Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Когнитивная эволюция и творчество

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 612694.01.99
В монографии исследуются социокультурные, логико-методологические и когнитивные (в том числе и когнитивно-личностные) аспекты развития научного знания, вэаимосвязь науки и культуры, культуры и творческих потенций личности, особенности синергетического стиля мышления, специфику различных типов культур с точки зрения используемых способов репрезентации и переработки когнитивной информации, мыслительную стратегию творчества ученых и правомерность здecь аналогии с логикой "мифологического" (или "архаического") мышления и т.д. В написании соответствующих разделов участвуют Меркулов И.П., Майданов А.С., Бескова И.Л., Князева Е.Н., Касавин И.Т., Рабинович В.Л., Опёнков М.Ю., Шрейдер Ю.А, Н.Л.Мусхелишвили, Черник В.С.
Когнитивная эволюция и творчество. - M., 1995. - 225 с. ISBN 5-201-01851-3. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/346906 (дата обращения: 26.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Российская Академия Наук 

Инсти1J'Т философии 

коrнИТИВНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ 
И 

ТВОРЧЕСТВО 

Москва 

1995 

ББК 15.13 

К-57 

К-57 

Ответственны. редактор 

доктор философскнх наук Н.ПМеркуJUНJ 

Реценэенrы: 

доктор философских наук: В.ПФwиzпим. 

кзндитат философских наук в.н.лорус 

КоmИТИВНaR ЗВ01lЮЦИJI и творчество. M~, 1995. 
225 с. 

в 
",онографии 
исследуютси 
социокультурные, 
логико... етодологические и когиитивные (в ТО'" числе и когнитивиоличностные) аспеltТЫ развитии научиого знании, вэаимосвизь 

науки и культуры, культуры и творческих потенций личнос"1f, 

особенности 
СИНf.preтического стили ... ышлении, специфику 

различных типов культур с ТОЧКИ зрении используемых способов 

репрезентации 
и 
переработки 
когннтивной 
инфор ... ации, 
... ыслительную стратегию 11IOрчСС'П18 ученых и правомерность 

sдecь 
аналогии 
с 
логикой 
• ... ифологического· 
(или 

·архаического·) мышлении и Т.д. В написании срответствующих 

разделов уча~ 
Меркул')в И.П., Майданов АС., Бескова ИЛ, 

КНИ1ева Е.Н., 
Касавин И.Т., 
Рабинович ВЛ., 
Опё!нков М.Ю., 

Шрейдер ЮЛ, НЛ.Мусхелишвили, Черник В.С. 

ISBN 5-201-01851":3 
© ИФРАН, 1995 

Предисловие 

в предлагаемом вниманию читателей коллективном труде 

исследуется широкий спектр проблем, касающихся культурномировоззренческих и логико-методологических аспектов развития научного знания, взаимосвязи когнитивной и культурной 

эволюции, когнитивных особенностей творческого мышления. 

Ряд статей специально посвящен анализу иерархической организации систем знания, способов репрезентации, обработки и передачи когнитивной информз п ии, выявлению когнитивных характеристик менталитета ·восточноЙ· и ·западноЙ· культур. Рассматриваются также и такие вопросы как, например, многоплановый 

и мноroлинейный характер логики открытия, механизмы рождения нового знания, сoorношение "понимания· и ·постижения· и 

т.д. В основу большинства статей положены доклады и выступления участников Всесоюзной конференции по логике, методологии и философии науки (Минск, 1990 г.). 

Не претендуя на исчерпывающую полноту и завершенность, 

авторы даиного труда стремились показать, какие новые возможности для изучения развития научного познания, более глубокого 

ПОlIимания индивидуального творчества открывает теоретикоинформационный подход и его приложения к эпистемологии, к 

исследованию эволюционных изменений КОГНИТИВIIЫХ характеристик мышления людей и анализу культуры и межкультурных 

различий. В частности, это позволило, отказавшись от унаследованных еще в значительной мере от XIX В. традиционных эпистемологических представлений, связать когнитивную эволюцию 

с процессами смены доминирующих когнитивных типов мышления (пространственно-образпого и знаково-символического), а 

эволюцию культуры с изменениями информационных систем, 

включающих в себя, кроме всего прочего, мифы, верования, искусства, знания, доказательства и т.д. Наряду с теоретико-информационным подходом щцутимую пользу, как это ПИДIIO из 

материалов книги, здесь также приносят идеи и принципы энисте~ш .. ескоЙ логики, когпитивпой психологии И социологии, си
стемного анализа, синергетики и т 
.д., которые, помимо других 

областей знания, MOryr успешно применяться и для изучения 

когнитивных процессов, эволюции ментальности. 

