Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Особенности проявления подтекста в социально-культурной сфере

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 613449.01.99
Гойхман, О. Я. Особенности проявления подтекста в социально-культурной сфере / О. Я. Гойхман // Цивилизация знаний: проблемы модернизации Росии. - Москва : РосНОУ, 2010. - С. 274 - 276. - ISSN 1998-4588. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/365331 (дата обращения: 02.03.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
УДК 008
ББК 71.05
Ц 58

Цивилизация
знаний:
проблемы
модернизации
России:
Труды Одиннадцатой Международной научной конференции, Москва, 23-24 апреля 2010 г. - М. : РоеНОУ; 2010. - 684 е.

ПРОГРАММНЫЙ
КОМИТЕТ

Председатель
ЗЕРНОВ В.А., Д.Т.н.

Сопредседатели:
КАПИЦА СЛ., д.ф.-м.н.
ПИВОВАРОВЮ.С.,
академик РАН
КЛЕЙНЕР Г.Б., Д.З.н., ЧЛ.-корр. РАН

Заместитель
председателя
ПАЛКИ Н Е.А., к.ф.-м.н.

Ответственный
секретарь
САВЕЛЬЕВ АД., К.Т.н.

Члены комитета:
АБДУРАХМАНОВ Р.А., К.пе.Н.;АЗАРНОВ Н'н., К.пе.Н.;БЕЛАЙЧУК А.К,
К.т.Н.;БИРЮКОВА А.В.; БОНДАРЕНКО Н.В., к.Ю.Н.;ГЕРАСИМОВ в.и.,
к.филол.н.;
ГОЙХМАН
о.я.,
Д.пед.Н.;
ГОЛИЧЕНКО
O.r.,
Д.З.Н.;
ДАВЫДОВ r.A., К.пе.Н.; ДВОРЯНКИН
с.В.,
Д.т.Н.; ИВАНОВА
О.Ю.,
К.культурологии;
КАWИРИН
в.п.,
К.пе.Н.; КОРОЛЕВ
В.И.,
Д.З.Н.;
КРЫЛАТЫХ
Э.Н.,
Д.З.Н., академик
РАСХН;
КРЮКОВСКИЙ
А.С.,
д.ф.-м.н.; КУЛЬКИН А.М., д.ф.н.; ЛОБАНОВА Е. В., Д.пед.Н.;ЛУКИН Д.с.,
д.ф.-м.н.;
МАЕВСКИЙ
В.И., Д.З.Н., академик
РАН; МАХТАЕВ
М.Ш.,
Д.Ю.Н.;МИНАЕВ В.А., Д.т.Н.;МИТИРЕВА Л,н., к.филол.н.; МОРОЗОВА
Н.С., К.З.Н.; НИКИТОВ
с.А.,
д.ф.-м.н.,
ЧЛ.-корр. РАН; ОТАРАWВИЛИ
З.А.; ПРЯНИКОВА B.r., д.пед.Н.; РАСТЯГАЕВ Д.В., к.ф.-м.н.; РЕГЕНТ
т.М.,
Д.З.Н; СВЕТЛЫWЕВА
В.Н.,
к.филол.н.;
СОЛОНИЦЫН
В.А.,
к.пед.Н.; СТУПАКОВ г.п., Д.М.н.,академик РАМН; ТЫРТЫШНЫЙ
А.А.,
К.пе.Н.;ФРОЛОВ А.И., К.иет.Н.;ЧАЙНИКОВ В.В., Д.З.Н.;ШАБАНОВ r.A.,
Д.пед.Н.; ШЛЫКОВ В.М., к.филое.н.

ISSN 1998-4588

Издательство Российского нового университета

© РоеНОУ, 2010

В.А. Зерн

ИД
Гра'

В.и. Мае

О.ГГОЛ/,j

э.н. Крь

А.М
Тар

АД
Гур/

В.А.Мт

Ф.? Янn

АД
Сав

А.В. Бuр

В.В. Мш

н.н. Ос.

