Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

История и методология экономической науки

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 144750.03.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
В учебном пособии изложена методология экономической науки, ее история становления. Методология рассмотрена как совокупность исследования концепций, принципов рассуждений, методологических норм экономического анализа и методов исследования, используемых экономистами. Включены темы, вопросы и понятия, предусмотренные федеральными стандартами высшего профессионального образования России Для студентов вузов, обучающихся по образовательным программам подготовки магистров по направлению «Экономика».
Басовский, Л. Е. История и методология экономической науки: Учебное пособие/Басовский Л. Е. - Москва : НИЦ ИНФРА-М, 2016. - 231 с. (Высшее образование: Бакалавриат) ISBN 978-5-16-004243-5. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/454032 (дата обращения: 18.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ИсторИя  
И методологИя  
экономИческой наукИ

Рекомендовано 
Учебно-методическим объединением вузов России 
по образованию в области экономики и экономической  
теории в качестве учебного пособия для студентов 
высших учебных заведений, обучающихся по направлению 080100 
«Экономика» (магистратура) и экономическим специальностям

Москва 
ИНФРА-М 
2014

л.е. БасовскИй

учебное пособие

УДК 330.1
ББК 65.02я73
 
Б27

Басовский Л.Е.
История и методология экономической науки: Учеб. пособие. — 
М.: ИНФРА-М, 2014. — 231 с. — (Высшее образование).

ISBN 978-5-16-004243-5

В учебном пособии изложена методология экономической науки, ее 
история становления. Методология рассмотрена как совокупность исследования концепций, принципов рассуждений, методологических норм 
экономического анализа и методов исследования, используемых экономистами. Включены темы, вопросы и понятия, предусмотренные федеральными стандартами высшего профессионального образования России.
Для студентов вузов, обучающихся по образовательным программам 
подготовки магистров по направлению «Экономика». 

Б27

ББК 65.02я73 

© Басовский Л.Е., 2011
ISBN 978-5-16-004243-5

Рецензенты:
Ю.В. Шлыков, д-р экон. наук, профессор Всероссийского государственного 
финансово-экономического института (Тульский филиал);
В.Е. Ковалева, профессор, зав. кафедрой экономической теории и менеджмента Московского педагогического государственного университета;
А.С. Квасов, д-р экон. наук, профессор Российской экономической академии

Методология… не… почитается современными экономистами,
которые… страдают «методофобией». Печальным следствием 
этой… распространенной «методофобии» стали 
посредственные методологические 
навыки… экономистов.
Марк Блауг1

ПРЕДИСЛОВИЕ

Студенту-экономисту XXI в., стремящемуся стать «магистром», 
необходимо изучение методологии своей науки по целому ряду причин. Овладение методологией помогает лучше понимать других экономистов, оценивать их теории, прогнозы, экономическую политику, помогает принимать верные решения в своей научной и практической деятельности и добиваться успеха.
Многие экономисты нередко пренебрегают методологией, и не 
только, по мнению Марка Блуга, чьи слова помещены в эпиграф. 
Приведем парадоксальный пример методологических заблуждений 
экономистов, попавший на первые страницы многих учебников. Оно 
состоит в утверждении, что в число основных методов экономической 
науки входит индукция. Но это совершенно неверно. Это глубокое 
заблуждение.
Научные теории не могут быть получены методом индукции. К чему 
могут приводить подобные заблуждения? Они могут приводить и не 
раз приводили к ошибкам в суждениях, оценках и прогнозах, что 
влечет за собой просчеты в экономической политике, в стратегии и 
тактике бизнеса.
Что представляет собой методология экономической науки? 
Марк Блауг, труды которого использованы в ряде разделов этой 
книги, пишет: «В отношении выражения «методология»… сложилась… двусмысленность. Термин «методология» иногда понимают 
как… синоним… методов… чаще он обозначает исследование концепций, теорий и… принципов рассуждения»2 [10]. Блауг, подобно 
многим философам науки, считает, что методология — это исследование концепций, теорий и принципов рассуждений. Но с ним согласны далеко не все экономисты. 

1 
Блауг Марк. Предмет экономической науки /THESIS. — 1994. — Вып. 4. — 
С. 53.
 
Марк Блауг (Mark Blaug, р. 1927) — американский экономист, философ и 
историк.
2 
Блауг Марк. Методология экономической науки, или как экономисты 
объяс няют. Пер. с англ. — М.: НП «Журнал Вопросы экономики», 2004. — 
С. 35.

