Уважаемые подписчики, в настоящее время наш провайдер проводит технические работы, в связи с чем могут наблюдаться кратковременные сбои в работе ЭБС Znanium. Просим отнестись с пониманием к возможным сложностям при работе с ресурсом.
Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Глава 3. Теоретические основы социально-регулируемой рыночной экономики

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 619513.01.99
В книге изложены взгляды автора по дискуссионным вопросам, относящим- ся к научной характеристике современной экономической модели, функциони- рующей в наиболее развитых странах и названной автором социально-регули- руемой рыночной экономикой. Предлагается авторская концепция обновления исходных (онтологических) основ экономической теории и ее обогащения на основе признания регулирующей роли государства в современной рыночной экономике. Анализируются уроки мирового финансово-экономического и долгового кризиса, которые необходимо извлечь для оздоровления практики хозяйствования и ее теоретического осмысления. Для научных работников, аспирантов, студентов и всех интересующихся проблемами современной экономики.
Князев, Ю. К. Глава 3. Теоретические основы социально-регулируемой рыночной экономики [Электронный ресурс] : глава / Ю. К. Князев // Современная экономика - синтез рынка и социального регулирования: Монография. - Москва : ИНФРА-М, 2014. - с. 47 - 86. - ISBN 978-5-16-009572-1 (print), ISBN 978-5-16-100816-4 (online). - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/464799 (дата обращения: 13.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
DOI 10.12737/2477.3

Глава 3. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНО
РЕГУЛИРУЕМОЙ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ

На рубеже ХХ и ХХI столетий приобрела особую актуальность 

теория социального рыночного хозяйства, возникшая в Германии более 
полувека назад как научное течение, изучающее особенности современного капиталистического общества в наиболее развитых и благополучных европейских странах. Новый импульс развитию этой теории и попыткам применения ее на практике придал начавшийся после 1989 г.
переход бывших социалистических стран, включая Россию, от прежнего 
общественного строя к современному демократическому обществу с 
рыночной экономикой. За последнюю четверть века накоплен интересный опыт функционирования переходной экономики в этих странах, 
провозгласивших (открыто или неявно) свои государства социальными 
и их непосредственной целью создание социального рыночного хозяйства. Этот опыт, как и обосновывающие его научные разработки, вносят 
свой драгоценный вклад в развитие теоретических основ социальнорегулируемой рыночной экономики. 

Появление теории социального рыночного хозяйства связано с 

новым этапом развития капитализма, в который он вступил после преодоления острейшего мирового экономического кризиса, разразившегося в 1929 г., и который утвердился в развитых странах по окончании 
Второй мировой войны. Существенные перемены, произошедшие в недрах капитализма в этих странах, радикально изменили представления 
об этом строе, сложившиеся на основе комплексного анализа капиталистической формации, проделанного в “Капитале” К.Марксом, предсказавшим скорую неизбежную гибель капитализма и его замену коммунистическим обществом. Основанием для такого вывода классика послужила его уверенность в неразрешимости основного противоречия капитализма – между общественным характером труда и частной формой 
присвоения, проявалявшегося в непреодолимых кризисах перепроизводства и обнищании (относительном и абсолютном) подавляющего 
большинства населения капиталистических стран. 

Однако после того как капитализм столкнулся, с одной сторо
ны, с возрастанием классовой борьбы пролетариата, поставившей под 
угрозу само существование этого строя (пример антикапиталистической 
революции в России особенно показателен), а с другой стороны, с невозможностью нормального общественного воспроизводства без вмешательства в этот процесс государства монетаристскими и нормативными средствами, произошла такая трансформация капиталистической 
системы хозяйства, которая дает сегодня основание называть ее соци
ально-регулируемой рыночной экономикой. Прежде чем приступить к 
изложению ее теоретических основ в нашем понимании, полезно выяснить место и значение этой теории среди других научных течений и 
школ, сосуществование и борьба которых постоянно сопровождает развитие экономической науки. 