Мы очень признательны рецензентам к.ф.н. Порусу В.Н., 

д.ф.н. Филатову В.П., которые ознакомились с рукописью книги и 

сделали МJlОГО полезных замечаний. Разумеется, всю ответственность за возможные ошибки несут авторы. Мы хотим также поблагодарить Кривых Л.В. за помощь в технической подготовке 

рукописи. 

ЖИТЬ ПРОСТО ИЛИ просто ЖИТЬ? 

(Уроки святого Францuска) 

ВJI.Ра6UН08UЧ 

"Doctor seraphicus" - ·любвеобильный доктор·. А может быть, 

просто влюбленный? Но во что? В кого? В живое ... Во все как в 

живое. В каждое божие творение. 

Франциск из Ассизи (ХН век) только и делает, что освобождает жизнь от якобы жизни. И даже не освобождает, а вот так и 
живет - богу и природе угодной жизнью. 

Жизнь как чудо; как личное воление-игра. Естественное как 

сверхъестественное. 

у Франциска сразу два учителя: Прироца и Иисус Христос, 

Христос и Природа. Они его учат жить. У этих учителей каждый 

раз может быть лишь один-единственный ученик. Остальные в 

этом удивительном классе на шпаргалках и подсказках. Но и 

сам ... учит жить. Учит жить или просто живет? Живет по любви 
тем и учит? 

"Вне школ и систем· (Пастернак). 

Но ... забегаю вперед, а надо бы по порядку . 
• ... Брат Лев ... : Отец, я прошу тебя во Имя Божие, скаж.и 

мне, в чем же совершенная paдOCTL .. ."l. 

И Франциск отвечал ему ... Нет-нет! Не ему (ему он ответил 

словом), а папе Иннокентию 111 - делом, простодушным человеческим жестом, естественным, как листок на ветру, как роса на 

этом листке или как воробушек - росинку эту в ОХРИllшее горло ... 

Что же 011 там сделал такое? 

Средневековый хронист рассказывает: Папа Иннокентий III, 

выслушав среди кардиналов консистории устав божьего человека 

Франциска, нечесаного, с длинной бородою, в лохмотьях, с нависшими черными бровями, сказал ему: "Ступай, сын мой, и поищи свиней; с ними у тебя, кажется, более общего, чем с 

людьми; попаляйся с ними в грязи, передай им твой устав и 

упражПЯЙСЯ па них в проповедях твоих". Франциск наклопил 

голопу, вышел и, найдя стадо свиней, в точности так и IIОСТУПИЛ: 

1 I {осточки святого Франциска Ассизского. М., 1913. с. 28. 

стал валяться с ними на земле. Весь в грязи он ·вернулся и вновь 

к папе: "Владыко, я исполнил твое приказание; услышь и ты 

теперь мою мольбу"2. Растроганный и огорченный собою, папа 

выслушал Франциска, человека божьего. 

Вопрос ответ. На слово дело. В результате целая жизнь, 

сложенная из таких вот жестов-поступков. Легко сложенная 
простодушно, как У юродивого, беззаботно, как у ребенка играющего, внезапно, как у жонглера-эксцентрика, весело, как у ваганта-бродяги ... 

Сквозь текст проступила жизнь, ставши образцом, примером, поучением. Не для всех, конечно. Зато надолго вот уже 

восьмое столетие. 

Какая-то совершенно новая - внетекстовая - педагогика: УЧIтельская, а не ученая; ученическая, а не школярская. А может 

быть, и не учительская вовсе? Да и педагогика ли? Без зубрежки, \ 

без латыни, без выволочки за нерадение, а учит. Учит Jlи?. 

Пробирает до дрожи. 

Слеза. Воробушек. Божья роса. Листок на ветру. 
К свиньям - и роса божья? Но вовсе странно: Франциск и ... 

учит. 

Всмотримся. 

Ради Христа ... 

Христое покаяния и Христос, открывающий своим ученикам обетование о Страшном суде. "Темные века" знали Христаучителя, учившего прежде всего этому. Но... Христос, радующийся в Капе Галилейской и заповедуюший подражать лилиям 

и птицам небесным. Именно у этого Христа учится ассизский 

святой. Следует ему. И все это на фоне ожидания европейским 

человечеством Христа грозного судии в тревожные предфранцисканские времена. 
Но (еще раз): Христос, протягивающий ученикам новозаветные хлеб и вино, что в одной его руке, а другой рукою обрекающий на вечные муки тех, кто осужден. 
А таинства меж тем поверяются разумом: свидетельства 

Христа о себе, явленные в природе и в людях, слабо приемлются. 
И вот уже Антихрист почти что здесь, а Христос едва ли вне 

мира. Такие дела... 
. 

Начинается новый урок: Христа Франциску; Франциска 
миру; Христа через Франциска, как и двенадцать столетий назад, 
- всем, всем, всем ... Только теперь уже через Франциска - ученика 

и учителя купно, беСКJlИЖJlОГО действователя. Тринадцатый уче
2 
ЦИТ. по: ЧесmерmОIlI~к. Вечн!.:Й человек. М., 1991. С. 2S. 

6 

ник Христа, но только из ХН века: именно Христа, предстапленного во всей своей полноте в Евангелии, но и в природе. ЛИLIIIЫЙ 

ученик У~ителя: здесь и теперь; в сей и в каждый последующий 

миг. Ученик - со-мученик Учителя. Со-мучение, но и со-радование Учителю. Со-радование, Ч это, конечно, в перЕУЮ очередь. А 

потом и со-мучение, внешне засвидетельствованное в кровоточащих крестных ранах-стигматах Франциска из Ассизи. Взаимолюбие? 

Больше, чем просто учитель. Больше, чем просто ученик. 
Любимый JI родной. УЧИТCJIЬ. Такой же, хотел бы верить этот 

ученик, - и ученик, родной и тоже любимый. 

Радостная Христова школа. Учение в радость. 
Меньшие братья так говорили тем, кто хотел учиться: "Мы 
скоморохи Господни и в награду за это мы хотим от вас, чтобы 
вы предались истинному покаянию"З. И Франциск к сему прибёiWIЯЛ: "Что же такое слуги Господа, как не скоморохи Его, которые должны растрогать сердца людские и подвигнуть к радости 

Духовной?"4. 

Это была "школа" со-мучения и со-радования. И первым успехом ее, этой школы, в лице ее учеников, бьmо восстановление 

поколебленных таинств: евхаристия живое свидетельство продолжающейся земной жизни Учителя, постигаемого не столько 

через слово, сколько через прямое (именно прямое!) общение с 

ним. (Не потому ли жизненный жест - к свиньям по приказанию 

папы как бы ответ на вопрос о том, что такое совершенная радость; внетекстовый, внесловесный ответ?). 
И при всем при том - земная насущная школа. Учителя шобят и уважают как сына человеческого, но и боятся как божьего 

сына ("Приветствие добродетелям· Франциска). А залогом зеМIIОсти, настоящести этой школы было ощущение Христа-учителя 

всеми этими любознательнейшими, готовыми к немедленному 

поступку во IIМЯ, учениками, главный из которых - Франциск (011 

же и учитель). 
По жизни Христа следует лично, собственным волевым усилием, прожить свою жизнь. я сказал "волевым усилием", а между 
тем его, этого усилия, не дОлжно видеть, и потому оно само не 

должно тяготить: легко и просто играючи. Добровольно, но с 

ударением на добре - доброй игре. А воля? - Это о другом ... 

Кажется, прямо противоположиый всей книжной учености 

ход: слово представляется делом (не наоборот!). Слово - в жизнь, 

~ Цит. по: Цветочки святого Франциска Ассизского. С. Х. 

