее теоретического, методологического и процессуального осмысления заложили фундаментальные исследования ученых, таких как Г.А. Атанесян, С.С. Остроумов, Н.Т. Белуха, В.Г. Танасевич, С.П. Фортинский, В.Б. Любкин, 
А.А. Петрухин, С.П. Голубятников, В.В. Шадрин, А.А. Толкаченко, 
К.В. Харабет, С.Г. Чаадаев, Е.Р. Россинская и др.

Весьма ценные исследования методологического направления рас
сматриваемой области знания нашли отражение в трудах Е.Р. Россинской, Т.В. Сахновой, А.А. Эйсман, Ю.К. Орлова и других ученых, чьи 
труды положили начало целенаправленному анализу науковедческих 
проблем судебной экспертизы. 

Сталкиваясь с необходимостью исследовать какие-либо хозяйствен
ные операции или экономические показатели, следователь и суд зачастую возлагают решение всех возникающих вопросов на экспертов-бухгалтеров, которые должны обладать специальными знаниями в бухгалтерском учете, анализе и ревизии по поручению правоохранительных 
органов. Совокупность этих знаний основывается на научных принципах, которые нуждаются в постоянном развитии и совершенствовании.

На современном этапе совершенствования экономико-правовых 

знаний судебно-бухгалтерская экспертиза нуждается в обновлении и 
расширении существующей системы общих и профессиональных понятий, в использовании их для создания единой концепции ее научных 
основ. Это важно для дальнейшего развития общей и прикладной теории 
бухгалтерского учета и анализа и совершенствования действующей 
практики судебной ревизии и бухгалтерской экспертизы.

Учеными и практиками в настоящее время разрабатываются вопросы 

организации и программы проведения судебно-бухгалтерской экспертизы.

Проведенные исследования в данной области в большей или мень
шей степени способствовали обоснованию теоретического содержания 
судебной экспертизы как относительно самостоятельной отрасли юридического знания. Однако, как уже отмечалось ранее, развитие формируемого направления теоретического анализа судебно-экспертной деятельности выявило наличие различных взглядов среди ученых как на 
характер и форму обобщения научной основы судебной экспертизы в 
целом, так и на частные ее аспекты. 

Неоднозначность подходов ученых к основополагающим науковед
ческим и, как следствие, методологическим положениям теоретической 
отрасли судебной экспертизы, а также наличие разногласий по отдельным вопросам ее процессуального воплощения в правоприменительной 
деятельности свидетельствуют о недостаточной разработанности концептуальных проблем теории судебной экспертизы, в частности судебнобухгалтерской экспертизы, находящей свое отражение в практике применения судебных экспертных знаний в судопроизводстве.

1. Концептуальные и праВоВые осноВы

судебной эКспертизы

1.1. историческое развитие судебной экспертизы

По предмету и применяемым специальным методикам различают три 

рода судебно-экономических экспертиз: судебно-бухгалтерские, финансовоэкономические и товароведческие. Каждый из родов экономических экспертиз подразделяется на виды в зависимости от характера исследуемой 
экономической информации и методов, посредством которых производятся обнаружение и анализ признаков ее искажения.

Судебно-бухгалтерская экспертиза прошла определенную эволюцию, 

которая обусловлена усложнением хозяйственной деятельности людей, возникновением необходимости учета орудий охоты, добычи и ее правильного 
распределения между членами рода. Позднее учет включал в себя одновременно и контроль, а его данные использовались при решении имущественных споров. С развитием экономических отношений учет как надстройка 
общественной формации совершенствовался, повышалось его значение в 
доказательствах имущественной ответственности.

Таким образом, судебно-бухгалтерская экспертиза является опосре-

дованным инструментом доказывания, проводится специальным субъектом с целью получения фактов, которые могут быть установлены только с помощью экспертного исследования, результаты которого оформляются специальным документом — заключением эксперта (ст. 80 УПК 
РФ) [6].

