Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Не вчера родился: Наука о том, кому мы доверяем и во что верим

Покупка
Новинка
Основная коллекция
Артикул: 802411.02.99
Доступ онлайн
250 ₽
В корзину
Почему так живучи суеверия и предрассудки, а научное знание часто встречает в обществе упорное сопротивление? Почему массы поддаются манипулированию с помощью грубых технологий? Как повлияло на нашу картину мира бурное развитие социальных сетей? Уго Мерсье, известный когнитивный психолог, работавший в ведущих исследовательских центрах Франции и США, ищет ответ на эти и другие вопросы, оспаривая укоренившееся мнение, что люди по природе своей легковерны. Он знакомит читателя с особенностями нашего восприятия информации, заново осмысливает разные явления древней и новейшей истории — от трагических эпизодов Пелопоннесской войны и процесса над салемскими ведьмами до избрания Трампа и стойкой подозрительности по отношению к вакцинированию. Доказывая ошибочность представлений о нашей неспособности фильтровать поток информации, Мерсье не без юмора предостерегает и от того, чтобы принимать на веру его аргументы.
Мерсье, У. Не вчера родился: Наука о том, кому мы доверяем и во что верим : научно-популярное издание / У. Мерсье. - Москва : Альпина нон-фикшн, 2023. - 428 с. - ISBN 978-5-00139-411-2. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/2138709 (дата обращения: 03.03.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
PRINCETON UNIVERSITY PRESS
PRINCETON & OXFORD

NOT BORN YESTERDAY 

T S  W W T  W W B

Hugo Mercier
Москва, 

Перевод с английского

НЕ
ВЧЕРА
РОДИЛСЯ

Наука о том,
кому мы доверяем
и во что верим

УГО МЕРСЬЕ
УДК 
159.95
ББК 
88.35
 
М52

В книге упоминаются социальные сети Instagram и / или 
Facebook, принадлежащие компании Meta Platforms Inc., 
деятельность которой по реализации соответствующих 
продуктов на территории Российской Федерации запрещена.

Переводчик Наталья Колпакова
Научный редактор Ольга Павлова, канд. психол. наук
Редактор Виктория Сагалова

Мерсье У.
Не вчера родился: Наука о том, кому мы доверяем и во что 
верим / Уго Мерсье ; Пер. с англ. — М. : Альпина нон-фикшн, 
2023. — 428 с.

ISBN 978-5-00139-411-2

Почему так живучи суеверия и предрассудки, а научное 
знание часто встречает в обществе упорное сопротивление? 
Почему массы поддаются манипулированию с помощью грубых 
технологий? Как повлияло на нашу картину мира бурное 
развитие социальных сетей? Уго Мерсье, известный когнитив-
ный психолог, работавший в ведущих исследовательских центрах 
Франции и США, ищет ответ на эти и другие вопросы, 
оспаривая укоренившееся мнение, что люди по природе своей 
легковерны. Он знакомит читателя с особенностями нашего 
восприятия информации, заново осмысливает разные явления 
древней и новейшей истории — от трагических эпизодов 
Пелопоннесской войны и процесса над салемскими ведьмами 
до избрания Трампа и стойкой подозрительности по отношению 
к вакцинированию. Доказывая ошибочность представлений 
о нашей неспособности фильтровать поток информации, 
Мерсье не без юмора предостерегает и от того, чтобы принимать 
на веру его аргументы.
УДК 159.95
ББК 88.35

Все права защищены. Никакая часть этой книги не может быть воспроизведена в какой бы 
то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети интернет 
и в корпоративных сетях, а также запись в память ЭВМ для частного или публичного использования, 
без письменного разрешения владельца авторских прав. По вопросу организации доступа 
к электронной библиотеке издательства обращайтесь по адресу mylib@alpina.ru

ISBN 978-5-00139-411-2 (рус.)
ISBN 978-0-691-17870-7 (англ.)

© Hugo Mercier, 2020
© Издание на русском языке, перевод, 
оформление. 
ООО «Альпина нон-фикшн», 2023

М52
ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение ..................................................................................

Глава  
Доводы в пользу легковерия .......................... 

Глава  Бдительность при коммуникации ................. 

Глава  
Развитие непредубежденности ..................... 

Глава  Во что верить? .................................................

Глава  
Кто знает лучше? .............................................

Глава  Кому доверять? ............................................. 

Глава  Что чувствовать? ............................................

Глава  Демагоги, пророки и проповедники ........... 

Глава  Пропагандисты, агитаторы 
и рекламщики ................................................

Глава  Будоражащие слухи ...................................... 

Глава  От ненадежных источников до веры 
в сверхъестественное .....................................

Глава  Признания ведьм и другие полезные 
нелепости .......................................................

Глава  Бесполезные фейковые новости ...................

Глава  Дутые гуру ..................................................... 
Глава  Сердитые мудрецы и ловкие мошенники ... 

Глава  Мы не легковерны: обоснования ..................

Благодарности ..................................................................... 
Примечания ........................................................................ 
Библиография  ......................................................................
Предметно-именной указатель .......................................... 
ВВЕДЕНИЕ

Однажды по дороге из университета ко мне обратился 
респектабельного вида человек средних лет. Он расписал 
целую историю: врач местной больницы, он должен спешить 
по  какой-то экстренной медицинской надобности, но 
потерял кошелек и у него нет денег на такси, а ему отчаянно 
нужно двадцать евро. Затем дал мне свою визитку, сказав, 
что я могу позвонить по телефону и его секретарь сразу 
переведет мне деньги.
Еще немного уговоров —  и я дал ему двадцать евро.
Врача с таким именем не существовало, как и секретаря 
по телефонному номеру с визитки.
Как я мог так сглупить?
И не ирония ли, что двадцать лет спустя я стану писать 
книгу, утверждающую, что люди недоверчивы.

ДОВОДЫ В ПОЛЬЗУ ЛЕГКОВЕРИЯ 

Если вы считаете, что я доверчив, не спешите; очень скоро 
вы встретитесь на этих страницах с людьми, которые 
верят, что Земля —  плоский диск, окруженный семидеся-
тиметровой стеной льда в духе «Игры престолов» , ведьмы 
травят скот волшебными дротиками, соседи- евреи убивают 
маленьких мальчиков, чтобы пить их кровь на Пасху, 
высокопоставленные деятели Демократической партии верховодят 
сетью педофилов из пиццерии, бывший руководи-
НЕ ВЧЕРА РОДИЛСЯ

тель Северной Кореи Ким Чен Ир умел телепортироваться 
и управлять погодой, а бывший президент США  Барак Оба-
ма —  правоверный мусульманин.
Вспомните обо всей чепухе, которую разносят телевидение, 
книги, радио, брошюры и социальные сети и которую 
в конце концов принимает огромная часть населения. Как 
только мне могло прийти в голову, будто мы не легковерны, 
не берем на веру всё, что читаем или слышим?
Оспаривая мысль о повсеместной доверчивости, я оказываюсь 
в меньшинстве. Длинная череда ученых —  от Древней 
Греции до Америки XX столетия, от самых прогрессивных 
до самых реакционных —  изображает людские массы 
безнадежно легковерными. На протяжении большей части 
истории мыслители основывали такие мрачные выводы на 
том, что, казалось бы, сами наблюдали: избиратели покорно 
следуют за демагогами, толпы доводятся до неистовства 
кровожадными лидерами, массы склоняются перед харизматичными 
личностями  . В середине XX в. психологические 
эксперименты подлили воды на эту мельницу, продемонстрировав, 
как испытуемые слепо подчиняются авторитету 
и доверяют мнению группы больше, чем собственным 
глазам. За минувшие несколько десятилетий появился ряд 
замысловатых моделей, предлагающих объяснение человеческой 
доверчивости. Вот суть этой аргументации: нам приходится 
очень многому учиться у других, но решить, у кого 
следует учиться, настолько сложная задача, что мы полагаемся 
на простые правила эвристики вроде «Следуй за большинством» 
или «Следуй за уважаемыми людьми». Человек как 
вид обязан своим успехом способности усваивать местную 
культуру, даже если попутно приходится принять некоторые 
неадекватные практики или ошибочные представления.
Цель этой книги состоит в том, чтобы показать, что все 
это неправда. Мы не принимаем покорно на веру всё, что 
нам говорят, —  даже если эти взгляды поддерживаются 
ВВЕДЕНИЕ

большинством населения или почитаемыми харизматичными 
личностями  . Напротив, мы мастерски определяем, кому 
доверять и во что верить, и, если уж на то пошло, повлиять 
на нас скорее слишком трудно, чем слишком легко.