Там же. 

7 

которую уже потом не 
преподать. Но слово 
научения 
в 

"Приветствии добродетелям" Франциска есть точное слово в 

жизни Иисуса Христа; собственно, сама эта жизнь. Значит, от 

жизни к жизни. от всецелой жизни, данной Франциском в системе слов о ней (целостном тексте о ней), к жизни-копии, 

жизни-слепку, зеркальному отражению жизни Христа. Подражание как ·школьное" дело жизнесложения. И тогда, конечно, при 

такой "учено-дидактической" сверхзадаче сложенный из слов 

текст - вовсе не сумма добродетелей, а свойства живой личности, 

живого человека, составившие этот стереоскопический, удивительно живой lIOpтpeт того, кто ... Живой миг, миг живой жизни, 

свидетельствующий о целой жизни. Может быть, даже и ... вечной. 

Потому и текст "Приветствия .. ." вовсе уже не текст, а текстжизнь - сама жизнь Христа (так же, впрочем, как и сам Христос 
- всё; и в нем - всё: во всей своей всейской совершенной полноте 

полнящейся вечностью). И значит, и в самом деле - от жизни J( 

жизни. А текст как бы между прочим, так себе: только для того, 

чтобы как-то сказать. Подражать не учению Иисуса Христаs а самому ему, его жизни, ибо "Я - есмь путь, истина и жизнь" ,- говорит о самом себе Христос. Жизнь есть путь. Прожиl'Ь жизнь 
пройти этст путь. Путь подражания, но не точь-в-точь. С твор-, 

ческими разночтениями, в режиссерском, если можно так выразиться, прочтеllИИ. В личном прочтении, ОГраниченном прежде 

всего добродетелью· смирения. Говорят (в седьмом цветочк(.): 

когда Франциск постился в Четыредесятницу и вполне мог обойтись вовсе без пищи, он вкусил-таки хлеба нарочно, - дабы чего 

доброго не встать вровень с Иисусом по части поста. Подражаllие 

подражанием, но до предела, не преcтynая I'ОРДЫННОГО отождествления. Рядом, "близи, но не один к одному. 

Таков сценарий этого -учебнс~ 
'о фильма-, СЫГранного одним 

актером, им же и поставленного. Жизнь как раЗЫГранное действо, 

не отличимое от жизни простого, смиренного, любвеобильного и 

пocлyumивого беднячка (poverello) Франциска в подражание еще 

более простому и смиренному, совсем уже кроткому и полняще
муся любовью нищему Христу. 
. 

Сын человеческий (он же сын божий) вновь сошел в мир. И 

тогда вновь дозволено (больше того: вменено в обязанН(х:ть) любить людей (каждого в отдельности) и природу (в отдельности 

каждую тварь божью и даже каждое неодушевленное природное 
божье - творение) . 

.5 
ЦИТ. по: Цв~очки СВЯТОГО Франциска Ассизского. С. XIV. 

8 

Итак, природа (с людьми уже все ясно) noзвращена Христу 

и потому должна быть возлюблена. Но сначала увидена, узнана в 

лицо, отмечена и отличена. 

"Я новое утро в лицо узнаю" (Пастернак). 

Не здесь ли начало люБО9ания, внимания, а потоУ. и познающего изучения эмпирических отдельностей естеС1венного мира 

ради самих этих вещей? Ради них самих. И только ради них. 

Собственное свое тело Франциск называет "братом ослом"; 

добродушно называет, потому что тут же и говорит: ·РадуЙся, 

брат тело, ибо отныне я охотно бlду исполнять твои желания и 

поспешу помочь твоим горестям" . Брат тело! Может быть, впервые за ХН веков так: брат ... Но брат, конечно же, одухотворенный. 

Видите, вот уже идет наш Франциск к императору в надежде 

умолить оного не убивать жаворонков, потому что эта пичуга 

особенно предана Иисусу Христу: .У брата жаворонка шлык как у 

монаха, и он смиренная птица, потому, что охотно ходит по дороге в поисках хлеба. Летая, он слаuит Господа очень сладко, как 

добрые монахи, презираЮЩllе земное ... Одежда его (КРЬUlья) похожа цветом на землю и этим он дает пример монахам, чтобы не 
носили ОIlИ расцвеченных и тонких одежд·7. 