В древних городах Северной Италии издавались книги по бухгалтерско
му учету, наиболее совершенной из них был «Трактат о счетах и записях» 
францисканского монаха — ученого-математика Луки Пачоли, основателя 
двойной записи, которая сохранилась до наших дней. Автор изложил учет 
как систему показателей хозяйственной деятельности людей. Данные учета 
стали использоваться для контроля за сохранением товара, затем начали 
применять методы проверки достоверности данных учета.

Обращение правосудия к помощи науки отмечается в истории судеб
ной экспертизы достаточно давно. По научным данным, еще во времена 
византийского императора Юстиниана (V–VI вв.) в законодательстве 
предусматривалось исследование почерка в судебных целях. В России 
уже в XV в. сравнение рукописей использовалось при установлении подлинности документов.

Применение медицинских знаний в области правосудия относится 

к глубокой древности. В трудах Гиппократа, жившего более 400 лет 
до н.э., рассматривались вопросы исследования механических повреждений на теле, определения жизнеспособности младенцев при исследовании их трупов и др.

В России врачебные освидетельствования проводились эпизодичес
ки в XV–XVI вв. Годом официального становления судебной экспертизы 

считают 1716 г., когда Воинским уставом Петра I было предписано привлекать лекарей для исследований повреждений на одежде и теле пострадавшего.

При необходимости исследования рукописных документов полага
лось обращаться к дьякам и подьячим. Позднее в своде законов Российской империи 1857 г. указывалось, что рассмотрение и сличение почерков производится по назначению суда сведущими в том языке, на коем 
написаны и подписаны сличаемые документы. Такое исследование поручалось секретарям присутственных мест, учителям чистописания или 
другим преподавателям.

Исследование документов, регулирующих прежде всего имуществен
ные отношения (завещания, векселя и т.д.), также требовало привлечения специалистов для выявления как самого факта подделки и его способа, так и фальсификации документа. Подобные исследования в XVI–
XVIII вв. поручали аптекарям и фармацевтам.

Первым в истории России учреждением, в котором начала форми
роваться судебная экспертиза, стала Санкт-Петербургская академия 
наук. Академиков привлекали к производству исследований в интересах 
правосудия.

Первоначально судебно-экспертная деятельность ограничивалась 

вопросами медицины, но вскоре потребности в анализе документов и 
веществ привели к необходимости выполнения судебно-химических 
исследований. Большое их число провел лично М.В. Ломоносов.

В XIX в. объем судебно-экспертной деятельности Академии наук рас
ширился, появились новые объекты исследования, в том числе взрывчатые вещества и предметы со следами взрыва. Наиболее активно развивалось химическое исследование документов.

Исследования, проводившиеся академиками-химиками Ю.Ф. Фрицше 

и Н.Н. Зининым, по праву должны считаться основой дальнейшего развития действительно научных методов криминалистической экспертизы документов.

Академия наук не только сама проводила судебно-экспертные иссле
дования, но и способствовала учреждениям, которым это вменялось в 
обязанности. Прежде всего это касается помощи Медицинскому совету 
МВД, являвшемуся высшей судебно-экспертной инстанцией.

Многие академики были членами Медицинского совета — Н.Н. Бе
кетов, В.М. Бехтерев, И.И. Павлов, Д.И. Менделеев.

На процесс судопроизводства в России и развитие судебных экспер
тиз существенное влияние оказала судебная реформа 1864 г. Она регламентировала процесс предварительного расследования, получения и 
фиксации доказательств, обусловила необходимость более широкого 
использования научных познаний при рассмотрении уголовных и гражданских дел.

Устав Уголовного судопроизводства определял положение эксперти
зы (ст. 112, 325). Эксперты должны были приглашаться в тех случаях, 
когда для точного уразумения встречающегося в деле обстоятельства 
необходимы специальные знания или опытность в науке, искусстве, 
ремесле, промысле или каком-либо занятии [3, с. 96–97]. В ст. 326 ука
зывалось, что в качестве экспертов могли приглашаться врачи, фармацевты, профессора, учителя, техники, художники, ремесленники, казначеи и лица, продолжительными занятиями по какой-либо службе или 
части приобретшие особую опытность.

Уже тогда были сформулированы основные требования к экспертам: 

незаинтересованность в исходе дела, объективность мнений и суждений, 
возможность проявления инициативы при проведении исследования в 
целях, как указывалось, «вскрытия признаков, могущих привести к открытию истины». Заключения экспертов должны были проверяться и 
оцениваться судом.

Особо следует отметить вклад Академии наук в становление нового на
правления судебной экспертизы — экспертизы документов с использованием возможностей фотографии. Эту работу заслуженно связывают с именем Е.Ф. Буринского, который считается основоположником применения 
фотографических методов при исследовании документов [9, с. 95].

Буринским был внесен существенный вклад в развитие криминалис
тического исследования документов, судебно-баллистической экспертизы: он стал устанавливать места расположения стрелявшего и жертвы, а 
также ряд обстоятельств применения огнестрельного оружия.

А.А. Поповицкий усовершенствовал судебно-фотографические ме
тоды и средства и впервые предложил классификацию элементов, составляющих особенности почерка.

В начале ХХ в. в России начали использовать и дактилоскопическую 

экспертизу. В 1906 г. в Российской империи была введена система дактилоскопического учета, и уже через несколько лет в судебном разбирательстве стали использовать заключения специалистов по дактилоскопии.

28 июля 1912 г. был принят закон о создании в России первого спе
циализированного судебно-экспертного учреждения — кабинета научно-судебной экспертизы. Использовался зарубежный и отечественный 
опыт работы. Открываются кабинеты научно-судебной экспертизы при 
прокуратуре Московской судебной палаты, в Киеве и Одессе.

Значительную роль в развитии судебной экспертизы в России сыграл 

I съезд экспертов-криминалистов, который проходил 1–9 июля 1916 г. 
в Петрограде. В нем приняли участие сотрудники кабинетов научносудебной экспертизы, судебные следователи и медики, а также ученые — 
физики, химики, биологи. Многие участники съезда стали впоследствии 
крупнейшими учеными-криминалистами, их деятельность продолжалась и после 1917 г. (С.М. Потапов, В.И. Фаворский, Н.П. Макаренко, 
В.Л. Русецкий).

После революции 1917 г. в Петрограде и Москве кабинеты научно
судебной экспертизы были закрыты, дактилоскопические бюро и фотографические лаборатории уничтожены. Но практика раскрытия и расследования преступлений востребовала научные методы работы с вещественными доказательствами.

С 1 марта 1919 г. по решению Коллегии НКВД РСФСР при Центро
розыске начал работу кабинет судебной экспертизы, ставший основой 
научно-технической службы уголовного розыска. Первым его руководителем был назначен П.С. Семеновский. Эту дату принято считать 

днем зарождения экспертно-криминалистической службы российских 
органов внутренних дел.

Одновременно возникали научно-технические кабинеты и подотде
лы в крупных городах. Уже в 1923 г. они действовали в Москве, Ленинграде, Харькове, Самаре.

Осуществлялась и нормативная регламентация использования спе
циальных познаний в расследовании преступлений. Уголовно-процессуальные кодексы 1922 и 1923 гг. отказались от термина «сведущие 
лица», принятого судебными уставами Российской империи 1864 г., и 
ввели общепризнанный в юридической литературе термин «эксперт» [6]. 
Решалась и проблема подготовки экспертных кадров. В январе 1928 г. в 
Москве были открыты первые курсы экспертов, душой которых был 
С.М. Потапов. Он организовал их работу, читал лекции, вел занятия и 
привлекал для чтения лекций ведущих ученых.

Криминалистические экспертные учреждения развивались, укреп
ляясь материально, пополнялись подготовленными кадрами.

В связи с ликвидацией НКВД союзных республик реорганизация 

коснулась и научно-технических подразделений. В 1932 г. был образован 
общесоюзный научно-технический отдел сначала в составе оперативного отдела Главной инспекции милиции ОГПУ, затем в качестве отделения отдела уголовного розыска Главного управления милиции НКВД 
СССР.

