Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Квалификация убийств при отягчающих обстоятельствах

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 230400.09.01
Доступ онлайн
от 348 ₽
В корзину
Книга является научным исследованием квалификации убийств с основным и квалифицированным составами по законодательству Республики Беларусь и Российской Федерации. Центральное место отводится решению наиболее проблемных вопросов квалификации в целях совершенствования уголовного законодательства и практики его применения. Основу для анализа составили судебная практика и научные труды российских и белорусских учёных. Рекомендуется в качестве научного издания для ученых, преподавателей и студентов юридических вузов, а также для законодателей, прокуроров, следователей, судей и адвокатов.

Только для владельцев печатной версии книги: чтобы получить доступ к дополнительным материалам, пожалуйста, введите последнее слово на странице №145 Вашего печатного экземпляра.

Бабий, Н. А. Квалификация убийств при отягчающих обстоятельствах : монография / Н.А. Бабий. — Москва : ИНФРА-М, 2024. — 287 с. + Доп. материалы [Электронный ресурс]. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/857. - ISBN 978-5-16-009059-7. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/2115733 (дата обращения: 22.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
КВАЛИФИКАЦИЯ УБИЙСТВ
КВАЛИФИКАЦИЯ УБИЙСТВ

ПРИ ОТЯГЧАЮЩИХ
ПРИ ОТЯГЧАЮЩИХ
ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ
ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ

Í.À. ÁÀÁÈÉ
Í.À. ÁÀÁÈÉ

Монография
Монография

Москва 
ИНФРА-М 

202
Бабий Н.А.

Квалификация убийств при отягчающих обстоятельствах :мо-

нография / Н.А. Бабий. — Москва : ИНФРА-М, 2024. — 287 с. + 
Доп. материалы [Электронный ресурс]. —(Научная мысль). — DOI 
10.12737/857.

ISBN 978-5-16-009059-7 (print)
ISBN 978-5-16-100215-5 (online)

Книга является научным исследованием квалификации убийств с основ-

ным и квалифицированным составами по законодательствам Республики 
Беларусь и Российской Федерации. Центральное место отводится решению 
наиболее проблемных вопросов квалификации в целях совершенствования 
уголовного законодательства и практики его применения. Основу для анализа 
составили судебная практика и научные труды российских и белорусских 
ученых. 

Рекомендуется в качестве научного издания для ученых, преподавателей 

и студентов юридических вузов, а также для законодателей, прокуроров, следователей, 
судей и адвокатов.

УДК 343(075.4) 

ББК 67.408

Б12

© Бабий Н.А., 2014

УДК 343(075.4)
ББК 67.408
 
Б12

ISBN 978-5-16-009059-7 (print)
ISBN 978-5-16-100215-5 (online)

Материалы, отмеченные знаком 
, доступны 

в электронно-библиотечной системе Znanium

ФЗ 

№ 436-ФЗ

Издание не подлежит маркировке 
в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 1

Подписано в печать 09.01.2024. Формат 6090/16. Бумага офсетная. 

Гарнитура Newton. Печать цифровая. Усл. печ. л. 17,94. 

ППТ12. Заказ № 00000

ТК 230400-2115733-250913

ООО «Научно-издательский центр ИНФРА-М»

127214, Москва, ул. Полярная, д. 31В, стр. 1

Тел.: (495) 280-15-96, 280-33-86. Факс: (495) 280-36-29

E-mail: books@infra-m.ru        http://www.infra-m.ru

Отпечатано в типографии ООО «Научно-издательский центр ИНФРА-М»

127214, Москва, ул. Полярная, д. 31В, стр. 1

Тел.: (495) 280-15-96, 280-33-86. Факс: (495) 280-36-29
ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Количество зла, сконцентрированное в этой книге, 
объясняется сугубо тем, что предметом правового 
анализа явилось зло максимальное – зло отрицания 
человека человеком. Будучи наказуемым 
смертной казнью, зло это воспроизводит само 
себя вновь. Остаётся лишь уповать на то, что данный 
труд послужит уменьшению этого зла и будет 
способствовать всем, к тому причастным, творить 
суд справедливый, то есть суд праведный.
ГЛАВА I. УБИЙСТВО ДВУХ ИЛИ БОЛЕЕ ЛИЦ1

§ 1.1. Общие положения о квалификации убийства двух или бо-

лее лиц

При убийстве двух или более лиц содеянное следует квалифициро-

вать по пункту 1 части 2 статьи 139 УК2, если действия виновного охватывались 
единством умысла и были совершены, как правило, одновременно, 
без разрыва во времени либо с незначительным разрывом 
(пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь № 
9 от 17 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам об убийстве (
ст. 139УК)»3 – далее Постановление № 9 от 17 декабря 2002 г.).

В случае если убийство двух или более лиц совершено с разрывом во 

времени, то для квалификации действий виновного по пункту 1 части 
2 статьи 139 УК необходимо наличие единого прямого умысла на убийство 
двух или более лиц, возникшего до начала совершения действий, 
направленных на лишение жизни хотя бы одного лица, и единство цели 
(пункт 5 Постановления № 9 от 17 декабря 2002 г.).

Как следует из приведѐнных разъяснений Пленума Верховного Суда, 

для квалификации причинения смерти двум лицам как убийства двух 
или более лиц необходимо наличие двух обязательных условий:

1) наличие единого умысла на лишение жизни двух или более лиц; 
2) причинение смерти должно быть осуществлено: 

- либо одновременно (без разрыва во времени); 
- либо с незначительным разрывом, но при наличии заранее об-

думанного прямого умысла и единства цели.

Законодатель в качестве анализируемого отягчающего убийство об-

стоятельства избрал количество потерпевших – не менее двух лиц. Этот 
квалифицирующий признак и признак повторности убийства полностью 
охватывают все возможные варианты множественных убийств. Но если 
причинение смерти двум лицам при повторном убийстве осуществляется 
двумя самостоятельными преступлениями, то причинение двух смертей 
при убийстве двух или более лиц является одним единым (единичным) 
преступлением. Таким единичным преступлением убийство двух 
или более лиц делают названные в Постановлении № 9 от 17 декабря 
2002 г. единство умысла и его реализация без значительного разрыва во 
времени. На обоснованности требования наличия единого прямого 
                                           
1 Свойственные уголовному законодательству России проблемы с квалификацией 
убийства двух или более лиц и неоднократного убийства будут рассмотрены 
в главе 16 настоящего издания.
2 Здесь и далее по всему тексту под обозначением «УК» имеется в виду Уголовный 
кодекс Республики Беларусь, уголовное законодательство иных государств 
сопровождается названием соответствующих стран.
3 Судебная практика по уголовным делам: вопросы уголовного и уголовно-
процессуального права: сб. действующих постановлений Пленума Верховного 
Суда Республики Беларусь, обзоров судебной практики, постановлений и определений 
кассационных и надзорных судебных инстанций за 2005-2009 гг. / сост. 
Н.А. Бабий. – Минск: ГИУСТ БГУ, 2010. – С. 57-68. 
умысла и единой цели остановимся позднее, а пока изложим наше видение 
некоторых иных проблемных вопросов.

С объективной стороны убийство двух или более лиц может быть со-

вершено как одним деянием, так и несколькими последовательными деяниями. 
Примерами убийства одним действием могут служить «угощение» 
нескольких человек отравленным напитком или отравленной пищей, 
отравление нескольких спящих лиц угарным газом, приведение в действие 
взрывного устройства среди группы людей. Необходимость совершения 
двух или более действий обусловливается избранными орудиями или 
средствами убийства и расположением жертв (например, убийство ножом 
двух лиц, находящихся в различных помещениях).

Умысел на лишение жизни двух или более лиц может быть как пря-

мым, так и косвенным. 

Учитывая количество потерпевших, следует определить и возмож-

ные варианты сочетания различных видов умысла. Умысел может быть:

- прямым в отношении причинения смерти обоим потерпевшим;
- косвенным в отношении причинения смерти обоим потерпевшим;
- прямым в отношении смерти первого потерпевшего и косвенным в 

отношении другого потерпевшего;

- косвенным в отношении смерти первого потерпевшего и прямым в 

отношении другого потерпевшего.

При наличии косвенного умысла на причинение смерти одному из 

лиц и при условии, что смерть такого лица не наступила, возможна постановка 
вопроса о совершении убийства общеопасным способом. Подробное 
отграничение убийства двух или более лиц от убийства общеопасным 
способом дано в главе 5 настоящего издания.

Количество потерпевших определяет также и специфическую осо-

бенность умысла на совершение данного преступления: сознание и желание 
виновного направлены на осуществление смертельно опасных 
деяний именно против двух или более лиц. Однако такое желание нельзя 
экстраполировать на отношение к факту наступления смерти двух 
или более лиц. Совершая опасные для жизни двух или более лиц действия, 
виновный может и не желать наступления их смерти, а сознательно 
допускать наступление этих последствий или относиться к таким последствиям 
безразлично.

Умысел на убийство двух или более лиц, как правило, возникает за-

ранее, до начала выполнения объективной стороны состава преступления, 
то есть до начала совершения действий по причинению смерти 
первому лицу. Слова «как правило» означают, что не исключается возможность 
возникновения умысла на убийство двух или более лиц и после 
начала совершения указанных действий вплоть до момента наступления 
смерти первого из потерпевших. В качестве примера можно привести 
ситуацию, когда убийству из хулиганских побуждений пытается 
помешать прохожий, который и сам становится жертвой убийцы. Умысел 
на убийство в данном случае возник после начала выполнения объективной 
стороны состава преступления, однако начатое как убийство 
одного потерпевшего преступление переросло в убийство двух лиц.
Следует возразить против высказанного в литературе мнения о на-

личии единства преступного намерения, если умысел на убийство нескольких 
лиц возникает «сразу же, немедленно после первого убийства 
без разрыва во времени по тому же мотиву»4. Независимо от того, сразу 
же или немедленно, но после наступления смерти есть лишь одна потенциальная 
живая жертва, а потому и обращѐнный в будущее умысел 
может распространяться только на эту одну жертву. В подобного рода 
случаях существуют два самостоятельных умысла: 1) ранее возникший 
и полностью реализованный умысел в отношении одного потерпевшего; 
2) вновь возникший умысел в отношении другого потерпевшего. Следовательно, 
квалифицировать такие случаи необходимо как повторное 
убийство.

Для убийства двух или более лиц не имеет значения побудительный 

мотив убийства – ревность, месть и т. п., а также цель их убийства. Если 
мотив или цель будут относиться к числу квалифицирующих признаков, 
то они должны дополнительно найти отражение в окончательной квалификации 
наряду с пунктом 1 части 2 статьи 139 УК.

Как правило, мотив и цель убийства двух или более лиц являются 

едиными. Однако сложно согласиться с категорическим утверждением, 
что мотив и цель данного преступления могут быть только едиными. 

Так, 
А.Н. Попов 
выражает
согласие 
с 
подобным 
мнением 

Л.А. Андреевой и добавляет аргументацию: «При квалификации разновременных 
убийств, совершѐнных по разным мотивам, нет оснований 
для признания их единым преступлением, даже если указанные убийства 
охватываются единым умыслом.

Мотив преступления даѐт нам ответ на вопрос, почему виновный со-

вершил преступление. Именно мотив является той движущей силой, которая 
толкает виновного на совершение преступления. Если имеются 
разные мотивы, значит, имеются и разные преступления. Особенно это 
касается убийств. Не случайно в п. 13 Постановления Пленума Верховного 
Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. № 1 обращается внимание 
на то, что «если установлено, что убийство потерпевшего совершено, 
например, из корыстных или из хулиганских побуждений, оно не 
может одновременно квалифицироваться по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ».

Это правильное указание, потому что данные мотивы исключают 

друг друга. При разнонаправленности мотивов и разновременности 
убийств нет и не может быть единого преступления»5. И далее автор 
утверждает: «Разновременное причинение смерти нескольким лицам 
также может быть квалифицировано как убийство двух или более лиц, 
но только при обязательном наличии следующих условий: единства 
умысла и одного мотива преступления»6. 

                                           
4 Попов А.Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах. – СПб.: Юрид. центр 
Пресс, 2003. – С. 32.
5 Попов А.Н. Убийство двух или более лиц – совокупность или одно преступление? // 
КриминалистЪ. – 2009. – № 2. – С. 6.
6 Там же.
Верно, что приведѐнное А.Н. Поповым указание Пленума правильное, 

вот только относится оно не к убийству двух лиц, а исключительно к 
убийству одного человека, и в этом случае необходимо определять один 
доминирующий мотив поведения. Но то, что верно для убийства одного 
лица, не может автоматически рассматриваться как верное для убийства 
двух или более лиц. Если совершается одновременное с единым умыслом 
убийство женщины и еѐ ребѐнка, при этом мотивом убийства женщины 
является месть за измену, а мотивом убийства ребѐнка – его происхождение 
от другого мужчины, то, по отстаиваемому А. Н. Поповым мнению, в 
этом случае нет убийства двух человек. Если это не убийство двух человек, 
то либо с законом что-то не так (не соответствует он в таком случае 
действительности), либо что-то не так с его интерпретацией. 

Жизненные перипетии могут предложить, например, вариант двойного 

убийства одним действием, когда одного убивают из мести, а другого из 
корысти. Не исключѐн вариант разных мотивов и при совершении убийства 
разными действиями. Например, намереваясь убить из мести за выполнение 
общественного долга, субъект обнаруживает рядом с намеченной 
жертвой непричастное лицо. У виновного возникает умысел убить обоих, 
но убийство второго потерпевшего совершается не по мотиву мести за выполнение 
общественного долга, а с целью скрыть убийство первой намеченной 
жертвы. Такой разномотивный, но единый умысел, может быть 
реализован разновременно с небольшим разрывом во времени, например, в 
связи с тем, что убийце пришлось настигать вторую жертву. 

Пример из судебной практики: 

Дав оценку исследованным в судебном заседании доказательствам 

 в их совокупности, суд пришѐл к правильному выводу о том,  

что Д-ч действовал в отношении потерпевших с прямым умыслом  
на лишение их жизни: определение Судебной коллегии по уголовным  

делам Верховного Суда Республики Беларусь от 1 июля 2003 г. (извлечение) 

Брестским областным судом Д-ч осуждѐн по пунктам 6, 10 части 2 ста-

тьи 139 УК и по части 1 статьи 14, пункту 1 части 2 статьи 139 УК. Он признан 
виновным в том, что, имея умысел на убийство двух лиц, совершил 
убийство Д-о с особой жестокостью в связи с выполнением ею общественного 
долга и покушение на убийство Д-е. 

В кассационной жалобе обвиняемый указал, что не имел умысла на ли-

шение жизни потерпевших и просил переквалифицировать его действия на 
часть 3 статьи 147 и статью 153 УК. 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда 1 июля 2003 г. 

приговор оставила без изменения, а кассационную жалобу обвиняемого – 
без удовлетворения, указав следующее. 

Из показаний потерпевшей Д-е усматривается, что Д-ч – еѐ бывший муж. 

Он, выбив входную дверь, ворвался в квартиру и, схватив на кухне нож, подверг 
еѐ избиению, ударив кулаком в лицо, ногою в живот, бил головой о стиральную 
машину, при этом угрожал ножом. Вбежавшая на кухню еѐ мать Д-о 
начала воспрепятствовать избиению, за что Д-ч ударил еѐ три раза ножом в 
грудь, сбив на пол, а затем продолжал наносить ей удары. 

Д-е удалось убежать и скрыться в квартире соседей. 
Д-ч, выбив дверь, проник в их квартиру, повалил еѐ на пол и три раза 

ударил ножом в грудь, от чего она потеряла сознание.

Свидетель Л. показала, что Д-ч, ворвавшись в их квартиру с ножом, стал 

наносить удары Д-е, пока она не потеряла сознание.

Согласно заключениям экспертов Д-е были причинены 5 колото-резаных 

ран мягких покровов тела и другие телесные повреждения, а потерпевшей До – 
15 колото-резаных ран мягких тканей передней поверхности грудной 
клетки, колото-резаное ранение левой надключичной области с повреждением 
левой подключичной артерии и другие телесные повреждения.

Смерть Д-о наступила от полиорганной недостаточности, развившейся вслед-

ствие синдрома диссеминированного внутрисосудного свертывания крови.

В судебном заседании судебно-медицинский эксперт пояснил, что ране-

ние подключичной артерии всегда приводит к летальному исходу, подобные 
травмы в подавляющем большинстве случаев несовместимы с жизнью 
из-за быстрой и большой кровопотери, вызывающей в организме необратимые 
явления.

Д-ч не отрицал, что именно он причинил все обнаруженные у потер-

певших повреждения, используя при этом нож и отвертку.

Дав оценку этим и другим исследованным в судебном заседании доказа-

тельствам в совокупности, Судебная коллегия считает, что суд пришѐл к правильному 
выводу о том, что Д-ч в отношении потерпевших действовал с прямым 
умыслом на лишение их жизни. Умышленное нанесение двум лицам практически 
одновременно множества ударов ножом и отвѐрткой со значительной 
силой в жизненно важные органы свидетельствует о желании Д-ча наступления 
смерти двух лиц. Свой умысел в отношении Д-о Д-ч реализовал, а в отношении 
Д-е не смог довести до конца по независящим от его воли причинам.

Суд пришѐл также к правильному выводу о том, что убийство Д-о Д-ч 

совершил с особой жестокостью, о чѐм свидетельствует нанесение потерпевшей 
большого количества телесных повреждений, в том числе ножом, в 
присутствии еѐ близких – дочери и внучки. Кроме того, Д-о выполняла общественный 
долг по предотвращению противоправных действий Д-ча в 
отношении Д-е.

Исходя из изложенного, действия Д-ча по пунктам 6, 10 части 2 статьи 

139 УК, части 1 статьи 14 УК, пункту 1 части 2 статьи 139 УК квалифицированы 
правильно и доводы его жалоб о переквалификации его действий в 
связи с отсутствием умысла на убийство необоснованны.

Назначенное Д-ч наказание является справедливым.
При определении размера компенсации морального вреда судом в 

должной степени учтѐн характер причинѐнных Д-е физических и нравственных 
страданий, при этом суд в соответствии с требованиями закона исходил 
из принципа разумности и справедливости7. 

Сложными для квалификации являются случаи причинения смерти 

гражданину и лицу, чья жизнь охраняется специальными нормами, на-
                                           
7 Судебная практика по уголовным делам: вопросы уголовного и уголовно-
процессуального права: сб. действующих постановлений Пленума Верховного 
Суда Республики Беларусь, обзоров судебной практики, постановлений 
и определений кассационных и надзорных судебных инстанций за 1999 –
2004 гг. / сост. Н.А. Бабий; отв. ред. В. О. Сукало. – Минск: ГИУСТ БГУ, 
2005. –  С. 272-273. 
пример, статьѐй 362 УК, предусматривающей ответственность за убийство 
сотрудника органов внутренних дел. Поскольку статья 362 УК является 
специальной нормой по отношению к части 2 статьи 139 УК, 
постольку убийство сотрудника органов внутренних дел не может быть 
квалифицировано по части 2 статьи 139 УК. Этим порождается проблема 
с квалификацией причинения смерти гражданину, поскольку вменение 
убийства двух или более лиц наряду с убийством сотрудника органов 
внутренних дел, означало бы запрещѐнную законом двойную ответственность. 
Кроме того, создавалась бы искажѐнная правовая картина 
реально содеянного. При квалификации по пункту 1 части 2 статьи 139 
УК и статье 362 УК убитыми оказались бы два человека и сотрудник 
органов внутренних дел, то есть при двух убитых три жертвы. Если квалифицировать 
по части 1 статьи 139 УК и статье 362 УК, то не отражается 
единство преступления.

По мнению А. Н. Попова, «если виновный совершил преступления, 

предусмотренные ст. 105 и ст. 317, 295, 277 УК РФ, то во всех случаях, 
при любых обстоятельствах, в любых сочетаниях данных статей, при любом 
исходе в отношении того или другого лица, содеянное необходимо 
квалифицировать по совокупности указанных составов преступлений»8.
Автор выразил уверенность, что «если смерть указанным лицам была 
причинена одновременно, то вменяется только ч. 1 ст. 105 и ст. 317 УК 
РФ. Это соответствует обстоятельствам содеянного и отвечает принципу 
справедливости, поскольку налицо идеальная совокупность преступлений. 
Виновный в этом случае в соответствии с законом должен нести ответственность 
за все преступления, входящие в совокупность. Ни о какой 
конкуренции общей и специальной нормы в этом случае речи быть не 
может, поскольку виновный совершил не одно, а два самостоятельных 
преступления»9.

Вместе с тем обратим внимание на то обстоятельство, что квалифи-

кация подобного рода случаев не столь уж и однозначна. Не случайно и 
сам А. Н. Попов вынужден уточнять квалификацию по части 1 статьи 
105 УК и, например, по статье 317 УК РФ, в зависимости от того, один 
ли потерпевший погиб или оба и в какой очерѐдности10. 

Причиной неоднозначности служат недочѐты самого уголовного зако-

на, который жизнь одних людей сделал более важным объектом охраны, 
чем жизнь других людей. Если бы тот же сотрудник органов внутренних 
дел был бы убит не в связи с охраной общественного порядка (статья 362 
УК), а в связи с выполнением иных служебных обязанностей, то его 
жизнь находилась бы под охраной закона о защите жизни человека, а не о 
защите порядка управления. И жизнь совместно с ним убитого человека 
охранялась бы не частью 1 статьи 139 УК, а пунктом 1 части 2 этой статьи. 
Но стоило измениться функциональным обязанностям сотрудника 
органов внутренних дел, как посягательство на жизнь другого человека 

                                           
8 Попов А.Н. Убийства при отягчающих обстоятельствах.– С. 57. 
9 Там же. – С. 58. 
10 Там же. – С. 83. 
становится менее опасным, поскольку предлагается применять часть 1 
статьи 139 УК. При этом, как убеждает нас А. Н. Попов, такая квалификация «
отвечает принципу справедливости».

Следует заметить также, что в подобной ситуации всѐ же есть основа-

ния говорить о конкуренции норм. Например, о конкуренции нормы-части 
и нормы-целого. Нормой частью является статья 362 УК, а нормой-целым 
является часть 2 статьи 139 УК. В соответствии с правилами разрешения 
такой конкуренции применению подлежит норма-целое. Можно говорить о 
конкуренции норм, с различной полнотой охватывающих признаки содеянного, 
и о необходимости применения нормы, которая наиболее полно 
отражает преступление. В данном случае совершено убийство двух или 
более лиц (пункт 1 части 2 статьи 139 УК) и в связи с выполнением одним 
из потерпевших служебных обязанностей (пункт 10 части 2 статьи 139 УК). 
Но и у этих рассуждений есть изъян, цена которого составляет 2 года лишения 
свободы (это разница между минимально возможными наказаниями 
по статье 362 УК и по части 2 статьи 139 УК. Можно, конечно, порекомендовать 
не назначать по части 2 статьи 139 УК наказание менее 10 лет, поскольку 
это нижний предел наказания, предусмотренного статьѐй 362 УК. 
Однако вряд ли правоприменитель изъявит желание следовать теоретическим 
изысканиям по преодолению конкуренции, изысканиям, как это ни 
прискорбно, весьма далѐким от совершенства. По этой причине в большей 
мере возникает желание порекомендовать законодателю устранить из Уголовного 
кодекса отмеченные недочѐты либо избавиться от излишней 
скромности и закрепить правила квалификации прямо в законе.

О квалификации убийства двух или более лиц двумя соучастниками, 

каждый из которых в соответствии с договорѐнностью убил одного из 
потерпевших, см. главу 15 настоящего издания.

Обратимся далее к правилам квалификации неоконченного убийства 

двух или более лиц.

Если при наличии прямого умысла на лишение жизни двух или более 

лиц совершены убийство одного человека и покушение на жизнь другого 
(других), то содеянное не может рассматриваться как оконченное преступление – 
убийство двух или более лиц и подлежит квалификации по части 
1 статьи 139 УК или соответствующим пунктам части 2 статьи 139 УК 
(за исключением пункта 1), части 1 статьи 14 и пункту 1 части 2 статьи 
139 УК (пункт 5 Постановления № 9 от 17 декабря 2002 г.). 

Если прямым умыслом субъекта охватывалось причинение смерти бо-

лее чем двум лицам, однако некоторым из них смерть не была причинена 
по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, то при условии, что 
смерть причинена как минимум двум лицам, содеянное квалифицируется 
как оконченное убийство двух или более лиц. Количество намеченных 
жертв должно быть учтено при назначении наказания.

Причинение смерти двум лицам может явиться результатом одно-

временного сочетания умышленных и неосторожных действий, то есть 
сочетанием убийства или покушения на него и причинения смерти по 
неосторожности. Такое сочетание возможно, например, при так называемом 
отклонении действия, когда, посягая на жизнь одного лица, 
Доступ онлайн
от 348 ₽
В корзину