Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Глава 7. Справедливость и экономика

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 619519.01.99
В книге изложены взгляды автора по дискуссионным вопросам, относящим- ся к научной характеристике современной экономической модели, функциони- рующей в наиболее развитых странах и названной автором социально-регули- руемой рыночной экономикой. Предлагается авторская концепция обновления исходных (онтологических) основ экономической теории и ее обогащения на основе признания регулирующей роли государства в современной рыночной экономике. Анализируются уроки мирового финансово-экономического и долгового кризиса, которые необходимо извлечь для оздоровления практики хозяйствования и ее теоретического осмысления. Для научных работников, аспирантов, студентов и всех интересующихся проблемами современной экономики.
Князев, Ю. К. Глава 7. Справедливость и экономика [Электронный ресурс] : глава / Ю. К. Князев // Современная экономика - синтез рынка и социального регулирования: Монография. - Москва : ИНФРА-М, 2014. - с. 145 - 174. - ISBN 978-5-16-009572-1 (print), ISBN 978-5-16-100816-4 (online). - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/464803 (дата обращения: 02.03.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
DOI 10.12737/2477.7

Глава 7. СПРАВЕДЛИВОСТЬ И ЭКОНОМИКА

В развитии современного глобального кризиса прослеживаются 

несколько этапов: начался он в финансовой сфере, затем перекинулся на 
реальное производство, некоторое хозяйственное оживление после достижения дна экономического спада совпало с обострением всеобщего 
долгового кризиса, после чего последовала фаза социальных потрясений. 
Резко усилившиеся в 2011 г. массовые волнения, охватившие как ранее 
благополучные, так и менее развитые европейские страны, а также ряд 
арабских государств Северной Африки и Ближнего Востока, были, несомненно, обусловлены последствиями кризиса, выразившимися в замедлении хозяйственной активности, росте безработицы, падении уровня жизни основной массы населения, сокращении государственных социальных 
программ в условиях строгого режима экономии, вызванного необходимостью уменьшения бюджетных дефицитов и выполнения срочных долговых обязательств. Революционные события в арабских странах, приведшие к смене правящих режимов, также связаны с последствиями кризиса, хотя там и не было проблемы чрезмерной государственной задолженности. Инициатором перемен там стало молодое поколение людей, 
сумевших получить хорошее образование, но не способных найти работу 
в условиях кризисной экономической депрессии. Антиправительственные 
выступления пошли по второму кругу, когда оказалось, что жизнь после 
революций не налаживается, а становится еще хуже.

Как само возникновение кризиса, так и его разрушительные по
следствия привели к тому, что вновь актуализировался вопрос о социальной сущности капитализма, о его жизнеспособности, о совместимости 
этого общества с общечеловеческими идеалами справедливости. Окрепло 
всемирное движение антиглобалистов, получившее поддержку в лице тех, 
кто осознал пороки не только современной несправедливой глобализации, но и господства финансового капитала как такового. Волна протестов, прокатившаяся одновременно по восьмидесяти двум странам под 
красноречивым лозунгом «Захвати Уолл-стрит!», свидетельствует о все 
более массовом понимании истинных причин кризисных перипетий, о 
нежелании простых людей в одиночку расплачиваться за просчеты и непомерную алчность финансистов, ввергших мир в долговую катастрофу и 
благополучно уходящих от ответственности за свои деяния, продолжая и 
в разгар кризиса наживаться на использовании огромных бюджетных 
средств и возросших биржевых и валютных махинациях.

В этой связи оживилась дискуссия о возможности превращения 

современного капитализма в более справедливое общество. Потребовало уточнения само понятие «справедливость» в применении к экономи
ке, построенной на принципах рыночной конкуренции и максимизации 
предпринимательской прибыли.

7.1. О СОВРЕМЕННОМ ПОНИМАНИИ СПРАВЕДЛИВОСТИ 

О справедливости в повседневной жизни и в экономике заду
мывались многие лучшие умы человечества. Известны разные подходы 
к интерпретации этого понятия, в том числе и среди экономистов. Общее для них – тесная увязка справедливости с нравственностью, выведение ее сущности из господствующих моральных принципов. 

