Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Бестелесное имущество в гражданском праве

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 462950.03.98
Доступ онлайн
от 188 ₽
В корзину
Монография содержит экономические и правовые характеристики бестелесного имущества. Установлено сходство правового режима бестелесного имущества и вещей. Исследована эволюция представлений о бестелесном имуществе. Автор подробно рассматривает вопрос о возможности применения к бестелесному имуществу вещно-правовых конструкций. Доказывается, что бестелесное имущество является объектом абсолютного права, подобного праву собственности. В книге рассматривается проблема защиты прав обладателя бестелесного имущества от посягательств на это имущество.
Федотов, Д. В. Бестелесное имущество в гражданском праве : монография / Д.В. Федотов. — Москва : ИНФРА- М, 2017. — 154 с. — (Научная мысль). — www.dx.doi.org/10.12737/2249. - ISBN 978-5-16-009583-7. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/559335 (дата обращения: 22.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Москва
ИНФРА-М
2017

Бестелесное  

имущество  

в гражданском праве

МОНОГРАФИЯ

Д.В. ФеДотоВ

УДК 347.6
ББК 67.304
 
Ф32

ISBN 978-5-16-009583-7 (print)
ISBN 978-5-16-100834-8 (online)

Федотов Д.В.
Бестелесное имущество в гражданском праве : монография / 
Д.В. Федотов. — М. : ИНФРА- М, 2017. — 154 с. — (Научная 
мысль). — www.dx.doi.org/10.12737/2249.

ISBN 978-5-16-009583-7 (print)
ISBN 978-5-16-100834-8 (online)

Монография содержит экономические и правовые характеристики бестелесного имущества. Установлено сходство правового режима 
бестелесного имущества и вещей. Исследована эволюция представлений о бестелесном имуществе. Автор подробно рассматривает вопрос 
о возможности применения к бестелесному имуществу вещно-правовых конструкций. Доказывается, что бестелесное имущество является 
объектом абсолютного права, подобного праву собственности. В книге рассматривается проблема защиты прав обладателя бестелесного 
имущества от посягательств на это имущество.
УДК 347.6
ББК 67.304

Ф32

© Федотов Д.В., 2014

Подписано в печать 23.05.2016. 
Формат 60×90/16. Печать офсетная. Бумага офсетная. 
Гарнитура Times. Усл. печ. л. 9,62. ППТ20. Заказ № 00000. 

Цена свободная

ТК 462950-559335-250114

ООО «Научно-издательский центр ИНФРА-М»
127282, Москва, ул. Полярная, д. 31В, стр. 1
Тел.: (495) 280-15-96, 280-33-86. Факс: (495) 280-36-29
E-mail: books@infra-m.ru              http://www.infra-m.ru

ФЗ 
№ 436-ФЗ
Издание не подлежит маркировке 
в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 1

Отпечатано в типографии ООО «Научно-издательский центр ИНФРА-М» 
127282, Москва, ул. Полярная, д. 31В, стр. 1 
Тел.: (495) 280-15-96, 280-33-86. Факс: (495) 280-36-29

ВВЕДЕНИЕ

«Античное право было правом тел, 

наше же право – это право функций».

О. Шпенглер1

Бурное развитие товарно-денежных отношений, электронных 

средств связи обусловливает увеличение роли нематериальных ценностей в экономике. Если раньше юридический термин «вещь» и экономический термин «товар» рассматривались едва ли не как синонимы, то 
в наши дни под товаром понимается чрезвычайно широкий перечень 
благ, далеко не сводимый к материальным объектам окружающего мира. Среди новых вовлеченных в хозяйственный оборот товаров важнейшее место занимает бестелесное имущество – имущественные права.

Растет не только количество вовлеченных в хозяйственный оборот 

бестелесных вещей, но и скорость их обращения. Так, если в 1960 г. на 
Нью-Йоркской фондовой бирже было продано лишь 12% находящихся 
в обращении ценных бумаг и каждая из них принадлежала своему владельцу в среднем 6 лет, то уже в 1987 г. в оборот было вовлечено 97% 
эмитированных акций2. 

Таким образом, экономическая ситуация требует установления 

наиболее эффективных способов правового регулирования общественных отношений, возникающих по поводу бестелесных вещей, поиска 
адекватных способов защиты обладателей этого имущества от неправомерных посягательств на данное имущество. Представляется, что разработка оптимального правового режима бестелесного имущества будет 
способствовать развитию товарно-денежных отношений в нашей 
стране, расширению условий для инвестирования в экономику.

Необходимость защиты интересов обладателей бестелесного иму
щества имеет не только экономическое, но и социально-политическое 
значение. В условиях необходимости претворения в жизнь принципов 
правового государства и охраны частной собственности (если использовать этот термин не в узкоюридическом смысле как право на вещь, а в 
широком – как конструкцию, предназначенную для разграничения 
«своего» и «чужого») разработка четкого правового режима бестелесного имущества способна придать субъектам гражданского права чувство 
уверенности, защищенности их имущественных интересов, а также повысить их экономическую активность.

Дальнейшее развитие учения о бестелесном имуществе представля
ется актуальным с доктринальной и правоприменительной точек зрения. 
В настоящее время наблюдается чрезвычайное многообразие точек зрения по поводу понятия и состава бестелесного имущества и отсутствие 
единых подходов в критериях отграничения бестелесных вещей от 

1 Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. Т. 2. М.: 
Мысль, 1998. С. 86.
2 См.: Татаркин А.И. Развитие финансовой глобализации и ее влияния на динамику рубля // Бизнес, менеджмент и право. 2007. № 2. С. 32.

смежных видов объектов гражданских прав. Мало внимания уделяется 
влиянию особенностей бестелесного имущества на его правовой режим. 
Все эти вопросы требуют дальнейшей проработки. При исследовании 
проблем, связанных с бестелесным имуществом, к которым, как показано в работе, следует относить обязательственные и корпоративные права, акцент обычно делается на относительных правоотношениях между 
кредитором и должником, акционером (участником) юридического лица 
и этим юридическим лицом и другими акционерами (участниками). 
В условиях, когда экономическая ценность обязательственного или 
корпоративного права определяется зачастую не столько возможностью 
его осуществления в рамках относительного правоотношения, сколько 
возможностью его отчуждения, другими словами, когда такие разновидности имущества рассматриваются, как и вещи, в качестве товара, 
все большую актуальность приобретают вопросы юридической регламентации отношений по защите правообладателя от посягательств третьих лиц, вопросы принадлежности бестелесного имущества, рассматриваемые в рамках абсолютных правоотношений, а этим проблемам 
уделяется недостаточно внимания. Поэтому существует необходимость 
в разработке комплексного учения о бестелесном имуществе, в котором 
на основе четко поставленной цели выделения такой юридической конструкции было бы дано понятие бестелесного имущества, описаны его 
признаки, определен перечень объектов гражданских прав, которые 
можно отнести к бестелесному имуществу, продемонстрировано влияние особенностей бестелесного имущества на его правовой режим.

В работе акцентируется внимание на способах защиты нарушенного 

права обладателя бестелесного имущества в случае неправомерного 
посягательства на данное имущество со стороны третьего лица. 
В настоящее время в судебной практике отсутствует единый подход к 
выбору надлежащего способа защиты нарушенного права в описанной 
ситуации. Дискуссионным остается также вопрос о принадлежности 
бестелесного имущества в случае, если оно находится в общей массе с 
аналогичным имуществом, принадлежащим иному лицу, и невозможно 
определить принадлежность конкретной имущественной единицы.

Следует отметить, что слепое копирование алгоритмов решения по
добных проблем, применяемых в вещном праве, в отношении бестелесного имущества хотя и приносит иногда положительный результат, но 
все же не всегда оправдано. Специфика бестелесного имущества, вытекающая, прежде всего, из его нематериальности, оказывает влияние и на
способы защиты его обладателя. Указанные особенности нуждаются в 
изучении, чтобы на основе их анализа определить, в каких случаях к 
бестелесному имуществу конструкции, аналогичные вещно-правовым, 
могут применяться, а когда нет.

Исследование феномена бестелесного имущества позволит разрабо
тать наиболее предпочтительные пути развития гражданского законодательства в части положений об имущественных правах, о праве собственности, об объектах гражданских прав, относящихся к имуществен
ной группе, унифицировать нормы, касающиеся отдельных разновидностей бестелесного имущества.

Целями настоящей работы являются: разработка единого понятия 

бестелесного имущества, которое отразило бы его основные признаки и 
позволило бы отграничить бестелесное имущество от смежных видов 
имущества, и определение наиболее принципиальных особенностей 
бестелесного имущества как объекта гражданских прав, влияющих на 
его правовой режим и предопределяющих специфику защиты его обладателя в рамках абсолютных правоотношений между обладателем этого 
имущества и всяким и каждым, кто имеет возможность осуществить 
посягательство на это имущество.

