Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

«Сharts power» - «рейтинговая сила» как инструмент мягкой силы и экономическое оружие: технологии использования и стратегии противодействия

Бесплатно
Основная коллекция
Артикул: 271000.01.95
В монографии предложено и операционализировано понятие «рейтинговая сила» («charts power» или «index power») как значимый компонент мягкой силы государств и международных институтов. Автор показывает, что многочисленные сравнительные рейтинги стран мира, получившие широкое распространение в последние десятилетия, могут использоваться в качестве инструмента внешнеполитического влияния и даже экономического оружия. Использование рейтинговой силы позволяет воздействовать на экономику стран, их образовательную и научную системы, внешнеполитический имидж, а также делегитимизировать политические режимы. В монографии исследуются механизмы рейтинговой власти и порождаемого ею «рейтингового мышления» и делается вывод об актуализации фактических и потенциальных угроз национальной безопасности Российской Федерации со стороны рейтинговой силы других стран. Учитывая тот факт, что рейтинговая сила активно используется западными странами в экономической и информационной войне против России, автором предложен ряд практических мер для ослабления и нейтрализации данного сравнительно нового и скрытого типа внешних вызовов. Для политологов, экономистов, специалистов в области государственного управления, студентов, аспирантов и преподавателей вузов, а также для широкого круга читателей, интересующихся проблемами глобальной политики, сравнительной политологии, мягкой силы, информационных войн и национальной безопасности России. Ключевые слова: страновые рейтинги, сравнительные индексы, власть рейтингов, мягкая сила, рейтинговая инфраструктура, суверенные рейтинги, экономические санкции, политическое сознание, глобальное управление.
Иванов, В. Г. «Сharts power» - «рейтинговая сила» как инструмент мягкой силы и экономическое оружие: технологии использования и стратегии противодействия: монография / В.Г. Иванов. - Москва : НИЦ ИНФРА-М, 2015. - 188 с. (Научная мысль). - ISBN 978-5-16-011371-5. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/543633 (дата обращения: 27.02.2024)
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
«CHARTS POWER» — 
«РЕЙТИНГОВАЯ СИЛА» 
КАК ИНСТРУМЕНТ МЯГКОЙ СИЛЫ 
И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ: 
ТЕХНОЛОГИИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ 
И СТРАТЕГИИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

В.Г. ИВАНОВ

Москва
ИНФРА-М
2015

МОНОГРАФИЯ

УДК 338(075.4)
ББК 66.4
 
И17

Иванов В.Г.
«Charts power» — «рейтинговая сила» как инструмент мягкой силы 
и экономическое оружие: технологии использования и стратегии противодействия : монография / В.Г. Иванов. — М. : ИНФРА-М, 2015. — 
188 с. — (Научная мысль).
ISBN 978-5-16-011371-5 (print)
ISBN 978-5-16-104245-8 (online)
В монографии предложено и операционализировано понятие «рейтинговая 
сила» («charts power» или «index power») как значимый компонент мягкой силы 
государств и международных институтов. Автор показывает, что многочисленные сравнительные рейтинги стран мира, получившие широкое распространение в последние десятилетия, могут использоваться в качестве инструмента 
внешнеполитического влияния и даже экономического оружия. Использование рейтинговой силы позволяет воздействовать на экономику стран, их образовательную и научную системы, внешнеполитический имидж, а также делегитимизировать политические режимы. В монографии исследуются механизмы 
рейтинговой власти и порождаемого ею «рейтингового мышления» и делается 
вывод об актуализации фактических и потенциальных угроз национальной безопасности Российской Федерации со стороны рейтинговой силы других стран. 
Учитывая тот факт, что рейтинговая сила активно используется западными 
странами в экономической и информационной войне против России, автором 
предложен ряд практических мер для ослабления и нейтрализации данного 
сравнительно нового и скрытого типа внешних вызовов. 
Для политологов, экономистов, специалистов в области государственного 
управления, студентов, аспирантов и преподавателей вузов, а также для широкого круга читателей, интересующихся проблемами глобальной политики, мягкой силы, информационных войн и национальной безопасности России. 
Ключевые слова: страновые рейтинги, сравнительные индексы, власть рейтингов, мягкая сила, рейтинговая инфраструктура, суверенные рейтинги, экономические санкции, политическое сознание, глобальное управление.