Действительно, понятие справедливости принадлежит в первую 

очередь к числу нравственных ценностей. И как любые нормы морали 
оно относительно, изменяемо в зависимости от конкретных этапов развития человечества. Даже религиозные заповеди, преподносимые как 
божественные заветы на вечные времена, отражали уровень нравственности того периода, когда они были впервые сформулированы богословами. Они неприменимы к эпохе дикости, когда, например, убийство 
человека человеком было в порядке вещей и являлось средством выживания у людоедских племен. С другой стороны, в наше время утверждаются, например, все более либеральные правила сексуальных и 
иных взаимоотношений между супругами и молодыми людьми, которые уже не связывают себя запретами типа “не пожелай жены ближнего 
своего” или “жена да убоится мужа своего”. 

Но относительность моральных норм и понимания справедли
вости, объясняемая особенностями конкретных этапов развития общества, не означает, что они не имеют общечеловеческого стержня, отражающего природу человека как разумного и общественного животного. 
Решающее значение здесь имеет то, что люди вынуждены жить в обществе себе подобных и их развитие непосредственно зависит от коллективистских условий их бытия. Вне общества, как показывают отдельные 
реальные примеры длительной жизни детей и взрослых в изоляции или 
в среде диких животных, человеческая личность деградирует и утрачивает свои прежние качества и даже инстинкты (взрослый ребенок вновь 
начинает ходить на четвереньках). 

Неизбежная жизнь в коллективе требует от каждого отдельного 

человека приспособления к условиям совместного существования. Он 
вынужден подчинять свои индивидуальные желания и стремления объективным требованиям выживания в борьбе с суровой природой и хищниками животного мира. Вопреки некоторым эгоистически настроенным индивидам, основная масса людей осознает жизненную необходимость коллективизма и сознательно ограничивает свои индивидуалистические наклонности. Так возникали всеобщие неписанные правила 
поведения, которые позднее получили название норм морали (или нрав
ственности). Необходимость борьбы с теми, кто не признает этих норм 
или по разным причинам нарушает их, заставляет общество применять к 
ним насильственные меры, которые с появлением государства закрепляются в законодательных актах. Морально-нравственные, юридические, организационные и иные средства обеспечения нормальной жизни 
самых разных людей в одном обществе объединяются в понятии культуры в широком смысле, которая создает условия для выживания и 
дальнейшего совершенствования как отдельного человека, так и всего 
человеческого рода. 

Вопрос о роли общества в формировании и развитии человека 

приобретает в настоящее время особую важность. Это связано с тем, что 
на почве современных гуманистических идей проявилась тенденция 
провозглашать безусловный примат человека над обществом. Характерным в этом отношении является название темы “круглого стола”, 
организованного 30 марта 2011 г. редакцией журнала “Мир перемен” и 
сектором социальной философии Института философии РАН – “Будущее капитализма, факторы изменений: человек или общество?”. По словам участницы дискуссии В.Федотовой, идет жаркий спор о том, “что 
изменит капитализм: человек или общество?”1. Сторонники социальнопсихологического подхода утверждают, что “все дело в человеке, и чтобы ослабли угрозы сегодняшнего дня, он должен измениться” 2. Налицо 
явное противопоставление человека и общества, причем не в пользу 
последнего. Разберемся в этом вопросе подробнее.

Выяснение первичности человека или общества сродни схола
стическому спору о том, что было раньше – яйцо или курица. Очевидно, 
что исторически человек и общество возникли и развивались одновременно, неразрывно друг от друга, так как человеческие (в отличие от 
животных) качества могли сформироваться только в общественной среде, во взаимодействии индивидов друг с другом. Следовательно, человек не может состояться вне общества, все подлинно человеческое в нем 
обязано именно обществу, без которого он остался бы просто животным 
с соответствующими инстинктами. Вопрос же о том, что изменит капитализм: человек или общество, может иметь лишь один ответ – люди, 
понимаемые одновременно как индивиды и как единый коллектив.

Неразрывность человека и общества, невозможность отделить 

одного от другого вытекает из самого диалектического единства и реального взаимодействия этих двух взаимосвязанных субъектов. Человек 
появляется на свет по воле своих родителей, как бы независимо от общества, но сразу же попадает в определенные общественные, прежде 

1 Капитализм: меняющийся или уходящий? (заседание за “круглым столом”) // Мир перемен. 2011. № 2. С. 111.
2 Там же.

