Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Развитие советской общеобразовательной школы в первые послевоенные годы (1946-1952)

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 788295.02.01
Доступ онлайн
от 208 ₽
В корзину
Монография посвящена исследованию проблем развития советской общеобразовательной школы в первые послевоенные годы в контексте общественно-политического развития советского общества. В ней анализируются успехи и неудачи советской общеобразовательной школы в деле обучения и воспитания учащихся. На основе имеющихся в распоряжении автора источников и литературы выявляются особенности развития советской общеобразовательной школы первых послевоенных лет как социокультурного феномена. Предназначена для широкого круга читателей, интересующихся историей советской школы.
Смирницкий, А. Е. Развитие советской общеобразовательной школы в первые послевоенные годы (1946-1952) : монография / А.Е. Смирницкий. — Москва : ИНФРА-М, 2024. — 172 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/1900628. - ISBN 978-5-16-017974-2. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/2133102 (дата обращения: 19.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОЙ 

ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ 

ШКОЛЫ В ПЕРВЫЕ 

ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ 

(1946–1952)

А.Е. СМИРНИЦКИЙ

МОНОГРАФИЯ

Москва 
ИНФРА-М 

202
УДК 37.01+93/94(075.4)
ББК 74.03(2)
 
C50

Смирницкий А.Е.

C50  
Развитие советской общеобразовательной школы в первые по-

слевоенные годы (1946–1952) : монография / А.Е. Смирницкий. — 
Москва : ИНФРА-М, 2024. — 172 с. — (Научная мысль). — DOI 
10.12737/1900628.

ISBN 978-5-16-017974-2 (print)
ISBN 978-5-16-110977-9 (online)
Монография посвящена исследованию проблем развития советской 

общеобразовательной школы в первые послевоенные годы в контексте 
общественно-политического развития советского общества. В ней анализируются 
успехи и неудачи советской общеобразовательной школы в деле 
обучения и воспитания учащихся. На основе имеющихся в распоряжении 
автора источников и литературы выявляются особенности развития советской 
общеобразовательной школы первых послевоенных лет как социокультурного 
феномена.

Предназначена для широкого круга читателей, интересующихся исто-

рией советской школы.

УДК 37.01+93/94(075.4)

ББК 74.03(2)

Р е ц е н з е н т ы:

М.Ю. Шляхов, кандидат исторических наук, доцент кафедры исто-

рии России и вспомогательных исторических дисциплин Нижегородского 
государственного педагогического университета имени К. Минина;


А.Н. Лушин, кандидат юридических наук, профессор кафедры тео-

рии и истории государства и права Нижегородской академии Мини -
стерства внутренних дел Российской Федерации

ISBN 978-5-16-017974-2 (print)
ISBN 978-5-16-110977-9 (online)
© Смирницкий А.Е., 2022
Введение

Деятельность советской общеобразовательной школы в первые 

послевоенные годы является одним из интересных вопросов новейшей 
истории России ХХ в. и, несомненно, заслуживает тщательного 
изучения со стороны историков.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1946 

по 1952 г. В 1946 г. был принят IV пятилетний план восстановления 
и развития народного хозяйства СССР, в котором определялись задачи 
по развитию народного образования. В октябре 1952 г. состоялся 
XIX съезд КПСС, на котором были подведены итоги развития 
общеобразовательной школы и был намечен переход к политехническому 
обучению.

Многие проблемы, характерные для советской общеобразова-

тельной школы послевоенных лет, сохраняют свою актуальность 
и по сей день. К их числу относятся проблемы всеобуча, состояния 
воспитательной работы, взаимоотношения школы с государством, 
общественными и конфессио нальными организациями, социальный 
статус учительства. Изучение деятельности советской школы в послевоенный 
период поможет в решении этих проблем и позволит 
избежать многих ошибок и просчетов. Нельзя не отметить определенное 
сходство задач, стоящих перед школой в послевоенный период 
и в настоящее время. В послевоенный период советская школа 
добивалась решения двух задач: своего восстановления и дальнейшего 
развития. Подобные задачи с учетом специфики современного 
развития стоят и перед нынешней школой.

Целью предлагаемой работы является исследование социального 

развития советской общеобразовательной школы в 1946–1952 гг. 
как важнейшего общественного института. Данная цель определяет 
следующие задачи:

— выяснить состояние выполнения законов о всеобуче и роль 

школы в их реализации;

— выявить специфические особенности учебно-воспитательной 

работы в советской школе послевоенных лет и оценить степень ее 
эффективности;

— исследовать развитие внеурочной работы в школах военного 

времени;

— рассмотреть особенности становления и развития школ ра-

бочей и сельской молодежи в послевоенный период;

— дать ретроспективный анализ материального и социально-

правового положения советского учительства первых послевоенных 
лет.
Автор благодарит за помощь и поддержку в издании своего труда 

издательство «ИНФРА-М», рецензентов, а также всех, оказавших 
содействие и принимавших участие в подготовке монографии к пуб -
ликации.
Глава 1.  