УДК 338(075.4)
ББК 66.4

И17

Р е ц е н з е н т ы:
Мчедлова Мария Мирановна — д-р полит. наук, профессор кафедры 
сравнительной политологии РУДН;
Грачев Михаил Николаевич — д-р полит. наук, профессор кафедры 
теоретической и прикладной политологии РГГУ

ISBN 978-5-16-011371-5 (print)
ISBN 978-5-16-104245-8 (online)

ФЗ 
№ 436-ФЗ
Издание не подлежит маркировке 
в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 1

Подписано в печать 21.12.2015. Формат 60×90/16. Бумага офсетная. 
Гарнитура Newton. Печать цифровая. Усл. печ. л. 11,75.
Тираж 500 экз. Заказ № 00000
ТК 271000-543633-211215

Отпечатано в типографии ООО «Научно-издательский центр ИНФРА-М»
127282, Москва, ул. Полярная, д. 31В, стр. 1
Тел.: (495) 280–15-96, 280–33-86. Факс: (495) 280–36-29

© Иванов В.Г., 2015

«CHARTS POWER» – 
INTERNATIONAL RATINGS 
AS A TOOL OF SOFT POWER 
AND AN ECONOMIC WEAPON: 
THE TECHNOLOGIES OF APPLICATION 
AND THE STRATEGIES OF COUNTERACTION

V.G. IVANOV

Moscow
INFRA-M
2015

MONOGRAPH

Ivanov V.G.
 «Charts power» – international ratings as a tool of soft power and 
an economic weapon: the technologies of application and the strategies 
of counteraction : monograph / V.G. Ivanov. — Moscow : INFRA-M, 2015. — 
188 p. — (Scientific idea).
ISBN 978-5-16-011371-5 (print)
ISBN 978-5-16-104245-8 (online)
In the monograph the author proposes and operationalizes the notion of “charts 
power” (or “index power”, “ratings power”) as a significant component of soft power 
of national states and international institutions. The author proves that numerous comparative ratings of different countries that have become extremely popular in recent 
decades could be used as an effective tool of influence and even an economic weapon. 
Charts power can influence the economy of various countries, their educational and 
scientific systems, external image and legitimacy of political regimes. The mechanisms 
of ratings power and emergence of “rating thinking” are analyzed as well in the monograph. The author concludes about the importance of actual and potential threats to 
national security of the Russian Federation from charts power of the foreign states. Taking into account the fact that charts power is obviously used by the West in its economic 
and information struggle with Russia the author proposes a number of recommendations how to wither and neutralize this relatively new and disguised external threat.  
Keywords: country ratings, comparative indices, charts power, index power, soft 
power, rating infrastructure, sovereign ratings, economic sanctions, political consciousness, global governance.

R e v i e w e r s :
Mchedlova M.M. – Doctor of Political Sciences, Professor of the 
Department of Comparative Politics, People’s Friendship University of Russia
Grachev M.N. – Doctor of Political Sciences, Professor of the Department 
of Theoretical and Applied Political Studies, Russian State University for the 
Humanities

ISBN 978-5-16-011371-5 (print)
ISBN 978-5-16-104245-8 (online)
© Ivanov V.G., 2015

Введение

В последние десятилетия, на фоне масштабного переформатирования 
всей системы международных отношений, процессов транснационализации, глобализации, информационной революции, интенсификации 
«третьего сектора» (гражданского общества и публичной дипломатии), 
в мировой политике возрастает роль мягкой силы и факторов «мягкого» 
внешнеполитического влияния государств, глобальных институтов 
и транснациональных акторов. Политическая власть в современном 
мире все в большей степени включает в себя механизмы привлечения, 
убеждения, стимулирования и манипуляции. Формирование принципиально новой, гипердинамичной международной среды подталкивает 
правительства к дрейфу в направлении «мягких» внешнеполитических 
стратегий. Важными инструментами политического воздействия оказываются международные организации, НПО, мыслительные центры, университеты, СМИ и генерируемые ими знания, ценности, образы, мифы, 
иерархические схемы, претендующие на универсализм, но, как правило, 
не свободные от «вложенного» политического и идеологического содержания.  
В условиях, когда мягкая сила все более заменяет жесткую, обостряется конкурентная борьба в информационном и идеологическом поле. 
Опыт показывает, что в современной мировой политике тот, кто разрабатывает и первым применяет новые технологии мягкого влияния, 
получает значительное преимущество, более того, на первом этапе его 
действия не встречают отпора и эффективного сопротивления просто 
потому, что они еще не изучены другими и поэтому невидимы для них.
Сегодня обращает на себя внимание процесс становления и постепенной институционализации нового инструмента внешнеполитического влияния и потенциальной формы глобальной власти, которую 
можно назвать «властью/силой рейтингов», или «charts power». В последние десятилетия в мире произошла «рейтинговая революция», инициированная западными странами (прежде всего США и Великобританией): создание, стремительное распространение, легитимизация и превращение в реальную форму власти многочисленных межстрановых 
индексов, оценивающих и сравнивающих разные страны по разнообразным критериям: суверенные кредитные рейтинги; индексы политического риска, качества государственного управления, государственной 
«состоятельности», свободы слова, привлекательности национальных 
культур; академические рейтинги и многие другие. Несмотря на то, что 
рейтинговые проекты как правило дистанцируются от политики, в реальности они часто используются в качестве перспективных инструментов мягкой силы государств и глобальных институтов, а суверенные 
рейтинги и индексы политического риска могут выполнять роль эффективного экономического оружия. Целью рейтинговой власти является 

