Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Структура и типология русской средневековой философии

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 612701.01.99
В исследовании, написанном на материале докторской диссертации, впервые на основе структурно-типологического анализа рассматриваются качественные особенности такого уникального и малоизученного феномена европейской и мировой культуры, как русская средневековая философия. Дается объективная оценка древнерусских представлений о философии через показ образов ее носителей и через анализ дефиниций философии, содержащихся в рукописях. Привлекаются вербальные и невербальные источники, перспективные для их комплексного семиотического изучения в едином историко-культурном контексте. Прослеживается структурная упорядоченность и выделяются как типологические черты русской средневековой мысли софийность, этизация, эстетизация, историософичность и антропологизация философского знания.
Громов, М. Н. Структура и типология русской средневековой философии : монография / М. Н. Громов. - Москва : Институт философии РАН, 1997. - 290 с. - ISBN 5-201-01953-6. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/346987 (дата обращения: 27.02.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.

Российская Академия наук Институт философии






М.Н. Громов





                СТРУКТУРА И ТИПОЛОГИЯ РУССКОЙ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ














Москва

1997

ББК 87.3
Г 87

В авторской редакции




Рецензенты:
доктор фидос. наук В.В.Бычков доктор фидос. наук В.В.Сербиненко доктор искусствоведения О.И.Генисаретский


     Г 87 Громов М.Н. Структура и типология русской средневековой философии. — М., 1997. — 289 с.

          В исследовании, написанном на материале докторской диссертации, впервые на основе структурно-типологического анализа рассматриваются качественные особенности такого уникального и малоизученного феномена европейской и мировой культуры, как русская средневековая философия. Дается объективная оценка древнерусских представлений о философии через показ образов ее носителей и через анализ дефиниций философии, содержащихся в рукописях. Привлекаются вербальные и невербальные источники, перспективные для их комплексного семиотического изучения в едином историко-культурном контексте. Прослеживается структурная упорядоченность и выделяются как типологические черты русской средневековой мысли софийность, этизация, эстетизация, историософичность и антропологизация философского знания.






ISBN 5-201-01953-6

          ©М.Н.Громов, 1997 ©ИФРАН, 1997

    Философия есть любовь к Богу и человеком и везприст-растие к земным и ко всем тленным и мимо грядущим века сего, и о Бозе упражнение и Безмолвие, и молитва несмутна умом и мыслию, Богови приношаема,
    от сего разум влаг и Святаго Духа пришествие, из Него же слово Благо и высокое лювомудрие Премудрости истекает, и еже богословити и глувины Божия испытовати и словеса влага сокровенных словес Духа разрешати, и от-сюду предзрети, и предглаголати Будущая, и зрения и откровения, и во сне и яве,
    и возшествие духом ума к Богу, и смотрения сокровен-ныя довроты царствия невеснаго, и таинств Божиих откровении, и приити ко Христу, и с вышними силами превывати, и овещания Христова, яже овеща и уготова лювящим бго, получити.
Митрополит Даниил
из трактата
      “ О философии внимай разумно, да не погрешиши” по рукописи 1543 г.

ВВЕДЕНИЕ



    Необходимость обобщающего структурно-типологического анализа русской средневековой философии определяется рядом обстоятельств.
    Во-первых, идущее в настоящее время обновление общества заставляет со всей серьезностью проследить предшествовавшую историю, в том числе допетровскую, ибо многие традиции государственности, культуры, социальных, этнических отношений были заложены еще в феодальный период и отразились в философской и общественно-политической мысли Древней Руси.
    Во-вторых, проявляющийся ныне повышенный интерес к отечественной философии прошлого и нынешнего столетий, к эпохе “серебряного века” и “религиознофилософского ренессанса” предполагает в качестве своего логического продолжения углубление данного процесса. Расцвет русской философии и литературы в этот период объясняется, с одной стороны, плодотворным общением с европейской культурой Нового времени, но с другой, творческим развитием собственных традиций. Философия истории Льва Толстого, нравственные искания Достоевского, софиология Владимира Соловьева и Сергея Булгакова, многое другое в русской культуре XIX—XX вв. уходит своими истоками в древнерусский период.
    В-третьих, развернувшиеся в последнее время исследования по философской мысли отечественного Средневековья дают достаточно материала, необходимого для его систематизации и обобщения. В изучении древнерусской литературы наряду с эмпирическими исследованиями возникла в свое время потребность дать всеохватывающий синтез накопленного опыта и ответом на нее явилась серия работ методологического характера, примером которых являются фундаментальные труды Д.С.Лихаче-ва¹. Подобная ситуация сложилась сейчас в историко

