Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Основы чукотского языка. Занимательное пособие для лингвофанатов

Покупка
Новинка
Артикул: 824488.01.99
Доступ онлайн
350 ₽
В корзину
Чукотский язык — это удивительное путешествие в мир грамматических головоломок и необычных слов, вмещающих в себя целые предложения. Для всех, кто интересуется вопросами сравнительной лингвистики, этот язык — один из самых интересных для изучения. Чукотский язык уникален: на сегодняшний день это единственный живой инкорпорирующий язык Старого Света (на языках этого типа говорят также некоторые группы индейцев Северной Америки). В инкорпорирующих языках одно слово часто включает в себя несколько — и превращается по смыслу в предложение. Классический пример — слово мыт-ӈыран-вэтъат-арма-ӄора-гынрэты-ркын, которое обозначает «мы четырех бодливых сильных оленей охраняем». В чукотском языке нет не только нецензурных, но даже и обычных бранных слов. Самое большое ругательство — слово мэркычгыргын: «такой-сякой». И хотя звучание чукотского языка с повторяющимися Ы и Э не ласкает слух, в нем есть своя музыка, своя суровая красота. Чукотский язык — одна из драгоценнейших жемчужин в лингвистическом ожерелье народов мира. Но этот богатый древний язык находится на грани вымирания: на сегодняшний день число говорящих на чукотском составляет не более восьми тысяч человек. Эта книга — скромная лепта в дело сохранения чукотского языка. В пособии рассматриваются буквы и звуки чукотского языка, части речи и связанные с ними основные грамматические правила. Для практического усвоения материала каждый грамматический модуль сопровождается заданиями с ключами. Дополнительно предлагаются упражнения, связанные с самыми сложными вопросами чукотского языка — разнообразными комплексами. В последней части пособия даются оригинальные тексты на чукотском языке, расположенные в порядке нарастающей сложности. К ним сделаны необходимые комментарии, лингвистические и географические. Все слова, встречающиеся в текстах, включены в словарь.
Жукова, Н. И. Основы чукотского языка. Занимательное пособие для лингвофанатов : пособие / Н. И. Жукова, И. В. Куликова (Кымъырултыӈэ). - Санкт-Петербург : КАРО, 2024. - 208 с. - ISBN 978-5-9925-1586-2. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/2136136 (дата обращения: 29.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Занимательное пособие для лингвофанатов

Н. И. Жукова

И. В. Куликова 

(Кымъырултыӈэ) 
УДК 374.7
ББК 81.2
      Ж86

Издано при финансовой поддержке  

Министерства цифрового развития, связи  

и массовых коммуникаций Российской Федерации.

 
Жукова Нина Ипполитовна, Куликова (Кымъырултыӈэ) Идея Владимировна.

Основы чукотского языка. Занимательное пособие для лингвофанатов — 

СПб : КАРО, 2024. — 208 с.

ISBN 978-5-9925-1586-2.

Чукотский язык — это удивительное путешествие в мир грамматических голо-

воломок и необычных слов, вмещающих в себя целые предложения. Для всех, кто 
интересуется вопросами сравнительной лингвистики, этот язык — один из самых 
интересных для изучения.

Чукотский язык уникален: на сегодняшний день это единственный живой ин-

корпорирующий язык Старого Света (на языках этого типа говорят также некоторые 
группы индейцев Северной Америки). В инкорпорирующих языках одно слово часто 
включает в себя несколько — и превращается по смыслу в предложение. Классический 
пример — слово мыт-ӈыран-вэтъат-арма-ӄора-гынрэты-ркын, которое обозначает «
мы четырех бодливых сильных оленей охраняем».

В чукотском языке нет не только нецензурных, но даже и обычных бранных 

слов. Самое большое ругательство — слово мэркычгыргын: «такой-сякой». И хотя 
звучание чукотского языка с повторяющимися Ы и Э не ласкает слух, в нем есть 
своя музыка, своя суровая красота.

Чукотский язык — одна из драгоценнейших жемчужин в лингвистическом оже-

релье народов мира. Но этот богатый древний язык находится на грани вымирания: 
на сегодняшний день число говорящих на чукотском составляет не более восьми 
тысяч человек.

Эта книга — скромная лепта в дело сохранения чукотского языка.
В пособии рассматриваются буквы и звуки чукотского языка, части речи и свя-

занные с ними основные грамматические правила. Для практического усвоения 
материала каждый грамматический модуль сопровождается заданиями с ключами. 
Дополнительно предлагаются упражнения, связанные с самыми сложными вопросами 
чукотского языка — разнообразными комплексами.

В последней части пособия даются оригинальные тексты на чукотском языке, 

расположенные в порядке нарастающей сложности. К ним сделаны необходимые 
комментарии, лингвистические и географические. Все слова, встречающиеся в 
текстах, включены в словарь.

УДК 374.7

ББК 81.2

Ж86

ISBN 978-5-9925-1586-2

© Жукова Н. И., 2024
© КАРО, 2024
Все права защищены
Редакция горячо благодарит всех, кто помог книге состояться и выйти в свет!

Марию Юрьевну Пупынину — за научную редактуру пособия. Мария Юрьевна — кандидат 
филологических наук, сотрудник ИЛИ РАН, специалист по сохранению и восстановлению 
чукотского языка. Под ее руководством был оцифрован и упорядочен чукотско-русский 
словарь (тестовая версия: www.chukdict.com, создано также приложение для смартфонов). 
А еще она совершила больше 10 экспедиций в разные районы Чукотки, Якутии и 
Камчатского края, работала в оленеводческих бригадах и в поселках приморских чукчей.

Ларису Сергеевну Выквырагтыргыргыну — за корректуру чукотской части пособия. 
Лариса Сергеевна — знаток чукотского языка и культуры, методист по издательской 
деятельности в ГАОУ ДПО «Чукотский ИРОиПК», закончила РГПУ им. А. И. Герцена 
(Институт народов Севера, кафедра этнокультурологии). А еще она — человек с самой 
длинной чукотской фамилией.

Анну Ивановну Отке — за добрый совет и помощь в поиске специалистов. Анна Ивановна — 
президент региональной общественной организации «Ассоциация коренных 
малочисленных народов Чукотки», представитель Чукотки в Совете Федерации.

Людмилу Борисовну Гашилову — за всестороннюю поддержку и помощь в поиске 
специалистов. Людмила Борисовна — профессор, заведующая кафедрой палеоазиатских 
языков, фольклора и литературы Института народов Севера РГПУ им. А. И. Герцена.

Ларису Александровну Калеврас — за атмосферные иллюстрации.
     
ОБ АВТОРАХ

Идея Владимировна Куликова (Кымъырултыӈэ) — первая чукотская женщина-ученый. 
Кандидат филологических наук, доцент кафедры палеоазиатских языков, фольклора и 
литературы Института народов Севера РГПУ им. А. И. Герцена. Родилась в Омолонской 
тундре в семье оленеводов-кочевников. Окончив отделение народов Севера Ленинградского 
педагогического института, уехала работать учителем начальных классов на Чукотку. 
Позднее переехала в Ленинград, работала в Государственном музее этнографии 
народов СССР. Закончила аспирантуру ЛГПИ им. А. И. Герцена на кафедре языков, фольклора 
и литературы народов Севера, преподавала на кафедре чукотский язык. Продолжала 
начатую в свое время П. Я. Скориком, П. И. Инэнликэем лексикографическую работу.

Нина Ипполитовна Жукова — филолог, лингвист, автор пособий по шведскому языку. 
Сфера интересов — языкознание: компаративная лингвистика, языки разных морфологических 
типов, семантика и этимология русских и германских лексических единиц. 
Преподавала шведский и английский языки в Михайловской артиллерийской 
академии, ИНЖЭКОНе (Инженерно-экономический университет), ИВЭСЭПе (Институт 
внешнеэкономических связей, экономики и права), РХГА (Российская христианская 
гуманитарная академия), Скандинавской школе и др. Работала гидом-переводчиком 
в ВАО «Интурист», читала лекции в обществе «Знание».
  
ПРЕДИСЛОВИЕ

Книга задумывалась авторами как возможность для русскоговорящих любителей 
слова, которые интересуются вопросами сравнительного языкознания и уже имеют 
навыки общения с западно-европейскими языками, проникнуть в загадки поистине 
уникального чукотского языка, почувствовать его своеобразное обаяние. Чукотский 
язык потрясает воображение уже на начальном этапе знакомства с ним, интригует 
тайнами своих слов-трансформеров. Например, как слова номӄэн (теплый) и лилит 
(рукавицы), объединившись, создали слово омлет (теплые рукавицы)? Откуда во множественном 
числе слова аё (мозг) — айват (мозги) появились непонятные буквы, противоречащие 
принципам образования множественного числа? Что это за каламбурно 
звучащее мургинэтури тургинэмури (буквально: вы наши — мы ваши)?..

Чукотский язык действительно уникален: на сегодняшний день это единственный живой 
язык в Старом Свете, характеризующийся высокопродуктивной инкорпорацией. Знакомство 
с ним, изучение его дает возможность понимания, что же такое инкорпорирующие 
языки вообще (на языках этого типа говорят также некоторые группы индейцев Северной 
Америки). Те, кто увлечен лингвистикой, кто жаждет если не всецелого познания, то 
хотя бы прикосновения к языкам самых разнообразных типов, наверняка оценят наше 
пособие, содержащее и теоретическую, и практическую части. Мы предлагаем вашему 
вниманию крупицы из бесконечно богатого информационного ресурса, заключенного в 
чукотской грамматике. Авторы старались с опорой на русский язык раскрыть основные 
грамматические аспекты чукотского языка и передать их особенности.

В подготовке пособия авторы также принимали во внимание уже имеющиеся материалы 
по чукотскому языку: классический двухтомник П. Я. Скорика «Грамматика 
чукотского языка» и универсальный учебник «Лыгъоравэтльаелыел. Чукотский язык» 
авторов Ш. Венстена, Е. И. Нутекеу, З. В. Венстен-Тагриной.

Работа была начата авторами совместно, была разработана структура и формат книги, 
обозначены ее тематика и проблематика, но трагическая гибель Идеи Владимировны 
Куликовой (Кымъырултыӈэ) не дала возможности довести начатое до конца. 
Тем не менее, Идея Владимировна со своей неиссякаемой любовью к родному языку, 
которому она служила не один десяток лет, с ее энтузиазмом и желанием популяризировать, 
если можно так выразиться, весь багаж знаний о нем, вложила в эту книгу 
частичку своей души и дала ей путевку в жизнь. Завершить работу над книгой помогли 
соотечественники Идеи Владимировны, живущие на далекой от нас Чукотке. Они 
помогли справиться с трудностями перевода текстов, и им хочется выразить отдельную 
благодарность: Пуэмэт И. И., Эйневтегин П., Ойыке Н. Т., Кеунеут З. В., Атли Т. И., 
Рольтынтонау Е. А., Тагрытваль Т. Д., Камлельгыргина А. М., Терлецкая Т. А.

Эта книга посвящается светлой памяти  

Идеи Владимировны Куликовой (Кымъырултыӈэ).
  
ВВЕДЕНИЕ

«По наивности тех лет я думал, что грамматику может иметь любой 
другой язык, кроме чукотского. Ведь он нам родной и близкий, понятный 
и естественный. И вдруг оказывается, что наш родной и древний чукотский 
язык обладает стройной системой и если не имеет преимуществ 
перед другими языками, то, во всяком случае, некоторые его особенности 
достаточно своеобразны, чтобы рождать гордость за него»

Ю. Рытхэу

«Вынэ-ым ӄынвэр тыетык гыныкы!» — «Ну вот, я, наконец, и пришел к тебе!» Так в 
буквальном переводе на русский язык звучит одно из повседневных чукотских приветствий, 
эквивалентное русскому «Здравствуйте!». (Хотя есть и менее помпезный, 
расхожий обмен приветствиями: «Ети!» — «Ии». Буквально: «Я пришел!» — «Конечно».)


В принципе, у каждого народа существуют свои формулы приветствий, но международный 
этикет по сути одинаков. Встречаясь, люди желают друг другу добра и благополучия, 
хорошего дня или успехов в труде. Это и Доброе утро/день/вечер у большинства 
европейских народов, и «Салям алейкум/ Шолом-Алейхем» («Мир вам!») у арабов 
и евреев. И такие курьезные варианты, как «Нихао» («Ты хороший») у китайцев, «Га-
марджоба!» («Будь прав» или «Побеждай!») у грузин, «Я тебя увидел!» у зулусов, «Бди! 
Не знай усталости!» у горцев Памира. Маори скажут что-то вроде «Благодарю за это 
утро (день)!», а индус поприветствует бога в лице встреченного — «Намасте!», что в 
переводе на русский язык означает «Я приветствую Бога в тебе!».

Чукотская констатация факта прибытия в качестве приветствия тоже звучит достаточно 
эксцентрично, не правда ли?

Чукотский язык — это удивительное путешествие в мир необычных слов и грамматических 
явлений. Необычных для нас, привыкших к флективному мышлению, для 
которого характерна способность передавать всю гамму грамматических значений 
одним показателем. Это увлекательное распутывание морфемных головоломок, разгадывание 
синтаксических загадок, ошеломление от изобилия слов, которые вмещают 
в себя целые предложения (или предложений, втиснутых в одно слово).

Еще со времен ученичества все филологи, профессионалы и любители знают, что в 
чукотском языке есть нечто выделяющее его из шести тысяч больших и малых языков, 
существующих на земле, интригующе запоминающееся, особенное. Чукотский язык 
часто упоминается в той или иной связи всеми лингвистами, занимающимися вопросами 
сравнительного языкознания.
Введение

Например, у Льва Успенского в его книге «Слово о словах», которая для многих из 
нас является первым прикосновением к большой науке лингвистике, в главе «Глокая 
куздра» говорится:

«…Трудно представить себе что-нибудь более странное с нашей точки зрения, чем 
словообразование и грамматика этих удивительных (чукотского и пр. — примеч. авт.) 
языков. В них отдельные слова, образуя предложения, не располагаются рядом друг 
с другом, не скрепляются между собою при помощи аффиксов или вспомогательных 
слов, как у нас. Нет, здесь слова как бы набрасываются друг на друга и заглатывают одно 
другое, так что части первого оказываются где-то глубоко внутри второго, и наоборот. 
Пять, шесть, десять слов бурно переплетаются между собой, входя даже внутрь корней 
своих соседей. Вместо предложения получается одно огромное, запутанное, странное, 
на наш непривычный взгляд, слово, которое и выражает весь смысл целой фразы»1.

У Реформатского в «Курсе общего языкознания» приводится:

«…один пример из чукотского языкa: ты-aчьы-ӄaa-нмы-ркын (тыачьыӄаанмыркын2) — 
"я жирных оленей убивaю ему/ей", буквaльно: "я-жир-олень-убив-делaй ему/ей", где 
остов "корпусa" ты-нмы-ркын, в который включается (инкорпорируется) ӄaa — "олень" 
и его определение ачьы — "жир"; иного рaсположения чукотский язык не терпит, и 
все целое предстaвляет собой слово-предложение, где соблюден и вышеукaзaнный 
порядок элементов»3.

В популярном издании «Путешествие по карте языков мира»4 академик Алексей Леонтьев 
приводит еще один пример слова-предложения из чукотского языка: мын-ны-
ки-урэ-ӄэпл-увичвэн-мык (мынныкиурэӄэплувичвэнмык). Это значит: «давайте-ночь-
долго-мяч-играть-мы». То есть: «Давайте ночью долго поиграем в мяч».

А вот что пишет В. А. Плунгян в своей книге «Почему языки такие разные»: «В таких 
языках будет сказано не "Дождь пошел", а "Дождепошло", а вместо "Сильный дождь 
прошёл над лесом" — "Лесосильнодожде-прошло"... Пожалуй, ни в русском, ни в других 
европейских языках ничего похожего не встретишь...»5.

И еще один фрагмент, ставший классикой, — грамматическое описание чукотского 
языка в серии «Языки мира», где приводится слово мыт-ӈыран-вэтъат-арма-ӄо-
ра-гынрэты-ркын (мытӈыранвэтъатарма-ӄорагынрэтыркын), которое обозначает «мы 
четырех бодливых сильных оленей охраняем». И это действительно одно слово.

 
1 Успенский Л. В. Слово о словах. — М.: АСТ: Зебра Е, 2009.

 
2 Здесь слово ты-aчьы-ӄaa-нмы-ркын приводится в правильном написании; у 

Реформатского неточно: ты-aтa-ӄaa-нмы-ркын. — Примеч. ред.

 
3 Реформатский А. А. Введение в языковедение. — М., 1967.

 
4 Леонтьев А. Путешествие по карте языков мира. — М.: ИД Мещерякова, 2008.

 
5 Плунгян В. А. Почему языки такие разные. Популярная лингвистика. — М.: 

АСТ-Пресс, 1996.
Введение  

Каждый человеческий язык красив по-своему, иначе бы он не существовал. Язык создан 
для общения, выражения чувств, эмоций, душевного состояния и должен, и в частности 
и в целом, удовлетворять эстетические потребности людей. Каждый имеет свою 
прелесть, свой шарм и может претендовать на уникальность. Но чукотский занимает 
особое место на лингвистической карте мира: он единственный в Восточном полушарии (
в Западном есть еще языки индейцев Северной Америки) последовательно 
инкорпорирующий язык.

ЧТО ЭТО ТАКОЕ — ИНКОРПОРИРУЮЩИЙ ЯЗЫК?

Существуют две основные классификации языков — генеалогическая и типологическая. 
По генеалогической классификации, которая основана на определении родственных 
отношений между языками и распределяет языки мира по семьям (всего 
языковых семей насчитывается несколько сотен), чукотский входит в чукотско-камчатскую 
семью. Эта семья, в свою очередь, вливается в еще большую общность — 
конгломерат палеоазиатских языков; хотя генетически эти языки никак не связаны, 
они объединены по географическому принципу. В середине XIX века российским 
зоологом и этнологом Леопольдом Ивановичем фон Шренком была выдвинута гипотеза (
не получившая, увы, доказательной базы), согласно которой северо-восточные 
сибирские народности являются потомками коренных обитателей Сибири. В связи 
с передвижением тюрко-монголов это коренное население было частью ассимилировано, 
а частью вытеснено в Северную Америку и лишь в виде небольших групп 
сохранилось на севере и северо-востоке Азии. Хотя гипотеза Шренка сама по себе 
не определяет генетическое родство палеоазиатских языков и их носителей, этот термин — «
палеоазиатские языки» — закрепился как условное название.

По другой, типологической классификации, языки делятся на четыре группы, и это 
деление основано на различиях и способах образования грамматических форм. Эти 
четыре группы включают флективные (наш русский и большинство европейских 
языков, для которых характерна способность передавать всю гамму грамматических 
значений одним показателем), агглютинативные (тюркские и финно-угорские языки, 
у которых, в отличие от флективных языков, каждое грамматическое значение имеет 
свой собственный показатель1), изолирующие (китайский, вьетнамский и другие языки 
Юго-Восточной Азии — у них аффиксация как таковая практически отсутствует) и 
инкорпорирующие языки.

Инкорпорирующие языки — это языки, в которых слово оказывается настолько «переобремененным» 
разными корневыми морфемами, что превращается по смыслу в 
предложение, но при этом остается оформленным как слово (от лат. incorporatio — 
«включение в свой состав»: in — «в» и corpus — «тело, единое целое»).

 
1 Сравним формы склонения слова «язык» по-русски: язык — языки — в язы-

ках — (от) языков; и по-турецки: dil — diller — dillerde — dillerden — «язык — 
языки — в языках — (от) языков» (сначала показатель мн. ч. -ler, а затем падежные 
аффиксы). — Примеч. авт.
Введение

Еще языки, подобные чукотскому, называют полисинтетическими — это разновидность 
синтетических языков, в которых все грамматические значения обычно передаются (
синтезируются, обобщаются) в составе слова, характеризующегося длинной 
последовательностью морфем.