ГЛАВА 1. 
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА БЕСТЕЛЕСНОГО 
ИМУЩЕСТВА

§ 1. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ 
РАЗВИТИЯ УЧЕНИЯ О БЕСТЕЛЕСНОМ ИМУЩЕСТВЕ

С развитием экономики в оборот вовлекается все большее число са
мых разнообразных товаров, в том числе не относящихся к вещам – материальным предметам окружающего мира. В простейшем определении 
под товаром следует понимать «экономическое благо, предназначенное 
для обмена»1. Гражданское право, имеющее своей одной из ключевых 
задач регулирование имущественных общественных отношений, не может не реагировать на появление таких нетрадиционных товаров. Поэтому в известном смысле экономика здесь влияет на право: оно включает в сферу своего регулирования общественные отношения по поводу 
этих товаров, что находит свое выражение в появлении специфических 
норм, касающихся вопросов принадлежности и оборота новых видов 
имуществ (в юридическом смысле этого слова). Вместе с тем «товар» –
термин экономический, но не юридический. Восприятие правом «сигналов» со стороны экономики должно выражаться не в слепом копировании экономических подходов, а в целенаправленном построении таких юридических конструкций, которые, с одной стороны, по возможности создавали бы оптимальные условия для хозяйственного оборота, 
а с другой – учитывали бы и собственную логику права и органично 
вписывались бы в уже существующие правовые традиции. В правовом 
аспекте товар как экономическая категория трансформируется в юридическую категорию имущества.

В дальнейшем изложении будет продемонстрировано, как посте
пенно расширялся перечень бестелесных имуществ по мере включения 
в хозяйственный оборот новых видов экономических благ. Поэтому 
следует изучить экономические аспекты понятия «благо», чтобы понять, какие именно предметы и явления окружающей действительности 
потенциально могут стать товарами. «Товарность» блага создает предпосылку для его включения в число имуществ как объектов гражданских прав. Если гражданское право воспримет такой экономический 
«сигнал», то соответствующее благо станет имуществом и будет вовлечено в сферу правового регулирования.

Сущность понятия «благо» была раскрыта основателем австрийской 

школы маржинализма К. Менгером в работе «Основания политической 
экономии». 

1 Экономика. Основные понятия и термины. Авт.-сост. Т.М. Базыль, Т.Б. Бирюкова и др. Екатеринбург: Издательство УрГЮА, 2002. С. 8.

По Менгеру, предметы, которые потенциально способны удовле
творить человеческие потребности, называются полезностями. Если 
люди осознают эту способность и обладают возможностью фактически 
использовать полезности для удовлетворения своих потребностей, то 
такие полезности называются благами. Тот или иной предмет тогда и 
только тогда является благом, когда он удовлетворяет в совокупности 
четырем условиям: 

1) наличие человеческой потребности в этом предмете; 
2) предмет обладает какими-либо полезными свойствами, благодаря 

которым он способен удовлетворить эту потребность;

3) человек осознает такую способность;
4) человек обладает полномочиями распоряжаться предметом таким 

образом, чтобы действительно употреблять его для удовлетворения потребности.

Последний критерий, к сожалению, недостаточно раскрыт. Остается 

неясным, о каких «полномочиях распоряжаться» предметом идет речь: о 
соответствующих признаваемых законом правах, о фактической возможности воздействия на предмет или о том и другом вместе.

Любые изменения, вследствие которых предмет перестает удовле
творять хотя бы одному из четырех вышепоименованных условий, влекут за собой утрату им статуса блага. 

Особое внимание Менгер уделяет группе нематериальных благ, 

объединенных под названием «отношения». К таким благам относятся 
фирмы, круг покупателей, монополии, права издания, патенты, права на 
промыслы, соединенные с владением недвижимостью, авторские права. 
По свидетельству Менгера, иногда сюда относят даже отношения семьи, 
дружбы, любви, церковные и научные сообщества и т.д., впрочем, сам 
Менгер эту позицию не разделяет, так как перечисленные отношения не 
соответствуют последнему признаку благ – человек не имеет полномочий ими распоряжаться. Всю совокупность благ Менгер делит на следующие две категории: с одной стороны, материальные блага (включая 
сюда и все силы природы постольку, поскольку они являются благами) 
и, с другой стороны, полезные человеческие действия (или, иногда, бездействие), из которых наибольшую важность представляет труд1. 