4

философской науке. Необходимо наряду с расширением и совершенствованием конкретных исследований по философии русского Средневековья приступить к созданию обобщающих теоретических работ в данной области.
    В-четвертых, профессиональный и общественный долг представителей философской науки состоит в том, чтобы преодолеть имеющийся разрыв и отставание от филологов, историков, искусствоведов, добившихся значительных успехов в изучении культурного наследия Древней Руси, которые являются общепризнанными во всем научном мире. Задача состоит в том, чтобы, используя их опыт, интенсифицировать разработку древнерусской философской проблематики и вывести историко-философскую науку в этом плане на современный уровень.
    В-пятых, в сфере гуманитарных наук одной из перспективных тенденций является создание обобщающих трудов по типологии, топике, поэтике, структуре, семиотике, канону, стилю, категориальному анализу различных феноменов культуры. К таковым относятся исследования С.С.Аверинцева, Д.М.Буланина, В.В.Бычкова, Г.К.Вагнера, А.Я.Гуревича, Ю.М.Лотмана, Г.М.Прохо-рова, Б.А.Рыбакова, И.П. Смирнова, Б.А.Успенского и других философов, искусствоведов, историков, филологов² . В зарубежной науке также существует данная традиция, о чем свидетельствуют работы Д.Биллингтона, М.Витте, П.Зерби, Й.Клейна, К.Станчева, А.Флакера, Т.Шпидлика, М.Эдвардса и др.³. Подобные исследования необходимы и в области отечественной средневековой философии.
    В-шестых, злободневной и всегда актуальной является проблема соотношения национального и интернационального факторов в развитии культуры. В этом отношении объективное рассмотрение русской средневековой философии должно способствовать не только прояснению собственного самосознания, но и через раскрытие внешних факторов развития (переводная литература, ин

5

тегрировавшиеся в российскую культуру иноземцы, взаимные плодотворные связи с разными народами) может раскрыть взаимоотношение национального и общечеловеческого в эволюции отечественной культуры. Показательны в данном отношении исследования наших дореволюционных (А.С.Архангельский, К.Ф.Калайдович, А.И.Соболевский, Ф.И.Успенский, И.В.Ягич), послереволюционных (М.А.Алпатов, Л.Н.Гумилев, Н.А.Ка-закова, В.Н.Лазарев, Ю.А.Лимонов, М.Н.Тихомиров, З.В.Удальцова, Я.Н.Щапов) и зарубежных (Н.Андреев, П.Динеков, Й.Мейендорф, И.Дуйчев, Д.Оболенский, Р.Пиккио, Р.Якобсон) специалистов.
    В-седьмых, философия по своей интегрирующей и методологической функциям призвана внести более достойный вклад в объединение сложных и многоплановых процессов изучения древнерусского наследия, учитывая присущую современной науке узкую специализацию, раздробленность, нестыковку различных исследовательских методов, направлений и дисциплин. Тенденции дифференциации должна быть противопоставлена тенденция интеграции знания, сильнейшим выразителем которой является именно философия.
    Стремление выявить некоторые особенности отечественной средневековой философской мысли и принципы методологии ее исследования прослеживается во многих работах последнего времени, принадлежащих В.М.Ни-чик, В.С.Горскому, А.Д.Сухову, В.Ф.Пустарнакову, А.И.Абрамову, Л.В.Полякову, В.В.Милькову, А.Ф.Зама-лееву, Я.М.Стратий, С.В.Бондарю и другим историкам философии, труды которых будут рассмотрены ниже.
    Отметим, что существует несколько точек зрения на своеобразие русской средневековой философии, представители которых аргументируют занятые ими позиции. Очевидно, подобный плюрализм мнений необходим, и он по-своему плодотворен, ибо не может быть некой единой, единственно верной концепции, монопольно претендующей на

6

истинную оценку типологии русской средневековой философской мысли.
    Вместе с тем необходимо признать, что высказываемые замечания, попытки выработать определенную точку зрения, стремление сформулировать отдельные концепции развития отечественной философии в феодальный период пока носят спорадический характер, и они не привели к появлению специальных обобщающих трудов по данной тематике.
    Основная цель предлагаемого монографического исследования состоит в том, чтобы выделить русскую средневековую философию в качестве особого культурно-исторического феномена и выявить ее важнейшие структурно-типологические особенности. Достижение данной цели связано с решением конкретных задач.
    Первая состоит в обстоятельном и объективном рассмотрении всей доступной исследовательской литературы, ибо фундаментальное изучение проблемы начинается с анализа ее историографии.
    Вторая заключается в выявлении собственно древнерусских представлений о философии и мудрости не по вторичной по отношению к ним исследовательской литературе более позднего времени, но на основе подлинных памятников средневековой культуры, в первую очередь письменных текстов.
    Третья состоит в отборе круга источников, на основе которых можно рассмотреть все разнообразие и богатство древнерусской философской мысли. Совокупность источников должна включать в себя как вербальные (рукописные и старопечатные книги), так и невербальные (творения архитектуры, живописи, пластики, певческого искусства и др.) памятники.
    Подобное, на первый взгляд случайное и эклектичное, но по сути — наиболее адекватное по отношению к средневековой ментальности, пронизывавшей все сферы творческой деятельности, соединение всей совокупности

