Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Метафизика творчества

Покупка
Новинка
Артикул: 837752.01.99
Доступ онлайн
500 ₽
В корзину
В монографии исследуется феномен творчества человека. Творчество трактуется как диалог Вселенной с самой собою в лице человека, как онтологическая характеристика человека, как обращение ко всему и вся, как высоко-высокое, как субъектизация реалий в процессе мыслительно-практической деятельности человека, как обращение к субстратной форме общего, как оставление целеполагательного бытия, как созерцание, как отдохновение, как поддержание человека в им же творимом апокалипсисе на планете. Методологией в работе выступает идеалистическо-субстратная рефлексия А.А. Гагаева. Адресована специалистам и студентам, изучающим проблемы философии и психологии творчества, а также всем интересующимся феноменом человека.
Гагаев, А.А. Метафизика творчества : монография / А.А. Гагаев, П.А. Гагаев. - Москва : РИОР, 2024. - 190 с. - ISBN 978-5-369-02119-4. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/2161507 (дата обращения: 19.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
А.А. Гагаев, П.А. Гагаев

МЕТАФИЗИКА ТВОРЧЕСТВА 
МЕТАФИЗИКА ТВОРЧЕСТВА 

(СУБСТРАТНЫЙ ПОДХОД)
(СУБСТРАТНЫЙ ПОДХОД)

Монография
Монография

Москва 
РИОР

УДК 165.0(075.4)
ББК 87.1
          Г12

Гагаев А.А., Гагаев П.А.

Метафизика творчества (субстратный подход) : монография / 

А.А. Гагаев, П.А. Гагаев. — Москва : РИОР, 2024. — 190 с. — (Научная 
мысль). — DOI: https: //doi.org/10.29039/02119-4

ISBN 978-5-369-02119-4
В монографии исследуется феномен творчества человека. Творчество 

трактуется как диалог Вселенной с самой собою в лице человека, как онтологическая характеристика человека, как обращение ко всему и вся, как 
высоко-высокое, как субъектизация реалий в процессе мыслительнопрактической деятельности человека, как обращение к субстратной форме общего, как оставление целеполагательного бытия, как созерцание, 
как отдохновение, как поддержание человека в им же творимом апокалипсисе на планете. 

Методологией в работе выступает идеалистическо-субстратная реф
лексия А.А. Гагаева.

Адресована специалистам и студентам, изучающим проблемы фило
софии и психологии творчества, а также всем интересующимся феноменом человека.

УДК 165.0(075.4)
ББК 87.1

ISBN 978-5-369-02119-4

© Гагаев А.А.,  

Гагаев П.А.

Г12

А в т о р ы :
Гагаев А.А. — д-р филос. наук, профессор. Является автором более 

300 печатных работ, в том числе 20 монографий и шести учебных пособий 
по проблемам теории познания, истории и теории культуры;

Гагаев П.А. — д-р пед. наук, профессор. Является автором более 

200 печатных работ, в том числе 10 монографий и трех учебных пособий 
по проблемам истории и философии отечественного образования, теории 
текста как культурно-исторического феномена

Р е ц е н з е н т :
Волков С.Н. — д-р филос. наук, профессор Пензенского государствен
ного технологического университета 

ФЗ 
№ 436-ФЗ
Издание не подлежит маркировке 
в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 1

ВВЕДЕНИЕ 

Искать высокого в себе.

Авторы 

Творчество всегда влекло нас. Влекло с детства, когда мысль 

наша еще себя не осознавала. Не осознавала себя, но и не противилась властно звучащей в ней стихии некое созидать, выдумывать, 
привносить, единить и в этом обретать радость бытия. Со временем 
творчество стало и предметом нашей мысли. 

Что есть творчество? То, без чего человек не мог выжить в своей 

эволюции? И то, что выводило и выводит его из рамок его видового существования? Выражение ли оно его настоящего или грядущего? Какова его природа? Можно ли его поддержать в самом себе? 
И как поддержать? Что о нем можно узнать? Что можно выразить 
об этой сокровенной черте человеческой?.. Эти и другие вопросы 
беспокоили и беспокоят наше сознание. На них в возможной мере 
пытаемся дать ответ в нашей книге. 

Предмет внимания в книге — творчество в его метафизическом 

измерении. Творчество как реалия человека земного, являющего 
себя существом социальным (по преимуществу), достаточно полно 
представлено в научной литературе. Правда, выразим мнение, тайна творчества в литературе о нем (литературе позитивистской, рационально-экспериментальной) не раскрыта. Природа творчества 
современному рационально мыслящему ученому не внятна. 

Полагаем, творчество и нельзя описать на рациональной основе. 

Творчество выражает собою связь нашей психики (мысли) со всем 
мирозданием. Мысль человеческая изначально содержит в себе память о всем и вся. Все и вся (мироздание) не поддается формальному описанию. Все и вся по-прежнему иррационально (не познаваемо) для пытливого человеческого разума. Человеку внятно то, что 
указанное все и вся присутствует в его мысли (рефлексии) и предопределяет как предмет его (человека) творений, так и его постижение. Приведенное восходит к трудам Платона, В.И. Вернадского, 
Тейяра де Шардена и других ученых-интуитивистов. Обращением 

Книгу посвящаю  

своему незабвенному брату — 

Андрею Александровичу Гагаеву

ВВЕДЕНИЕ 

к этой идее, и прежде всего к ней, можно некое (при)открыть в процессах творческой деятельности человека (то, что не видится позитивистки мыслящему ученому). 

Творчество как диалог Вселенной с самой собою в лице мысля
щего человека, творчество как онтологическая характеристика человека, творчество как обращение ко всему и вся, как высоко-высокое, как субъектизация реалий в процессе мыслительно-практической деятельности человека, как обращение к субстратной форме 
общего, как оставление целеполагательного бытия, как созерцание, 
как отдохновение, творчество как спасение человека в им же творимом апокалипсисе — эти вопросы исследуются в нашей книге. 

Методологией работы стала идеалистическо-субстратная реф
лексия А.А. Гагаева, согласно которой в предмете познания удерживается его едино-множественная основа и характерное для него 
стремление к персонализации и отвечанию на обращение к себе со 
стороны познающего.

В книге собраны опубликованные и неопубликованные наши 

статьи по проблеме творчества. Логика развертывания мысли в книге ведет читателя к прочтению творчества как реалии, каковая только и сможет удержать нас от непоправимого — забвения высокого 
в себе. 

Все ли видимое нами по проблеме смогли выразить мы в своей 

книге? Нет, не все. И нам многое не внятно в феномене творчества. 
Верим, однако, что формулируемое нами подвинет кого-то другого 
приблизиться к искомому в мере, возможной для человеческого 
разума. 

Книгу обращаем к тем, кому дорога истина. 
Книгу обращаем к тем, кто не ищет себе выгоды.

МЕТАФИЗИКА 

В настоящем разделе будем размышлять о природе творчества. 

Творчество как метафизическая реалия — ориентир наших размышлений. Присутствие в творчестве Вселенной (стремящейся к персонализации), человеческая рефлексия как предпосылка к творчеству, творчество как созерцание, творчество как высоко-высокое, 
как иррациональное, как соотносящееся с духовностью творящего 
и др. — темы параграфов раздела. 

О МЫСЛИ (РЕФЛЕКСИИ) 

Мироздание не вокруг тебя, 

оно — в твоей мысли.

Из речи древних

Поразмышляем о мысли как рефлексии Вселенной, как о том, 

что и есть средина нашего и вселенского бытия.

Мысль как изначальное 

Мысль — реалия во Вселенной изначальная. В.И. Вернадский 

и Тейяр де Шарден в этом не сомневались. Возникновение Вселенной есть возникновение прежде всего жизни и ее предела — мысли. 
Жизнь и мысль возникают сразу, в своей потенции, в своем незримом (для человеческого разума) присутствии во всем и вся, и прежде 
всего в том, что составляет праоснову мироздания (в том, что некогда утверждал Платон и что пытаются открыть в наше время физики). 
Вселенная в своем развертывании идет к мысли, идет к своей рефлексии (к ее полноте), с нею связывая свое (конечное) бытие.

Сосредоточение — сгущение, фокусирование на себе самом, об
ретение (мыслительной) мобильности — универсальный принцип 
существования всего и вся. Все в мире (мироздании) стремится 
к обособлению, погружению в себя, (семантическому) сгущению. 

МЕТАФИЗИКА 

Само возникновение Вселенной есть результат невиданного сгущения. Некое (не будучи ничем конкретным) собирается в единое (сгущается) и в своем действии ищет приемлемой для себя формы существования. Сгущением (сосредоточением) некое придается всему, 
или все в сгущении и становится собою истинным — собирается 
и становится способным собою владеть (хотя бы и в своей потенции). 

Память о начальном объединении (начальном сгущении), пола
гаем, остается во всех формах материи и после Большого взрыва. 
Процессы объединения, обособления и сопутствующие им (их основа) явления сосредоточения превалируют во Вселенной. Они — естество мироздания. В них — драма и полнота бытия. В них — выплескивание его энергии и выражение его общей предрасположенности 
к некоему. Распад (материи) не естественное состояние мироздания. 
Распад есть инобытие, болезнь бытия, отклонение от естественного, 
угасание обретенного движения к себе (своему пределу). 

Мысль обнажает присутствующее стремление во всем и вся объ
единиться, преодолеть распад, выплеснуть энергию сгустившейся 
материи. Мысль есть высвобождение подлинного бытия Вселенной.

Мысль как срединная форма бытия (оживляющее все и вся)

Зачем бытию сосредоточение на себе самом? Зачем ему знать 

о себе? Зачем владеть ему собою? С ответом на каждый из этих вопросов связано развертывание особой реалии в мироздании. Их — 
особых реалий — существование оспаривается физиками, в их достоверности сомневаются и многие философы. Тем не менее они 
(реалии) есть. Мысль не умозрение (не только умозрение). Мысль — 
реальность (она бытийна) Она нужна мирозданию. Она его детище 
и его повивальная бабка (она дает простор подлинному бытию). 
Значит, у нее есть своя физика (общая со всем мирозданием). Не 
внятная современному ученому или философу, но от этого не менее 
реальная, чем физика Ньютона, Эйнштейна, Бора и пр. 

Мысль возникает как результат восхождения реальности (бытия) 

к состоянию высокого сгущения. Бытие собирается, его внутреннее 
фокусируется на себе самом, взрывается (аннигилирует) и порождает новую реалию — мыслящую субстанцию (человека). Мысль 
своим строем удерживает память о воссобранном бытии. 

Мысль есть то, что единит происходящее в мироздании. Она пря
мо противоположна общему «разбеганию» Вселенной (ее расшире
О мысли (рефлексии) 

нию, ее распаду). Мысль, шире — рефлексия, — изначально противопоставляется возможному распаду мироздания (Н.Ф. Федоров). 
Природа мироздания такова, что в нем одновременно развертываются и процессы его оживления (развертывания, оздоровления, воссоединения и пр.), и процессы угасания (потери энергии пр.). Почему 
так? Этот вопрос относится уж совсем к другой для нас (обитателей 
Вселенной) физике. А вот что противопоставляется распаду — этот 
вопрос нашего мира (нашей Вселенной). Распаду (разрушению) противопоставляется мысль как изначально существующая в мироздании и как направленная на единение всего и вся реалия. 

Мысль (на планете Земля), в ее трактовке Шарденом и другими 

религиозно и научно мыслящими учеными, есть психическая реалия, 
возникшая некогда между людьми и объединившая их (на новой основе). Мысль в своем человеческом измерении (а измерение может быть 
разным и разным, и не только человеческим) говорит о себе как о связующем земные реалии образовании. Мысль порождает новую реальность, новый мир. И определяющая черта этого мира — единство его 
составляющих. Причем единство растущее, движущееся и возобновляющееся, противящееся косному рядоположенному ему бытию. 

Природа первой мысли — первой на планете, первой в ее чело
веческом виде — указывает на ее общую как вселенского феномена 
целе-онтологию. Мысль во Вселенной призвана единить ее (Вселенную), придавать ей подлинную форму, противиться ее распаду. 
Мысль легко проникает в пространства и времена. Природа этого 
проникновения нам пока еще не известна. Но сам факт проникновения несомненен. И указывает он и на необходимость воссоединения всего и вся, и на возможность этого. 

Как мысль (рефлексия) будет осуществлять преодоление распа
да (Вселенной)? Так, как это делает на планете Земля современный 
homo sapiens? Наверное, нет. Человеку как существу с несовершенной (далеко не совершенной мыслью) придется покинуть планету 
и дать место возникновению другой жизни, каковая, в свою очередь, попытается выстрадать в себе новую рефлексию, ту, с которой 
действительно будет связано воссоединение всего и вся в Солнечной системе, а затем и во всей Вселенной. 

Полагаем, во Вселенной где-то в ее мирах другая мысль-рефлек
сия преодолевает нестроения бытия, преодолевает более успешно, 
чем человеческая мысль.

МЕТАФИЗИКА 

Удастся ли мысли объединить Вселенную? И на этот вопрос 

нельзя ответить иначе как гипотетически. Не ясно даже, зачем мирозданию себя восстанавливать…

Мысль как запечатлевающая бытие

Мысль (рефлексия) как древнейшая и глубинная (матричная) 

форма бытия несет в себе большую-большую онтологию (в ней она — 
онтология — являет себя в виде тех или иных смыслов и семантик). 

Почему мысль людей первых тысячелетий рода человеческого, 

не знакомых с физикой, химией, биологией и другими науками 
(в их современном прочтении), была столь глубока (к примеру, почему были столь провидческими интуиции философов Древней 
Греции)? Потому что они были столь умны или потому что сверхсодержательным был сам инструмент познания этих людей — их 
мысль. Полагаем, ближе к истине второе (суждение). Сама мысль 
(даже и в земном выражении) явно обременена вселенским смыслом и вселенскими семантиками. Она встроена в мироздание, она 
его основа, и в этом она несет в себе память о его движениях, интенциях, коллизиях, обретениях и прочее и прочее. Мысль содержательно едина с бытием (его природой). 

Обретший мысль особым образом всматривается в мироздание 

и в себе, своей мысли (невнятным для себя образом) начинает черпать его (мироздания) логику и содержание. 

Мысль постигали и постигали философы (Платон, Аристотель, 

Декарт, Кант, Гегель, Н. Васильев, В.И. Вернадский, Тейяр Шарден 
и др.). Постигали и вычерпывали из нее многое и многое о нашей 
планете и Вселенной. Постигали мысль и не постигли. Не постигли 
и тысячной (доли) ее вселенского содержания. Она, как и мироздание, тайна для человека, тайна за семью печатями. Тайна, зовущая 
к себе и обещающая все и вся открыть для пытливой души человеческой, если та ее будет познавать в указанном виде — как старейшую и глубинную форму бытия. 

Мысль изначально — в себе самой (вне соотнесения со внешним 

для себя, со своим предметом) — для человека несет память о том, 
что все и вся в мире (Вселенной) взаимосвязано, все исходит из одного, это одно изначально о себе заявило в своей полноте и сложности 
(пусть и неразвернутости, потенциальности; нет нового во Вселенной, все произошло), рациональное есть видимая часть иррациональной (множественной) основы происходящего в бытии, познание 

О мысли (рефлексии) 

возможно на основе единения со своим предметом, воссоединение 
всего и вся (преодоление распада) реально лишь ценою больших 
духовных и иных усилий рефлексирующей материи, рефлексия есть 
срединное движение бытия и некоторое другое. Эти глубокие (вселенские) семантики вычерпывал и вычерпывает человек из своей 
способности и практики рефлексировать себя и мироздание. 