РЕАЛИЗАЦИЯ ЗАКОНОВ О НАЧАЛЬНОМ (1930) 
И СЕМИЛЕТНЕМ (1949) ВСЕОБЩЕМ ОБУЧЕНИИ 

В ПЕРВЫЕ ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ

1.1. ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВСЕОБУЧА В 1946–1952 ГОДАХ

Одной из важнейших задач, поставленных Советским государ-

ством перед общеобразовательной школой в послевоенный период, 
было выполнение закона о всеобщем начальном, а затем и о всеобщем 
семилетнем обучении. В послевоенные годы проблема всеобуча рассматривалась 
властью как дело государственной важности. Согласно 
статье 121 Конституции СССР и статье 125 Конституции РСФСР 
обучение детей в объеме начальной школы было обязательным и осуществлялось 
на безвозмездной основе1.

В 1949 г. с введением в СССР обязательного семилетнего 

обучения задача выполнения закона о всеобуче существенно усложнилась. 
Это изменение было закреплено в Конституциях СССР 
и РСФСР2.

В Горьковской области реализация закона о семилетнем всеобуче 

началась еще раньше. В марте 1948 г. на IX областной партийной 
конференции был сделан вывод о возможности перехода ко всеобщему 
обязательному семилетнему обучению. В 15 районах области 
92% всех окончивших начальную школу продолжали учебу в 5-х 
классах. В июле 1948 г. на III сессии Горьковского областного Совета 
депутатов трудящихся было введено всеобщее семилетнее обучение 
еще в 25 районах области3.

Причинами столь пристального внимания Советского государства 

к проблеме выполнения закона о всеобуче были:

1) потребность в кадрах работников, имеющих минимальное 

общее образование и способных повышать свою квалификацию. 

1 
Конституция СССР. М., 1937. С. 26; Конституция РСФСР. Горький, 1946. 
С. 26.

2 
Конституция СССР. М., 1950. С. 26; Конституция РСФСР. Горький, 1950. 
С. 25.

3 
Фильченкова Э.М. Опыт партийного руководства народным образованием 
в годы IV пятилетки 1946–1950 гг. (по материалам парторганизаций Горьковской 
и Кировской областей): автореф. дис. … канд. ист. наук. М., 1979. 
С. 108.
В условиях колоссальной убыли рабочей силы эта проблема была 
весьма актуальна;

2) стремление Советского государства охватить пропагандой 

коммунистической идеологии как можно более широкие слои населения, 
начиная со школьной скамьи.

При реализации закона о всеобуче Советское государство столк-

нулось с серьезными трудностями. К их числу относились: проблема 
учета детей школьного возраста и тяжелое материальное положение 
учащихся и их семей, следствием чего было отсутствие у многих 
школьников условий для успешной учебы.

Порядок учета детей школьного возраста был разработан еще 

во время вой ны. 14 июля 1943 г. СНК РСФСР утвердил «Инструкцию 
об организации учета детей и подростков в возрасте от  
8 до 15 лет включительно и о порядке контроля за выполнением закона 
о всеобщем обязательном обучении». Согласно этой инструкции 
общий контроль за учетом детей школьного возраста осуществляли 
исполкомы Советов депутатов трудящихся, а на низовом уровне — 
управдомы в городах и сельсоветы в сельской местности. Учителя 
и школьная администрация должны были осуществлять лишь текущий 
учет1.

В реальной же практике вся работа по выполнению закона о все-

обуче была возложена на учителей, которые обходили жилые помещения 
и выявляли детей школьного возраста. Такая форма учета 
на могла обеспечить высокую степень точности. Если в сельской 
местности она еще могла дать результаты, то в городах учесть детей 
таким образом было невозможно. Нельзя не отметить тот факт, что 
в послевоенное время происходила массовая миграция населения, 
связанная с демобилизацией, реэвакуацией, репатриацией и притоком 
рабочей силы на городские предприятия по системе оргнабора, 
что еще больше затрудняло учет детей школьного возраста.

На недостатки учета детей обращали внимание и руководители 

статистических органов. Так, 19 мая 1947 г. заместитель уполномоченного 
Госплана СССР по Горьковской области Рузанов написал 
заведующему Горьковским облоно Б.И. Орловскому письмо, в котором 
обращал внимание на крайнее неблагополучие в постановке 
органами народного образования учета детей школьного возраста. 
Количество детей, учтенных статистическим отделом уполномоченного 
Госпланом на начало 1946–1947 учебного года, было на 98 661 
человека больше, чем это числилось по сведениям облоно2. Приказом 
министра просвещения РСФСР А.А. Вознесенского от 25 февраля 
1948 г. заведующему Горьковским облоно Б.И. Орловскому был объ-

1 
Народное образование в СССР. 1917–1953 гг.: сборник документов. М., 
1974. С. 118–119.

2 
Учительская газета. 20 дек. 1947.
явлен строгий выговор. В приказе отмечалось, что «Горьковский 
облоно не имеет сколько-нибудь точных данных о количестве детей 
школьного возраста, не охваченных обучением»1.

В духе того времени министр просвещения РСФСР А.А. Возне-

сенский в специальном письме к руководителям органов народного 
образования рекомендовал в случае намеренного искажения данных 
статистических отчетов привлекать виновных к уголовной ответст-
венности2.

Тем не менее ситуация с учетом не изменилась. 14 марта 1950 г. 

исполком Горьковского городского Совета депутатов трудящихся 
принял решение «Об упорядочении записей в домовых книгах 
и об учете детей школьного возраста», где обращалось внимание органов 
народного образования на недостатки первичного учета детей 
школьного возраста, такие как неудовлетворительное состояние 
записей в домовых книгах, отсутствие точного описания границ 
школьных участков3.

Неблагополучно обстояло дело и с первичным учетом детей 

в школах. Распоряжение № 368-р Исполкома Горьковского городского 
Совета депутатов трудящихся от 11 декабря 1950 г. «Об упорядочении 
первичного учета в школах г. Горького» свидетельствует 
о целом ряде нарушений в ведении первичной школьной документации. 
В школах № 35, 49, 86 личные дела велись не на всех учащихся. 
В школе № 68 Сталинского района не было заведено личных 
дел на 369 учащихся4.

Учет детей школьного возраста путем обхода учителями 

школьных участков в свободное от работы время был неудовлетворителен. «
Учительский учет не делает нам чести»5, — отмечалось 
в годовом отчете о работе школ г. Горького за 1949–1950 учебный год.

Неэффективность первичного учета приводила к большим иска-

жениям в статистической отчетности. Например, в 1-й класс Куйбышевского 
района г. Горького должны были быть приняты 409 учащихся, 
а фактически было принято 608. В Ворошиловском районе 
г. Горького было учтено 430 детей 7–8-летнего возраста, а в 1-й класс 
явилось 528; в школах Железнодорожного района обучалось на 280 
детей больше, чем было учтено учителями и домоуправляющими6.

Аналогичным образом ситуация с учетом детей школьного воз-

раста обстояла и в Кировской области. По данным уполномоченного 
Госплана, при учете на 1 января 1948 г. было вскрыто, что значи-

1 
Учительская газета. 26 февр. 1948.

2 
Учительская газета. 26 авг. 1948.

3 
ЦАНО. Ф. 2529. Оп. 4. Д. 139. Л. 94.

4 
ЦАНО. Ф. 2529. Оп. 4. Д. 139. Л. 2.

5 
ЦАНО. Ф. 2530. Оп. 4. Д. 38. Л. 2 об.

6 
ЦАНО. Ф. 2529. Оп. 4. Д. 125. Л. 4 об.
тельная часть детей и подростков до 16 лет оказалась не записанной 
в домовых книгах.

«В лучшем случае, — отмечалось далее, — учет детей проводится 

путем обхода населенных пунктов или кварталов в городах учителями 
школ. При таком порядке учет ограничивался простым опросом 
родителей. Дети, которым, по мнению родителей, еще рано идти 
в школу, не включаются в списки. Не записываются также дети, которые 
учились 1–2 года, а затем оставили школу. Отдельные деревни 
вообще остаются неохваченными»1.