д.н Са,

В.МШ

СЕ. Во}

ЛЗ. Нв

В.А. Ок

•

о.я. Гойхман1

ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ ПОДТЕКСТА
В СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ
СФЕРЕ

О.У. Goikhman

PECULIARITIES
OF ТНЕ SUBTEXT
IN SOCIAL AND CULTURAL SPHERE

Расскюывают:
некий гражданин
подал в суд
на человека, который оскорбил его, обвинив в нечистоплотности.
Судья признал
иск обоснованIIЫМи предложил человеку немедленно и прилюдно извиниться,
назвав некоего гражданина
честным. Человек выполнил решение суда. Он встал и
произнес слова, которые требовал судья: «Некий
гражданин честен. Извините!»
Только в устной речи, по точному высказыванию Ираклия Андроникова,
«как человек сказал, превращается - в что человек сказал, ибо интонация может придать слову множество
новых
смыслов и даже обратный смысл». Действительно, произнесение слов - не только выражение понятия, но и речемыслительная
деятельность,
поэтому в процессе речевой коммуникации слово может приобретать различные оттенки, придающие
ему нередко иной, подтекстный, смысл.
Как известно, подтекстное содержание опирается на намек, о котором адресат может или должен догадаться. В одних случаях автор заинтересован, чтобы адресат догадался о подтексте, а ктото другой - чтобы не догадался или же не смог доказать, что «это» сказано. В других случаях автор
может быть заинтересован
в том, чтобы об этом
догадался кто-то другой, а сам автор мог претендовать на то, что «это» выскюано
(например,
в
только что приведенном сюжете).
Затекстное и подтекстное содержания в одних
случаях вполне различимы, а в других - сливаются. Например, в официально-деловом
документс
возможна аргументирующая
ссылка на какое-то
постановление
по проблеме
содержания
текста.
Если у автора нет иного намерения,
кроме аргумснтирующего
напоминания,
то это затекстное

I Доктор педагогических наук, профессор ноу
ВПО «Российский новый университет».
(()Гойхмано.я., 2010.