Мысль как запечатлевающее бытие есть и причина такого не 

познанного современной наукой феномена, как интуиция. Мысль 
не инструмент (не столько инструмент) — она сама есть и предмет 
(познания) и способ его постижения. В ней есть то, что на интуитивной (мгновенного открытия) основе вычерпывается из нее познающей духовностью и характеризует происходящее в мироздании 
и его познании.

Мысль исторически являет себя преимущественно как всматри
вающееся во внешнее для своего демиурга. Приходит время (и тому 
есть признаки; см. направления исследований в сфере биофизики 
и физики мозга), когда ей надлежит всматриваться в себя самое 
и в себе искать ответы на волнующие ее мирозданнические вопросы.

Мысль как свидетель и участник всего и вся 

Мысль как древнейшая форма жизни — свидетель всей вселен
ской истории. На ее глазах (как она видит все и вся — загадка) Вселенная рождалась, взрывалась и «разбегалась» (расширялась и расширялась). На ее глазах она ныне живет своей таинственной для 
человека могучей и драматической жизнью (драматической своими 
сгущениями, взрывами и распадами). Мысль присутствует во всех 
движениях живой Вселенной, она (мысль) и есть ее сокровенная 
срединная интенция. Мысль вбирала и вбирает в себя происходящее во Вселенной: она полнится многими и многими семантиками 
и смыслами (в них — память о происшедшем и грядущем). 

Мысль и есть подлинная история Вселенной. История, написан
ная пока еще не внятными для человеческого разума письменами. 

Извечность (старость) мысли обусловливают ее бесстрастие и ее 

печаль. Мысль как вселенская реалия изначально предрасположена 
к холодности и скепсису (есть в ней некое, что делает таковой в восприятии). Она изначально открыта всему, и она все (во всяком случае — для себя) знает. Знать (все) означает (все) пережить, испытать, 
(все) отдать. Отдать свою свежесть, свою юность, свою любовь, 
свою энергию и пр. живое, единящее с живым. В знании — много 

МЕТАФИЗИКА 

печали (скепсиса). Печали присутствия многих и многих смыслов, 
семантик, их пересечений и их снятий (распадов). Как, каким образом рефлексия несет в себе указанную семантику (семантику бесстрастия и скепсиса) — не можем сказать (прочитать об этом пока 
негде). Тем не менее она (указанная семантика) в ней отчетливо 
присутствует.

Мысль и своему (формальному) демиургу (на планете — челове
ку, разуму) передает свое бесстрастие и печаль. Овладевший глубокой (вселенской) мыслью (человек, человечество) теряет радость 
бытия: ему многое становится внятным, многое для него обретает 
статус временного, во многом видит он не только начало, но и завершение… 

Мысль (рефлексия) собою одною выводит человека из его вре
менного (живого) бытия и ввергает его в вечность. 

Мыслители древности глубоко понимали и переживали связь 

рефлексии и печали (Ветхий Завет, Махабхарата и др.). Условия их 
жизни даровали им (древним людям) возможность вглядеться и постичь во многом нашу мысль-рефлексию.

…Мысль стара, как мир. Как мир, она бездонна и холодна… 

2017 г.

ФЕНОМЕН ТВОРЧЕСТВА 

Человек не сам виновник  
своего дара и своего гения.

Н.А. Бердяев

Введение

Исторически человек размышлял о феномене творчества. Размыш
лял, ибо сначала смутно, а однажды отчетливо стал осознавать, что 
именно в творчестве и обретает он смысл своего бытия на планете. 

Творчество как некая метафизическая реалия, творчество как ра
ционально организуемая деятельность, творчество как смысл бытия 
человека, творчество как свобода человека — эти и другие аспекты 
искомой проблемы исследовались и исследуются философами и учеными. Полагаем, в работах и прошлого, и настоящего не поставлена 

Доступ онлайн
500 ₽
В корзину