Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Диалектическая методология построения теории в современном научном познании

Покупка
Новинка
Основная коллекция
Артикул: 814125.01.01
Доступ онлайн
от 580 ₽
В корзину
Монография посвящена анализу диалектической (основанной на теории диалектики, диалектического мышления) методологии построения теории. В основу концепции этой методологии положены идеи всемирно известного логика А.А. Зиновьева о диалектическом мышлении как системе логических операций, приемов, процедур с целью получить целостную диалектическую систему научных знаний о сущности, свойствах, структуре, связях, об изменении, о функционировании и развитии, противоречиях изучаемого объекта. Обобщены результаты многолетней (более 50 лет) разработки автором проблем диалектической методологии построения теории и применения этой методологии в спортивной науке. Изложены не только общая концепция диалектической методологии теоретического исследования, но также конкретные логические приемы, процедуры решения определенных задач построения теории на основе этой методологии. Обосновывается положение о том, что диалектическая методология не отрицает, а органично дополняет методологию построения теории на основе средств символической логики (аксиоматического метода, метода формализации) и математики. Излагаются и оцениваются взгляды других исследователей в отношении не только диалектической методологии, но и других аспектов концепции теоретического исследования. Предназначена для лиц, занимающихся научным познанием, интересующихся проблемами научного исследования, а также применением результатов этого исследования на практике.
53
177
Столяров, В. И. Диалектическая методология построения теории в современном научном познании : монография / В.И. Столяров. — Москва : ИНФРА-М, 2024. — 482 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/2099001. - ISBN 978-5-16-019233-8. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/2099001 (дата обращения: 25.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ 

МЕТОДОЛОГИЯ ПОСТРОЕНИЯ 

ТЕОРИИ В СОВРЕМЕННОМ 

НАУЧНОМ ПОЗНАНИИ

В.И. СТОЛЯРОВ

Москва 
ИНФРА-М 

2024

МОНОГРАФИЯ
УДК 167.7(075.4)
ББК 87.25
 
С81

Столяров В.И.

С81  
Диалектическая методология построения теории в современном на-

учном познании : монография / В.И. Столяров. — Москва : ИНФРА-М, 
2024. — 482 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/2099001.

ISBN 978-5-16-019233-8 (print)
ISBN 978-5-16-111943-3 (online)
Монография посвящена анализу диалектической (основанной на тео-

рии диалектики, диалектического мышления) методологии построения 
теории. В основу концепции этой методологии положены идеи всемирно 
известного логика А.А. Зиновьева о диалектическом мышлении как си -
стеме логических операций, приемов, процедур с целью получить целостную 
диа лектическую систему научных знаний о сущности, свой ствах, 
структуре, связях, об изменении, о функционировании и развитии, противоречиях 
изучаемого объекта. Обобщены результаты многолетней (более 
50 лет) разработки автором проблем диалектической методологии построения 
теории и применения этой методологии в спортивной науке. Изложены 
не только общая концепция диалектической методологии теоретического 
исследования, но также конкретные логические приемы, процедуры 
решения определенных задач построения теории на основе этой методологии. 
Обосновывается положение о том, что диалектическая методология 
не отрицает, а органично дополняет методологию построения теории 
на основе средств символической логики (аксиоматического метода, метода 
формализации) и математики.

Излагаются и оцениваются взгляды других исследователей в отноше-

нии не только диалектической методологии, но и других аспектов концепции 
теоретического исследования. 

Предназначена для лиц, занимающихся научным познанием, интересую - 

щихся проблемами научного исследования, а также применением результатов 
этого исследования на практике.

УДК 167.7(075.4)

ББК 87.25

Р е ц е н з е н т ы:

Н.Н. Каргин — доктор философских наук, профессор, профессор 

Российского университета транспорта (МИИТ);

С.Д. Неверкович — доктор педагогических наук, профессор, профес-

сор Российского университета спорта «ГЦОЛИФК», академик Российской 
академии образования

ISBN 978-5-16-019233-8 (print)
ISBN 978-5-16-111943-3 (online)
© Столяров В.И., 2023
Предисловие

В современной логике и методологии науки общепринято поло-

жение о том, что для получения полноценных, достоверных научных 
знаний об изучаемых объектах необходимо не только их эмпирическое, 
но также тесно связанное с ним и дополняющее его теоретическое исследование, 
ориентированное на построение теории. К методам эмпирического 
исследования принято относить наблюдение, эксперимент, 
измерительные процедуры, статистические методы и т.п., а к методам 
теоретического исследования — идеализацию, мысленный эксперимент, 
гипотетико-дедуктивный метод и такие, основанные на них, 
методы, как аксиоматический метод, формализация, математическое 
моделирование, математический факторный анализ, дисперсионный 
анализ, метод математической гипотезы и т.п.

В современной символической логике разработан комплекс логи-

ческих приемов и процедур построения дедуктивной теории, а также 
других формализованных аксиоматических систем, логических 
и математических исчислений — абстрактных знаковых моделей, 
интерпретируемых на различных классах объектов. Во многих науках 
в теоретическом исследовании активно используется математическое 
моделирование (замена изучаемого реального объекта его 
математической моделью, ее изучение, экспериментирование с ней 
на ЭВМ), вычислительный факторный анализ, дисперсионный 
анализ и другие математические методы.

Изложению этих аспектов концепции и методологии теоретиче-

ского исследования в современной науке посвящены монографии, 
учебники, учебные пособия и т.д., в том числе опубликованные в последнее 
время [например, см. 30, 120, 150, 216, 220, 239, 251, 315, 343, 
370, 373, 398, 534, 542, 552, 557, 558, 585, 590, 621, 706 и др.].

Вместе с тем в процессе функционирования и развития совре-

менного научного познания все более остро ощущается потребность 
в разработке и других методов теоретического исследования. Эту 
потребность определяет ряд проблем и трудностей, с которыми сталкиваются 
исследователи при построении теории.

Во-первых, практика проведения научных исследований показы-

вает, что построение теории на основе средств символической логики 
и математики возможно лишь при определенных условиях и на достаточно 
высоком уровне развития науки. Особенности объектов 
и предмета исследования многих современных наук (например, педагогики, 
социологии, экономики, этики, эстетики, спортивной науки, 
других гуманитарных дисциплин), а также уровень их развития, 
не позволяют разрабатывать такую теорию изучаемых объектов 
(по крайней мере в полном объеме). Предпринимаются попытки 
применения дедуктивного (в том числе даже аксиоматического) метода 
в биологии, психологии, лингвистике и других науках, но лишь 
в качестве средства решения отдельных задач построения теории 
[например, см.: 360, 361, 717].

Во-вторых, в ходе построения дедуктивных (формализованных) 

теорий выявились определенные их недостатки и ограниченность.

 
• Определенную ограниченность аксиоматического метода и ме-

тода формализации при построении теорий отмечал А.А. Зиновьев: «
Ограниченность аксиоматизации науки и формализации 
ее теорий достаточно хорошо выявлена и в рамках самой логики 
(работы Гёделя, Россера, Чёрча и других логиков и математиков), 
так что известное в философии положение о несводимости процесса 
построения науки исключительно к дедуктивным законам 
получает в самой логике убедительное подтверждение». На основе 
этого в логике и методологии науки складывается новое 
понимание аксиом и первичных понятий. В соответствии с этим 
пониманием «система аксиом рассматривается как неявное определение 
первичных понятий», а также «как неявное определение 
свой ств системы объектов, которые изучаются в данной теории. 
Это относится к неформализованным теориям, в отношении которых 
предполагается, что им соответствует какая-то система 
объектов… При этом система аксиом определяет то, к каким системам 
объектов применима данная теория, какими свой ствами 
должны обладать объекты, чтобы к ним можно было применить 
эту теорию. Другими словами, система объектов с помощью 
системы аксиом определяется, как говорят, с точностью до изоморфизма. 
Между объектами системы и понятиями теории 
устанавливается взаимооднозначное соответствие, соотношение 
между объектами предполагается удовлетворяющим аксиомам. 
Теория при этом выступает как идеализация, упрощение действительности» [
184, с. 243, 244].

 
• Наличие других проблем, возникающих в научном исследо-

вании — и во многом даже более важных по сравнению с анализом 
языка и построением теории на основе формально-
логических и математических приемов, отмечают и другие 
исследователи. «Упорядочить словарь языка и уточнить его синтаксис, — 
пишет, например, Б.Е. Большаков, — составляет одну 
из сторон аксиоматического метода, а именно ту, которую следует 
называть логическим формализмом (или, как еще говорят, 
“логистикой”). Но — и мы не настаиваем на этом — это только 
одна сторона — полезная, но при том наименее интересная» 
[43, с. 122].
Более детально по этому поводу пишет В.С. Степин. «Долгое 

время в логико-методологической литературе, — пишет он, — до-
минировало представление о теории как гипотетико-дедуктивной 
системе. Структура теории рассматривалась по аналогии со структурой 
формализованной математической теории и изображалась как 
иерархическая система высказываний, где из базисных утверждений 
верхних ярусов строго логически выводятся высказывания нижних 
ярусов вплоть до высказываний, непосредственно сравнимых с опытными 
фактами. Правда, затем эта версия была смягчена и несколько 
модифицирована, поскольку выяснилось, что в процессе вывода 
приходится уточнять некоторые положения теории, вводить в нее 
дополнительные допущения. Но в таком случае возникают вполне 
уместные вопросы: когда и как такие допущения вводятся, в чем 
их сущность, имеются ли какие-либо, пусть скрытые, нормативы, 
которые регулируют этот процесс, а если имеются, в чем они заключаются?» 
Как отмечает В.С. Степин, ответить на эти вопросы невозможно, 
если рассматривать теорию только с формальной стороны. 
«Но если обратиться к анализу содержательной структуры теории, 
если учесть, что теоретические высказывания вводятся относительно 
абстрактных объектов, связи и отношения которых составляют смысл 
теоретических высказываний, то тогда обнаруживаются новые особенности 
строения и функционирования теории. Иерархической 
структуре высказываний соответствует иерархия взаимосвязанных 
абстрактных объектов. Связи же этих объектов образуют теоретические 
схемы различного уровня. И тогда развертывание теории 
предстает не только как оперирование высказываниями, но и как 
мысленные эксперименты с абстрактными объектами теоретических 
схем…  Даже весьма развитые и математизированные теории физики 
развертываются за счет не только формально-логических и математических 
приемов, но и мысленных экспериментов с абстрактными 
объектами теоретических схем, экспериментов, в процессе которых 
на базе фундаментальной теоретической схемы конструируются 
частные» [442, с. 187, 188].

Указанные особенности построения теории на основе применения 

средств символической логики (аксиоматического метода, метода 
формализации) и математики приводят к ряду негативных последствий 
в тех науках, в которых по тем или иным причинам невозможно 
или затруднено использование таких средств построения теории.

 
• Исследователи, как правило, ограничиваются лишь эмпири-

ческим анализом изучаемых объектов, теоретическое исследование 
отождествляется с научным познанием, а теория — с научным 
знанием. Яркой иллюстрацией такого подхода к научному 
познанию является ситуация в спортивной науке [подробнее 
см. 516, 517].

 
• Встречаются редкие попытки применить идеализацию, мы-

сленный эксперимент и гипотетико-дедуктивный метод для ре-
шения отдельных проблем построения недедуктивной (неформализованной) 
теории. Но они, как правило, не приносят значимых 
результатов, так как у исследователей нет возможности 
опираться при этом на целостную логическую концепцию такой 
теории и методологии ее построения.
В научных публикациях, посвященных логике и методологии 

научного познания, как правило, не предлагаются средства изменить 
данную ситуацию.

 
• Многие авторы этих публикаций ограничиваются краткой 

и общей характеристикой идеализации, мысленного эксперимента 
и гипотетико-дедуктивного метода. Отмечается, например, 
что в ходе организации мысленного эксперимента «осуществляются 
такие комбинации идеальных объектов, которые 
в реальной действительности не могут быть воплощены», что 
данный эксперимент «позволяет ввести в контекст научной 
теории новые понятия, сформулировать основополагающие 
принципы научной концепции, осуществить содержательную 
интерпретацию математического аппарата научной теории», что 
он «знаменует собой один из магистральных путей построения 
теоретического научного знания» [558, с. 129]. Иногда для иллюстрации 
приводятся примеры применения указанных методов 
в некоторых науках, например, в физике [например, см. 398, 
441].

 
• В других случаях общая характеристика указанных методов тео-

ретического исследования дополняется изложением конкретной 
процедуры их применения на основе средств символической логики (
аксиоматического метода, метода формализации) и математики.

Вместе с тем в работах всемирно известного логика А.А. Зиновьева 

обосновано два важных положения:

 
• для полноценного решения задач научного познания необходима 

разработка не только дедуктивной теории, но также теории, которая 
отличается от дедуктивной и которую поэтому можно называть «
недедуктивной»;

 
• важнейшую роль в построении такой теории играет диалектика, 

диалектическая методология.
А.А. Зиновьев заложил основы этой методологии и эффективно 

применял ее в теоретическом исследовании социальных явлений 
[170, 171, 179–184, 718, 719].

Опираясь на эти идеи А.А. Зиновьева, автор данной монографии 

на протяжении более 60 лет разрабатывает проблемы диалектической 
методологии научного исследования, в том числе построения 
теории. Мой интерес к диалектике и диалектическому мышлению 
сформировался во время учебы на философском факультете МГУ 
им. М.В. Ломоносова (1954–1959 гг.) и особенно в связи с участием 
в работе Московского логического (в дальнейшем — методологического) 
кружка (1950–1960 гг.). Здесь я получил возможность общения 
с такими известными философами, как А.А. Зиновьев, Э.В. Иль-
енков, Б.А. Грушин, М.К. Мамардашвили и др., которые в дискуссиях 
по проблемам логики и методологии науки отстаивали идеи диалектики 
и диалектического мышления.

В период работы в Институте философии АН СССР (1959–

1972 гг.) мое общение и сотрудничество с философами и логиками, 
ориентированными на анализ проблем диалектики, диалектической 
логики, не только продолжилось, но и расширилось, так как мне 
довелось работать в секторе диалектического материализма под руководством 
В.А. Лекторского и в секторе логики, которым руководил 
Д.П. Горский. В этот период определилось и первое направление 
моего исследования проблем диалектической логики — анализ методов 
научного познания изменения и развития изучаемых объектов. 
Подробная характеристика этих методов диалектического мышления 
содержится в моей книге «Процесс изменения и его познание (ло-
гико-методологические проблемы)» [499], в кандидатской диссертации 
под таким же названием [500], а также в ряде статей [например, 
457, 465, 474].

Результаты анализа этих проблем позволили сформулировать 

и обосновать первый вариант целостной концепции диалектики и диалектического 
мышления. Это сделано в моей докторской диссертации 
«Проблемы разработки материалистической диалектики как логики, 
теории познания и методологии науки» [498], в книгах «Диалектика 
как логика и методология науки» [455] и «Наука о развитии (первое 
знакомство с диалектикой)» [479, 698, 702], а также в ряде статей, 
написанных в период 1964–1980 гг. [454, 457, 465, 468, 473–476, 480, 
483, 484, 487, 493, 498, 501, 508, 699–701, 704 и др.].

Дальнейшая разработка концепции диалектики и диалектиче-

ского мышления, их роли в процессе научного познания и построения 
теории осуществлялась по двум основным направлениям.

 
• Первое направление. Разработка общей логико-методологиче-

ской концепции структуры научного познания, двух его форм 
и уровней — эмпирического и теоретического, их взаимоотношения, 
роли и значения с акцентом на анализ теоретического 
исследования, и диалектической методологии построения теории. 
Результаты этой деятельности изложены в моих монографиях: 
«Основы гносеологии, логики и методологии научного познания 
(диалектическая концепция)» [489], «“Странная” наука, эффективный 
способ мышления и метод научного исследования (Еще 
раз о диалектике и диалектическом методе)» [518], «Введение 
в историю и философию науки» [447], в учебнике «История 
и философия науки» [466], а также в других работах [например, 
см. 443, 451, 452, 456, 469, 471, 472, 477, 478, 481, 525, 526 и др.].
• Второе направление — применение диалектики, диалектической 

методологии в научном анализе философских, социологических, 
культурологических, педагогических проблем физической культуры, 
спорта, олимпизма, физического воспитания и построении 
теорий этих объектов исследования [204, 206, 323, 445, 446, 448–
451, 458–464, 467, 470, 482, 485, 486, 488, 490–492, 494–497, 502–
507, 509–517, 519–524, 527–530, 555, 705 и др.]. Это позволило 
наглядно продемонстрировать огромное значение диалектики 
и диалектического мышления в современном научном познании, 
особенно в теоретическом исследовании.
C учетом изложенного выше и написана данная монография.
Главная цель монографии — подвести итоги, изложить основные 

результаты моей многолетней (более 60 лет) исследовательской деятельности 
по разработке диалектической методологии научного познания 
и прикладной деятельности.

Основные задачи:

 
• обобщить, систематизировать ранее полученные и изложенные 

в моих работах результаты по разработке концепции диалектической 
методологии теоретического исследования, скорректировать 
некоторые положения этой концепции и главное — дополнить 
общие положения этой концепции конкретными диалектическими 
приемами, процеду рами решения определенных задач 
построения теории;

 
• показать, что диалектическая методология не отрицает, а ор-

ганично дополняет методологию построения теории на основе 
средств символической логики (аксиоматического метода, метода 
формализации) и математики.
Особое внимание уделяется обоснованию положения о том, что 

возможны различные концепции диалектики, диалектического метода 
и мышления и многие из них не позволяют разработать эффективную 
методологию теоретического исследования. Для разработки такой 
методологии необходимо особое понимание диалектики, диалектического 
метода и мышления. Поэтому значительное внимание в монографии 
уделяется систематизации и оценке различных концепций 
диалектики, диалектического метода и мышления.

Учитывая сложность и дискуссионный характер обсуждаемых 

проблем методологии построения теории, в монографии излагаются 
и оцениваются взгляды других исследователей в отношении не только 
диалектической методологии, но и других аспектов теоретического 
исследования. Этими причинами объясняются многочисленные 
ссылки в тексте монографии на публикации как отечественных, так 
и зарубежных исследователей. Приведенный в конце издания список 
использованных источников — это фактически вариант библиографии 
по проблемам, рассматриваемым в монографии.
Раздел I. 

ПРОБЛЕМА ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПОНЯТИЙ 

«ТЕОРИЯ» И «ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ 

ИССЛЕДОВАНИЕ»

Анализ и характеристика диалектической методологии построения 

теории существенным образом зависят прежде всего от интерпретации 
понятий «теория» и «теоретическое исследование».

Глава 1. 

ПРОБЛЕМА ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПОНЯТИЯ 

«ТЕОРИЯ»

При определении данного понятия возникают существенные 

трудности.

1.1. ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ

Анализ использования термина и понятия «теория» в обыденном 

языке и в научных публикациях выявляет наличие разных интерпретаций 
их смысла и значения. На это обращают внимание многие 
исследователи.

 
• «Часто, говоря о теории, имеют в виду научное исследование 

вообще, человеческое познание в отличие от практики, совокупность 
проверенных утверждений в отличие от гипотезы, совокупность 
суждений в той или иной области науки, локализованных 
определенным образом (например, в одной книге) и относящихся 
к одной проблематике, и т.п. Под теорией понимают 
совокупность понятий и суждений, относящихся к более или 
менее широкой предметной области и объединенных в единое 
целое с помощью определенных логических принципов» 
[171, с. 238, 239].

 
• Слово «теория» используют в разных смыслах: во-первых, 

«теорией называют духовное, мысленное отражение и воспроизведение 
реальной действительности в отличие от практики 
как непосредственно-предметной деятельности человека»; 
во-вторых, теорией называют некое учение, доктрину; в-третьих, 
уровень познания в отличие от эмпирического, практического; 
в-четвертых, это модель построения реальности; в-пятых, 
это систематизированное знание об общих закономерностях 
[23, с. 4–5].

 
• Н.Н. Каргин также обращает внимание на различное понимание 

теории. «В широком значении слова под теорией понимают 
всякую деятельность, связанную с рацио нальным осмыслением 
и пониманием явлений природы, общественной жизни и самого 
мышления. Иногда теория отождествляется даже с общественным 
сознанием и в этом смысле противопоставляется общественному 
бытию. В гносеологии под теоретической деятельностью 
подразумеваются все формы и процессы познания, связанные 
с абстрагированием, обобщением, выдвижением гипотез 
и другими видами рацио  нального познания. Такое понимание 
опирается на наличие в познавательной деятельности двух основных 
этапов, или ступеней — эмпирической и теоретической… 
В методологии теория — это форма достоверного знания о некоторой 
совокупности объектов, представляющая собой систему 
взаимоувязанных утверждений и доказательств и содержащая 
методы объяснения и предсказания явлений данной предметной 
области. В этом смысле теория противопоставляется эмпирическому 
знанию и отличается от него» [216, с. 24].

 
• Е.В. Ушаков в учебнике «Введение в философию и методологию 

науки» выделяет три основных понимания (смысла) теории: 
«наиболее распространенный, или типичный; расширенный; 
специальный (логический)». Согласно наиболее распространенному 
пониманию «теория есть обоснованная, концептуально 
организованная система научных представлений». Под теорией 
«в расширенном понимании имеют в виду скорее вообще 
связное смысловое образование, которое может быть (хотя бы 
частично) вербализовано». В соответствии с логическим пониманием, «
теория это дедуктивно замкнутое множество утверждений 
или научная теория — это множество исходных утверждений 
плюс все вытекающие из них логические следствия». Он 
отмечает неоднозначность понимания и недедуктивной теории 
[552, с. 225–226].

 
• А.М. Новиков и Д.А. Новиков — авторы фундаментальной 

работы по методологии науки — выделяют несколько интерпретаций 
термина и понятия «теория». Прежде всего они указывают 
на использование термина «теория» в двух смыслах. 
«Во-первых, в самом общем смысле как форма деятельности 
общественно развитого человека, направленная на получение 
Доступ онлайн
от 580 ₽
В корзину