Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

11 месяцев в пути, или Как проехать две Америки на велосипеде

Покупка
Новинка
Основная коллекция
Артикул: 824753.01.99
Доступ онлайн
230 ₽
В корзину
В дневнике искателя приключений и настоящего героя нашего времени Евгения Почаева рассказывается о покорении на велосипеде самого длинного непрерывного маршрута на планете — двух Америк, от Аляски до Аргентины. Невероятные рассветы и фантастические закаты, пробирающий до костей холод по утрам и изнурительная жара в полдень, бездонные озера и бескрайние пампы, диковинные кактусовые леса и красные скалы, опасные дикие животные и не менее опасные люди в больших городах, непредвиденные сложности и лайфхаки путешественника — вот только сотая часть всего того, что увидел, узнал и пережил Евгений Почаев.
Почаев, Е. 11 месяцев в пути, или Как проехать две Америки на велосипеде : научно-популярное издание / Е. Почаев. - Москва : Альпина Паблишер, 2017. - 317 с. - ISBN 978-5-9614-6486-3. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/2136692 (дата обращения: 22.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Евгений Почаев
11 месяцев 
в пути, или 
Как проехать 
две Америки 
на велосипеде

МОСКВА
2017
С Т А Р Т

С
О
Д
Е
Р

1

АЛЯСКА
стр. 6–31
Однако холод возвращает 
к реальности —  
до онемения 
мерзнут руки 
и пальцы ног. 
Стараюсь крутить 
в темпе, чтоб хоть 
немного согреться. 2

КАНАДА
стр. 32–61
Поворачиваю голову: 
в пяти метрах 
от меня здоровенный 
гризли объедает 
кусты с ягодами! 
Как ни в чем не 
бывало, продолжаю 
крутить педали, не 
обращая внимания 
на крики из серии 
«Эй, приятель, гризли 
рядом!».

3

США
стр. 62–95
Забавно, что старшее 
поколение здесь 
все еще использует 
шляпы и ковбойские 
сапоги в повседневной 
жизни! 4

МЕКСИКА
стр. 96–131
Моя цель — как 
можно быстрее 
перебраться на 
полуостров Baja 
California и по 
нему продолжить 
путь на юг. Такой 
маршрут избран 
потому, что мне 
порядком надоели 
пустыни Аризоны, 
кроме того, надо 
помнить о безопасности — 
весь север 
Мексики до сих пор 
контролируется 
различными преступными 
группировками. 
Попасть 
под перекрестный 
огонь не входит 
в мои планы...

5

ЦЕНТРАЛЬНАЯ
АМЕРИКА
стр. 132–179
Белиз 
Гватемала 
Сальвадор
Гондурас
Никарагуа 
Коста-Рика 
Панама
Ж
А
Н
И
Е

6

КОЛУМБИЯ
стр. 180–191
Кофе собирают 
дважды в год. Причем 
ягоды могут 
быть как желтого, 
так и красного 
цвета. Арабика — 
это красные. Нам 
выдали корзины, но 
собиратели мы еще 
те — по прикидкам 
девочки, втроем 
насобирали центов 
на 5 от силы. 

7

ЭКВАДОР
стр. 192–204
Время от времени 
можно увидеть лам, 
обвешанных тюками 
или вязанками 
дров — здесь их 
используют как грузовой 
транспорт.

8

ПЕРУ
стр. 205–241
Долгие метры подъ -
ема, наконец, перевал — 
4900 м —
самая высокая 
точка в моей экспедиции. 
Интересно, 
что, за исключением 
небольших 
сбросов, уже пятый 
день подряд кручу 
в гору — с уровня 
моря до заснеженных 
вершин.

9

БОЛИВИЯ
стр. 242–253
Утром направился 
смотреть город. 
Точка притяжения 
всех туристов — 
рынок ведьм, где 
продают сушеных 
детенышей лам, 
обереги, волшебные 
травы от всех 
болезней и прочую 
шаманскую утварь. 

10

ЧИЛИ  
АРГЕНТИНА
стр. 254–316
Ветер не зря 
завывал всю ночь — 
облака раздуло, 
и я выехал в порт 
навстречу восходящему 
солнцу. 
Удивительное 
чувство: будто все 
только начинается. 
По-другому и быть 
не может, ведь я направляюсь 
на Огненную 
Землю!

Ф И Н И Ш
континента, 
16 стран, 
33 750 км, 
1 человек

11 месяцев в пути, 
или Как проехать две 
Америки на велосипеде

«Путешествия учат больше, чем 
что бы то ни было. Иногда один 
день, проведенный в других местах, 
дает больше, чем десять 
лет жизни дома».

А. Франс

Как говорил Марк Твен, через 20 лет вы будете больше сожалеть о том, 
что НЕ сделали, чем о том, что сделали. Эта мысль прочно засела в моей 
голове, и именно она всегда подталкивает меня к новым свершениям 
в жизни.
Будучи в душе неудержимым путешественником, я уже объездил 
не один десяток стран и многие из них —  на велосипеде. Но все мои поездки 
ограничивались двумя-тремя неделями. Хотелось чего-то большего, 
настоящего приключения, вызова, который потребует всей моей 
подготовки, опыта и сил. Ответ нашелся очень скоро: две Америки — 
с севера Аляски до юга Аргентины!
Если отбросить непроходимый Darien Gap, что находится 
в джунглях между Центральной и Южной частями Нового Света, это 
самый длинный непрерывный наземный маршрут на планете! На севере 
ждут встречи с медведями, в центре —  неспокойные страны, 
а на юге —  суровые пустыни и беспощадные ветра Патагонии. Покопавшись 
в источниках, я не нашел ни одного русского, который бы 
преодолел этот путь целиком на велосипеде. Данный факт еще больше 
укрепил мою решимость в том, что я должен это сделать.
Больше года я готовился физически, финансово, технически и, конечно, 
морально. Спортивная составляющая волновала меня меньше 
всего; за плечами были годы тренировок, и я знал, что могу ежедневно 
ехать по сотне километров независимо от рельефа, качества дорог 
и погодных условий. Основываясь на этой уверенности, я составлял 
 

маршрут. Он пройдет вдали от оживленных трасс и крупных городов, 
по большей части следуя водораздельному хребту, что протянулся через 
два континента.
Немаловажно учитывать сезонность: я должен стартовать с севера 
Аляски, как только сойдет снег и откроют дороги. Дальше надо поторапливаться, 
иначе попадешь в сезон дождей в Центральной Америке 
и пару месяцев вместо сногсшибательных видов перед глазами 
будет стена воды. И, наконец, не стоит забывать, что менее чем через 
год на юге Аргентины наступит самая настоящая зима. Конечно, можно 
растянуть удовольствие, избежав и сырости, и метелей. Но мысль 
о долгом ожидании улучшения погодных условий не грела меня. Чтобы 
уложиться в желаемый срок, —  а я намеривался проехать через две 
Америки за десять месяцев, —  мне пришлось выкинуть теплые вещи 
и походную кухню, снизив автономность моего путешествия, но увеличив 
мобильность. В конце концов, за все надо платить, и я осознанно 
принимал риск замерзнуть ночью где-нибудь в безлюдной пустыне или 
остаться без еды в обмен на скорость передвижения.
В общем, было решено взять с собой минимум снаряжения, 
а не превращать велосипед в неповоротливый дом на колесах.
Итак, вещи собраны, велосипед проверен, карта испещрена точками, 
глаза горят —  я вылетаю на Аляску!
Наконец, стартую, кругом туман, 
температура в районе нуля. Доехал 
до знаменитой таблички — next service 
240 miles, — следующие три дня будут 
строгими… Вокруг лишь безжизненная 
замерзшая пустыня, прошлогодняя 
трава и озера со льдом. Дорога 
грунтовая, то укатанная, то разбитая 
и каменистая. Трафик практически 
отсутствует — проедет один грузовик 
за час, и тишина. Ощущение, что ты 
потерялся в этом однообразном черно-
белом мире…

Крайняя северная точка 
Панамериканского 
шоссе — самой длинной 
автодороги в мире

Мне разрешили 
разбить палатку 
рядом с одним 
из домиков, 
украшенным 
оленьими рогами

«Самая северная 
елка —  не рубить!»

Самый длинный 
мост на Аляске

Я повернул голову 
влево —  медведь, всего 
в 10 м от дороги!