создание глобальной «рейтинговой инфраструктуры», легитимизация 
неолиберальной идеологии и глобалистского видения мировой иерархии, отстаивание конкретных национальных интересов и формирование особого типа «рейтингового мышления» среди элит, экспертного 
сообщества, лиц, принимающих управленческие и бизнес-решения или 
оказывающих влияние на общественное мнение в разных странах мира. 
Разрабатываемые в ведущих западных странах и популяризуемые 
глобальными СМИ, сравнительные рейтинги оказывают всё большее 
воздействие (как фактическое, так и потенциальное) на принятие политических решений, ориентиры государственной политики, на мотивацию и поведение элит, научный прогресс, развитие общественных 
институтов, экспертное сообщество, СМИ и общественное мнение, 
внешнеполитический имидж стран и даже на экономическую и политическую стабильность и, в частности, на уровень протестных настроений в различных обществах. Таким образом, рейтинговая сила других 
стран может представлять реальную угрозу национальной безопасности 
России.
Отказ составителей популярных рейтингов от принципа «аксиологического нейтралитета», широко распространенные манипуляции 
оценками и данными рейтингов, их политизация и идеологизация методологии превращают данные рейтинги в инструмент политического 
влияния и манипуляции сознанием.
В последние годы, в связи с эскалацией экономической и информационной войны между Россией и западными странами, отчетливо заметно стремление последних использовать рейтинговое «оружие» в этом 
противостоянии. 
Таким образом, сегодня дополнительно актуализируется задача выявить основы, специфику и структуру рейтинговой силы, определить 
технологии её продвижения и применения, а также эффективные меры 
противодействия ей.
Также объективно назрела необходимость определения воздействия рейтинговой силы на научное (прежде всего политологическое) 
знание и экспертный дискурс. Обращает на себя внимание то, что в современной сравнительной политологии сравнительные межстрановые 
рейтинги играют ключевую роль. Сегодня отчетливо заметно широкое 
распространение в научной и, особенно, экспертной и медийных средах 
«рейтингового мышления», приобретающего черты современной схоластики и предполагающего нерефлективное принятие данных популярных сравнительных рейтингов, их широкое цитирование и экзегетическое использование, заключающееся в дедуктивном выведении 
из них масштабных социальных и политических закономерностей и построении на основе статистических манипуляций с различными показателями рейтингов исследовательских моделей, не предполагающих 
дополнительного эмпирического обоснования.
Таким образом, актуальной задачей сравнительной политологии 
является критический анализ и деконструкция наиболее популярных 

и цитируемых рейтинговых проектов, а также расширение понятия 
внешнеполитической власти государств и глобальных институтов посредством исследования рейтинговой власти как принципиально нового 
типа глобальной власти и эффективной технологии внешнего «мягкого» 
влияния на сознание элит и политически значимых слоев населения 
разных стран.
В монографии были рассмотрены следующие индексо-рейтинговые 
проекты: 
 
• кредитные рейтинговые агентства «большой тройки» (Fitch, S&P, 
Moody’s) и их альтернативы (Dagong, Рус-Рейтинг, Universal Credit 
Rating Group);
 
• рейтинги политической стабильности и политического риска (Исследование Института Всемирного Банка «Показатели эффективности 
государственного управления в странах мира», «Индекс политической нестабильности» от the Economist Intelligence Unit, «Индекс 
политического риска» компании Maplecroft, «Индекс недееспособности государств» от фонда The Fund for Peace, инвестиционный 
рейтинг страновых рисков Euromoney);
 
• академические (Шанхайский академический рейтинг университетов 
мира (ARWU), Times Higher Education World University Rankings, QS 
World University Rankings) и наукометрические рейтинги и системы 
цитирования (Web of Science, Scopus);
 
• наиболее известные и цитируемые в сравнительной политологии 
рейтинговые проекты (Индекс трансформации Фонда Бертельсмана 
(BTI);«Глобальный индекс миролюбия», разработанный специалистами международной группы экспертов по миру Института мира 
вместе с Центром мира и изучения конфликтов Сиднейского университета; мировой рейтинг восприятия коррупции МНПО Transparency 
International; «Рейтинг демократии» от МНПО Freedom House).
На основе проведенного анализа используемой методологии расчета, принципов деятельности и технологий продвижения вышеперечисленных рейтинговых проектов, а также оценки уровня их независимости от внешнего влияния, можно сделать выводы о значительном 
потенциале рейтинговой силы в качестве инструмента мягкосилового 
воздействия в современной мировой политике.