Анализируя затем понятие товара, исследователь приходит к выво
ду о том, что этот термин покрывает все экономические блага, предназначенные для обмена, независимо от их материальности, способности к 
передвижению, их характера как продуктов труда, независимо от лиц, 
предлагающих их для продажи. Следовательно, товаром будет любое 
экономическое благо, предназначенное для обмена, в том числе нематериальное2.

1 См.: Менгер К. Основания политической экономии. В кн.: Избранные работы. 
М.: Территория будущего, 2005. С. 65-70.
2 См.: Менгер К. Указ. соч. С. 241. 

Итак, с экономических позиций признание нематериального блага 

товаром возможно. Сейчас можно на практике наблюдать за процессом 
включения в сферу торгового оборота нетрадиционных благ, обладающих экономической ценностью. Так, В.А. Лапач приводит пример с отчуждением прав на проведение теннисного турнира «Кубок Кремля». 
Первоначально права эти принадлежали швейцарскому бизнесмену 
Сассону Какшури и американскому адвокату Юджину Скотту. В 1995 г. 
российский Национальный фонд спорта выкупил у Какшури права на 
соревнование, а в 1997 г. безвозмездно уступил право на турнир Всероссийской теннисной ассоциации, которая впоследствии передала эти 
права в управление закрытому акционерному обществу «Кубок Кремля». В дальнейшем интерес к правам на проведение турнира проявили, 
например, известный теннисист Е. Кафельников, предложивший выкупить права на него, а также Олимпийский комитет Китая, желающий 
получить временное право на турнир в связи с проведением Олимпийских игр 2008 г. в этой стране, так как собственных теннисных соревнований такого класса в Китае не проводится1. 

Другой пример связан с использованием радиочастотного спектра. 

А.С. Васильев полагает, что радиочастотный спектр является объектом 
гражданских прав со всеми присущими ему признаками: направленностью действий субъектов на соответствующее явление, ценностью, возможностью господства, ограниченностью, дискретностью, признанием 
правом и состоянием присвоенности. Однако радиочастотный спектр не 
относится ни к вещам в их классическом понимании, ни к имущественным правам, в связи с чем возникают трудности в определении его правового статуса и места в системе иных объектов гражданских прав2. 
Сам А.С. Васильев не относит радиочастотный спектр к числу бестелесных вещей, а называет его «вещью de jure», обосновывая разницу 
между этими понятиями (об этом подробнее позже). Но очевидно, что 
физические особенности радиочастотного спектра порождают трудности в его отнесении к тому или иному виду объектов гражданских прав, 
а также в определении его правового режима и в законодательном регулировании общественных отношений, складывающихся по поводу данного специфического блага. Похожие трудности возникли и в американском праве. В.А. Лапач констатирует, что еще в 1959 г. американский 
экономист Р.Г. Коуз, «поставив под сомнение неизбежность государственного регулирования распределения радиочастот в целях исключения взаимных помех со стороны вещательных станций…, пришел к выводу о том, что проблема на самом деле состоит не в повышении эффективности государственного регулирования, а в отсутствии прав частной 

1 См.: Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: Теория и судебная практика. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. С. 118-119.
2 См.: Васильев А.С. Гражданско-правовое регулирование отношений по использованию радиочастотного спектра. Автореф. дисс…. канд. юр. наук. Екатеринбург, 2005. С. 6, 8.  

собственности на электромагнитные волны разной частоты1. Если такие 
права создать, установить, то возникнет рынок радиочастот, вследствие 
чего надобность в государственном контроле над данной сферой отпадет, а частные вещатели окажутся подчиненными рыночной дисциплине. Исходя из данного видения проблемы, Р.Г. Коуз предложил Федеральной комиссии США по коммуникациям устроить торги по продаже прав на вещание на определенных частотах»2. 

Еще один пример. В авиационном бизнесе существует понятие «ис
торического слота», под которым понимается право на время вылета и 
прилета средств воздушного транспорта из пункта А в пункт Б. В развитых странах, по свидетельству С.А. Степанова, «исторический слот», 
представляющий из себя имущественное право, является предметом 
гражданско-правовых сделок3. В случае невозможности увеличения 
частоты вылетов из аэропорта «исторический слот», особенно на удобное для пассажиров время, может иметь для авиакомпании значительную имущественную ценность. 