В этой книге методология рассматривается и как исследование 
концепций, принципов рассуждений и анализа, так и как совокупность методов исследования, используемых экономистами. При этом 
внимание сосредоточено наряду с исследованием концепций, принципов рассуждений и методологических норм анализа, на эмпирических методах. Математические методы и модели, за исключением 
методов обработки информации, не рассматриваются, в чем состоит 
одна из особенностей книги. 
Такой подбор материала не означает, что экономисты не должны 
знать методы современной математики. Экономисты могут и должны знать и использовать математические методы и модели. Дело в 
том, что злоупотребление математическими методами и моделями 
является одной из проблем современной экономической науки.
Еще в 1982 г. на это обратил внимание американский экономист 
русского происхождения, лауреат Нобелевской премии Василий  
Леонтьев [32]. Он проанализировал статьи, опубликованные в авторитетном экономическом журнале «American Economic Review» за 
10 лет. При этом обнаружил, что более 50% статей были посвящены 
математическим моделям без каких-либо эмпирических данных. 
Примерно 15% содержали логический теоретический анализ также 
без эмпирических дан ных и только 35% статей содержали эмпирический анализ. Эмпирический анализ, основанный на данных авторов, содержали менее 1% статей. 
Дальнейшие исследования содержания статей в англоязычных 
журналах неизменно показывали, что доля работ, посвященных математическим моделям, не имеющим эмпирического обоснования, 
растет. 
В российской науке последних десятилетий наблюдается та же 
тенденция. Она несколько маскируется тем, что большое количество 
работ, посвященных математическим моделям экономических систем, не имеющим эмпирического обоснования, публикуется в математических и технических изданиях, по ним защищаются диссертации по физико-математическим и техническим наукам.
Сложившаяся в экономической науке ситуация определила необходимость снабдить книгу приложением, в котором изложены 
методические основы эмпирических исследований экономических 
систем с использованием статистических методов. Материалы приложения могут включаться в рабочую программу курса «История и 
методология экономической науки» по усмотрению вуза. 
Другая особенность книги заключается в том, что она посвящена 
именно методологии экономической науки и истории формирования 
этой методологии, а не истории экономической науки в целом. 
Это обусловлено тем, что российские образовательные стандарты 
высшего образования и соответственно образовательные программы 

предусматривают изучение студентами-экономистами дисциплины 
«История экономических учений». Эта дисциплина включена в состав программ подготовки бакалавров. Ее содержание предполагает 
последовательное изучение истории экономической науки, ее течений и школ от древних времен до наших дней. Повторно изучать этот 
материал при прохождении магистерских программ, которые включают дисциплину «История и методология экономической науки», 
тем более «Методология науки», едва ли целесообразно. 
Кроме того в методологию экономической науки существенный 
вклад внесли не только экономисты, но и философы, исследовавшие 
проблемы методологии экономической науки.
Поэтому содержание настоящей книги отражает, прежде всего, 
методологию, историю развития методологии, в отличие от некоторых книг по истории и методологии экономической науки, содержащих, в основном, изложение истории экономических учений. 

Глава 1. 
ПРЕДМЕТ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ

1.1. 
ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЛАЙОНЕЛА РОББИНСА

Неопределенность Границ экономической науки
Важная задача науки состоит в том, чтобы сформулировать определение своей отрасли знания. Задача эта не так проста, как кажется 
на первый взгляд. За последние два века экономисты создали систему важнейших общих положений экономической науки, верность 
которых не вызывает сомнений. Но единой точки зрения относительно сущности предмета экономической науки как не было в период написания Лайонелом Роббинсом1 своей знаменитой статьи2 в 
1935 г., так нет ее и до сих пор3. 
В книгах по экономике при пояснении предмета исследования 
встречаются весьма значительные расхождения. Удивляться этому 
не следует. Еще в XIX в. Дж. Милль4 [38] указал на то, что определение науки отнюдь не предшествует ее созданию, а следует за ним: 
«Подобно городской стене, оно, как правило, возводится не для того, 
чтобы окружить здания, которые будут построены впоследствии, а 
для того, чтобы огородить нечто, уже существующее». 
Действительно, из самой природы науки вытекает, что определить ее предмет невозможно до тех пор, пока она не достигла опре
1 
Лайонел Роббинс (Lionel Robbins, 1898–1984) — английский экономист.
2 
Русский перевод статьи: Лайонел Роббинс. Предмет экономической науки 
/THESIS. 1993. — Вып. 1. — С. 10–23. Материалы этой работы — в основе 
п. 1.1.
3 
Приведем примеры определения предмета экономической науки, встречающиеся в англоязычной литературе: «Экономическая наука занимается 
исследованием нормальной жизнедеятельности человеческого общества; 
она изучает ту сферу индивидуальных и общественных действий, которая 
теснейшим образом связана с созданием и использованием материальных 
основ благосостояния» (А. Маршалл). «Цель политической экономии — 
выяснить, каковы общие причины, от которых зависит материальное благосостояние людей» (А. Кэннан). «Экономическая наука — это наука, 
рассматривающая явления с точки зрения цены» (Х. Давенпорт). «Экономическая теория — наука о том, как общество управляет имеющимися в 
его распоряжении ограниченными ресурсами» (Г. Мэнкью). В одном из 
популярных российских учебников приведено следующее определение: 
«Экономическая теория — это наука об основах хозяйственной жизни 
общества. В свою очередь, хозяйственная жизнь — это деятельность людей, связанная с обеспечением материальных условий их жизни».
4 
Джон Стюарт Милль (Джон Стюарт Милль (John Stuart Mill, 1806–1873) — 
английский экономист и философ., 1806–1873) — английский экономист 
и философ.