3.1. О ВОЗНИКНОВЕНИИ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКИ 

И ЕЕ ОБЪЕКТЕ ИССЛЕДОВАНИЯ 

Как известно, становление и развитие экономической науки —

не прямолинейное и однонаправленное движение. На протяжении всей 
ее эволюции выдвигались и сталкивались между собой самые разные 
гипотезы и представления, боролись противоположные и часто непримиримые научные школы. В этом отношении экономическая теория не 
отличается от других наук. Но есть одна важная особенность, которая 
выделяет экономическую мысль не только из естественных, но и многих 
других гуманитарных научных дисциплин. Речь идет о ее объекте исследования – экономике, составляющей материальный фундамент любого общества и отличающейся высокой степенью изменчивости и неопределенности по сравнению с объектами, изучаемыми другими науками. 

Дело в том, что закономерности экономических процессов из-за 

множественности, автономности и разумности хозяйственных субъектов действуют исключительно как тенденции и проявляются лишь 
постфактум в отличие от строго повторяющихся и потому поддающихся 
формализации взаимосвязей в природе и в таких относительно статичных сферах жизнедеятельности человеческого общества, как язык, этика, культура и искусство, право и некоторые другие. В экономике и политике, то есть в социальной сфере жизни общества, общие направления совместного движения многочисленных субъектов предстают как 
равнодействующие их разнонаправленных усилий, прилагаемых всеми 
индивидуумами и их всевозможными объединениями в ходе их каждодневной деятельности и взаимодействия, причем индивидуальные и 
коллективные устремления в реальной жизни корректируются установленными в обществе обязательными для всех нормами поведения. 
Именно постоянно меняющиеся, сталкивающиеся и конкурирующие 
друг с другом намерения экономических субъектов исключают возможность точного их учета и предвидения, а тем более описания их взаимодействия с помощью постоянных формул. Выявленные на основе прошлого опыта взаимосвязи между экономическими субъектами никоим 
образом не могут считаться верными даже для ближайшего будущего, 
не говоря уже об отдаленной перспективе, так как они обязательно изменятся под воздействием множества факторов, и прежде всего из-за 

непредсказуемого поведения каждого конкретного экономического 
субъекта. Постоянно и непрерывно меняются вкусовые предпочтения 
потребителей продуктов питания, веяния моды воздействуют на выбор 
одежды и обуви, новые технические характеристики предметов длительного пользования изменяют отношение к ним покупателей, дифференцируются по объему и структуре использования денежные расходы 
покупателей – все это и многое другое воздействует на соотношение 
между предложением товаров и платежеспособным спросом на них, а 
следовательно на динамику и соотношение цен, что делает практически 
невозможным их точный учет и прогнозирование как для потребителей, 
так и для производителей и других экономических субъектов. 

Именно вследствие ускользающего от познания человеком об
щественного бытия основополагающие постулаты экономической теории были сформулированы гораздо позже, чем в естественных науках и, 
например, в философии, этике или праве, основы которых были заложены еще в древности. Достоверная экономическая теория могла возникнуть только тогда, когда сама экономика получила современные очертания, то есть когда стало очевидно, что экономические процессы зависят в конечном счете не от воли королей или других выдающихся личностей, а от строго мотивируемых действий самих экономических субъектов. Это произошло в ХVII – ХVIII веках в эпоху становления капиталистического строя как массового всеохватывающего способа ведения 
хозяйства, основанного на товарном производстве и объективных законах рынка, не зависящих от воли и намерений отдельных товаропроизводителей, и случилось это в Англии – наиболее развитой в то время 
стране. 

Общий недостаток многочисленных определений предмета 

экономической науки состоит в том, что их авторы пытаются сформулировать какие-то конкретные, кажущиеся им важнейшими, объекты 
исследования, в числе которых оказываются то материальные блага (богатство, средства к существованию, редкие и ограниченные ресурсы), то 
процесс их использования, производства и потребления, то жизнедеятельность людей и их поведение в определенных условиях 1. При этом в 
одни определения вводятся понятия товара, денег и рынка, а другие 
вполне обходятся без них и говорят лишь о поведении или деятельности 
людей, преследующих определенные цели и пользующихся ограниченными средствами, которые могут иметь различное употребление (последняя формулировка принадлежит английскому экономисту Лайонеллу Роббинсу, опубликовавшему в 1935 г. свое знаменитое эссе “Предмет 
экономической науки”). 

1 См., например, Самуэльсон П. Экономика. Том 1. М.: НПО “Алгон”. 
1992 . С. 6-7.

Желание выразить в одной фразе суть экономики через челове
ческие устремления к обладанию материальными благами в условиях их 
ограниченности и взаимозаменяемости неизбежно сводит всю экономическую деятельность к решению чисто технической (или даже узко математической) задачи по оптимизации использования ресурсов, абстрагируясь от многочисленных и противоречивых мотивов фактического 
поведения человека одновременно как потребителя и производителя и 
от объективных рыночных процессов, развивающихся независимо от 
человеческой воли. Именно объективность законов рынка и других экономических закономерностей не желают признавать те авторы, которые 
сводят экономику либо к беспорядочной деятельности индивидуумов, 
либо к строго упорядоченному функционированию общественных институтов и направляющему действию формальных и неформальных 
регламентирующих норм. Однако успешность как индивидуальной деятельности, так и регулирующего воздействия общества на экономику 
определяется в конечном счете тем, насколько все эти субъективные 
действия соответствуют требованиям объективных закономерностей, 
познать которые и призвана экономическая наука. 

Слово “экономия” в переводе с греческого означает ведение 

домашнего хозяйства, а эконом (экономка) – это управляющий хозяйством. Термин “экономика” употребляется в двух смыслах: хозяйство и 
наука, изучающая хозяйство. Слова “экономический” и “экономный” 
(“экономичный”) происходят от одного корня, и первоначально “вести 
хозяйство” означало “экономить, быть бережливым”. Известный советский лозунг “экономика должна быть экономной” может поэтому восприниматься как тавтология, хотя вопреки его авторам, призывавшим 
всего лишь бороться с расточительством и бесхозяйственностью, он 
выражает самую суть экономики и как народного хозяйства (экономичное хозяйствование), и как науки о его исследовании и управлении (помогающей именно такому хозяйствованию). 

Классики называли свою экономическую теорию политической 

экономией. Этот термин означает, что эта наука занимается не домашним или подобным ему конкретным хозяйством, а совокупным народным хозяйством, то есть экономикой всего общества. Именно поэтому 
знаменитая книга А.Смита, вышедшая в свет в 1776 г., называлась “Исследование о природе и причинах богатства народов” (а не отдельного 
человека). 

Когда сегодня говорят об экономической науке или об эконо
мике в смысле теории (“economics” в английской терминологии), то по 
сути дела имеют в виду именно политическую экономию как теорию о 
функционировании всего народного хозяйства, в том числе об экономической деятельности индивидуумов и их объединений, которые являются первичными субъектами экономики. Следовательно, противопостав
ление современной экономики классической политэкономии носит чисто идеологический характер и выражает желание подменить общую 
экономическую теорию отраслевой или функциональной наукой о специфическом поведении индивидуумов или о текущей деятельности 
фирм и компаний. Естественно, что такие отрасли экономической науки 
тоже имеют большое, в том числе и практическое, значение как научные 
пособия для бизнесменов по ведению хозяйства. Но они не могут заменить фундаментальную экономическую теорию, которая первоначально 
по праву называлась политической экономией. 

Наряду со стремлением сузить предмет общей экономической

теории или превратить ее в практический путеводитель для предпринимателей, в последние десятилетия все чаще стали предприниматься попытки расширительного толкования чисто экономических категорий и 
рассмотрения через их призму многих других, а иногда вообще всех 
сфер жизни и деятельности человека и общества. Этот вульгарный экономизм одни называют экономическим подходом к анализу человеческого поведения, а другие с полным правом клеймят его термином 
“экономический империализм” за то, что сторонники этого течения распространяют чисто экономические подходы на исследование политических, социальных, культурных, научных, этических, семейных и других 
сфер отношений между людьми. Например, американский ученый Гэри 
Беккер, получивший в 1992 г. Нобелевскую премию за разработку экономической трактовки человеческого поведения, в своей книге “Экономический анализ и человеческое поведение” доказывает, что все повседневные отношения между индивидуумами носят в сущности рыночный характер и опираются на анализ соотношения между затратами и 
ожидаемыми результатами 1.