Следует, правда, оговориться, что появление новых экономических 

благ не означает автоматически их включения в правовую реальность в 
виде новой разновидности имущества, право в этом смысле проявляет 
известную (и разумную) избирательность. Новый специфический товар 
должен быть достаточно распространен в обращении, чтобы быть вовлеченным в сферу правового регулирования, так как право ставит своей задачей регулирование наиболее типичных общественных отношений, повторяющихся в практике (в данном случае – в хозяйственной 
практике) относительно часто. Однако есть все основания полагать, что 
уже в ближайшем будущем вышеперечисленные товары будут постоянно обращаться на рынке, поэтому затягивать с их вовлечением в сферу 
регулирования гражданского права не следует.

Идея развития правового регулирования отношений по поводу не
материальных объектов в Германии получила поддержку со стороны 
известного философа и культуролога О. Шпенглера. Во втором томе 
своего знаменитого труда «Закат Европы», вышедшего в свет в 1922 г., 
он, анализируя в общих чертах правовую культуру различных цивилизаций, пришел к выводу о негативном влиянии античной (прежде всего 
римской) юридической догмы на европейскую в целом и немецкую в 
частности правовую традицию. Установив в качестве исходного положения тезис о том, что античное право было правом телесных вещей и 
телесных личностей, взаимодействующих между собой по математиче
1 Вероятно, речь идет все-таки о собственности не на волны, а на частоты, 
на которых эти волны испускаются.
2 Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: Теория и судебная практика. 
С. 221.
3 См.: Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т.1. / Под общ. ред. С.А. Степанова. М.: 
Проспект, Екатеринбург, Институт частного права, 2010. С. 181. Автор главы –
С.А. Степанов.

ским эвклидовым закономерностям1, Шпенглер затем резко критикует 
тотальную рецепцию римского права. По мнению данного автора, 
«частное право должно неизменно отражать на себе дух общественного 
и экономического бытия»2, чего в современной ему европейской юриспруденции не наблюдается, так как ей были восприняты догмы и принципы правовой системы, основанной на позднеантичных экономических 
отношениях. В результате право в Европе превратилось в «достояние» 
узкого круга ученых-юристов, создающих те или иные правовые конструкции не на основе требований социальной практики, как это делали 
римские преторы, имевшие опыт в администрировании, финансах и 
знакомые с разными сторонами жизни общества, начиная от сельского 
хозяйства и заканчивая военным делом, а на основе чисто умозрительной переработки уже готовых правовых решений, содержащихся в латинских рукописях. Как следствие, «западноевропейский юрист становится филологом»3, презирающим «опыт, происходящий не из мышления»4. 

Затем О. Шпенглер в патетической манере восклицает: «Почему 

кражу электрической энергии после гротескной полемики о том, идет ли 
здесь речь о физической вещи, пришлось в 1900 г. сделать уголовно 
наказуемой по чрезвычайному закону? Почему содержание патентного 
закона не поддается включению в вещное право?.. Потому что сегодня 
над нами все еще довлеет античное понятие телесной вещи»5.

Научно-технический прогресс, по мнению О. Шпенглера, способ
ствовал появлению экономических реалий, сформировавших новый 
принцип мышления, восприятия мира европейцами, в соответствии с 
которым лицо воспринимается как сила, носитель энергии, а вещь – как 
цель и одновременно средство производства, в то время как в античности и лица, и вещи воспринимались как тела. А это означает, что если 
античное право было «правом тел», то европейское право должно стать 
«правом функций»6.

Не только в философской, но и в специально-юридической литера
туре подчеркивается, что правовой режим того или иного объекта гражданских прав должен быть обусловлен его экономической функцией. 
В этом плане можно привести любопытное высказывание Л. Эннекцеруса: «Является ли предмет телесным, т.е. вещью, решается по воззрениям оборота, но не по учению физики»7. Этот подход не чужд и отече
1 Здесь с О. Шпенглером трудно согласиться, так как учение o res incorporales, 
как будет показано в следующем параграфе, возникло именно в античной, 
а точнее – в римской правовой традиции. 
2 Шпенглер О. Указ. соч. С. 82-83.
3 Там же. С. 82.
4 Там же. С. 83. 
5 Там же. С. 84-85.
6 См.: Шпенглер О. Указ. соч. С. 86.
7 Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Т. 1. Полутом 2. М.: 
Издательство иностранной литературы, 1950. С. 12.

Доступ онлайн
от 188 ₽
В корзину