всего семейные, условия. По своему интеллектуальному уровню и жизненному опыту новорожденный представляет собой “чистый лист бумаги”, на котором еще предстоит написать его будущую судьбу. Генетически он наследует от родителей их физические особенности, а также некоторые интеллектуальные и иные способности, но отнюдь не готовые 
знания и опыт, которые ему лишь предстоит приобрести. Получает же 
он их не только от своих родителей в семье, но и от воспитания и образования в общественных структурах. 

Каждый вновь родившийся индивид вынужден заново прохо
дить весь путь от незнания и неопытности к полноценной человеческой 
личности, которая формируется под влиянием современных ему условий общественной жизни. Нормы морали и требования законов, стереотипы поведения и достигнутый уровень жизни представляют собой накопленное за все время существования человечества богатство, которое 
новорожденному только предстоит освоить. По сравнению со всем аккумулированным общественным багажом кратковременная жизнь человека, подверженная его эмоциям и страстям, предстает как собрание 
проб и ошибок на пути к познанию и совершенству. Именно этим и 
объясняется давно замеченная неспособность отдельного человека поступать столь же мудро, как того требует от него застигнутое им время. 
Потому-то справедливо утверждение, что природа человека мало изменилась несмотря на достигнутый человечеством несомненный технический и общественный прогресс. Отдельным человеком движет его совокупная природа, включающая как изначальные животные инстинкты, 
так и приобретаемый на протяжении жизни социальный опыт. Индивидуализм и коллективизм представляют собой два неизбежных, хотя и 
противоречивых, начала человеческой личности, и в каждом конкретном человеке они могут сочетаться и преобладать в разной мере. Поэтому отдельные люди по-разному соответствуют высоким общественным требованиям, а некоторые из них не выглядят разумнее и добрее 
своих древних предков. 

Человек, начинающий свою жизнь с “чистого листа”, подвер
жен противоречивым влияниям родителей и общества. Общественная 
среда исторически все-таки прогрессирует, несмотря на периодические 
откаты назад, даже к варварству и бесчеловечности, как это происходило в новейшее время при фашистских и тоталитарных режимах в разных 
странах. Однако окончательный выбор остается за конкретным человеком, чем и объясняется наличие в обществе как законченных эгоистов и 
тяжких преступников, так и законопослушных граждан и пассионарных 
альтруистов. Если каждый человек всякий раз заново и мучительно усваивает накопленный исторический опыт, то вся совокупность взрослых 
людей его реально выражает и действует в соответствии с достигнутой 
обществом степенью зрелости.

Возвращаясь к роли личности и общества в историческом про
грессе, хотелось бы подчеркнуть, что общество постепенно созревает 
для перемен к лучшему, а выразителями и проводниками этих перемен 
становятся мыслящие и активные люди, берущие на себя ответственность за проведение преобразований и их последствия. Поэтому весьма 
сомнительным кажется тезис о ведущей роли отдельной личности по 
сравнению со всем обществом при смене общественно-экономических 
формаций, включая дальнейшую судьбу нынешнего капитализма. Если 
же под изменением человека понимать эволюцию в сознании и поведении всех людей, отдельных слоев населения, недовольных собственным 
положением в обществе и потому требующих перемен, то такая эволюция имеет большое значение и может послужить спусковым крючком 
для начала трансформаций. Успех же преобразований зависит от степени зрелости общества и исчерпания его прежних движущих сил и 
средств. История знает множество примеров, когда инициированные 
пассионариями перемены заканчивались в конечном счете крахом, если 
они не соответствовали подлинным интересам саморазвития общества. 

Поскольку люди постоянно сталкиваются с неприемлемым по
ведением своих сородичей, соседей, знакомых и с недостатками общественной организации жизни, у них появляется желание улучшить свои 
взаимоотношения и установить честные правила поведения, не ущемляющие их душевный комфорт, самооценку, гордость, личностные интересы в целом. Движет ими неистребимое чувство справедливости, 
которое изначально ассоциируется с честностью и равенством (дети, не 
зная слова “справедливость”, говорят “это не честно”, когда сталкиваются с ущемлением своего понимания равенства или других своих 
прав). Справедливость для любого человека означает прежде всего уважение другими людьми завоеванного им индивидуального статуса. Со 
временем приходит понимание, что и он должен уважать интересы других, а следовательно, свобода каждого в отстаивании своих интересов 
кончается тогда, когда она начинает ограничивать аналогичную свободу 
других. Справедливость в самом широком смысле – это идеальное состояние комфорта сразу для всех людей, что предполагает готовность 
каждого отдельного человека поступиться своими чрезмерными притязаниями ради всеобщего блага.