Трудно не согласиться с Г.Беккером, что в любой сфере жизни, 

а не только в экономике, человек поступает рационально, преследуя 
свою выгоду. Он действительно постоянно выбирает лучшие для себя 
варианты поведения, взвешивая, как на весах, возможные приобретения
и неизбежные издержки. Но весь вопрос в том, является ли это проявлением чисто экономических интересов или же общей склонности человека как разумного существа к рациональному поведению, заставляющей 
его столь же рационально вести себя в хозяйственной жизни. Нам кажется справедливым именно последнее утверждение, подтверждаемое 
самой логикой формирования исходных основ экономической теории в 
ее классическом и современном понимании, которые так или иначе признаются в качестве аксиомы подавляющим большинством существующих научных школ.

1 Беккер Г. Экономический анализ и человеческое поведение // Thesis. 
1993. С. 24-40.

Хотелось бы также отметить, что “экономический империа
лизм” не только пытается выдать свои специфические методы исследования за универсальные, игнорируя бесспорный факт заимствования 
методологических основ из других наук, начавших бурно развиваться 
гораздо раньше. Так, основополагающие постулаты экономической теории – стремление экономических систем к равновесию, ограниченность 
ресурсов в замкнутом обществе, индивидуализм экономических субъектов, рациональность их поведения, стремление к максимизации выгоды, 
устойчивость индивидуальных предпочтений, возможность и неизбежность выбора для экономических субъектов и другие – соответствуют 
общим положениям философии, логики, этики, антропологии, математики и некоторых других наук. Возвращение этих общих подходов, но 
уже под экономической оболочкой, в исследование всех других сфер 
человеческой и общественной жизни, возможно и может дать какие-то 
результаты, но при этом нельзя забывать, каким наукам принадлежит 
первенство в их открытии.

Напомним также, что еще К.Маркс предупреждал об опасности 

товарного и денежного фетишизма, который несмотря на эти предупреждения расцвел пышным цветом. В наше время подобного рода фетишизмом страдают не только малообразованные люди, но и сама экономическая наука, многие представители которой стали использовать товарные категории и денежные оценки применительно не только к экономической сфере, но и к человеческой жизни вообще и нехозяйственным сферам деятельности. Некоторые ученые склонны воспринимать 
как товары не только физические и умственные способности человека, 
но и такие моральные понятия, как честь, совесть, любовь, преданность 
и т.п., которые действительно в определенных случаях можно купить и 
продать. Но ведь у покупателя таких “товаров” не становится их больше, а скорее меньше, да и “цена” их формируется не на свободном рынке, а исключительно в криминальной сфере, то есть не по рыночным 
законам. Ставшая уже всеобщей манера все оценивать в деньгах достигла своего апогея, когда о людях говорят, что они стоят столько-то 
долларов, имея в виду даже не величину их доходов или имущества, а 
совокупность всех их деловых и моральных качеств. Что это, как не 
проявление “экономического империализма” в повседневной жизни? 

3.2. О МНОЖЕСТВЕ НАУЧНЫХ ШКОЛ В РАМКАХ ЕДИНОЙ 

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ

С самого своего возникновения и до настоящего времени эко
номическая теория развивалась в ходе столкновения различных взглядов и научных школ, появление и длительное существование которых 
связано с возможностью разной интерпретации происходящих в народ
ном хозяйстве явлений и процессов, правильность которой невозможно 
проверить опытным путем. Уже первые из известных нам экономических школ – физиократы и меркантилисты – ухватили суть экономики, 
выраженной в ее главной цели – умножении материального богатства 
людей и всего общества. Но они же отразили всю сложность выявления 
путей и механизмов достижения этой цели на разных этапах развития 
общества и самого человека. Именно сложностью познания общественных процессов объясняется существование и появление различных экономических школ и направлений научных исследований, что, несомненно, следует считать неизбежным и полезным для науки обстоятельством. 

Вместе с тем обращает на себя внимание стремление адептов 

различных теорий, которые бурно размножаются на наших глазах, выдавать только свои взгляды за истину в последней инстанции и даже за 
единственно правильную экономическую теорию. На самом же деле 
отношение к всевозможным теориям (неокейнсианству, монетаризму, 
эволюционизму, социальному рыночному хозяйству, экономической 
синергетике, неоинституционализму и т.п.) должно определяться тем, 
какой вклад они вносят в общую экономическую теорию, начавшую 
активно складываться и развиваться со времен Адама Смита и Давида 
Риккардо. 