274

содержание, но если автор намекает на предусмотренную постановлением
ответствснноеть
за игнорирование
данного аргумента,
то налицо подтекстное содержание
Подтекст, понимаемый
как семантическая
категория текста, формируется
путем использования лексических и грамматических
единиц и стилистических
приемов. Существуют
разные классификации
подтекста.
Например,
по
степени
скрытости выделяют подтекст:
1) отдаленныйотфактуальной,содержательнофабульной информации;
2) приближающийся
к такой информации;
3) почти слитый с этой информацией.
По
значимости
подтекстовой
информации
ра:шичают:
1) ДОМИНИРУЮIJJ,ИЙ
подтекст, то есть lIесущий
основной смысл, ядро информации, заложеНlЮЙв
тексте, ее идею;
2) сопровождающий
IlOдтекст, обладающий
средней
степенью
скрытости
(имплицитности)
и не поднимающийся
до уровня концептуальной
информации текста;
3) фоновый подтекст, создаlOЩИЙфон и обладающий
меньшей значимостью
содержащейся
в
нем информации.
Чем болсе скрыт
подтекст,
тем важнее его
роль для полного понимания текста.
Подтекст возникает на уровне более высоком,
чем уровни слова и предложения, но он неизбежно опирастся на них, вырастает из их сочетания и
взаимодействия.
При этом lIа лексическом уровне первостепенное
значение приобрстают ассоциативные и особенно КОШlOтативныеаспекты слов.
Существуют
многочисленные
определения
коннотации: на основе семантических
свойств (добавочное значение); с учетом системных свойств
языкового выражения (синонимия,
антонимия); в
принадлежности
к определенным
формам суще
ствования
Я'3ыка (литературный,
диалепный
и
т.д.) и др. Определение
коннотации,
более близкое к аспектам
подтекста,
приведено
в Лингводидактическом
энциклопедическом
словаре:
Коннотация
I. Эле.меmnы САfысла высказывания, воз//икающие из взаu.модеЙствия исходных
значений nредложенuй
u слов с раЗЛ1/Чflымизначению.1Uпод влияниеонKO/lmeKCma
и ситуации речи.
2. Дополнительное
содер.жание лексической
едиffUlfbl, которое накладывается на ее OCHOB/lOe значение.
В книге, написанной спичрайтерами
Б.Н. Ельцина, есть такой эпизод.
Ilрезидент
России давал обед в честь
короля
и королевы
Непала.
В группу спичрайтеров
поступил заказ: подготовить тост, который Борис Николаевич
там произнес бы. Спичрайтеры
решили в основу текста
вставить распространенную
в Непале поговорку:
«И яшма не бывает без изъяна».
Конечно же, яшма действительно
не бывает
без изъяна, как, впрочем, и другие полудрагоценные и даже драгоценные
камни, но смысл высказывания в другом: все МО.JlCетслучиться или, как
говорят у нас, 1/ "а старуху бывает nроруха (кстати, старуха здесь также ни при чем). Тост получился на славу, говорилось,
что отношения
России с Непалом развивались
по-разному:
были и
хорошие времена, и не очень - но ведь и яшма не
бывает без изъяна. Все было бы отлично, если
бы не одно обстоятельство:
имя королевы Непала в персводе на русский язык означало «яшма».
В последнюю минуту удалось отозвать текст, переделать его и таким оБРа30Мизбежать международного скандала.
Следует отметить, что в тексте зачастую может
проявиться
подтекстнос
содержание,
не предусмотренное автором, даже нежелательное,
показывающсе пробел в его культурном развитии,
а
также унижающее
адресата,
выражающес
неискренность, превосходство
и др. В качестве примера приве),ем объявление, размещенное
у входа
в одно из подмосковных
кладбищ: «Захоронения
на этом кладбище
запрещены.
Пользуйтесь
новым комфортабельным
кладбищем в пас. Ивановское». Подтекст этого объявления,
построенный
на слове «комфортабельный»,
- желание работников кладбища показать всем свое знанис красивых иностранных
слов, но знание и правильное
использование не одно и то же.
Другой пример. Некая столичная
фирма отправила на свой филиал, находящийся
в небольшом поселке
Пензенской
области,
такой
факс:
«Заключение финансовых
договоров
с предпринимателями о выполнении каких-либо услуг является прерогативой фирмы». Слово «прерогатива»

использовано
с желанием (специально или бессознательно)
ПОКа3атьсвое превосходство,
«поставить на место» адресата. Ведь, по мнению специалистов, активный и пассивный запасы слов, понятия которых доступны
среднеобразованному
носителю русского языка, не превышают 35 ТЫС.,а
всего в руееком языке, включая специальную, диалектную,
сленговую
и др. слои лексики, более
200 тыс. слов.
Скорее всего, слова «прерогаТИВа» нет в лексическом
запасе
предпринимателя
из
небольшого поселка,
и в этом нет ничего удивительного. Удивительно
другое: зачем демонстрировать
свое превосходство
и унижать своего партнера по
бизнесу, просто человека. Разумнее было бы написать «преимущественное
право». Другое дело,
если факс был бы отправлен в министерство или
налоговую инспекцию.
Весьма
интересно
подтекстовое
содержание
проявляется
в речевых тактиках, тайный смысл
которых нередко противоположен
логикс текста.
Рассмотрим
такую
ситуацию.
К председателю
дачного кооператива приходит члсн кооператива
и говорит: «Вы предложили скинуться по тысяче
рублей на ремонт дороги. Мне-то все равно, я готов хоть по две тысячи, но другие очень недовольны и готовы жаловаться». Здесь возможны два варианта речевого наведения.
I. Это просто речь, никакого подтекста нет, и
прсдседателю
стоит задуматься над сложившейся
ситуацией.
2. Использована
речевая тактика положительной самопрезентации,
которую голландский ученый ван Дейк назвал «сдвиг»: на самом деле именно говорящий никак не хочет отдавать свои деньги, а мнение других членов кооператива ему неизвестно, да оно его и нс интересует.
Итак, слово высказано, но нет ли в нем другого смысла, чем мы традиционно его понимаем?
В сентябре
2009 года в Москве
разгорелся
нешуточный
скандал.
Над шашлычной,
которая
полвека радовала
посетителей
вкусно приготовленной едой, появилась новая вывеска: «Антисоветская шашлычная».
В мэрию посыпалиеь
возмущенные
письма ветеранов, префект Северного
округа распорядился
снять вывеску, однако владелец заведения
недоуменно
пожимал плечами:
«Я просто имел в виду, что шашлычная находится
nрЯ.lfO1lаnротuв гостиницы "Советская"»! Трудно
сказать, лукавил ли владелец, но именно возможность политического
аспепа
его поступка,
чем,
кстати, тут же воспользавались
истинные антисоветчики, и вызвана негодование общественности.
Некий
предприниматель
в Сыктывкаре,
для
того чтобы его такси приносило больше прибыли,