7.2. СПРАВЕДЛИВОСТЬ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ В ЭКОНОМИКЕ

Справедливости в экономическом смысле присущи основные 

характеристики этого общего понятия. Классик политэкономии А.Смит 
уделял понятию справедливости серьезное внимание при рассмотрении 
общей проблематики рыночного хозяйства. В работе «Теория нравст
венных чувств»1 он изложил свой взгляд на моральные стороны жизнедеятельности человека и общества. Смит, в частности, считал, что невозможно объяснять бедность, не рассматривая проблему неравенства. 
В его трудах справедливость и беспристрастность предстают как фундаментальные понятия, без которых по сути дела невозможно нормальное функционирование рынка. И сегодня интерес к этой проблеме не 
только не угасает, а наоборот, возрастает под воздействием мирового 
финансово-экономического кризиса. Одним из свидетельств этого служит появившаяся в разгар кризиса книга нобелевского лауреата А.Сена 
«Идея справедливости»2.

Стремление к экономической справедливости означает сначала 

бессознательную, а затем и осознанную тягу человека к равным возможностям занятия хозяйственной деятельностью и к такому присвоению ее результатов, которое бы не приводило к закреплению временного имущественного неравенства, возникающего вследствие разных способностей людей и несовершенства среды их жизнедеятельности. 

Наиболее дискутируемой в настоящее время является проблема 

соотношения между справедливостью и экономической эффективностью. Широко распространена точка зрения, что эти два понятия несовместимы, что большая справедливость снижает эффективность народного хозяйства. На самом же деле это далеко не так. Более того, практика показывает, что справедливое решение часто оказывается самым эффективным. Проиллюстрировать это можно на примере плоской шкалы 
подоходного налога, которая при ближайшем рассмотрении оказывается 
менее эффективной, чем прогрессивная шкала. 

Когда в России сторонники прогрессивного налогообложения 

выступают за отмену плоской шкалы в 13% и повышение нормативов 
взимания этого налога с более высоких личных доходов физических 
лиц, то их противники ссылаются на трудности налогового администрирования и на возможный уход в тень незаинтересованных в этом 
предпринимателей и наемных работников. На самом же деле на выплату 
части зарплаты в конвертах толкают высокие социальные отчисления из 
общего фонда заработной платы предприятий и коммерческих организаций, которые нервно реагируют на повышение соответствующих налоговых ставок и требуют их снижения в интересах развития бизнеса. 
Здесь же как раз действует плоская шкала налогообложения, которая в 
России сначала была увеличена до 34%, затем снижена до 30%, а для 
малых предприятий – до 20%, но остается единой невзирая на размер
конкретных окладов и не гарантирует от налоговых злоупотреблений. 
Более того, получатели свыше 462 тыс. руб. в год освобождаются от 

1 Смит А. Теория нравственных чувств. М.: Республика, 1997.
2 Sen A. The idea of Justice. L.: Allen Lane. 2009.

уплаты страховых пенсионных и медицинских взносов из превышающих этот размер сумм. Если заработавшие в месяц до 38,5 тыс. руб. отчисляют 30%, то получившие, например, 1 млн руб. уплачивают всего 
лишь 1,15% от своих заработков. Очевидно, что это вопиющая несправедливость. Нельзя признать обоснованными и постоянные требования 
крупных бизнесменов снизить их якобы непосильное налоговое бремя. 
По крайней мере не известно ни одного случая банкротства ранее успешных предприятий или банков по причине чрезмерно высокого налогообложения, как и внезапного обнищания их собственников и наемных 
работников. Это подтверждается статистически: если 54,4% прибыли 
российских компаний (1,62% ВВП) расходовалось в 2010 г. на вложения 
в производство, то на выплату дивидендов и разных бонусов направлялось 45,6% (1,35% ВВП), и это несмотря на якобы неподъемные налоги. 
В то же время огромная масса занятых в общественной сфере и на других низкооплачиваемых рабочих местах с большим трудом сводят концы с концами 1.

Сговор между хозяином и его рабочими с использованием 

«черного нала в конвертах» происходит на стадии налогообложения 
валового фонда заработной платы предприятий. В этом заинтересованы 
обе стороны незаконной сделки, желающие уклониться от уплаты социальных отчислений. Предотвратить эти криминальные деяния можно 
только путем строгого бухгалтерского контроля со стороны налоговых 
органов и жестким и неотвратимым наказанием преступников из числа 
бизнесменов. Взимание же подоходного налога при выплате каждому 
работнику ежемесячной зарплаты никак не приводит к снижению прибыли предпринимателей, как это происходит при налогообложении совокупного фонда заработной платы. Уменьшаются лишь заработки наемных работников на сумму, соразмерную их величине и прогрессивной 
шкале налога, что безболезненно для бизнеса и справедливо для лиц с 
чрезмерно различающимся уровнем доходов.

В развитых странах основная налоговая нагрузка приходится 

именно на личные доходы, из которых изымается иногда до 80% их 
объема. В США подоходный налог в 2010-2011 финансовом году составил 8,4% ВВП страны и 43,6% доходов федерального бюджета, в то 
время как в России он равен 3,6% ВВП и целиком поступает в местные 
бюджеты 2. На Западе применение высоких прогрессивных ставок этого 
налога никак не влияет на снижение экономической эффективности и 
конкурентоспособности бизнеса и не уменьшает прибыль предпринимателей. Но зато таким путем происходит автоматическое выравнивание 

1 Карачаровский В. Ресурсы инновационного роста в России // Общество и экономика. 2011. № 10. С. 10. 
2 Аргументы и факты. 2011. № 48. С. 23.

получаемых гражданами доходов, разница между которыми снижается 
реально до приемлемого пяти- или шестикратного уровня. 

Никакого насильственного ограничения высоких доходов при 

этом не допускается. Просто люди сами не заинтересованы в получении 
сверхвысоких доходов, львиная доля которых изымается в бюджет, и 
ориентируются на оптимальные заработки, соответствующие средним 
градациям шкалы налоговых ставок. А это в свою очередь дает им возможность не прилагать чрезмерных трудовых усилий ради получения 
повышенной зарплаты, что делает их труд более комфортным и позволяет получать дополнительные доходы в другом месте, работая на полставки или в домашних условиях. В результате этого происходит общее 
удешевление рабочей силы и повышение конкурентоспособности, а 
следовательно, и эффективности производства. Единственной же причиной настаивания на плоской шкале налогообложения является у нас 
нежелание власть предержащих платить подоходный налог по более 
высокой ставке. 

Приведенный пример позитивного влияния большей справед
ливости в распределении доходов на экономическую эффективность 
красноречиво свидетельствует о принципиальной непротиворечивости 
этих двух понятий. 

Социальная справедливость в экономической сфере не достига
ется одномоментно, ее усиление представляет собой длительный исторический процесс. Каждый шаг в достижении большей справедливости 
сопряжен с преодолением реальных противоречий между противоположными началами в человеческой личности и обществе, а именно индивидуализмом и коллективизмом. При этом справедливость достигается в борьбе против чрезмерного ущемления обоих этих начал путем 
достижения определенных компромиссов между ними на разных этапах 
развития человечества. В результате этого все больше утверждаются 
свобода и процветание личности и одновременно гуманизм и цивилизованность общества, обеспечивающие общий прогресс вопреки периодическим застоям и попятным движениям в ходе общечеловеческой эволюции.

7.3. ИСТОРИЧЕСКАЯ ТЕНДЕНЦИЯ ПРЕОДОЛЕНИЯ 

НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ

Стремление к устранению несправедливости в отношениях ме
жду людьми представляет собой постоянную историческую тенденцию. 
Неравенство индивидов явно бросается в глаза и заставляет общество 
смягчать наиболее очевидные его проявления. Наиболее нетерпимыми 
оказались различия в физической силе и степени агрессивности разных 
людей. Понимая, что устранить их невозможно, общество пошло по 

пути ограждения более слабых от посягательств более сильных и агрессивных с помощью обязательных для исполнения законов, предусматривающих суровые меры наказания за преступления против личности.

Особой проблемой стало неравенство мужчин и женщин с точ
ки зрения их физических характеристик и личностных прав, проистекающее не только по причине особенностей женского организма (“слабый пол”), но и из-за устойчивых исторических традиций подчиненности женщин мужчинам в семье и обществе. Эмансипация женщин коснулась их сексуальных и семейных отношений, а также трудовых и политических прав (свободного доступа к профессии и занятию бизнесом, 
равной оплаты за равный труд, всеобщего избирательного права, участия в политической и общественной жизни). С помощью законодательства в большинстве стран обеспечен равный с мужчинами статус женщин, хотя в реальности их права соблюдаются не всегда полностью. 