Вполне понятно стремление каждого новатора объявлять свои 

взгляды революцией в науке, а себя – создателем новой теории. Но это 
совсем не значит, что одна теория полностью заменяет другую. На самом деле общая экономическая наука в ходе своего эволюционного развития вбирает в себя рациональные зерна новомодных идей, отвергая в 
то же время их претензии на исключительную правильность и очищая 
их от рекламной шелухи. С большой долей достоверности просматривается тенденция научных течений с приставкой “нео” абсолютизировать 
действительно новые и разумные идеи своих недавних предшественников в стремлении “перелопатить” всю экономическую науку с позиций 
дорогих их сердцу подходов и категорий. В результате появляются теории, к которым применим термин “экономический фундаментализм” по 
аналогии с фундаментализмом религиозным, доводящим до абсурда 
первоначальные разумные постулаты, которые вследствие этого вступают в противоречие с реальной действительностью.

Истинно научный подход к пониманию путей развития эконо
мической теории состоит в определении подобающего места в ней как 
для новейших взглядов и течений, так и для прежних теоретических 
новшеств, ставших уже ее неотъемлемой составной частью. Экономическая теория развивается вместе с хозяйственной практикой и обслуживает ее, впитывая те научные идеи, которые возникли в процессе осознания и объяснения новых явлений и процессов в экономике и поисков 

выхода из возникающих трудностей и даже тупиков в ходе эволюции 
человеческого общества. Поэтому ко всему предшествующему научному достоянию следует относиться с большим уважением не только потому, что оно анализирует и обобщает предшествующий опыт, но и изза непреходящего значения накопленных знаний для понимания нынешних и будущих экономических процессов. 

Разумеется, все новые теории, как правило, концентрируются 

на изучении новейших экономических явлений, действительно нуждающихся в научном исследовании, и в этом состоит их достоинство. 
Но стремление к обобщениям и интерпретации прежних понятий с собственных позиций часто приводит к подмене самого предмета экономической науки, который произвольно сужается или наоборот расширяется. Вместо классического определения предмета экономической науки, 
выделяющего из всего множества изучаемых категорий именно объективные закономерности функционирования и развития экономики, 
предлагаются самые разные формулировки, отражающие специфику 
научного подхода данной школы или отдельного ученого, забывая при 
этом о всеобщей значимости и подлинной истинности экономической 
теории. 

3.3. О КЛАССИЧЕСКИХ И НЕОКЛАССИЧЕСКИХ ПОДХОДАХ К 

РАЗРАБОТКЕ ТЕОРИИ РЫНОЧНОГО ХОЗЯЙСТВА

Изложение теории социально-регулируемой рыночной эконо
мики полезно начать с характеристики рыночной основы современной 
экономики, которая позднее претерпела очевидную трансформацию под 
воздействием сознательного регулирования со стороны государства и 
приобрела ясно выраженную социальную окраску. Поскольку классической политэкономии была противопоставлена на рубеже Х1Х и ХХ веков неоклассическая теория, получившая широкое распространение и 
признание, возникает прежде всего необходимость в сопоставлении 
классики и неоклассики с целью выявления рациональных зерен обеих 
научных школ и возможностей их интеграции в единую экономическую 
науку, на постулатах которой зиждется и теория социальнорегулируемой рыночной экономики.

Зададимся вопросом, с чего начинается экономика как сфера 

человеческой жизни. Многие современные авторы предпочитают излагать экономическую теорию с потребностей как базовой категории. Но 
ведь потребности в физиологическом смысле движут поведением не 
только людей, но и всех животных. Стремление к удовлетворению потребностей в пище, примитивной одежде и жилище, присущее первобытным людям, нельзя поэтому считать первопричиной экономики. 
Экономика начинается тогда, когда человек помимо непосредственных 

даров природы стал своими силами создавать нужные ему потребительские продукты. Поэтому классическая теория исходит из того, что 
именно труд как приложение людьми усилий для создания не встречающихся в первозданной природе продуктов потребления следует считать основополагающей экономической категорией. Созданный человеком продукт потребления одновременно является продуктом труда, то 
есть целесообразной деятельности, в которую помимо самого человека 
вовлечены средства труда – предметы труда (то, из чего делается продукт) и орудия труда (то, чем оказывается воздействие на предметы 
труда). 