В 1940 г. научно-технические отделения, группы, кабинеты в ОВД 

образовали широкую сеть криминалистических подразделений в стране. 
Успешно функционировало 30 научно-технических отделов, в каждом 
из них работало от двух до пяти экспертов. Они ежегодно выполняли 
десятки тысяч различных криминалистических экспертиз, производили 
осмотры мест происшествий, обучали оперативный состав использованию технико-криминалистических методов и средств при раскрытии 
преступлений.

Создание экспертных учреждений для органов юстиции пошло по 

другому пути. Поскольку потребности судебно-следственной практики 
в производстве криминалистических экспертиз в основном удовлетворяли научно-технические подразделения милиции, экспертные исследования по заданиям судов и арбитража стали выполняться в криминалистических лабораториях юридических вузов. Эти лаборатории создавались в учебных целях, но фактически стали экспертными 
учреждениями, выполнявшими задания органов следствия и суда.

Из-за начавшейся Великой Отечественной войны только в 1944 г. в 

Москве была создана центральная криминалистическая лаборатория 
Наркомата юстиции СССР, которая в 1946 г. стала структурным подразделением Всесоюзного института юридических наук (ВИЮН) Министерства юстиции СССР.

Постановлением Совета Министров СССР от 31 декабря 1950 г. в 

составе Министерства юстиции СССР и министерств юстиции союзных 
республик была создана система экспертно-криминалистических учреждений. В 1952 г. в системе Министерства юстиции СССР был образован 
отдел криминалистических учреждений, руководителем которого стал 

А.Р. Шляхов, а в Министерстве юстиции РСФСР также был создан подобный отдел, который возглавил Н.П. Яблонский. 

1 октября 1962 г. на базе Московской лаборатории и Центральной 

криминалистической лаборатории ВИЮН был создан Центральный 
научно-исследовательский институт судебных экспертиз (ЦНИИСЭ).

В 1970 г. было воссоздано Министерство юстиции СССР и ЦНИИСЭ 

был переименован во Всесоюзный научно-исследовательский институт 
судебных экспертиз (ВНИИСЭ), который стал головным научно-исследовательским и экспертным учреждением для всей системы экспертных 
учреждений органов юстиции.

В 1994 г. институт был преобразован в Российский федеральный 

центр судебных экспертиз (РФЦСЭ). В нем работает коллектив высококвалифицированных научных сотрудников и экспертов.

В настоящее время экспертно-криминалистическая служба — это 

развитая система криминалистических подразделений, в которых служат 
свыше 10 тыс. специалистов, производящих ежегодно до двух миллионов экспертиз и исследований, осматривающих в составе оперативноследственных групп свыше 1 млн мест происшествий.

Возрастающая из года в год и усложняющаяся работа экспертно-кри
миналистических подразделений ОВД обусловила необходимость решения проблемы подготовки экспертных кадров.

Хотелось бы обратить внимание на то, что, пройдя долгий путь раз
вития, судебная экспертиза в настоящее время является самостоятельным научным направлением, в котором разработана общая теория и 
определено ее место в системе научного знания.

1.2. понятие, сущность, цель и задачи нормативного

регулирования судебно-бухгалтерской экспертизы

Применение научных методов в расследовании уголовных дел проис
ходит главным образом посредством проведения судебных экспертиз. 

Судебная экспертиза — процессуальное действие, состоящее из про
ведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, 
ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом 
дознания, лицом, производящим дознание, следователем или прокурором в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по 
конкретному делу (прил. 1).

Понятие «экспертиза» (от лат. responsa, от responsio — ответ; англ. 

expertise) — изучение специалистом (экспертом) или группой экспертов 
вопросов, правильное решение которых требует профессиональных исследований и специальных знаний в той или иной сфере (бухгалтерская, 
финансово-экономическая, товароведческая, экологическая и др.)1. 

1
См.: Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия / Под 
ред. М.Ю. Тихомирова. – М.: 1999. — 526 с.

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти