Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Лесные экосистемы и факторы неотектоники

Покупка
Новинка
Артикул: 836853.01.99
Доступ онлайн
400 ₽
В корзину
В заповеднике Вишерский и в лесах г. Пермь исследованы тектонические разломы с разным генезисом и их сопряжение с малыми геоактивными зонами (далее зоны), определяемые фито- и биоиндикацией. Они сильнейшим образом влияют на рост и наследуемость сосны и ели и классифицированы на 8 типов, размером от 0.3 до 55 м. В насаждении сосны благоприятные зоны контролируют 60 % площади, где в возрасте 184 года растет 83 % деревьев. Патогенные зоны размером 0.3-2.0 м были причиной отпада ее деревьев и появления окон в 39 % случаев, а также образования гнилей ствола в 100 % случаев. Наиболее благоприятные зоны имеют размер 1.0 и 3.0 м и заняты деревьями, подлеском и подростом на 95 %. Сосна сохраняется на них в 39 раз чаще, формирует 89 % плюсовых деревьев и в целом на них растут деревья со средним диаметром 121 % от контроля. Эти зоны встречаются с частотой 250 шт./га и образуют неравномерные сети. Их можно использовать для выращивания леса как энергетический каркас, где формируется горизонтальная структура древостоя из крупных деревьев, получающих через этот каркас подпитку глубинными энергиями Земли, физическая природа которых пока изучена мало. Для лесоводов, геологов, ботаников, экологов и генетиков.
Рогозин, М. В. Лесные экосистемы и факторы неотектоники : монография / М. В. Рогозин, В. В. Михалев, А. Я. Рыбальченко ; под общ. ред. М. В. Рогозина ; Пермский государственный национальный исследовательский университет. - Пермь : ПГНИУ, 2020. - 249 с. - ISBN 978-5-7944-3492-7. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/2160308 (дата обращения: 15.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное 

образовательное учреждение высшего образования

«ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ 

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

М. В. Рогозин, В. В. Михалев, А. Я. Рыбальченко 

ЛЕСНЫЕ ЭКОСИСТЕМЫ

И ФАКТОРЫ НЕОТЕКТОНИКИ

МОНОГРАФИЯ

Пермь 2020

УДК 551.24: 582.47: 630*165: 630*5 (470.53)
ББК 41.3

Р598

Р598

Рогозин М. В.

Лесные экосистемы и факторы неотектоники [Электронный ресурс] : 
монография / М. В. Рогозин, В. В. Михалев, А. Я. Рыбальченко ; 
под общ.
ред. М. В. Рогозина ;
Пермский
государственный

национальный
исследовательский университет. –
Электронные 

данные. – Пермь, 2020. – 22,2 Мб ; 249 с. – Режим доступа: 
http://www.psu.ru/files/docs/science/books/mono/rogozin-mikhalevrybalchenko-lesnye-ekosisemy-i-faktory-neotektoniki.pdf. 
–
Заглавие 

с экрана.

ISBN 978-5-7944-3492-7

В заповеднике Вишерский и в лесах г. Пермь исследованы тектонические 

разломы с разным генезисом и их сопряжение с малыми геоактивными зонами (далее 
зоны), определяемые фито- и биоиндикацией. Они сильнейшим образом влияют 
на рост и наследуемость сосны и ели и классифицированы на 8 типов, размером
от 0.3 до 55 м. В насаждении сосны благоприятные зоны контролируют 60 % 
площади, где в возрасте 184 года растет 83 % деревьев. Патогенные зоны размером 
0.3–2.0 м были причиной отпада ее деревьев и появления окон в 39 % случаев, а 
также образования гнилей ствола в 100 % случаев. Наиболее благоприятные зоны 
имеют размер 1.0 и 3.0 м и заняты деревьями, подлеском и подростом на 95 %. Сосна 
сохраняется на них в 39 раз чаще, формирует 89 % плюсовых деревьев и в целом на 
них растут деревья со средним диаметром 121 % от контроля. Эти зоны встречаются с 
частотой 250 шт./га и образуют неравномерные сети. Их можно использовать для 
выращивания леса как энергетический каркас, где формируется горизонтальная 
структура древостоя из крупных деревьев, получающих через этот каркас подпитку 
глубинными энергиями Земли, физическая природа которых пока изучена мало.

Для лесоводов, геологов, ботаников, экологов и генетиков.

УДК 630*165: 630*5 (470.53) 

ББК 41.3

Издается по решению кафедры инженерной геологии и охраны недр

Пермского государственного национального исследовательского университета

Рецензенты: кафедра лесного дела Брянского государственного инженерно
технологического университета (зав. кафедрой, канд. с.-х. наук 
А. А. Соломников);

старший научный сотрудник ЗСО ИЛ СО РАН – филиала ФИЦ КНЦ 
СО РАН, канд. биол. наук И. В. Тихонова

ISBN 978-5-7944-3492-7

© Рогозин М. В., Михалев В. В,

Рыбальченко А. Я., 2020

© ПГНИУ, 2020

Rogozin M. V., Mikhalev V. V., Rybalchenko A. Ya.

FOREST ECOSYSTEMS AND THE FACTORS OF NEOTECTONICS

Monograph

Ed. by M.V. Rogozin

Tectonic faults and their interface with small geoactive zones (hereinafter referred to 

as zones) determined by phyto - and bioindication were studied in the Vishersky reserve 
and in the forests of Perm. They strongly affect the growth and heritability of pine and 
spruce and are classified into 8 types, ranging in size from 0.3 to 55 m. In pine plantations 
at the age of 184 these favorable zones control 60 % of the area, where 83 % of trees grow. 
They strongly affect the growth and heritability of pine and spruce and are classified into 8 
types, ranging in size from 0.3 to 55 m. In pine plantations, favorable zones control 60 % 
of the area, where 83 % of trees grow at the age of 184. Pathogenic zones measuring 0.32.0 m were the cause of the fall of its trees and the appearance of windows in 39 % of 
cases, as well as the formation of trunk rot in 100% of cases. The most favorable zones 
have a size of 1.0 and 3.0 m and are occupied by trees, undergrowth and forest by 95 %. 
Pine is preserved on them 39 times more often, forms 89 % of plus trees and in General 
they grow trees with an average diameter of 121 % of the control. These zones occur with 
a frequency of 250 units / ha and form uneven networks. They can be used for growing a 
forest as an energy frame, where a horizontal structure of a stand of large trees is formed, 
which receive through this frame a feed from deep and ultra-weak energy of the Earth, 
the physical nature of which is still little studied.

For foresters, geologists, botanists, ecologists, and geneticists.

ISBN 978-5-7944-3492-7

© M.V. Rogozin, V. V. Mikhalev, A. Ya. Rybalchenko 
© Perm State University, 2020

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
6

Глава 1. ПРЕДЫДУЩИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
8

1.1
Верификация метода биолокации  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
8

1.2
Лесная селекция и учёт фактора геоактивных зон . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
12

1.3
Гипотезы для проверки действия малых геоактивных зон . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
21

1.4
В насаждениях преобладает конкуренция или партнерство? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
25

Глава 2. ДЕРЕВЬЯ И ГЕОАКТИВНЫЕ ЗОНЫ,  РАБОТЫ 2016 ГОДА. . . . . . 
43

2.1
Объекты и методика исследований . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
43

2.2
Пояснения к работам 2016 года . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
49

2.3
Исследования в заповеднике Вишерский. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
51

2.4
Исследования  в лесах города Перми . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
56

2.5
Энергетические предпочтения у разных пород . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
60

Глава 3. ДЕРЕВЬЯ И ГЕОАКТИВНЫЕ ЗОНЫ, РАБОТЫ 2017-2018 ГОДОВ. . .
65

3.1
Работы в заповеднике Вишерский. . . .  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
65

3.2
Работы в лесах города Перми в 2017–2018 годах . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
76

3.3
Обсуждение результатов  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
81

3.4
Иерархия малых геоактивных зон, «Золотое сечение» и выводы . . . . . . . . . . . . . . . . 84

Глава 4. СПИРАЛЬНО-КОЛЬЦЕВЫЕ СТРУКТУРЫ И ФРАКТАЛЬНОСТЬ
ПРИРОДНЫХ СИСТЕМ, РАБОТЫ 2019 ГОДА . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
86

4.1
Методы изучения кольцевых структур на поверхности Земли . . . . . . . . . . . . . . . 
86

4.2
Лыпьинская мега-спиральная флюидизатно-эксплозивная структура и её влияние
на треки из малых геоактивных зон . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 87

4.3
Крупные деревья кедра и ели и геоактивные зоны . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
96

4.4
Фрактальность кольцевых  гео- и фитоструктур . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
99

4.5
Геоактивные территории, лесные питомники и выращивание леса . . . . . . . . . . . 
104

4.5.1. Цепочки деревьев в естественных лесах . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
104

4.5.2. Лесной питомник на геоактивной территории . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
105

Глава 5. ПЛЮСОВЫЕ ДЕРЕВЬЯ СОСНЫ И ФАКТОРЫ  ИХ ФОРМИРОВАНИЯ. . . 
114

5.1
Существо вопроса . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
114

5.2
Результаты классических методов исследования и их обсуждение . . . . . . . . . . . . . .
116

5.3
Кандидаты в плюсовые деревья и влияние малых геоактивных зон . . . . . . . . . . . . . 
123

5.4
Обсуждение результатов и выводы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
126

Глава 6. БЛАГОПРИЯТНЫЕ ГЕОАКТИВНЫЕ ЗОНЫ В НАСАЖДЕНИИ 

СОСНЫ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
128

6.1
Пояснения  к методике . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
128

6.2
Зоны 1.0 м  и 3.0 м . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
129

6.3
Зоны 8.0 м . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
140

6.4
Зоны 16.0 м . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
142

6.5
Зоны  32.0 и 55.0 м . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 144

Глава 7. ПАТОГЕННЫЕ ЗОНЫ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  . . . . . . .  . .
151

7.1
Зоны Хартмана  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
151

7.1.1.  Усиленные зоны Хартмана размером 0.55 м . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
151

7.1.2.  Обычные зоны Хартмана размером 0.33 м . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
154

7.2
Зоны  Курри . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
157

7.2.1.  Усиленные зоны Курри размером 1.0 и 2.0 м . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 157
7.2.2.  Обычные зоны Курри размером 0.33 м . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
163

7.3
Влияние обычных зон Хартмана и Курри на диаметр сосны . . . . . . . . . . . . . . . . .
165

7.4
Могут ли отпавшие деревья быть индикаторами патогенных зон . . . . . . . . . . . . . 
166

7.5
Коррекция ошибок при выстраивании сетей из малых геоактивных зон . . . . . . . 
169

Глава 8. ПОЯСА ИНГИБИРОВАНИЯ, ДЕПРЕССИИ И КОМФОРТА . . . . . 
173

8.1
Структура малых геоактивных зон . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 173

8.2
Распределение сосны по диаметру на благоприятных зонах . . . . . . . . . . . . . . . . .
176

8.3
Баланс площадей геоактивных зон при индикации их сосной . . . . . . . . . . . . . . . .
178

8.4
Размер деревьев на депрессивных и комфортных территориях . . . . . . . . . . . . . . . 
180

8.5
Миграция  зон . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
183

8.6
Ячейки сетей и расстояние между зонами . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
184

8.7
Выводы о влиянии геоактивных зон разных типов на сосну . . . . . . . . . . . . . . . . .
186

Глава 9. ОКНА И ПРОГАЛИНЫ – ФАКТОРЫ ОБРАЗОВАНИЯ . . . . . . . . 
189

9.1
Методика выделения окон . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
189

9.2
Причины образования окон и прогалин . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
191

9.2.1. Площадь окон и погибшие в них деревья . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
191

9.2.2. Влияние патогенных зон Хартмана и Курри . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
193

9.2.3. Влияние нейтральных зон 8.0 и 16.0 м . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
195

9.2.4. Влияние благоприятных зон 1.0 и 3.0 м . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
199

9.3
Гнили на деревьях – маркеры патогенных  зон  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
203

9.4
Возможен ли «непрерывный» лес без окон и прогалин . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
208

9.5.
Выводы о причинах образования окон и гнилей ствола . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
210

Глава 10. ПЕРСПЕКТИВЫ РАБОТ И ПОВЕРКА ГИПОТЕЗ . . . . . . . . . . . . 213

10.1
Ландшафтный дизайн и рекультивация . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
213

10.2
Сколько нужно почвы деревьям? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  222

10.3
Гипотеза энергетической подпитки растений в лесных фитоценозах
227

ЗАКЛЮЧЕНИЕ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 236
ПОСЛЕСЛОВИЕ. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
239

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 
243

Об авторах книги . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
248

ВВЕДЕНИЕ

«… не надлежит падать духом, но тем дальше 

мысли простирать, чем отчаяннее дело быть кажется!»

(М. В. Ломоносов)

Биологические науки во многом остаются науками описательными, а 

должны становиться науками объяснительными, т.е. отвечать на вопрос –
почему происходит то или иное явление. 

Результаты наших исследований представлены как бы несколькими 

слоями, которые авторы последовательно вскрывали и углубляли, и в книге 
сохранена временная последовательность их получения для представления о 
том, как формировались новые знания о лесах на стыке геологии, геофизики, 
ботаники 
и 
лесоведения 
при 
использовании 
новейших 
методов 

космогеологического и геоструктурометрического анализа территорий Земли 
вместе с другими методами, получивших название геоматика.

Результаты 
представлены 
несколькими 
слоями, 
которые 
авторы 

последовательно вскрывали, углубляя поиск, и в книге по возможности 
сохранена хронология их получения для представления о том, как 
формировались новые знания о лесных экосистемах на стыке геологии, 
геофизики, ботаники и лесоведения при использовании новейших методов 
космогеологического анализа территорий Земли вместе со многими другими 
методами, получивших название геоматика.

В первой главе сделан подробный дайджест наших предыдущих 

монографий «Лесные экосистемы и геобиологические сети» и «Структура 
древостоев: конкуренция или партнерство?» Поэтому если читатель о них не 
знает, то авторы рекомендуют скачать их из научной библиотеки ПГНИУ, а 
если они ему известны, то будет нелишним узнать о том, что же сами авторы 
считают в них наиболее важным. 

Дело оказалось в том, что традиционно изучаемые факторы, влияющие на 

размерные показатели деревьев, включая генетические, в
своей
сумме 

объясняют лишь 40 % изменчивости размеров деревьев. И если это так, то 
остаётся ещё 60 % влияния неизвестных факторов. Причем таких, о которых 
даже авторы книги совершенно не подозревали, и эпиграф М. В. Ломоносова 
подготавливает читателя к восприятию множества новых исследований,
предпринятых авторами книги в связи с «отчаянным» положением лесных 
наук – при наблюдаемом ныне краха идеологем внутривидовой конкуренции 
деревьев в древостоях, которая доминировала, по сути, весь ХХ век.

При новых подходах и комплексных исследованиях биоты в заповеднике 

Вишерский и лесах г. Пермь мы буквально «запнулись» о необычные 
природные явления-феномены. Они следующие. 

1. Образование в структуре древостоев без видимых причин окон и 

прогалин, а также биогрупп, в которых растет до 40 % (!) деревьев вплоть до 
перестойного возраста.

2. В горных районах в жестких экологических условиях на границе леса 

многолетние растения в некоторых особых местах образуют кольцевые 
структуры диаметром 1.0 –3.0 м с плотным размещением стеблей. 

3. Успешный рост крупных деревьев на скалах практически без почвы, а 

также продуктивных насаждений сосны на очень бедных песчаных почвах. 

Эти явления классическое лесоведение и ботаника никак не объясняют, 

считая якобы «случайными», и даже не пытаются выяснять их причины. 

В данной книге результаты изучения этих явлений будут совершенно 

другими, чем можно было ожидать при использовании традиционных методов 
исследований. Если полагать, что новые или просто по-иному заданные 
вопросы могут приводить к получению новых знаний, то наша книга содержит 
их в избытке, и к этому следует быть готовым буквально в каждой ее главе.

Авторы выражает искреннюю благодарность профессору ПГНИУ 

И. С. Копылову за понимание и поддержку идей на стыке наук, а также 
благодарят заведующего лабораторией геологического моделирования и 
прогноза ЕНИ ПГНИУ к.г.-м.н. В. А. Коноплева и с.н.с. этой же лаборатории, 
к.г.-м.н. доцента П. А. Красильникова за методическую помощь и продвижение 
ряда статей, предшествовавших написанию книги.

Благодаря заинтересованности  и длительным усилиям директора 

Пермского городского лесничества Антонины Александровны Галановой и 
лесничего 
Геннадия 
Павловича 
Васильевых, 
преподавателей 
ПГНИУ

к.г.н. доцента 
Дмитрия 
Николаевича 
Андреева, 
профессоров 
Сергея 

Алексеевича Бузмакова и Сергея Александровича Овеснова, а также усилий 
одного из авторов этой книги Рогозина М.В вблизи города Пермь удалось 
сберечь уникальные леса зеленой зоны, противодействуя усилиям ряда лиц 
вовлечь их в коммерческие «проходные» рубки, включая массив старейшего 
соснового леса в возрасте около 200 лет, где мы провели значительную часть  
исследований, описанных в данной работе.

Авторы также благодарят директора заповедника Вишерский Павла 

Николаевича Бахарева и его сотрудников Ивана Михайловича Кучева и 
Василия Анфимовича Колбина за помощь в проведении научных исследований.

Всем им – наша искренняя признательность.

ГЛАВА 1. ПРЕДЫДУЩИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Теория – очки, направленные на внешний мир, 

и если одни вам не подойдут, то берите другие»

(Марсель Пруст)

1.1. Верификация метода биолокации

В нашей предыдущей книге (Рогозин, 2016а) мы нашли неизвестную 

ранее 
связь 
между 
миграцией 
малых 
геоактивных 
зон 
(МГА-зон), 

определяемых биолокацией, и геодинамической активностью территорий, т.е. 
неотектоникой, которую изучают геология, геофизика и другие науки (Рогозин, 
Копылов, Красильников, 2016). Эта связь проявила себя в том, что МГА-зоны с 
размерами от 0.55 до 8.0 м, мигрируют в течение летнего сезона на расстояние 
0.10–0.85 м, и она зависит от геодинамической активности района.

Так, территория в междуречье реки Обва и реки Гаревая в Пермском 

крае, где мы проводили наши первые исследования, относится к спокойной по 
геодинамической активности территории. Однако второй участок вблизи 
города Перми оказался с высокой плотностью линеаментов (Копылов, 2012).  
Поэтому не случайно миграция МГА-зон на втором участке оказалась больше в 
2–3 раза (табл. 1.1).

Таблица 1.1. Миграция МГА-зон в мае-августе 2013 и 2014 гг. на 

участках с разной геодинамической активностью (по: Рогозин, 2016а, с. 94)

Типы малых 
зон

Число 
зон,
шт.

Статистические показатели, см
Направ
ление 
сдвига
x
±m
±б
минимум

макси
мум

Ильинское лесничество, кв. 41 (слабая геодинамическая активность)

Зоны 1 м
67
12,6
0,18
1,4
8
15
восток

Зоны 3 м
50
28,8
0,89
6,3
20
50
запад

Зоны 8 м
16
27,7
1,46
5,9
18
42
север

Нижне-Курьинское лесничество, кв.18 (высокая геодинамическая активность)

Зоны 1 м
38
37
2
12,3
14
65
СЗ, ССВ

Зоны 3 м
16
41,8
3,36
13,5
20
60
СЗ

Зоны 8 м
7
58,4
8,78
23,2
26
85
разное

Обнаруженная связь миграции МГА-зон с неотектоникой после 

дополнительных исследований, как мы полагаем, вполне может быть 
использована 
для 
определения 
активности 
разломов 
земной 
коры 

малобюджетным  методом биолокации, который найдет применение далее в 
поисковых и проектных работах. Возможно, биолокация позволит более точно 
определять осевые линии разломов, вкупе с другими методами и позволит 
зачислить её в арсенал научных методов.

Миграция центров МГА-зон в течение сезона представляет собой 

настоящую загадку и была установлена нами впервые (рис. 1.1). 

Рис. 1.1. Плюсовое дерево ели в культурах. Показано положение зоны размером 
1.0 м в сентябре 2012 г. (слева) и в мае 2013 г. (справа). Нижне-Курьинское 

лесничество, кв.18 (высокая геодинамическая активность территории).

Столь уверенный прогноз применения биолокации основан не в 

последнюю очередь на том,  что в 2009 г. впервые удалось сфотографировать 
сеть Хартмана. Эту сеть открыл немецкий врач Эрнст Хартман с помощью 
биолокации и впервые описал её патогенное влияние на человека. В нашей 
книге (Рогозин, 2016а, с. 31) приводится фотография одной из полос сети 
Хартмана, и на такой способ её индикации получен патент (Агбалян, 2009). 
Ниже мы вновь её приводим, так как и статья Ю. Г. Агбаляна, и фото из неё –
знаковые явления, меняющие парадигму  науки (рис. 1.2). 

Поражает 
время, 
необходимое 
для 
экспозиции 
изолированной 

фотопленки, помещаемой на узел этой сети – до 15 суток!  В сравнении  с 
излучением в кабинете флюорографии, где человека облучают для получения 
снимков легких, позвоночника и т.д., это излучение слабее примерно в  
миллион раз. Становится понятно, что при столь слабом  излучении ещё не 

скоро будут разработаны приборы для замеров энергии излучения МГА-зон. 
Поэтому  ещё долго нам предстоит пользоваться методом биолокации, а не 
приборами, которых пока нет. Как пример патогенного влияния зоны из сети 
Хартмана приводим фото саженцев в питомнике (рис. 1.3).

Рис. 1.2. Фото полосы сети Хартмана. Темная часть –
экран из 

поливинилхлорида, подложенный снизу, и земное излучение (красная засветка) через 
неё не проходит. Ширина фотопленки – 24 мм (по: Агбалян, 2009). 

Рис. 1.3. Проплешина в питомнике с 5-летними саженцами сосны на зоне 

Хартмана диаметром 0.55 м. Растения на ней выросли низкими и погибли от зимнего 
шютте (гриб дискомицет Phacidium infestans). Фото Рогозина М. В., 2007 г.

В упомянутой книге (Рогозин, 2016а) мы провели тщательный анализ 

причин неприятия биолокационного метода учёными в тот период, когда 
работа Ю. Г. Агбаляна (2009) ещё не была известна. Оказалось, что всё 
определяет 
первый 
личный 
опыт
применения 
биолокации. 
Если 
у 

экспериментатора, сразу взявшегося что-то выяснять с её помощью, ничего не 
получается, то далее для  «проверки» привлекается, например,  группа не 
обучавшихся этому методу студентов (Гущин, 2010а). Участникам даётся 
задание найти, например, металлическую трубу под землей, кабель или иные 
невидимые объекты. Если кто-то (даже один человек!) правильно определит их 
расположение, то метод работает. Но нет! Ученому-экспериментатору нужно, 
чтобы большинство
испытуемых правильно указали на их положение. 

Участников такого эксперимента не 
обучают биолокации, а 
просто 

рассказывают, как это делается. Но ведь никому и в голову не придёт проверять  
тех же студентов на понимание китайского языка, совершенно не обучая ему, а 
только показывая, как на нём разговаривают. 

Тем не менее, подобного рода якобы разоблачительные проверки 

идеологи от науки проводят и объявляют после них биолокационный метод 
«ненаучным»,  а его приверженцев – носителями «лженаучных воззрений»  
(Гущин, 2010б). Поражает при этом полное пренебрежение к верификации 
метода, 
т. е. 
его 
проверке 
путем 
сбора 
информации 
об 
опытах, 

подтверждающих его. Оппонент сразу требует некий  технический прибор, а 
если его нет, то и говорить, дескать,  не о чем.  А владение «языком» 
биолокации –
это, мол, субъективное описание реальности. Далее на 

биолокацию навешивается ярлык лженауки – и всё, с ней покончено. Между 
тем опыт биолокации при поисках залежей руды и подземных вод насчитывает 
сотни лет. И задача науки состоит в проверке этого метода и обучении ему, как 
своего рода искусству или новому языку, которым может овладеть практически 
каждый человек. 

Подтвердить объективно существование геоактивных зон можно не 

только методом засвечивания фотоматериалов гамма-излучением таких зон 
(Агбалян, 2009), который  по времени занимает несколько суток, но и более 
простыми методами верификации –
по фенотипу деревьев в лесу, 

одновременно и проверяя, и обучаясь ему. 

Индикацию благоприятных зон осуществляют по крупным деревьям и их 

биогруппам, а неблагоприятных – по деревьям, отстающим в росте. Гипотеза о 
подобных зонах высказывалась И. С. Марченко ещё в 1973 г. (Марченко, 1995). 
Ныне ряд исследователей признают, что известных факторов уже недостаточно 

для  объяснения неоднородностей структуры древостоев и скопления крупных 
деревьев с образованием биогрупп лишь в немногих местах насаждения 
(Шанин, 2015; Демаков, 2018; Усольцев и др., 2018). 

1.2. Лесная селекция и учёт фактора геоактивных зон

Интерес к биолокации как научному методу появился у авторов после 

завершения ряда длительных исследований, совершенно с ней не связанных. 
Мы разрабатывали модели хода роста древостоев и подводили итоги опытов по 
лесной селекции в Пермском крае (Рогозин, Разин, 2012, 2015; Рогозин, 2013). 
Некоторые из опытов были крупнейшими в России, и по их результатам издано 
учебное пособие для студентов ВУЗов «Лесная селекция» (Рогозин, 2018). 

В пособии мы рассмотрели селекцию сосны обыкновенной и ели финской 

на примере анализа роста 1886 семей в 15 испытаниях в Пермском крае с 
изучением высот 80 тыс. растений. В нём показано, почему селекционеру и 
лесоводу нужно  знать пять (!) законов развития древостоев, изучать 
наследуемость быстроты роста, эпигенетику, а также химические маркеры 
хвои, по которым можно опознать 50–83 % быстрорастущих семей.  
Приводятся примеры обнаружения своеобразной эпигенетической «памяти» у 
потомства о том, в каких условиях формировались их родители,  и почему 
исходный материал в селекции для плантационного выращивания нужно 
отбирать в насаждениях-аналогах, сформировавшихся  при малой начальной 
густоте и при точном совпадении эдатопа, т.е. условий выращивания. 

В пособии также объяснено, почему в селекции промышленных сортов 

нужно знать модели хода роста будущих плантационных культур и направлять 
развитие потомства точно по ним, подбирая для этих моделей целевые 
потомства по началу траекторий их роста уже в раннем возрасте, и далее 
поддерживая 
эту 
траекторию 
регуляцией 
густоты. 
Вся 
совокупность 

рассмотренных в пособии методов образовывала новую парадигму лесной 
селекции, в которой заключается принципиальная новизна учебного пособия. 
Они позволят повысить продуктивность дочерних культур на 9–20 %. 

Однако за скобками пособия остался целый пласт явлений, относящихся к 

эпигенетике. В частности, «отрицательная» и «положительная»  наследуемость, 
которая зависит от формирования материнских деревьев на том или ином 
сочетании типов МГА-зон, описанных в книге «Лесные экосистемы и 

Доступ онлайн
400 ₽
В корзину