Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Томск в XVII веке

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 624717.01.99
Горохов В. А. Томск в XVII веке [Эектронный ресурс] / Владимир Александрович Горохов; вступ. и закл. статья П. М. Головачева. - посмертное изд. В. А. Горохова. - [Б. м. : Б. и. : Б. г.]. - 174 с.; карта Томска конца XVII века. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/352341 (дата обращения: 23.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.







                №Комекъ
                въ XVII вплаъ





                       Матефады ддй автора города со вступительной й заключительной статьями пряв. -доц. ц. Я Головачева и нартой <7 окрестаоетей Томска койца XVII в.


ЫП V-i

                 Посмертное издание

        Владйм1ра Александровича Горохова










































Pye (вея Сао^алвщиия", Сиб. Ек&т. кии., м

СОДЕРЖАШЕ.


Стр.

Желательный тиль сборниковъ матергаловъ для исторги сибирскихъ городовъ XVII в.......................................... —
Наказъ царя Бориса Оеодоровича Годунова основателями Томска, Гаврилк Писемскому и Василгю Тыркову . ..................  . 19
Роспись Томскому городу и острогу 1627 г................... 24
Книги именныя томскимъ лашеянымъ крестьянамъ 1608 г. . , .     27
Сметный слисокъ 1627 г..................................... 28
Перечневый слисокъ населеи1я Томска въ 1635 Т. ...... ,        30
Именныя книги томскихъ служилыхъ людей, ружниковъ и оброч-ййковъ въ 1626 г........................................ 31
Разборный слисокъ служилыхъ людей 1628 г................... 35
Счетный списокъ 1699 г..................................... 46
Книги огненнаго боя всякихъ запасовъ въ 1634 г............. 51
Именныя книги томскихъ жилецкихъ и носадскихъ людей въ 1671 г.................................................. 52 г
Именныя книги служмлыхъ людей 1680 г....................... 54,
Памятный слисокъ окладныхъ доходовъ въ 1636 г.............. 136
Сметный списокъ 1636 г..................................... 138 •
Денежная смйта 1668 г........................................ 139 ■
Таможенная книга  1640   г...................................  139      »         »  1686   »................................... 149
     »         »  1662   »..................................   153
Челобитный служилыхъ людей 1635 г.......................... 156
СвЪдЪвй обь архгепископскихъ налогахъ на томскгя церкви .... 161
Составь населены и экономичесшй быть Томска въ XVII в. . . . 164

Залеченные недосмотры и опечатки.


Стр. Строка.      Напечатано. Нужно.         
14    2 (снизу)   1671 Г.          1627 г. гД
24   20 (снизу)   135 (671)   135 (1627 г.)  
52   17 (снизу) . пропущено:  <и посадскимъ».


            Желательный типъ сборниковъ матерхаловъ для исторш сибирскихъ городовъ XVII в.


   Въ коицТ XVI и въ течение XVJJ *вв. Сибирская окраина представляла значительныя отличтя въ ряду другихъ окраииныхъ областей Московскаго государства какъ по своему политическому значешю, такъ и по характеру задачъ, который предстояли тамъ для разрЪшешя. На северо-запад^ Московское государство, сталкиваясь съ германско-протестанскимъ эпромъ, уже давно преследовало одну заветную ц'Ьль—доступъ къ Балийскому морю; на западъ шла нескончаемая вражда съ сильнымъ и соперничавшпмъ польско-католическимь м!ромъ за обладайте промежуточными спорными областями; на юго-западе нужно было сначала привлечь безпокойный, вЪчно волнующейся казапкш шръ, и потомъ окончательно подчинить его Москве. Нако-нецъ, на юг’й простиралось „дикое поле¹¹, черезъ которое Крымъи стоявшая за его спиной Тур ц!я постоянно протягивали свои разрушительная руки и задерживали распространеше московскаго владычества на юге. Даже Астрахань, самый дальний ивъ понизовыхъ городовъ, пред став лялъ для Московскаго государства политическую опасность, такъ какъ и черезъ нее мусульманский м!ръ старался действовать про-тивъ Москвы. Сибирь же, находившаяся въ страшномъ отдаленш отъ центральныхъ областей, населенная первобытными слабыми инородцами, почти незамДтнымъ слоемъ раскинутыми по ея необъятной поверхности, сосйдя на отдаленнейшей своей границе съ полумиеическимъ тогда для Москвы „Богдойскимъ государствомъ",—была, конечно, совершенно вне круга йхъ политическихъ интересовъ и задачъ, которые такъ ярко обнаруживались во всЪхъ европейских^ окраинныхъ областяхъ Московской Руси.
   Съ другой стороны, какъ сами культурно-общественный задачи, которыя предстояло разрешить въ Сибири, такъ и пути для ихъ разрешения были тамъ совершенно иные, Ч’Ьмъ въ евро пей скихъ окраинныхъ областяхъ Московскаго государства. Тамъ не нужно было усиленно утверждать московски поместный элемента, какъ въ Псковско-Новгородской области и на территории бывшаго Казанскаго царства; не пред-1

стояло надобности разрешать щекотливые релипозные и нащональные вопросы, какъ въ западныхъ и юго-запад-ныхъ областяхъ со старинной и более высокой культурой, не для чего было вырабатывать известный modiim vivendi, какъ на юге въ сношешяхъ съ малоросстйскимъ казачествомъ и обитателями донскихъ казачьихъ городковъ. Сибирь была, можно сказать, res nulliirs, которую нужно было только занимать и заселять, и где для русскихъ борьба съ природой была гораздо труднее, чймъ сътуземныыъ населешемъ. Прошлыя отношенья не завещали московскому правительству въ Сибири никакихъ сложныхъ и трудныхъ истори-ческихъ задачъ, а отношешя вновь сложишшяся были до такой степени просты и элементарны, можно сказать, сти-хШны, что новыя мйстныя русская власти свободно могли поступать „по своему высмотру и какъ Богъ укажеть". Эти, указанный въ общихъ чертахъ, особенности Сибири въ ряду/другихь окраинныхъ областей Московскаго государства, на весь XVlI-й и на часть XVIII вв. определили ходъ и направлеше сибирской исторш и въ настоящее время указываютъ пути, пр1емы и задачи историчеекаго изучения Сибири XVII в. Заселеше Сибири со всеми привходящими сюда обстоятельствами, подробностями и характерными местными особенностями — центральный вопросъ сибирской исторш XVII в. Колонизащя правительственная, подразделявшаяся на служилую, земледельческую и ссыльную, вольно-народная, разветлявшаяся на торгово-промышленную, преобладавшую въ первое время, а потоь£ъ уже съ ясно выраженнымъ возобладавшимъ земледЪльческимъ ха-рактеромъ, наконецъ, колонизащя монастырская,—таковы пути и способы, которыми осуществлялась главнейшая задача исторической жизни Сибири въ XVII в. При детальной разработка этого основного лейтъ-мотива сибирской исторш XVII в,, конечно, встречаются характерный особенности, объясняемый местными услов!ями, и изъ нихъ на первомъ плане—неизвестные по эту сторону Урала просторъ и свобода, благодаря чему могли обнаруживаться органиче-ск!я индивидуальный свойства русскаго человека XVII в., стесняемыя и подавляемый въ предЪлахъ до-уральской Руси. Итакъ, проследить хронологически и географически заняйе Сибири русскимъ элементомъ, указать формы, въ которыхъ выливалось приспос облете пришельцевъ къ ног вымъ услов!ямъ’ ЖИЗНИ, подметить ОТЛИЧ1Я этихъ формъ въ новой колоши сравнительно съ кореннымъ русскимъ строемъ и объяснить эти отличая и, наконецъ, указать вар!ацш, вызываемая географическими условиями и хронологическими разницами,—вотъ задачи, съ которыми неизбежно должно столкнуться при изученш исторической жизни Сибири ьъ XVII в. Нетрудно видеть уже a priori, что, при указанномъ

•8

еейчасъ характере и направлены сибирской жизни въ XVII в„ интересы и вопросы чисто экономичесше должны стоять на первомъ плане, и явленья жизни экономической должны иметь преобладающее, почти исключительное значенье при историческомъ изучены этой эпохи. Какъ бы ни былъ простъ и несложенъ жизненный укладъ данной человеческой труппы, ея хозяйственная структура является всюду фактомъ положительнымъ и легко усматриваемыми, а со-щально-экономичесше мотивы везде и всюду оказываются важнейшими возбудителями жизни. Это вполне оправдывается при изученш сибирской жизни ХУП в.
   После этихъ предварительныхъ соображены, имеющихъ целью выяснить нашу точку зрешя вообще на задачу исто-рическаго изучешя Сибири XVII в. и темъ указать на пути и пр!емы этого изученья, переходимъ къ вопросу, поставленному въ заголовке настоящаго сообщенья, имея въ вид;' иллюстрировать этимъ высказанный выше соображенья.
   СибирскШ городъ въ XVII в., особенно въ первой его половине, по своей хозяйственной структуре немногимъ отличался отъ сибирской деревни, притомъ, главнымъ образомъ, -количественно—своими большими размерами. Его населенье, состоявшее изъ людей служилыхъ, посадскихъ, пашенныхъ и оброчпыхъ крестьянъ, еще совершенно не дифференцировалось въ области труда: земле де л!емъ, торговлей и разными промыслами занимались какъ служилые люди всЪхъ категорш, начиная съ пйшихъ казаковъ и стрельцовъ. и кончая приказными,- детьми боярскими и даже воеводами,—такь и посадскье, и крестьяне, и духовенство, и монахи. Уже изъ одного этого можно заключить, насколько важную роль въ жизни города играли хозяйствен^-мне, экономическье вопросы и интересы и какъ захватывали они решительно все слои городского населенья. Городъ въ хозяйственномъ отношены такъ тесно. сливался съ деревней, что трудно отличить, где кончалась последняя и где начинался первый. Верхней слой служилыхъ людей, имевши хъ въ городахъ более или менее постоянную оседлость, владели деревнями въ окрестностяхъ, гдгЬ и предавался-сельско-хозяйственннымъ занятьями, какъ и пасадскТе и городские крестьяне на своихъ заимкахъ. Такими образомъ, въ городахъ были только более сконцентрированы сибир-с.кье колонизаторы одного общаго типа, но лишь различивши категорий. Возникая изъ остроговъ, которые лишь въ самое первое время служили исключительно военными опорными пунктами, города- скоро наполнялись элементами, исключительно связанными съ землей, промысломъ, торгомъ, и въ этомъ отношены- съ ними- вполне сливались и элементы служилые. Изъ сибирекихъ городовъ отправлялись экспедиции служилыхъ людей или для защиты занятыхъ 1*

русскими отъ „немирными инородцевъ“ мозяйственныхъ угодий, или для „проведывания “ и обиясачивашя „новыми зе-млицъ“, имея въ виду исключительно интересы фиска, причемъ этими экспедициями обыкновенно сопутствовали, а иногда и предшествовали, торговые, промышленные и гу-лящ!е люди. Наконецъ, даже самыя правительственный цЪли и задачи не выходили изъ сферы чисто-экономическихъ вопросовъ; московскому правительству того времени были совершенно чужды вопросы народнаго здравья, народнаго образования, развитое и улучшеше путей сообщешя, регули-роваше отношешй между трудомъ и капиталомъ, введете бол'Ье тонкой и сложной системы налоговь косвенными и т. п., что входить теперь въ задачи всякаго правительства, въ соотв^тстиш съ развитхеми и осложнешемъ общественной жизни. Въ Сибири XVII в. на первомъ плане правительственныхъ заботь стояли интересы фиска въ самой несложной и грубой формк сборъ окладныхъ и не-окладныхъ доходовъ, раздача денежнаго, хлебнаго и соляного жалованья служилымъ людямъ съ наибольшей выгодой для казны, „прибери" пашенныхъ людей на пашню и т. п. Къ чисто-экономической сторон!? жизни сводятся и почти всЬ судебный д^ла, возникавпйя въ Сибири XVII в.; это основной мотивъ веЪхъ челобипй ямщиковъ, инород-цевъ, пашенныхъ крестьянъ, служилыми людей; почти век жалобы на воеводъ вызывались ихъ грубыми нарушешями экон омиче скихъ интересами населения. Наконецъ, познакомившись съ общими характеромъ документовъ, отражающими жизнь Сибири въ XVII в. и входящими въ составь дкли Сибирскаго приказа (нынЪ въ московскомъ архиве м-ва юстицш) и особенно детально разсмотр'Ьвъ имевшиеся тамъ документы для исторш двухъ городовъ, находящихся на противоположными концами Сибири XVII в.—именно Тюмени и Иркутска, — мы пришли къ окончательному убежденью, что, 1) центръ тяжести сибирской жизни XVII в. лежитъ въ вопросами и интересами экономическаго характера; что, 2) сибирский городъ по хозяйственной структуре и по господству въ немъ интересовъ экономическаго порядка почти нич&мъ не отличался отъ деревни, и что, поэтому, 3) для общаго уразумЬшя сибирской жизнн въ XVII в. необходимо начать съ города, такъ какъ въ немъ, какъ въ фокусё, лучше всего и сконцентрировались элементы сибирскаго общества XVII в., и нашли наиболее яркое и полное выражение основныя проблемы тогдашней общественной жизни.
   Къ сожад'Ьшю, изученте сибирскихъ городовъ находится еще въ самоми зачаточномъ состоянии. Кое-как1я св'Ьд'Ьшя о. нихъ, главными образомъ, чисто внЪшняго характера, разбросаны въ общими историческими обозретяхъ Сибири (Мил

лера, Словцова, Андреевича); попытки дать историческое описаше нАкоторыхь сибирскихъ городовъ (Тобольскъ—Беляева и Голодникова, Тюмень—Абрамова, Томскъ—въ кнпгЬ Адр1анова „Томскъ въ прошломъ и настоя щемъ", Иркутскъ въ издаши Сукачева „Иркутскъ") нужно признать слабыми и неудачными, особенно въ ихъ частяхъ, относящихся къ XVII в^ку, какъ исключительно компилятивныхъ и даже преждевременныхъ по отсутствие необходимым подготови-тельныхъ работъ хотя бы въ вид6 сборниковъ матер1аловъ, извлеченным изъ архивовъ. Кром-Ь того, авторы этихъ тру-довъ, не принимая въ соображение скудости необходимаго фактическаго материала, находившагося въ ихъ распоряжении, — стремились дать всестороннее историческое описание даннаго города, совершенно упуская изъ вида, что bcbIhi-ств!е особенныхъ условий сибирской жизни на первый планъ должна быть выдвинута одна доминирующая сторона, указанная нами выше.
      Опубликованные материалы, касаюпцеся внутренней экономической жизни сибирскихъ городовъ и состава ихъ насе-лешя въ XVII вФкгЬ, очень скудны и разбросаны въ различ-ныхъ томахъ Актовъ Иеторическихъ, Дополнений къ нимъ, въ II и VIII томахъ Русской Истории. Библ, и въ I т. Па-мятннковъ сибирской исторш XVIII в. (по 1700 г.). Уц^лтЬвппя летописи сибирскихъ городовъ (Тобольска, Иркутска) даютъ весьма мало матер1ала въ этомъ отношеши: онгЬ исключительное внимаше обращаютъ на события чисто внешней жизни: по-строен1е храмовъ, смРну воеводъ. пожары и т. п. Впрочемъ, для пяти сибирскихъ городовъ въ 80-хъ годахъ были изданы некоторые матер!алы, извлеченные изъ московскаго архива м-ваюстищи,болФе полные для Тобольска и Иркутска имение подробные и обстоятельные для Якутска, Селенгинека и Нерчинска.
      Въ сборник^ „Иркутскъ. Матер1алы для исторш городовъ въ XVIIiiXVIIIbb." находятся: опись 1684г., писцовыя книги 1586 г., переппсныя 1668г. и переписиыя- книги выбывгаихъ послгЬ 1, 2 и 3-й ревизий. Въ подобномъ же сборник!; для Тобольска им'Ьемъ: дозорную 1624 г., переписную 1626—27 гг., сиисокъ 1683 г. (составъ служилыхъ людей и возлагаемый на нпхъ порученья), переписную 1638 г., сметные списки 1638—91 гг., окладную 1655 г. и 1696 г. крестопривэдныя записи 1682 г. (списокъ служилыхъ людей), сметные списки 1693—1707 гг. и переписную 1698 Г- Сборникъ, посвященный Нерчинску, уже гораздо скуднее: именныя книги 1685—99 гг., ведомость 1701г. (св'Ьд’Ьтя о „городф", „зелъЬ“, жителяхъ, а друпе документы сборника уже относятся впо.игЬ къ XVltl в. Якутской сборникъ содержитъ окладный 1681—1709 гг„ третныя книги служилыхъ людей 1670—81 гг., а также 1693 и 1699 и ведомость 1701 г.

б

   (остальные документы относятся уже къ XVIII в.). Скуднее вс!хъ селенгинсгай сборникъ, въ которомъ къ экономической исторш города относятся только окладныя книги 1681—1694 гг. Изъ перечисления документов^ содержащихся въ этихъ сборникахъ, нетрудно заключить о довольно слу-чайномъ характер! посл’Ьднихъ, всл!дств!е чего въ нихъ зам!тна неполнота, односторонность и особенно отсутств!е общаго плана, общей идеи. Въ сборник! якутскомъ, и особенно иркутскомъ и тобольскомъ, весьма удовлетворительно выраженъ составь населешя этихъ городовъ въ XVII в., а тобольсюй даетъ даже удовлетворительный представления объ экономическомъ положены населения, хотя и неполное. Но даже и въ тобольсгай сборникъ не вошли документы, характеризуюгще услов!я торговой деятельности населешя, уровень и услов!я деятельности промысловой, различныя повинности и денежные сборы съ населешя п вообще вс! документы таможеннаго управлешя. Такимъ образомъ, сравнительное богатство и разнообраз!е тобольскаго сборника зависитъ не отъ плана, положеннаго въ его основу, а оттого, что въ архив! министерства юстищи вообще много доку-ментовъ, относящихся къ исторш Тобольска.
   Познакомившись съ содержашемъ документовъ, отражаю-щихъ жизнь сибирскихъ городовъ XVII в., и классифицируя ихъ съ точки зр!н!я установленныхъ выше общихъ началъ, нетрудно разбить ихъ на изв!стныя группы и, такимъ образомъ, уяснить себ! желательный типъ сборникевъ матер!а-ловъ для исторш сибирскихъ городовъ XVII в. Прежде всего, конечно, необходимо ор1ентироваться въ тойвн!шней обстановк!, въ которой зарождались и развивались сощально-экономичесшя явлешя, составлявппя главн!йшее содержание жизни старинныхъ сибирскихъ городовъ. Документы этой категории нужно искать, прежде всего, въ воеводскихъ отпискахъ, въ которыхъ идетъ р!чь о построены остроговъ и городовъ. Зд!сь можно найти чертежи самихъ городовъ (напр., Тары, Туринска), здашй (наир., рисунки Благов!-щенскаго собора въ Тюмени). Сюда же относятся немног1я изъ дошедшихъ „строельныхъ" книгъ, какъ, напр., енисейская 1667 г. и особенно илимская 1654 г. съ планомъ и описашемъ дворовъ жилецкихъ людей за острогомъ. Въ л!лахъ о служб! воеводъ (именно среди отписокъ и грамотъ таможеннаго управлешя) также говорится объ основаши но-выхъ городовъ и остроговъ и приводятся иногда ихъкратюя описашя. Св!д!шя о состояши самихъ „городовъ" (цитаделей) даютъ „росписные списки" (т. е., описашя „города" и всего, что новый воевода принималъ у стараго), и „городовые списки", почти равным по своему содержание „см!тнымъ кшггамъ". Древн!йшая роспись подобнаго рода относится къ томскому острогу 1627 г, Сюда же относятся „в!домости"

сибирскихъ городовъ 1698—98 гг.. Хотя въ большинства „дозорныхъ” книгъ не говорится о городахъ, но и въ этпхъ книгахъ можно найти данныя разсматриваемой категории напр., въ тобольской, составленной Неудачей Молчановым!». Въ дозорныхъ книгахъ Качанова (1700—1701) всегда находятся ошгсашя городовъ и весьма подробный, какъ, напр., разсмотр-йнная нами тюменская дозорная книга 1700 г. НЪ-которыя изъ переписныхъ книгъ даютъ описайте не только уЬздовъ, но и городовъ, какъ, напр., тобольская 1624 г. и тюменская того же года, также разсмотр'Ьнная нами. Этого рода документы (въ извлечешяхъ, въ соотв'Ьтствпт съ пред-метомъ рЪчи) должны начинать собою подобные сборники и располагаться въ хронологической последовательности, чтобы дать картину внъшняго развит1я города во времени. Всл’бдъ загЬыъ выдвигается вопросъ о состав^ населешя этихъ городовъ. Въ соотвЪтетвти съ общимъ дйлешемъ населешя на служилыхъ и ружниковъ, посадскихъ, крестьянъ, ямщиковъ, зайзжихъ торговыхъ и промышленныхъ людей и, наконецъ, городскаго пролетариата (бобылей, захребетнп-ковъ, гулящихъ людей и т, п.) должны заключаться и регистраруюпце ихъ документы, или in toto, гдЬ это возможно, или въ извлечешяхъ. Эти данныя находятся въ большинства перечисленныхъ выше документовъ, особенно въ дозорныхъ и переписныхъ книгахъ; о"служилыхъ н руж-никахъ даютъ понят!е также „окладным книги жалованья причемъ вопросъ о служиломъ населенш городовъ сливается съ вопросомъ объ его вознагражден!и. О служилыхъ людяхъ и ихъ вознаграждении имеются также полный св’ЬдТшя въ „послужныхъ спискахъ". Съ посадскими и крестьянами знакомить „именныя оброчныя книги", „именныя книги посадскихъ людей о годовомъ оброк^". „Оброчныя книги" делятся на три категории: однй даютъ имена посадскихъ съ перечнемъ ихъ годовыхъ оброковъ, друпя перечисляютъ п особый оброчныя статьи, а третьи говорить о различныхъ натуральныхъ повинностяхъ посадскихъ людей. Тамъ, гдЪ это возможно, для характеристики именно состава городскаго населен!я пригоднее всего оброчныя книги первой категории „Ямск1я книги" говорятъ объ ямщикахъ, какъ о весьма замйтномъ элемент^ населения въ нйкоторыхъ го-родахъ, напр., въ Тюмени. „Строельныя книги тюменскаго яма“ 1630 г. даетъ хорошее представление объ ямтцикахъ, ихъ вознаграждеши и обязанностяхъ, а „разгонный" книги той же Тюмени—картину ихъ обычной, ежедневной службы.
  1, Торговый слой населения сибирскихъ городовъ XVII в., '-тгпТтй ШлпгючйтелНйо'’’на5зж1й, ..непостоянный, главнымъ образомъ отражается въ „отпускныхъ книгахъ", въ которыхъ говорится или объ отпуск^ ■ промышленныхъ людей для промысла, или-торговыхъ для торговли, или въгЬстТ ГОВО--