Глава 1. МЯГКАЯ СИЛА В СОВРЕМЕННОЙ 
МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ

1.1. МЯГКАЯ СИЛА В СТРУКТУРЕ ФАКТОРОВ 
ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ СИЛЫ ГОСУДАРСТВ

Как отмечает известный американский политолог Дж. Най, в новом 
столетии происходят две великие смены сил: «смены сил между государствами, а также распыление сил всех государств и переход их к негосударственным игрокам»1 на фоне усложнения политической реальности, 
где содержание её феноменов все больше охватывается экономической 
и социально-культурной сферами2.
Современная система мироустройства переживает универсальную 
трансформацию и «в ряде своих ключевых проявлений демонстрирует 
черты новой исторической эпохи»3. В мировой политике появляются 
новые измерения, они дополняются и расширяются правовыми, экономическими, информационными, морально-этическими и иными 
компонентами. 
На фоне глобализационных и трансформационных процессов в современной международной политике на первый план выходят вопросы 
поиска новых форм межгосударственного взаимодействия, сотрудничества и конкуренции, учитывая интересы широкого спектра акторов 
международного политического диалога4. Современные трансформационные процессы могут привести к формированию новой мировой 
системы в виде конфигурации макрорегионов, претендующих на статус 
центров силы глобального мира5.
Внешнеполитический инструментарий реализации задач внешней 
политики государств меняется от одной эпохи к другой и на сегодняшний день все большее значение приобретает способность государств соединять различные инструменты политики, в частности, 
«твердую» и «мягкую силу», в эффективную стратагему, применяемую 
при различных обстоятельствах6. Данные тенденции противопостав
1 
Най С. Дж. (младший) Будущее власти. — М.: АСТ, 2014. — С. 21.
2 
См.: Кокошин А.А. Некоторые макроструктурные изменения в системе 
мировой политики. Тенденции на 2020–2030-е годы // Полис. Политические 
исследования. — 2014. — № 4.
3 
Неклесса А.И. Глобализация и новое геоэкономическое мироустройство. — 
URL: http://www.perspektivy.info/oykumena/vector/globalization_i_novoe.htm
4 
Радиков И., Лексютина Я. «Мягкая сила» как современный атрибут великой державы // Мировая экономика и международные отношения. — 
2012. — № 2. — С. 20. –URL: http://www.imemo.ru/jour/meimo/index.
php?id=730&jid=&jj=&page_id=685
5 
Леонова О.Г. Мягкая сила — ресурс внешней политики государства // Обозреватель-Observer. — 2013. — № 4. — С. 28.
6 
Най С. Дж. (младший) Будущее власти. — М.: АСТ, 2014. — С. 19.

ляются старой политической парадигме, где в условиях биполярного 
мира доминирующей тенденцией было наращивание государствами 
в первую очередь «жесткой силы», а именно, военной и экономической 
мощи1.
Мягкая сила становится сегодня для многих стран ключевым инструментом влияния на политический процесс в странах, представляющих для них интерес, «поскольку позволяет сформировать именно 
то правительство и общественное мнение, которые будут способствовать 
реализации национальных интересов как традиционных, так и новых 
глобальных игроков»2.
Как отмечает политолог Д.Б. Казаринова, «в современном мире все 
глобальные геополитические акторы, ведущие страны Европы, ЕС как 
совокупный геополитический игрок, США, Китай, Россия, Индия, Бразилия, Турция проводят политику в целях расширения своего мягкого 
влияния на соседние регионы и все мировое сообщество»3.
Применение традиционной «жесткой» силы при решении внешнеполитических задач становится рискованным и «непопулярным», а также, 
учитывая современную конфигурацию международных отношений 
и уровень технологий, содержит в себе потенциальную угрозу для стратегической стабильности государств, сложившихся систем региональной 
и глобальной безопасности. Так, сегодня сложно представить применение или угрозу применения ядерного оружия в качестве аргумента 
в межгосударственном диалоге, хотя влияние этого фактора все еще 
имеет значительный вес при принятии внешнеполитических решений.
Поэтому в современный период под влиянием процессов глобализации, и в условиях формирования новой «полицентричной системы 
международных отношений»4 в качестве главных факторов влияния государств на мировую политику, наряду с военно-политическим весом 
и экономическими ресурсами, получают приоритет факторы «мягкой 
силы», в том числе достижения государств в области науки, технологий, 
образования, социальных институтов и практик, культуры и искусства 