Понятие полисинтетический шире, чем инкорпорирующий: все инкорпорирующие языки 
полисинтетические, но не все полисинтетические являются инкорпорирующими.

Своеобразие чукотского языка никем не оспаривается. Словоформы, существующие в 
чукотском языке, их необыкновенное соединение между собой и алгоритм построения 
мысли, которая облекается в высказывание, вызывают восхищение — восхищение 
тем, что человек смог создать такой язык. Прибавим к этому — человек, поставленный 
провидением в суровые природные условия даже не жизни, а повседневной борьбы 
за выживание. Это одна из драгоценнейших жемчужин в лингвистическом ожерелье.

Лексика чукотского языка тоже не может оставить нас равнодушными. Например: 
дочь — это буквально «женский сын» или «женщина-сын», олень — «хоркающий дом» 
(хорканье — звуки, которые издают олени), кошка — «ловкая собака», русский — «человек 
со спичками», стакан — «ледяная чашка», белые ночи — «зевота»…

Примечательно, что в чукотском языке нет не только нецензурных, но даже и обычных 
бранных слов. Самое большое «ругательство» — это слово мэркычгыргын:  
такой-сякой. Хотя звучание чукотского языка, с неотвратимо повторяющимися Ы и Э, 
не ласкает слух легким певучим дыханием южных морей, как это делают, например, 
итальянский или испанский языки, но в нем своя музыка, своя суровая красота. В 
нем слышится рокот противоборства двух океанов — Северного Ледовитого и Тихого 
(здесь, на Чукотке, они встречаются друг с другом), грозный рык моржа, то громкое, то 
глухое хорканье северного оленя… И тем более досадно, что такой богатый, уникальный, 
чудесный язык находится на грани вымирания. На сегодняшний день число говорящих 
на чукотском составляет не более восьми тысяч человек (еще 20-30 лет назад 
было порядка пятнадцати тысяч). Поэтому мы должны его сохранить как достояние 
всего человечества, поскольку он, безусловно, входит в сокровищницу нематериальных (
духовных) ценностей, созданных человеческим гением.

Это пособие — наша попытка внести свою скромную лепту в дело сохранения чукотского 
языка.
ЧАСТЬ I
Общие сведения  
о чукотском языке
 

 
 
 
 БУКВЫ, ЗВУКИ И ФОНЕТИЧЕСКИЕ ЗАКОНЫ

Чукотский алфавит, построенный на кириллице, включает 35 букв и один 
специальный знак — апостроф. Из этих букв фактически чукотских — 25, а 10 
употребляются в словах, заимствованных из русского языка (жирным шрифтом 
выделены собственно чукотские буквы).

А (а)
Б (бэ)
В (вэ)
Г (гэ)
Д (дэ)

Е (е)
Ё (ё)
Ж (жэ)
З (зэ)
И (и)

Й (и краткий)
К (ка)
Ӄ (к,а)
Л (эл)
М (эм)

Н (эн)
Ӈ (ӈэ)
О (о)
П (пэ)
Р (эр)

С (эс)
Т (тэ)
У (у)
Ф (эф)
Х (ха)

Ц (цэ)
Ч (че)
Ш (ша)
Щ (ща)
Ъ (твердый знак)

Ы (ы)
Ь (мягкий знак)
Э (э)
Ю (ю)
Я (я)

‘ (апостроф)

Произносятся звуки, обозначаемые этими буквами, так же, как в русском языке (
с известной оговоркой, что в разговорной речи иногда имеет место редукция 
и гласных, и согласных). Если судить по написанию, только две согласных 
из чукотского алфавита незнакомы русскому языку — это две буквы с козьей 
ножкой: ӄ и ӈ. Произносятся они примерно как КХ и как английское буквосо-
четание NG, соответственно.

Некоторые буквы из чукотского алфавита пишутся так же, как в русском алфавите, 
а произносятся иначе.

В произносится как английский звук W.

Г произносится как украинское Г, но мягко.

Ч произносится как С (а женщины произносят как Ц — гендерная особенность!).

Доступ онлайн
350 ₽
В корзину