Обнаружил реплику 
того самого автобуса, 
который использовали 
для съемок Into the Wild

Асфальт начал 
плавиться
июня 2013 г. 
Deadhorse*

Аляска
«В диких условиях»

Самолет пролетает над полярным безмолвием. Я пытаюсь разглядеть 
дорогу в иллюминатор —  тщетно. Два работника с нефтяной платформы, 
сидящие рядом, интересуются, куда это я собрался. «А почему 
не на мыс Barrow, —  спрашивает один, —  там же еще севернее?» Второй, 
что постарше, усмехается: оттуда дороги нет.
Приземляемся, на улице колотун —  что-то около нуля, и везде лежит 
снег. Крошечный ангар —  аэропорт Deadhorse. Люди стремительно 
расходятся, и я остаюсь один со своими сумками —  звоню в отель, 
конечно, про меня забыли. Хорошо, все рядом, через 10 минут прислали 
микроавтобус, а то я уже начал подмерзать в одной футболке…
В отеле 80% —  рабочие-нефтяники, они живут здесь месяцами, 
трудятся посменно. Остальные постояльцы —  дальнобойщики и группа 
байкеров. Я как белая ворона. Конечно, сразу же начинаются расспросы, 
что я тут делаю и куда собрался. Любой разговор рано или 
поздно переходит к обсуждению медведей. Когда и на кого напали, 
кого съели, кто еле ноги унес. В основном, понятно, речь о белых медведях, 
для которых ты —  просто еда. Все это не добавляет оптимизма 
и подстегивает идти на поиски bear spray (беарспрей) —  специального 
мощного перцового баллончика от медведей.
Мои новые знакомые указали на единственный магазин, что находится 
в самом конце дороги и носит гордое название Deadhorse General 
Store. Топать до него примерно полчаса —  на улице, меж тем, холодает, 
по бокам от дороги горы снега высотой два-три метра. За ними в подтопленных 
полях вечной мерзлоты стоит какая-то странная техника. Пейзаж 
арктического поселка серый и строгий, в нем нет места краскам. Дорога, 
начавшая оттаивать днем под лучами солнца, превратилась в кашу 
из грязи и льда —  температура –3 °С, надо потораплива ться. На счастье, 
в магазине есть все необходимое, включая беарспрей.
Я никак не могу переключиться на местное время (разница с Москвой 
10 часов), а тут еще полярный день —  в три часа ночи совсем 
светло. Организм отказывается понимать, чего от него хотят.
Ночью в голове роятся мысли о медведях и о том, как прятать 
от них еду.

* Здесь и далее — 
название населенного 
пункта 
в начале каждой 
главы является 
местом ночевки.
Аляска
8

Проворочавшись всю ночь, встал в состоянии прострации. Хорошо, 
что завтрак в отеле с 4:30, можно как следует подкрепиться. Впрочем, 
вы ехать пораньше не удалось —  на улице непроглядный туман и снег. 
Тетки с ресепшена, узнав мой план, наперебой побежали со мной фотографироваться.

Наконец, стартую, кругом туман, температура в районе нуля. 
На перекрестке тормознул мужика, попросил меня сфотографировать, 
он согласился, щелкнув кнопкой не глядя, —  получилось не очень. Доехал 
до знаменитой таблички —  next service 240 miles, —  следующие 
три дня будут строгими… Вокруг лишь безжизненная замерзшая пустыня, 
прошлогодняя трава и озера со льдом. Время от времени встречаются 
арктические гуси и другие полярные птицы, названия которых 
мне неизвестны. Дорога грунтовая, то укатанная, то разбитая и каменистая. 
Трафик практически отсутствует —  проедет один грузовик 
за час, и тишина. Ощущение, что ты потерялся в этом однообразном 
черно-белом мире…
Однако холод возвращает к реальности —  до онемения мерзнут 
руки и пальцы ног. Стараюсь крутить в темпе, чтоб хоть немного согреться.

После 20 км немного потеплело, а после 50 я перевалил через первую 
гряду невысоких гор, и стало совсем тепло — +10 °С. Но пейзаж 
не поменялся. Это угнетает: чувствуешь себя лишним на бесконечных 
арктических просторах.
Через несколько часов встретил троих мотоциклистов. Последний 
остановился, сказал, что они едут из San Francisco, и угостил меня 
m&m’s. После 80 км пути стали появляться небольшие куски асфальта. 
Дорога набирает высоту, начались непрерывные холмы. Вдалеке видно 
стадо карибу. Хорошо, что не видно медведей…
Еще до шести вечера я приехал в свой первый кемпинг —  Happy 
Valley. Это частная стоянка геологов —  несколько домиков и генератор 
на берегу бурной реки. Посторонним останавливаться запрещено, 
но, поскольку геологи еще не приехали, мне разрешили разбить палатку 
рядом с одним из домиков, украшенным оленьими рогами. Лег 
спать, успокоив себя тем, что, со слов обитателей кемпинга, медведей 
они тут не встречали.

Проснулся около трех утра —  светло как днем. Но вскоре небо заволокло 
тучами, и я ушел досыпать. Еще через пару часов пошел дождь — 
только его мне не хватало, тут и так не больно жарко. Температура ночью 
в палатке была +5 °С —  как раз под лимит моего спальника.
Перед выездом один из волонтеров дал мне сникерс —  мелочь, 
а приятно.
После дождя дорогу изрядно развезло, и буквально за полчаса велосипед 
покрылся равномерным слоем грязи. Впрочем, вскоре все снова 

7 июня
Prudhoe Bay

8 июня
Happy Valley 
Camp
«В диких условиях»
9

высохло и потеплело. Холмы просто бесконечные, при этом покрытие 
сильно хуже, чем вчера. И если раньше угнетающим фактором были 
виды, то сегодня просто деморализующая скорость. В остальном все 
намного лучше: на горизонте горы, на термометре +20 °С. Но даже при 
такой температуре приходится ехать в теплой кофте —  ветер ледяной. 
И пока правая часть лица плавится на солнце, левая немеет от холода!
Мысли о медведях не покидают, поэтому решил протестировать 
беарспрей. Баллончик бьет мощной струей метров на пять, главное, 
не попасть под встречный ветер. Теперь можно ехать спокойнее, 
а то уже за каждым камнем медведь мерещится…
На очередном разбитом спуске раскрутились винты на выносе1, 
руль провернулся, и я едва не улетел головой в камни. Обычно проверяю 
все перед выездом, неужели так быстро разболтались от тряски? 
Хорошо, что не успели выпасть, иначе я бы выпал вместе с ними…
Доехал до насосной нефтяной станции. Встать на огороженной территории 
не разрешили —  режимный объект. Правда, дали воды и отрекомендовали 
расположиться у моста, мол, там обычно все останавливаются 
на ночь. «И, кстати, —  сказал один из охранников, —  будь 
осторожен, вчера мы видели здесь двух здоровенных гризли!» Спасибо, 
парни, отличный совет.
Начался убойный встречный ветер, при котором средняя скорость 
упала до 10 км/ч. Через дорогу перебежала арктическая лиса, но скрылась 
раньше, чем я достал фотоаппарат. С дикобразом (какого дьявола 
он тут делает?) мне повезло больше, и я успел отщелкать немало 
 кадров.
Незадолго до начала подъема на самый высокий перевал Аляски 
решил разбить лагерь. Прежде всего собрал всю провизию и унес ее 
метров на 200 от палатки, положив на большой камень. Лучше остаться 
совсем без еды, чем привлечь в палатку того самого здоровенного 
гризли, а то и двух…
Вырубился я почти сразу —  10 часов в седле на продуваемой всеми 
ветрами каменистой дороге сделали свое дело. Впрочем, через полтора 
часа проснулся от того, что окоченели ступни. Отогрев их, заснул 
вновь, но ненадолго: пришлось полностью одеться —  то ли холоднее, 
чем вчера, то ли просто я улегся на вечной мерзлоте…
Время три ночи, но лежать больше нет сил —  слишком холодно, 
надо уезжать отсюда.

Пробую крутить быстрее, чтобы хоть как-то согреться. Быстрее —  понятие 
относительное: встречный ветер не стих, наоборот, усилился. 
Так что еду, как раненая черепаха. Впереди —  горная гряда, отсекающая 
холодный арктический воздух с Ледовитого океана. Только вот 

1 
 Вынос —  деталь велосипеда, соединяющая руль и шток вилки.

9 июня
У подножия 
Atigun Pass
Аляска
10

ветер все равно обжигающе холодный. Забравшись на самый высокий 
перевал на Аляске (Atigun Pass), я стал спускаться в надежде на скорое 
потепление, однако оно все не приходило, термометр показывал стабильные +
7 °С. Bcкоре я почувствовал в воздухе что-то необычное — 
появились запахи! За три дня в арктической пустыне совсем от них 
отвык. Через некоторое время показалось первое дерево и табличка 
«Самая северная елка —  не рубить!». Судя по следам на стволе, попытки 
явно предпринимались.
Все встречные водители здороваются со мной: то ли здесь так принято, 
то ли мужик с насосной станции передал по радио о велосипедисте. 
Не зря же он записал мои данные и сказал, что сообщит парням. 
Через пару часов я встретил его напарника, который остановился и дал 
мне воды. А еще через час пара на джипе угостила меня печеньем и соком —  
прямо машина поддержки!
Тема дня сегодня —  встречный ветер. Он сопровождает всю дорогу, 
высасывая силы. Так что мне сложно сосредоточиться на величественных 
видах. Я уже полностью зачехлился, еду в шапке, шлеме и закрытом 
наглухо капюшоне. C таким ветром не был готов встретиться 
здесь, ожидая его ближе к Аргентине.
Попадается знак —  дорожные работы. Это необязательно какие-то 
действия по ремонту, зато —  100%-ное ухудшение покрытия. Скорость 
падает до 12 км/ч, настрой —  до нуля.
Наконец, въехал в крохотный поселок с говорящим названием 
Coldfoot2. Тут есть отель и еда —  то, ради чего я сегодня провел больше 
10 часов в седле. Слегка пошатываясь от изнеможения, пошел на ре-
сепшен. Меня предупреждали, что в этой глуши все дорого, но 200 баксов 
за ночь в примитивной кабинке, м-да-а… Впрочем, другие варианты 
размещения отсутствуют, а я не в том состоянии, чтоб думать 
дважды. Едва не заснув в душе, направился в столовую при отеле, где, 
к удивлению персонала, умудрился запихнуть в себя больше, чем два 
мощных байкера за соседним столом. Доковыляв до своей дорогостоящей 
конуры, тут же вырубился, очнувшись только через 12 часов.

Утром я гораздо свежее и готов к новым свершениям! Пополняю запасы 
провианта —  до ближайшего города еще четыре дня пути.
Сегодня много холмов и, конечно, встречный ветер, поэтому приходится 
ехать в плеере, чтобы не так сильно дуло в уши. Величественные пейзажи 
протянулись по обе стороны от дороги. Чувствую себя крошечным 
в суровом бескрайнем море тундры.
Время летит незаметно, а день в этих широтах настолько велик, 
что вечер можно определить только по часам. Часы же показывают, 

2 
Буквально —  «холодная нога» (англ.). Этот крохотный поселок с населением 10 человек является 
самой северной в мире стоянкой для дальнобойщиков.

10 июня
Coldfoot
«В диких условиях»
11

что пора искать место для ночлега. Путеводитель по Аляске и северу 
Канады, The MILEPOST, говорит о существовании кемпинга в районе 
Полярного круга. Для обнаружения этой важной параллели не нужно 
использовать GPS —  дорожный указатель ведет к обелиску, а от него — 
к кемпингу. Впрочем, кемпинг —  громко сказано. Пара деревянных 
столов и трава, примятая палатками моих предшественников.
Я уже намеревался воткнуть зубы в сухой паек, как был приглашен 
на ужин возрастной парой, припарковавшейся в 10 м от меня. Джон 
и Сью совершают свой ежегодный выезд на огромном джипе, в котором 
они привезли чуть ли не целый ресторан —  мне сказочно повезло 
их встретить!
Джон —  орнитолог с 30-летним стажем, знает каждую птицу 
на Аляске. А его жена Сью —  заядлая гонщица на собачьих упряжках. 
В ее копилке —  Yukon Quest —  одна из самых сложных гонок на планете: 
1000 миль по территории северной Канады и Аляски в феврале при 
температуре –40 °С и ниже! Весь вечер я просидел с открытым ртом, 
слушая их рассказы.