деленной стадии развития. Единый предмет науки можно определить 
лишь тогда, когда обнаружилось единство тех проблем, которые она 
в состоянии решить. На более ранних стадиях любая попытка определить ее сущность будет обречена на неудачу и станет напрасной 
тратой времени.
Когда наука становится единым целым, необходимо четкое определение ее предмета. Дальнейшее развитие возможно лишь в случае 
если ясно определена его цель. Не осознав, в чем заключается это 
единство науки, легко пойти по ложному пути. Современные экономисты часто занимаются проблемами, не имеющими отношения к 
области экономической науки. 
Важно и то, что исследование центральных теоретических проблем быстрее продвигается, если вопросы о предмете науки успешно 
решены. Кроме того, для плодотворного применения теории, правильного понимания, в каких отношениях она находится с практикой, необходимо знать, в какой области и при каких ограничениях 
действуют теоретические положения науки. 

«Материалистическое» определение экономической науки
В литературе весьма популярны определения экономической науки, связывающие ее с изучением причин материального благосостояния. 
Такое определение, на первый взгляд, представляется вполне 
обоснованным. В обыденной речи слова «экономический» и 
«материальный»1 часто используют как синонимы. Но критерием 
правильности определения является не его соответствие особенностям обыденной речи, а способность точно описать предмет основных обобщений данной науки.
Проверяя «материалистическое» определение по этому критерию, 
можно обнаружить в нем весьма существенные недостатки по которым можно сделать вывод о том, что это определение не отражает ни 
предмет, ни истинное значение основных положений экономической науки.
Можно выбрать любой раздел экономической теории и проверить, 
насколько его содержание покрывается приведенным ранее «материалистическим» определением. Например, теория заработной платы — неотъемлемая часть системы экономического анализа. Можно 
ли согласиться с тем, что явления, которые она изучает, относятся 
только к «материальной» части человеческого благосостояния?

1 
В этой главе термин «материальный» употребляется в значении «вещественный, физический». Он обозначает осязаемые вещи, которыми можно завладеть, которые можно хранить и использовать по своему усмотрению, например, продукты питания, одежду. Философы могут придавать этому термину 
иное значение, которое мы рассмотрим в гл. 3 этого пособия.

Заработная плата — это денежная сумма, полученная за труд наемным работником по заранее обусловленной ставке. В более широком смысле, в котором этот термин часто употребляется в экономическом анализе, он обозначает трудовой доход, отличающийся от 
прибыли. 
Некоторые виды заработной платы представляют собой цену 
такого труда, который увеличивает материальное благосостояние. 
Но бесспорно, что другие виды труда, например, труд музыкантов 
оркестра, не имеют к материальному благосостоянию ни малейшего 
отношения. Однако теория заработной платы применима и к тому, 
и к другому случаю. Ее выводы не ограничены видами заработной 
платы, вознаграждающими труд, который направлен на обеспечение 
«материальных» аспектов благосостояния.
Аналогичная ситуация возникает, если от труда, за который заработная плата выплачивается, перейти к предметам, на покупку которых она расходуется. Предположим, кто-то настаивает на том, что 
теория заработной платы удовлетворяет приведенному ранее определению предмета экономической науки потому, что получаемая 
работником плата увеличивает его материальное благосостояние. 
Такая точка зрения также не выдерживает критики. 
Наемный работник может купить на свою заработную плату хлеб, 
а может — билет на концерт певца. Теория заработной платы, игнорирующая суммы, которые выплачивают за «нематериальные» услуги 
или ради достижения «нематериальных» целей, никак не может быть 
признана научной. Такая концепция разрывает замкнутый круговорот обмена в экономике, не позволяет создать общую теорию этого 
процесса. При таком искусственно ограниченном предмете исследования было бы невозможно сформулировать сколько-нибудь существенные обобщающие выводы.
Трудно себе представить, что какой-либо серьезный экономист 
попытался бы таким образом ограничить сферу действия теории заработной платы, даже если он и пробовал ограничить в этом аспекте 
предмет всей экономической науки. Однако многие экономисты 
отрицают возможность приложения экономического анализа к поведению, направленному на достижение не материального благосостояния, а иных целей. 
Некоторые экономисты длительное время настаивали, что говорить о политической экономии войны бессмысленно по определению, поскольку экономическая наука исследует причины материального благосостояния, а война таковой не является. Это заключение может быть оправдано как моральное суждение относительно 
возможного использования абстрактного знания на практике. Однако совершенно ясно, что организаторы войны вряд ли могут обойтись без экономики.