ДОВОДЫ ПРОТИВ ЛЕГКОВЕРИЯ 

Даже если внушаемость  имеет определенные преимущества, 
помогая нам приобретать навыки и убеждения из своей 
культурной среды, все же застыть в постоянной, неизменной 
позиции попросту слишком дорого обойдется , как 
я продемонстрирую в главе . Принятие всего, что сообщают 
другие, окупается лишь в том случае, если их интересы 
совпадают с нашими, —  представьте себе клетки тела или 
пчел  в улье. Что же касается коммуникации между людьми, 
подобная общность интересов достигается редко; даже 
у беременной женщины есть основания не доверять химическим 
сигналам, поступающим от плода. К счастью, есть 
средства сделать коммуникацию работоспособной даже 
в самых конфликтных отношениях . Добыча способна убедить 
хищника не преследовать ее. Однако, чтобы такая коммуникация 
состоялась, должны существовать надежные 
гарантии того, что получателю сигнала лучше этому сигналу 
поверить. Сообщения в целом должны оставаться честными. 
У людей честность обеспечивается комплексом когни-
тивных механизмов , оценивающих сообщаемую информацию. 
Эти механизмы позволяют нам принимать самые 
выгодные сообщения (быть открытыми), отвергая в то же 
время самые вредоносные (быть бдительными). Поэтому 
я назвал их механизмами  открытой бдительности. Вокруг 
них и строится эта книга .
А как же «наблюдения», которыми великое множество 
ученых обосновывают доверчивость человека? Бо льшая их 
часть  всего лишь популярные заблуждения. Как свидетель-
НЕ ВЧЕРА РОДИЛСЯ

ствует исследование, рассматриваемое в главах  и , все, 
кто пытается в  чем-то убедить людские массы, —  от демагогов 
до рекламщиков , от проповедников до участников избирательных 
кампаний  —  почти всегда терпят крах. Крестьяне 
средневековой Европы ввергали в отчаяние многих священников 
упорным нежеланием принимать христианское вероучение. 
Чистый эффект от рассылки листовок, автоматизированных 
обзвонов и других ухищрений на президентских 
выборах близок к нулю. Всемогущая, казалось бы, нацистская 
машина  пропаганды почти не влияла на свою аудиторию —  
она даже не смогла убедить немцев полюбить нацистов.

Наивная доверчивость обещает легкость влияния. Это не 
так. Безусловно, случается, что люди в конце концов усваивают 
самые абсурдные взгляды. Это мы и должны объяснить: 
почему одни идеи, в том числе хорошие, распространяются 
с таким трудом, а другие, в том числе плохие, 
настолько популярны.

МЕХАНИЗМЫ ОТКРЫТОЙ БДИТЕЛЬНОСТИ

Понимание того, как действуют наши  механизмы открытой 
бдительности, —  ключ к осмыслению успехов и неудач 
коммуникации. Эти механизмы обрабатывают разнообразные 
сигналы, чтобы сообщить нам, насколько следует 
верить в то, что нам говорят. Одни механизмы проверяют, 
согласуется ли сообщение с тем, что мы уже считаем истинным, 
и подкрепляется ли надежными аргументами. Другие 
механизмы обращают внимание на источник сообщения. 
Насколько вероятно, что у говорящего достоверная информация? 
Действует ли он в моих интересах? Смогу ли я призвать 
его к ответу, если окажется, что он заблуждается?
Я рассматриваю множество свидетельств из области экспериментальной 
психологии, показывающих, насколько 
ВВЕДЕНИЕ

хорошо функционируют механизмы открытой бдительности 
у всех нас, включая маленьких детей и младенцев . Благодаря 
этим механизмам мы отвергаем большинство вредных 
утверждений. Эти же механизмы, однако, объясняют, 
почему мы принимаем отдельные ложные идеи.
При всей их изощренности и способности узнавать 
и усваивать новую, неожиданную информацию наши механизмы 
открытой бдительности не обладают бесконечной 
гибкостью. Вы, дорогой читатель, находитесь в информационной 
среде, имеющей бесчисленное множество отличий 
от среды, в которой эволюционировали ваши предки. 
Вы интересуетесь людьми, с которыми никогда не встретитесь (
политики, знаменитости ), событиями, которые на вас 
не влияют (бедствие в далекой стране, новейшее научное 
открытие), и местами, в которых никогда не побываете (дно 
океана, дальние галактики). Вы получаете много информации, 
не имея понятия о том, откуда она взялась. Кто пустил 
слух, что Элвис не умер? Что является источником религиозных 
верований ваших родителей? Вам предлагается 
высказывать свое мнение о вещах, не имевших ни малейшего 
практического значения для наших прародителей. Какую 
форму имеет Земля? Как возникла жизнь? Как лучше всего 
организовать крупную экономическую систему? Было бы 
поистине странно, если бы наши механизмы открытой бдительности 
функционировали безупречно в этом совершенно 
новом и закономерно причудливом мире.
Наша нынешняя информационная среда выталкивает 
механизмы открытой бдительности из их зоны комфорта, 
что ведет к ошибкам. В целом мы в большей мере рискуем 
отвергнуть ценные сообщения —  от реальности климатических 
изменений до эффективности вакцинации, чем принять 
неверные. Основные исключения из этой схемы проистекают 
не столько по причине сбоя системы открытой бдительности 
как таковой, сколько из-за проблем с материалом, 
НЕ ВЧЕРА РОДИЛСЯ

который она обрабатывает. Люди обоснованно используют 
собственные знания, верования и интуитивные догадки для 
оценки того, что им говорят. К сожалению, в некоторых сферах 
наша интуиция, судя по всему, систематически ошибается. 
Если бы вам не у кого больше было узнать и  кто-то сказал 
вам, что вы стоите на плоской поверхности (а не на земном 
шаре), вы бы спонтанно в это поверили. Если бы вам не 
у кого было больше узнать и  кто-то сказал вам, что все ваши 
предки всегда выглядели практически так же, как вы (а не, 
допустим, как рыбы), вы бы спонтанно и в это поверили. 
Многие популярные, но ошибочные представления распространились 
не потому, что их продвигали мастера убеждения, 
а потому, что они, по существу, интуитивны.
Если представление, что Земля плоская, именно из 
таких, то насчет ледяной стены в семьдесят метров высотой 
и тысячи километров длиной вряд ли скажешь подобное. 
Как и насчет способностей Ким Чен Ира  телепортироваться. 
Успокаивает то, что самые дикие из существующих верований 
принимаются лишь номинально. Готов поспорить, что 
плоскоземельщик был бы потрясен, если бы действительно 
наткнулся на семидесятиметровую ледяную стену в конце 
океана. Зрелище Ким Чен Ира, исчезающего и возникающего, 
словно персонаж из «Звездного пути», повергло 
бы в адское смятение самого раболепного поклонника этого 
диктатора. Главный вопрос для понимания причин распространения 
подобных представлений состоит не в том, почему 
люди их принимают, а в том, почему люди их проповедуют. 
Помимо желания поделиться тем, что мы считаем 
правильным, для продвижения верований есть еще много 
стимулов: произвести впечатление, вызвать раздражение, 
ублажить, соблазнить, поманипулировать, внушить уверенность. 
Иногда лучший способ достижения этих целей —  
делать заявления, связанные с реальностью не самым очевидным 
образом или даже в некоторых случаях диаметраль-
ВВЕДЕНИЕ

но противоположные истине. При столкновении с такими 
мотивами механизмы открытой бдительности используются 
извращенным образом —  для распознавания не самых 
достоверных, а самых недостоверных взглядов.
Если мы хотим понять, почему некоторые ошибочные 
взгляды, от интуитивно убедительных до самых нелепых, 
усваиваются, нужно разобраться в том, как работает открытая 
бдительность.

ПОНИМАНИЕ

К концу книги вы должны получить общее представление 
о том, как именно вы решаете, во что верить и кому доверять. 
Должны узнать, насколько безнадежно провальными 
оказываются большинство попыток убеждения масс, 
от самых общеизвестных —  реклама , религиозная проповедь —  
до самых изощренных вроде промывания  мозгов 
и воздействия на подсознание. Должны обрести ключи 
к разгадке того, почему (некоторым) ошибочным идеям 
удается распространиться, тогда как (некоторые) ценные 
мысли распространяются с таким трудом. Должны понять, 
почему я однажды отдал двадцать евро мнимому врачу.
Очень надеюсь, что вы согласитесь с главными аргументами 
этой книги. Однако, пожалуйста, не принимайте мои 
слова просто на веру. Меньше всего я хочу быть опровергнутым 
собственными читателями.
Доступ онлайн
250 ₽
В корзину