Не успел я вылезти из палатки, как мои соседи стали призывно махать руками —  
мол, иди сюда, еды на всех хватит. За завтраком выяснилось, что 
Джон удивительно хорошо рисует, все тех же птиц, естественно. У него 
с собой несколько альбомов и целая библиотека, посвященная пернатым. 
Обменявшись контактами с моими радушными соседями, я двинул 
дальше. Сразу за выездом из кемпа —  табличка «Полярный круг» и куча 
информации о том, какой тут суровый климат. Мне нравится такой подход, 
обеспечивающий занимательное чтение для  туристов.
Асфальт быстро закончился и началась грунтовка разного качества. 
Примерно на середине пути возвышается Finger Rock —  точка, 
с которой открываются виды на безбрежные пространства тундры. 
3000 лет назад эта возвышенность являлась местом сбора охотников — 
лучшего обзора не найти.
Как только я покинул Finger Rock, существенно потеплело, будто 
въехал в другую климатическую зону. Главное, что теперь не дует ледяной 
арктический ветер, заставлявший напяливать всю имеющуюся 
одежду! Трафик возрастает, но это не мешает зайцам пробегать прямо 
под колесами джипов. Большущий лось перешел дорогу, и я уже было 
поехал, как он вернулся —  встал посередине и долго изучал меня, потом 
трусцой направился в лес.
К вечеру я добрался до берегов реки Юкон. Прямо рядом с мостом 
туристический центр: магазин, кафе, кабинки. Цены космические, как 
и положено в этих оторванных от цивилизации местах. Тетка на ре-
сепшене, расспросив, откуда и куда еду, сказала, что я уже шестой велосипедист 
в этом направлении с начала сезона. Так что, вероятно, кого-
то «доберу» по дороге.

11 июня
Arctic Circle 
Camp
Аляска
12

Сегодня, наконец, потеплело до критических температур —  еду в шортах 
и майке! Куда как приятней, чем укутанным в три слоя одежды. 
Сразу за мостом через Юкон начинаются холмы: за день у меня получится 
2200 м вертикального набора! Интересная деталь: мост, длиной 
почти в километр, покрыт досками! Это вообще характерно для многих 
здешних мостов независимо от размера.
Через пару часов американских горок я порядком подустал. Остановился 
перекусить на берегу озера —  первозданная идиллия… Время 
от времени дорога забирается на высокий холм, с которого видно 
на много километров вокруг —  в таких местах приятно посмотреть 
вдаль, растворяясь в диких просторах полярной тундры.
Вдоль дороги идут работы: AT&T3 прокладывает оптический кабель 
между Fairbanks и Prudhoe Bay —  цивилизация наступает! После 
70 км пути мне пришлось притормозить —  дорога закрыта на ремонт. 
Проторчал больше двух часов, болтая с работницей дорожной 
службы. Выяснилось, что большая часть ее бригады трудится сменами 
по полгода. Зимой подавляющее большинство дорог попросту заносит 
снегом, а рабочие отправляются в отпуск в теплые места, например, 
на Гавайи.
Наконец, трассу открыли, и через пару часов передо мной появилась 
табличка «End of Dalton Highway», а значит, дальше будет только 
асфальт! Держу курс на Livengood —  точку предполагаемой ночевки. 
Две мили пыльной грунтовки —  и я у цели.
Уже привык путешествовать по безлюдным местам, однако здесь 
мне стало немного не по себе. Это было похоже на полузаброшенный 
шахтерский поселок. Стоят машины, экскаваторы, кабинки, даже генератор 
работает, но никого народу. Настоящий город-призрак, аж мурашки 
по коже. Побродил немного, подергал ручки дверей, постучал 
в окна —  будто все вымерли. Ставить здесь палатку нет желания. Развернулся 
и поехал назад —  вдруг что подвернется…
Буквально через 10 км улыбнулась удача —  что-то вроде лагеря дорожной 
бригады, где за главного весьма странный беззубый дед. Он 
снабдил меня водой и разрешил поставить палатку недалеко от его кабинки. 
Единственная проблема —  очень громко тарахтит генератор. 
Зато медведи сюда не сунутся!

Под утро +7 °C, но быстро разогревает —  сегодня на солнце будет за 30. 
Через 20 км у дороги появился островок цивилизации Joy —  самое время 
для завтрака. Кроме еды, меня ожидали рассказы хозяйки про нападения 
медведей.
Оказывается, пару лет назад посреди ночи к ней в дверь постучался 
запыхавшийся велосипедист. Выяснилось, он разбил лагерь 

3 
 Телекоммуникационная компания.

12 июня
Yukon River 
Camp

13 июня
Лагерь 
дорожных 
рабочих
Доступ онлайн
230 ₽
В корзину