Привычка некоторых экономистов связывать экономическую 
науку с исследованием причин материального благосостояния выглядит весьма парадоксально. 
Как известно, Адам Смит1 в экономической науке различал производительный и непроизводительный труд, исходя из того, создавал 
ли данный вид труда осязаемый материальный объект.
Адам Смит писал: «Труд некоторых самых уважаемых сословий 
общества, подобно труду домашних слуг, не производит никакой 
стоимости, и не закрепляется и не реализуется ни в каком длительно 
существующем предмете или товаре, могущем быть проданным, 
который продолжал бы существовать и по прекращении труда... 
Например, государь со всеми своими судебными чиновниками и 
офицерами, вся армия и флот представляют собой непроизводительных работников... К одному и тому же классу должны быть отнесены как некоторые из самых серьезных и важных, так и некоторые из самых легкомысленных профессий — священники, юристы, 
врачи, писатели всякого рода, актеры, …музыканты, оперные певцы, танцовщики…» [49].
Большинство экономистов в дальнейшем отвергли толкование 
производительности, предложенное Адамом Смитом. Поскольку 
труд оперного певца или балетного танцовщика является объектом 
спроса, то его надо рассматривать как «производительный». Но что 
они производят? 
Может быть, певец производит материальное богатство, так как 
он доставляет удовольствие бизнесменам, которые вследствие этого 
с удвоенной энергией берутся за организацию производства материальных благ? Такой ответ является не более чем игрой словами. Труд 
певца «производительный» потому, что он ценится, потому, что он 
обладает специфической ценностью для различных «экономических 
субъектов». 
Современная теория в трактовке некоторых экономистов настолько отдалилась от точки зрения Адама Смита, что не признает 
производительным даже труд, создающий материальные объекты, 
если последние не имеют ценности. Например, некоторые экономисты убедительно доказывают, что доход, полученный от использования материального объекта, в конечном счете, является «нематериальным». От пользования своим домом, точно так же, как от 
пользования услугами лакея или оперного певца, получаемый доход 
«исчезает в момент производства».
Но если дело обстоит именно так, значит, описывать экономическую науку как исследование причин материального благосостояния 

1 
Адам Смит (Adam Smith, 1723–1790) — шотландский экономист, один из 
основоположников современной экономической теории.

неверно. Услуги балетного танцовщика составляют часть богатства, 
и экономическая наука исследует образование цен на них точно так 
же, как, например, на услуги повара. Каков бы ни был предмет экономической науки, она, очевидно, не занимается причинами материального благосостояния как таковыми.
То, что материалистическое определение просуществовало до наших дней, объясняется, главным образом, историческими причинами. Это последний рудимент влияния некоторых экономических 
школ прошлого. 
Определение предмета экономической науки имеет не только 
теоретическое значение. Экономическая наука отражается в экономической политике, что определяет условия хозяйственной деятельности и условия жизни людей. Примером экономической политики, 
основанной на материалистическом понимании предмета экономической науки, может служить советская экономическая политика. 
Приоритеты этой политики были следующими1: 
«1) тяжелая промышленность важнее легкой;
2) военная промышленность имеет приоритет перед гражданской; 
3) национальное производство важнее импорта; 
4) услуги имеют второстепенное значение». 
Приоритет «материального» в советской экономической политике отражался даже в разделении услуг на «материальные» и «нематериальные» для целей статистического учета, что, видимо, укрылось 
от внимания Грегори. Например, грузовые перевозки относились к 
«материальным» услугам, их развитие было приоритетным, а пассажирские перевозки относились к «нематериальным» услугам.
Приоритет «материального» в советской экономической политике — одна из причин того, что уровень жизни в стране стал заметно 
ниже уровня, который был возможен при достигнутом уровне национального производства. 

Определение экономической науки через «редкость»
Критический анализ «материалистического» определения подводит к определению, которое можно считать свободным от указанных 
недостатков.
Лайонел Роббинс обращается к простейшему случаю — к изолированному человеку2. Изолированный человек делит свое время 
между производством реального дохода и отдыхом. Можно устано
1 
Paul R. Gregory The Political Economy of Stalinism: Evidence from the Soviet secret 
archives (Политическая экономия сталинизма: анализ советских архивных 
данных). Cambridge University Press, 2004. — Р. 125.
2 
Замечательным примером деятельности изолированного человека может 
служить жизнь Робинзона Крузо, описанная в известном романе Даниэля 
Дефо.

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти