Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Иллюстрированное полное собрание сочинений Н. В. Гоголя. Том 1

Бесплатно
Основная коллекция
Артикул: 625387.01.99
Гоголь Н. В. Иллюстрированное полное собрание сочинений. Т. 1 [Электронный ресурс] / Н. В. Гоголь; ред. А. Е. Грузинский; вступ. ст. Д. Н. Овсянико-Куликовский. - [Б. м. : Б. и., Б. г.]. - 331 с. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/355107 (дата обращения: 24.06.2024)
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.

ИЛЛЮСТРИРОВАННОЕ


        ПОЛНОЕ СОБРАН1Е СОЧИНЕН1Й н. в. гоголя ВЪ ВОСЬМИ ТОМАХ~Ь


подъ РЕДАКЦ1ЕЙ А. Е. ГРУЗИНОКАГО СО ВСТУПИТЕЛЬНОЙ СТАТЬЕЙ ПОЧ. АКАДЕМИКА И ПРОФЕССОРА Д. Н. ОВСЯНИКО-КУЛИКОВСКАГО.

    ТОМЪ I.




книгоиздательство „ ПЕЧАТНИКЪ “.

ПРЕДИСЛ0В1Е.

    Въ основу текста положено образцовое издаше Гоголя подъ редакцией академика Н. С. Тихонравова, оконченное В. И. Шенрокомъ, причемъ приняты были во вниман!е немнопя поздн-Ьйш1я работы по Гоголевскимъ рукописямъ (напр., труды г. Георпевскаго). Предложенное издаше, ' не преследующее научныхъ целей, имеетъ все основашя называться полнымъ собрашемъ сочинены Гоголя; компетентному читателю легко убедиться, какое незначительное количество матер!ала оставлено нами въ стороне даже изъ раннихъ, „черновыхъ" редак-ц!й отдельныхъ произведены.
    При распределены по томамъ все повести собраны вместе, въ томъ числе и три помещенный въ „Арабескахъ". Полага-емъ, что въ популярномъ изданы это удобнее, чтобы не заставлять читателя искать „Носъ“ или „Шинель" въ одномъ томе, а „Невскы Проспектъ" и „Портретъ“—въ другомъ, среди историческихъ статей.
    Что касается рисунковъ, приложено было немало труда, чтобы достигнуть более или менее равномернаго иллюстриро-вашя всехъ произведены Гоголя. Къ сожалешю, наши художники до сихъ поръ оказывали очень различное внимание от-дельнымъ произведешямъ Гоголя: рядъ вещей совсемъ или почти совсемъ обойденъ иллюстраторами. Вотъ почему не везде удалось победить трудности.
    Гелюгравюры исполнены въ Лондоне, въ артистическомъ заведены Allen and С°.
А. Е. Грузинский.

г


Н.* В. Гоголь
   Съ гравюры по литографии А. Венещанова.

Н. В. Гоголь.

(Б|ограс»>ическ1й очеркъ*).



I.

     Н. В. Гоголь родился 20 марта 1809 г. въ м. Сорочинцы, Миргородскаго уезда, Полтавской губернии, неподалеку отъ родового своего гнезда, именья Васильевки (или Яновщины**). Онъ былъ старшимъ сыномъ небогатыхъ помещиковъ Василия Аеанасьевича и Марш Ивановны (рожд. Косяровской). Василш Аеанасьевичъ, воспитанникъ Юевской духовной Академш, былъ даровитый человекъ, съ артистическими наклонностями, мягкой души и веселаго характера. Живой и остроумный, онъ пользовался расположешемъ всЬхъ соседей, которые охотно посещали гостепршмную Васильевку; хорошы разсказчикъ и любитель театра, онъ не былъ лишенъ и литературнаго дара: после него осталось несколько малороссшскихъ комедш изъ народной жизни, который онъ самъ ставилъ на домашнемъ театре своего знатнаго соседа и родственника, Д. П. Тро-щинскаго. Н. В. впоследствии обращался къ комед!ямъ отца, когда задумалъ свои „Вечера на хуторе близь Диканьки". Марья Ивановна не получила почти никакого образовашя въ детстве, какъ большинство Тогдашнихъ женщинъ ея круга, и очень рано (она вышла замужъ 14 летъ) должна была вести хозяйство и заботиться о семье. Она была очень добрая женщина, непрактичная и неразсудительная въ житейскихъ делахъ иногда до наивности, но съ горячей, любящей душой, способной даже на экзальтащю въ чувстве.


      *) Настояний очеркъ иьгЬетъ въ виду дополнить св'ЬдЪжями о жизни Гоголя ту характеристику его произведений, которая дана въ статье проф. Д. Н. Овсянико-Кули-ковскаго.

      **) Фамил!я Гоголя, собственно, Гоголь-Яновск!й, но онъ почти не пользовался ею въ полномъ видЬ, и теперь она для вс^хъ насъ звучитъ чуждо. Первая часть ея ведетъ начало отъ далекаго предка Гоголей XVII в., козацкаго полковника Остапа Гоголя. Позднее Гоголи ушли въ Польшу, но пра-прад^дъ Николая Вас. Янъ Гоголь вернулся въ Малоросс!»; его сынъ Демьянъ былъ уже православнымъ и даже священникомъ. Все потомство Яна носило уже по немъ фамилию Гоголей-Яновскихъ, иногда даже просто Яновскихъ.

VI

      До девятил-Ьтняго возраста „Никоша¹¹, какъ его звали въ семье, жилъ въ родной Васильевна. Обстановка Васильевской жизни была довольно простая, какъ у всехъ малороссшскихъ пом-Ьщиковъ средняго достатка.
      Усадьба состояла изъ одноэтажнаго дома, украшеннаго затейливыми зубцами вдоль крыши, башенками и остроконечными окнами по угламъ, изъ низкаго, продолговатаго флигеля съ крытой галлереей, людскихъ, амбаровъ и другихъ службъ. Комнаты не отличались ни просторомъ, ни убранствомъ; гли

Флигель въ Сорочинцахъ, гдъ родился Гоголь.

няный полъ и нехитрая домодельная мебель были тогда обычнымъ явлешемъ. Къ дому примыкалъ старый тенистый садъ, съ 'беседкой на возвышены, небольшимъ гротомъ, чер-невшимъ въ тени нависшихъ липъ и акацш, и прудами; тот-часъ за садомъ—мельница съ плотиной, обсаженной вербами; дальше тянулась степь. Родная усадьба дала Гоголю много красокъ для картинъ захолустнаго малорусскаго быта его повестей.
     Среди этой незатейливой обстановки жилось привольно и весело. Радуцне Гоголей привлекало къ нимъ соседей, и Васильевка часто видала гостей.

VII

     Любовь родителей, кругъ семьи и мирное довольство деревенской жизни среди прекрасной малороссийской природы— вотъ тГ мягк!е, светлые тона, въ которые окрашивались дЪт-ск!я впечатл'Ьшя будущаго писателя. Гоголь писалъ про детство Чичикова: „жизнь вначалЬ взглянула на него какъ-то кисло-непр!ятно, сквозь какое-то мутное, занесенное снЬгомъ окошко: ни друга, ни товарища въ д^тствЬ! “ На самого него жизнь при начал-Ь взглянула светло и весело; онъ знаетъ поэз’по маленькихъ комнатъ, старомодной мебели и скрипучихъ дверей, а въ окно на него глядела, по его воспоминажямъ, „майская темная ночь изъ сада со страхомъ и шорохомъ вЪт



Домъ Гоголей въ Васильевка (уже не существуюпцй).

вей, съ соловьемъ, который обдаетъ садъ, домъ и дальнюю р’Ьку своими раскатами Вотъ отчего въ „СтаросвЬтскихъ По-мЪщикахъ" онъ съ такой любовью рисуетъ простыя картины домашняго довольства и уюта; вотъ отчего согрета неподд^ль-нымъ чувствомъ даже картина семейной жизни Плюшкина.
    О первоначальныхъ годахъ детства Гоголя мы мало зна-емъ подробностей.
    Есть извФ>ст1я, что онъ рано выучился читать и писать, что отецъ им'Ьлъ обыкновение во время прогулокъ заставлять д-Ьтей разсказывать что-нибудь импровизированное, причемъ маленьюй Никоша обнаруживалъ большую находчивость. Марья Ивановна была очень набожна и рано пр!учала дЪтей молиться, ходить въ церковь. Д1ло не ограничивалось одной

VIII

обрядовой стороной. Въ семье любили таинственное, непонятное, и мистика въ ея просгЬйшихъ проявлен!яхъ была въ большомъ ходу,—большую роль играли сны, предчувств!я, вера въ то, что неисповедимый Промыслъ руководитъ даже событ!ями домашней жизни семьи. Мать своими религиозными разсказами будила чувство и сильно действовала на впечатлительную натуру сына. Онъ позже (въ письме 1833 г.) такъ вспоминаетъ объ этомъ: „Одинъ разъ, я живо помню, какъ теперь, этотъ случай,—я просилъ васъ разсказать мне о Страш-номъ суде, и вы мне, ребенку, такъ хорошо, такъ понятно, такъ трогательно разсказали о техъ благахъ, который ожидаютъ


Церковь въ Васильевка (строилась въ 1819 г.)

людей за добродетельную жизнь, и такъ разительно, такъ страшно описали вечныя муки грешниковъ, что это потрясло и разбудило во мне всю чувствительность, это заронило и произвело впоследств!и во мне самыя высок!я мысли". Любопытно, что наиболее сильное впечатлеже оставила мать въ душе сына той стороной релипи, которая действуетъ скорее на воображеже, чемъ на сердце.
    Родители довольно рано начали заботиться о томъ, чтобы дать образоваже сыновьями (у Ник. Вас. былъ братъ Иванъ, годомъ моложе его). Когда старшему было около 8 летъ, они по обычаю пригласили домашняго учителя-семинариста, но повидимому учитель оказался не изъ хорошихъ, судя потому, что его недолго держали, да и первоначальная подготовка

IX

Гоголя, какъ вскорЪ выяснилось, была плоха. Вероятно, фигура учителя Ивана Осиповича (изъ неконченной повести „Страшный кабанъ“), въ которомъ „производилъ непостижимое волнеше запахъ кренделей на меду и на яицахъ“, взята была изъ дф,тскихъ воспоминанШ писателя. Какъ бы то ни было, въ 1818 г. родители отправили Никошу съ братомъ въ Полтаву и поместили на квартир-Ь у гимназическаго учителя для приготовлешя въ гимназию. ЗдГсь мальчики прожили двГ зимы. ЛГтомъ 1820 г. умеръ младшш сынъ, и родители уже не отпустили Никошу на зиму въ Полтаву. Лишь весной сл^ду-ющаго года решено было продолжать его образование, и въ маГ 1821 г. Николай Гоголь-Яновскш былъ записанъ въ воспитанники Нежинской „гимназш высшихъ наукъ кн. Безбородко", причемъ на пр!емномъ экзамен^, оказался удовлетворительно подготовленъ только по Закону Бож5ю.








Васильевка, часть села, смежная съ усадьбой.

II.
     Съ этого времени до окончания курса, т.-е. до 1юня 1828 г., Гоголь проводилъ зиму пансюнеромъ въ НФ>жинФ>, а лГто въ родной Васильевна. Въ семьЪ мальчика съ детства довольно сильно баловали, особенно мать, всю жизнь на него чуть не молившаяся. Онъ самъ почувствовалъ это, когда, оглядываясь на свое воспитан!е въ 1833 г., писалъ ей: „Къ не-счаст!ю, родители р^дко бываютъ хорошими воспитателями

детей своихъ... Я помню, я ничего сильно не чувствовала я глядФ>лъ на все, какъ на вещи, созданный для того, чтобы угождать мне. Никого особенно не любилъ, выключая только васъ, и то только потому, что сама натура вдохнула это чувство После теплой семейной ласки и нежащей атмосферы баловства Гоголь нелегко привыкалъ къ школ!; онъ тоско-валъ и плакалъ, такъ что приставленный къ нему изъ дома дядька Семенъ просиживалъ у его постели цЪлыя ночи, уговаривая и успокаивая его. Къ тому же онъ былъ слабаго здоровья, съ какимъ-то прозрачнымъ цвЪтомъ лица, страдавший золотухой, сыпями; учился онъ довольно плохо и небрежно. Жи







Васильевка. Хаты временъ Гоголя.

вость и нервность натуры сказывалась въ довольно сильной проказливости и въ любви подсмеяться надъ товарищами. Самый его проделки отзывались чемъ-то оригинальнымъ; онъ однажды притворился бешенымъ, и въ течете несколькихъ дней начальство и докторъ считали его безумнымъ. Онъ об-наруживалъ склонность къ искусствамъ: учился музыке, особенно охотно и не безъ успеха занимался рисовашемъ.*)

      *) Осталось нисколько его рисунковъ; между ними выделяется сложная обложка къ „Мертвымъ Душамъ”, а особенно заключительная сцена къ „Ревизору" съ множест-вомъ действующихъ лицъ; здесь Гоголь обнаружилъ не малое уменье придавать типичность фигурамъ и выразительность позамъ и лицамъ. Эти рисунки воспроизводятся въ настоящемъ издаши.