Прогресс, достигнутый в устранении несправедливости, связан
ной с различиями в физической силе людей, не затронул сферу их интеллектуальных способностей, которые также весьма различаются у 
разных индивидов и оказывают существенное влияние на их статусное 
и материальное положение. Эта проблема в общем плане даже не ставится то ли по причине невозможности как-то компенсировать такие 
различия, то ли из-за отсутствия в обществе осознанной необходимости 
в такой компенсации. Сама же по себе проблема разного интеллектуального уровня людей явно существует. 

До сих пор в поле зрения попадали лишь люди с очевидными 

отклонениями в интеллектуальном развитии (с синдромом Дауна, например), и общество оказывает им материальную и психологическую 
помощь и стремится культивировать отношение к ним как к обычным 
людям, защищая их человеческое достоинство и морально (а иногда и 
юридически) осуждая тех, кто этому противится. Защита интеллектуальной собственности также относится к данной проблеме, но степень 
ее справедливости довольно спорна: с одной стороны, защищаются материальные интересы интеллектуалов и авторов произведений искусства, а с другой, игнорируются духовные потребности миллионов людей в 
свободном доступе к культурным богатствам, и это требует установления тонкой грани при балансировании разнонаправленных интересов.

В разные эпохи господствовавшее понимание справедливости 

было различным. Оно каждый раз соответствовало сложившемуся общественно-экономическому устройству. Но оно никогда не удовлетворяло большую часть общества, считавшего недостаточно справедливыми существовавшие порядки и стремившегося их улучшить.

На заре человечества преобладали эгалитарные представления о 

справедливости как о полном равенстве всех людей в доступе к средствам существования, независимо от способа их добывания в условиях 

естественного разделения труда. Равенство соблюдалось в потреблении 
пищи и одежды, причем не механически, а в зависимости от разных потребностей конкретных членов общины (мужчин, женщин, детей, стариков). 

В дальнейшем развитие пошло по пути возникновения и утвер
ждения частной собственности не только на материальные ресурсы, но 
даже на людей. При рабовладельческом строе рабы были исключены из 
основной массы свободных людей, и ни о какой справедливости по отношению к ним не было речи. Но несправедливость присутствовала и 
во взаимоотношениях между патрициями и плебеями, выражаясь в 
имущественном и статусном неравенстве. 

С исчезновением рабства несправедливость не исчезла, в обще
ственном плане она выражалась в неравенстве между феодалами и безземельными или малоземельными крестьянами, положение которых 
было зависимым от произвола крупных землевладельцев, а при крепостном праве оно мало чем отличалось от рабского. 

Капитализм покончил с предыдущими формами зависимости 

людей, ограничивавшими свободу их передвижения и занятия трудовой 
деятельностью. В рыночной экономике господствует принцип равенства 
всех перед законом и свободного распоряжения своими физическими 
силами и трудовыми навыками. Однако выбор рода занятий не всегда 
зависит от желания самого человека. Статистически установлено, что 
число предпринимателей не превышает, как правило, 5% численности 
населения. Все остальные имеют возможность стать наемными работниками, если они не относятся к разряду самозанятых (ремесленников, 
индивидуальных или семейных сельскохозяйственных производителей, 
лиц свободных профессий). «…Каждый человек не может стать предпринимателем, большая часть обречена на наемный труд, успехи зависят от наличия средств, от физического состояния человека и многих 
других факторов» 1. Таким образом, капитализм не устранил общественную несправедливость, выражающуюся в существенно разном положении капиталистов и наемных рабочих.

Поэтому в центре внимания с точки зрения соблюдения спра
ведливости оказались именно наемные работники, которые в период 
утверждения капитализма были экономически бесправными и полностью зависели от произвола своих хозяев. Благодаря профсоюзам и 
иным средствам классовой борьбы на рубеже прошлого и позапрошлого 
веков в передовых странах появилось рабочее законодательство, которое регулировало основные условия труда (продолжительность рабочего дня и трудовой недели, уровень заработной платы, средства охраны 

1 Дейкин А. Текущий мировой кризис как следствие краха неолиберализма // Мир перемен. 2011. № 3. С. 26.