Важнейшей характеристикой труда в экономическом смысле по 

аналогии, например, с работой в физике, где под ней подразумевается 
не просто приложение усилий, а полученный от этого результат в виде 
перемещения предмета на определенное расстояние (работа измеряется 
силой, помноженной на расстояние), служит то, что человек изначально 
стремится не только к получению нужного ему результата труда, но и к 
экономии самого труда, то есть к созданию предмета потребления с 
наименьшими затратами физических и умственных сил, минимизируя 
средства и время, необходимые для восстановления затраченных усилий 
и оставляя как можно больше средств и времени на отдых, развлечения, 
художественное и иное творчество. Здесь мы вновь убеждаемся, что 
экономическая деятельность – это не просто труд, а труд экономный. 
Понятие “экономичность” включает не только текущую экономию труда и средств труда, но и более сложное рациональное поведение производителя, предполагающее сознательное увеличение трудовых усилий и 
средств производства с целью получения еще большего количества продуктов труда высокого качества.

Как же связаны потребности и труд? Очевидно, что труд не 

просто расширил круг потребительских товаров, но, как сегодня очевидно для всех, практически все, что используется человеком для потребления, стало продуктом труда. Но дело этим не ограничивается: 
труд постоянно создает для человека все новые и новые потребности. А 
главное, он расширил понятие потребительных благ, в которые стали 
включаться не только продукты непосредственного потребления, но и 
продукты труда, ставшие средствами труда, а потребление таким образом стало не только непосредственным, но и производственным, то есть 
опосредованным через предварительный процесс производства. Потребительные блага, следовательно, включают непосредственные предметы 
потребления, средства труда и все накопленное предыдущим трудом 
богатство. 

Потребительные блага обладают полезностью, то есть способ
ностью удовлетворять потребности человека. Очевидно, что полезны не 
только продукты труда, но и вся окружающая нас природа, которая пре
доставляет как непосредственные потребительные блага (воздух, воду, 
леса и другие свои дары), так и средства производства (землю, растительный и животный мир, полезные ископаемые), которые при анализе 
процесса производства выделяются из всей совокупности благ как производственные блага. 

В процессе труда происходит взаимодействие человека с при
родой и его собственными продуктами труда, которые он использует, 
эксплуатирует в своих интересах. При ведении натурального хозяйства 
люди все свои потребности удовлетворяют за счет продуктов собственного труда. Но и в этих условиях происходит частичный обмен излишками потребительных благ как между отдельными производителями, 
так и между первобытными общинами, а позднее между государствами 
и объединениями производителей. Очень быстро человек осознает, что 
специализация на производстве лишь некоторых продуктов труда при 
возможности их обмена на недостающие ему продукты, производимые 
другими людьми, ведет к экономии труда и средств производства. 
Взаимодействие между человеком и вещами дополняется взаимодействием между людьми, простейшим видом которого служит обмен продуктами труда и другими потребительными благами. Так постепенно 
универсальное производство превращается в специализированное, а 
натуральное хозяйство – в рыночное (включающее фазу обмена).

Для формирования рынка необходима не только специализация 

(разделение) труда, но и исторически сложившееся разделение прежних 
общих благ среди индивидуальных производителей, то есть превращение общинной собственности в собственность частную, которая позволяет осуществлять обмен благами как товарами, имеющими свою цену 
и переходящими от одного собственника к другому. Рынок, следовательно, – это эквивалентный и по преимуществу безвозвратный обмен 
между собственниками.

“Пропетый” только что гимн труду как основе производства и 

рынка имеет своей целью вновь привлечь внимание к классической трудовой теории стоимости, хорошо известной среднему и старшему поколению россиян из изучавшегося ими марксистского учения. Напомним 
также, что потребительная и меновая стоимости товара были дополнены 
К.Марксом в третьем томе “Капитала” категорией «рыночная стоимость». В отличие от трудоемкости, выражавшей стоимость товара при 
простом товарном производстве (меновая стоимость представала как 
сгусток израсходованного на создание товара живого и овеществленного труда, затраченного на его производство по формуле c + v + m), рыночная стоимость понималась уже как расходование не индивидуального, а всеобщего, общественно необходимого труда, размер которого определялся только в процессе обмена одних товаров на другие. В результате такого обмена обществом признавалась лишь часть затраченного