7

разнообразных источников требует выработки особой методологии исследования, ибо привычные стереотипные подходы здесь не срабатывают. В этом заключается четвертая, одна из важнейших, задач исследования.
    Кроме основной цели и перечисленных выше задач ставятся также и другие вопросы, связанные с общим концептуальным рассмотрением структуры и типологии русской средневековой философии. Предпринимается попытка уяснить специфику творческих методов древнерусских мыслителей и ход эволюции философской мысли в X—XVII вв., выявить соотношение русской философии XVIII—XX вв. с философской мыслью допетровского периода и место древнерусской мудрости в общечеловеческом культурном наследии.
    В основу исследования положена методология комплексного семиотического анализа источников, успешно применяемая в современных гуманитарных науках, но до последнего времени не нашедшая должного привлечения к историко-философским разработкам в рамках изучения отечественной средневековой мысли.
    Именно недостаточная разработанность эффективной методологии исследования источников является одной из причин, тормозящих дальнейшее развитие историко-философских разработок. Средневековая философия по ряду параметров принципиально отличается от современной, а древнерусская — особенно, в силу чего необходим радикальный пересмотр ряда установок узко позитивистского, европоцентристского, антимедиевистского, атеистического и иного характера, бытующих и поныне не только в обыденном, но и научном сознании.
    На основе многочисленных исследований специалистов разного профиля и собственных изысканий автором выстраивается обобщающая модель структурной организации древнерусской философии, в которой присутствуют этические, эстетические, философско-исторические, социальные, натурфилософские, гносеологические, логические и иные идеи.

8

    Впервые привлекается в качестве особой категории философского источника большой массив старопечатных книг, изданных преимущественно в Москве в XVII в., среди которых “Кириллова книга”, “Скрижаль”, “Грамматика” Мелетия Смотрицкого, сочинения Симеона Полоцкого (“Вечеря душевная”, “Обед душевный”, “Жезл правления”, “Псалтырь в стихах”) и др. Исследован ряд рукописей, не попадавших ранее в поле зрения историков философии. Прежде всего это относится к Азбуковникам, уникальным справочникам энциклопедического характера, которые как лексико-графические источники обстоятельно рассмотрены филологом Л.С.Ковтун.
    Вводится в научный оборот ценный источник по истории отечественной мысли — “Записки Дорофея Уткина”, создававшиеся в драматичные 20-40-е годы нашего столетия и отражающие понимание исторического процесса и собственной жизни с позиций старообрядческого народного мыслителя, сохранившего ряд своеобразных древнерусских особенностей миропонимания. Рукопись находится в частном собрании и была предоставлена автору филологом Т.В.Черторицкой, которой он выражает искреннюю признательность.
    Хотелось бы вместе с тем подчеркнуть, что многим из идей, выдвигаемых в качестве теоретических положений и выводов, автор обязан в качестве первичных импульсов, критически высказанных мыслей своим коллегам, с которыми он общался и специалистам разных направлений, чьи труды им изучались. Свой труд автор считает частным отражением общей коллективной работы, направленной на фундаментальное исследование древнерусского культурного наследия, и достаточно критически к нему относится.

9

***


    Русская средневековая философия является таким же исполненным высокой духовности явлением, как древнерусские литература, живопись, архитектура, с которыми она тесно связана в едином контексте культуры Древней Руси. Однако, в отличие от последних, она изучена недостаточно глубоко, не оценена по достоинству.
    С одной стороны, русская средневековая философия предстает как уникальный феномен, который отражает самобытный путь исторического развития Руси. С другой, она, подобно иконописи, тесно связана с византийскими истоками, а через них — с миром эллинской и восточной цивилизаций, а также с западной культурой. Потому, подчеркивая уникальный характер древнерусской мудрости, должно помнить, что она является неотъемлемой частью мирового философского и культурного наследия. Лишь в единстве двух этих сторон можно объективно понять ее подлинную сущность и справедливо оценить действительную значимость.
    Оправданным представляется выделение русской средневековой мысли в особый объект рассмотрения в рамках мирового философского процесса. Это также справедливо, как выделение в качестве самостоятельных феноменов средневековой немецкой, индийской, китайской и иной философии. В этом плане древнерусская мудрость является частью восточноевропейской христианской мысли, получившей развитие в Византии, на Балканах и других регионах общей православной культуры, конфессионально тяготевшей к единству в эпоху Средневековья при всех различиях исторического, этнического и политического характера.
    Применительно к отечественной философии в целом допетровский ее период рассматривается не как “предыстория” или “эпоха примитивного развития”, но как первый, начальный, основополагающий период, когда

10