275

вывесил известный
всем плакат, но вместо слов
«Ты записался добровольцем?»
написал: «Ты вызвал такси?» Кстати, это не единичный случай в
пракгикс,
когда некорректно
используют
слова,
которые так много говорят об исторически
дорогом и значимом для нас. Неужели эти шутники не
понимают оскорбительного
подтекста своего поступка?
Как понять: нас хотят оскорбить
или просто
шутят?
В июле 2009 года в газете «Комсомольская
правда» была напечатана информация о том, что в
Хабаровске судебные приставы попросили филологов составить словарь бранных (не матерных)
выражений,
чтобы на суде они точно понимали,
оскорбляют ли участники процеееа друг друга.
Возникает вопрос: в каком случае произнесеllнос слово является бранным? Допустим, является
ли бранным слово «глупый» или оно имеет только
отрицательный
смысл? Если да, то тогда все слова с отрицательным
смыслом следует относить к
бранным.
С другой стороны, если мы говорим кому-то
«осёл», то здесь сеть оскорбительный
оттенок, но
если мы сталкиваемся
с демонстрацией
упрямства, то просто хотим усилить свое мнение о поведении упрямца. Если вам кто-то на ногу наступил и вы в сердцах сказали: «бегемот!», то это выражение экспрессии, не более. Но если вы так назвали толстого больного человека,
то слово это
имеет оскорбительный
оттенок. Если мы говорим
о высоком стройном мужчине «олень», то хотим
подчеркнуть эти внешние признаки. Но если при
этом всем известно, что ему И:~l\1еняетжена, то в
подтексте явно присутствуст элемент насмешки.

27б

В завершение следует сказать, что подтекст, к
сожалению, не всегда понимается читателем/слушатслем, либо понимается
по-свосму, или не до
конца, в силу личностных
особенностей
воспринимающего
(общего уровня культуры, образования, жизненного опыта и т.д.), либо предполагается там, где его нет. Именно точное восприятие
и понимание подтекста - одна из важнейших проблем, от решения
которой зависит
успешность
коммуникации.

Литература

I. Ван Дейк, ТА. Язык. Познанис. Коммуникация. ~ М., 1989.
2. Гойхман, о'я., Надсина, ТМ. Речевая коммуникация. - 2-е изд. - М. : ИНФРА-М, 2006.
3. Ильин, А., Каеацкий,
В., Никифоров,
Е.,
Пихоя, Л. Отзвук слова:
из опыта работы спичрайтеров первого президента России. - М. : ИМАПресс, ]999.
4. Культура
русской
речи:
энциклопедический словарь-справочник
/ под ред. Л.Ю. Иванова, АЛ. Сковородникова,
Е.Н. Ширяева.
М.:
Флинта:
Наука, 2003.
5. Лингвистический
энциклопедичсский
словарь. - 2-е изд. дополн. - М. : БРЭ, 2002.
6. Пьянов, А.С Загадка И.JI.А : рассказы об
Ираклии Андроникове. - М. : ПАРАД, 2008.
7. Унайбаева,
Р.А.
Категория
подтекста
и
способы
его
выявления
(на
материалс
англоамериканской
художественной
IlРO'JЫ
ХХ
в.).
АКД. - М., 1980.
8. IЦукин, А.Н. Лингводидактический
энциклопедический
словарь. - М. : Астрель, 2007.