Бедная птичка жаворонок! Нищая и смирная, потому и христолюбивая. Но здесь жаворонок - еще и учитель; 011 учит МОllахов, причем чему надо учит. Добродетельно вн~шним видом 

учит. 

·Даже к червям он питал любовь, ибо в писании сказано о 

Спасителе: я есмь червь, а не человек·. И он их собирал с дороги 
и относил в безопасное место, чтобы путники не раздавили их"8. 

Верно: "ибо в писании сказано". Но в писании сказано обо всем, и 

потому все достойно любви и так: без ссьшки на источник. И не 

только червь, но и камень, ибо в тексте сказано: "На высокий камень вознес ты меня". Что уж тогда говорить про брата Дерево, 

брата ОГОНЬ·lШИ брата Солнце. 
Но в том-то все дело, что и брат Червяк и брат Солнце 
равно братья, потому что равно БОГОУl,()ДИЫ. 
И все эти названные братья по-братски же относились и к 

ФранцискУ. 
Пантеизм? Нет, конечно. Потому что предмет любования 

для Франциска (по отдельности, понятно) не бог-природа, а 

природа в боге. Они для него ·ради Христа", ибо одушевлены 

богом. Они для него - каждый бог: во всецелости и единствен
6 
ЦИТ. по: ЦветоЧКИ свитоro Фраlщиска АссизскOI'O. с. XIV. 
7 Там же. с. ХХIII. 
8 
Там же. 

9 

ности, В вечной полноте мгновения. Бог ... Но и тварь божья, 

только начатое быть божье - еще не смышленое - творение. 

И он учит их всех: проповедует сестрам ласточкам и братьям 

цветам, ибо сказано проповедовать "всей твари", потому что Христос "бьm со зверями". 
Мир Франциска шире, но в то же время подробней, конкретней, многообразней. Пафос всматривания словно естествоиспытательский (в будущем, конечно) пафос. 

Вовсе не книжный человек, Франциск лелеет и бережет всякую бумажку с буквами, потому что из букв может быть сложено 

имя божье. Хвалить бога - дело гордынное, а вот творения божьи 
- дело другое: потому что все они - тоже Христос. 

Серафический "доктор" Франциск "возвестил о продолжающемся еще пребывании Христа в мире", но возвестил неслыханным дотоле умением прожить собственную жизнь в подражание Иисусу Христу как новый ученик Христа, не весть откуда 

взявшийся на земле спустя чуть ли не двенадцать столетий. 

Таковы примерные вешки, кои следовало расставить, дабы 

как-то вымерить эту поистине безмерную всехристианнейшую 

аудиторию, в которой - живя проповедовал людям, птицам и 

волкам ассизский подвижник Франциск. 

"Евангелие от народа". 
А что теперь? А теперь вот что. 

ПО'Jитаем "Цветочки святого Франциска", представляющие 

собой Б слове запечатленную жизнь этого замечательного человека. Но что такое в слове запечатленная жизнь, если это слово 

сказано двести лет спустя после свершения самой этой жизни - в 
XIVBeKe? Жизнь, завершившись, впрочем, и не могла стать словом о ней в син:.ронпом со-бытии с такой именно жизнью, с самого начала чуждой какому бы то ни· бьmо слову о ней. Эrо бьmа 

жизнь принципиально вне текста, ибо бьmа нечаянно радостной 

и божественно случайной, как дитя играющее. Но житие о такой 

жизни, данное в слове (а в чем же еще?), спустя время не только 

возможно, но и нравственно необхuдимо. "Цветочки" - это и есть 

то самое. 
Житие - предание - легенда ... 

·ЛегендоЙ ставший, как туман" (Есенин). 

Собственно, почему "как 'fYI':aH"? Предание как память народа фантастичней, но зато и концентрированней в статисти:чески надежном правдоподобин, чем мгновенная правда факта; и 

потому, может быть, истиннее ЭТОГО одного факта, канувшего в 

изошедшее во времени небытие, не успевшее стать словом. Но 

10