1 
Приложение № 1 к Концепции внешней политики Российской Федерации. Основные направления политики Российской Федерации в сфере 
международного культурно-гуманитарного сотрудничества (Указ Президента РФ от 20.04.2014 № 259 «Об утверждении Концепции государственной политики Российской Федерации в сфере содействия международному развитию». –URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.
cgi?req=doc;base=LAW;n=162006)
2 
Кошель А.С. Мягкая сила как инструмент гуманитарного сотрудничества государств на евразийском пространстве // Вестник МГУ. — Серия 18. Социология и политология. — 2015. — № 2. — С. 161.
3 
Казаринова Д.Б. Проблема ценностных оснований «мягкой силы» России 
на постсоветском пространстве // Россия в современной международной 
системе координат: новые вызовы и возможности: Сборник статей международной научно-практической конференции МИГСУ РАНХиГС / под общ. 
ред. В.В. Комлевой. — М.: Проспект, 2014. — С. 184.
4 
Най С.Дж. (младший) Будущее власти. — Москва: АСТ, 2014. — С. 24.

и т.д. Мексиканский политолог Э. Лезама вполне обоснованно отмечает, 
что сегодня даже государства с значительным военным потенциалом 
оказались не способны конкурировать с державами, способными оказывать влияние благодаря своему положительному имиджу1.
На фоне формирования критической взаимозависимости разных 
стран мира, а также в ситуации, когда потенциальные издержки открытых военных конфликтов достигли критических значений, мягкая 
сила становится ключевым инструментом интеграционных процессов 
и межцивилизационного диалога2. 
Общепризнанно, что сегодня мягкую силу необходимо рассматривать в фокусе глобальных социально-политических, экономических 
и культурных процессов3, в её основе «лежат такие социокультурные 
доминанты как культура, ценности, идеи, символы, мифы4, а её основным проводником и катализатором является пространство коммуникации5.
В настоящее время термин «мягкая сила» активно используется политиками, исследователями и журналистами и во многих странах он 
проник в политический и медийный дискурс (в России с 2009–2010 гг.)6. 
Поэтому не удивительно, что в последнее десятилетие проблематика 
мягкой силы стала мэйнстримом российской политологии.
Вместе с тем существует определенная сложность в понимании содержания как самого концепта «мягкая сила», так и его источников, инструментов и набора ресурсов, с помощью которых данный концепт мог 
бы стать измеряемой переменной политической жизни. Как отмечает 
Е.Г. Борисова, даже окончательный вариант перевода самого термин 

1 
Lezama E. México Blando // El Universal. — 26.07.2015. — URL: http://
www.eluniversal.com.mx/entrada-de-opinion/articulo/emilio-lezama/nacion/
politica/2015/07/26/mexico-blando
2 
Казаринова Д.Б. Проблема ценностных оснований «мягкой силы» России 
на постсоветском пространстве // Россия в современной международной 
системе координат: новые вызовыи возможности: Сборник статей международной научно-практической конференции МИГСУ РАНХиГС / под общ. 
ред. В.В. Комлевой. — М.: Проспект, 2014. — С. 184.
3 
Филимонов Г.Ю. Роль «мягкой силы» во внешней политике США: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора политических 
наук. — М., 2013.
4 
Казаринова Д.Б. Проблема ценностных оснований «мягкой силы» России 
на постсоветском пространстве // Россия в современной международной 
системе координат: новые вызовы и возможности: Сборник статей международной научно-практической конференции МИГСУ РАНХиГС / под общ. 
ред. В.В. Комлевой. — М.: Проспект, 2014. — С. 184.
5 
Миронов А.А. Идентификация деструктивных смыслов в противодействии «мягкой силе» // Soft Power, мягкая сила, мягкая власть. Междисциплинарный анализ: колл. монография / сост. и ред. Е.Г. Борисова. — М: 
ФЛИНТА: Наука, 2015. — С. 129.
6 
Конюхов Н.И. Мягкая сила в истории Германии: уроки 30-х годов ХХ века. — 
М.: Издательство Перо, 2014. — С. 5.