На полноту учета детей школьного возраста оказывало влияние 

стремление ряда руководителей народного образования избавиться 
от плохо успевающих, недисциплинированных учащихся. «Кое-где, 
в том числе и ученики выпускных классов, уходят из школы за два 
месяца до окончания учебного года. Администрация же смотрит 
на эти факты сквозь пальцы, как на явление вполне нормальное и закономерное. 
В этом кроется своеобразный тактический расчет: если 
держать таких учеников в школе до конца занятий, то они неминуемо 
испортят общую картину успеваемости по школе, если же освободиться 
от них сейчас, то картина окажется более благополучной»2, — 
отмечалось в «Учительской газете». Данное явление привлекло внимание 
и руководителей районных отделов народного образования. 
Так, на совещании заведующих районными отделами народного образования 
г. Горького 21 января 1950 г. приводились факты, когда 
в школы некоторых районов (школы № 3 и 70) не принимались дети 
школьного возраста даже по указанию роно или гороно3. На этом же 
совещании заведующая Сормовским роно Садова заявила, «что некоторые 
директора скрывают детей, которые не обучаются. Они уговаривают 
родителей дать справку о трудоустройстве»4. «Работают ли 
наши ученики? Подавляющая масса не трудоустроена. Документы 
школа выдала, записали: выбыл на работу — и успокоились. Эти 
учащиеся предоставлены сами себе, и подавляющая их масса без 
отцов», — говорилось в докладе заведующей Автозаводским роно 
Капустиной на августовском совещании учителей района 26 августа 
1952 г.5 Положение с учетом детей школьного возраста так и не наладилось 
в течение всего исследуемого периода. В приказе министра 
просвещения РСФСР от 24 мая 1952 г. № 390 обращалось внимание 
на неэффективность учета детей школьного возраста в Горьковской 
и Кировской областях. «Райисполкомы, поселковые и сельские Советы 
устранились от организации детей и подростков школьного 

1 
Учительская газета. 15 июля 1948.

2 
Учительская газета. 6 марта 1946.

3 
ЦАНО. Ф. 2529. Оп. 4. Д. 141. Л. 3.

4 
ЦАНО. Ф. 2529. Оп. 4. Д. 141. Л. 2 об.

5 
ЦАНО. Ф. 2530. Оп. 4. Д. 57. Л. 70.
возраста, вследствие чего учет детей был проведен неудовлетворительно, 
и часть детей осталась вне школы»1.

Как сообщалось в «Справке статистического управления по Ки-

ровской области от 25 августа 1951 г.», проведенной проверкой учета 
детей школьного возраста от 6 до 15 лет, обнаружены пропуски детей. 
В Медянском районе по школьным участкам Осиновской и Сема-
ковской школ не было занесено в список 55 детей. По участку Ши-
шовской школы Санчуровского района установлен 31 случай неправильной 
записи года рождения детей2.

«Оперативная информация, составляемая по усмотрению руко-

водителей школ и роно, дает меньшую цифру не обучающихся детей, 
чем государственная статистика»3, — отмечала инспектор Минпрос-
вещения РСФСР А.А. Поселянина, посетившая Горьковскую область 
с инспекторской проверкой в ноябре 1952 г.

Таким образом, учет детей школьного возраста в 1946–1952 гг. 

оставлял желать лучшего, о чем свидетельствуют многочисленные 
документы официального характера. Такому состоянию учета детей 
школьного возраста способствовали как объективные, так и субъективные 
факторы.

К числу объективных факторов, непосредственно влиявших на со-

стояние учета детей школьного возраста, можно отнести:

1) массовую миграцию населения после Великой Отечественной 

вой ны;

2) послевоенную разруху, вследствие которой организации, от-

ветственные за общий и первичный учет детей школьного возраста 
(Советы всех уровней, управдомы), были сосредоточены на более 
актуальных задачах налаживания городской и сельской инфраструктуры;


3) демографические процессы, протекавшие в исследуемый пе-

риод и охватившие широкие слои населения (реэвакуация, демобилизация 
и приток сельского населения в города как по оргнабору, 
так и нелегально), которые не позволяли должным образом провести 
учет детей школьного возраста.

К субъективным причинам неэффективности общего и первич-

ного учета детей школьного возраста относятся:

1) мероприятия Советского государства, направленные на рас-

ширение контингента учащихся (постановление СНК СССР от 8 сентября 
1943 г. «О приеме детей семилетнего возраста в школы»4, 

1 
ГОПАНО. Ф. 810. Оп. 19. Д. 268. Л. 10.

2 
ГАСПИКО. Ф. 1290. Оп. 23. Д. 370. Л. 155–156.

3 
Учительская газета. 3 дек. 1952.

4 
Народное образование в СССР. 1917–1953 гг.: сборник документов. М., 
1974. С. 120.
введение с 1949 г. всеобщего обязательного среднего образования), 
которые делали учет учащихся еще более затруднительным;

2) отсутствие ответственной организации, систематически зани-

мающейся учетом детей школьного возраста;

3) отсутствие материальной заинтересованности со стороны 

работников, занимающихся первичным учетом. Для управдомов 
и учителей, обремененных многочисленными прямыми обязанностями, 
работа по учету детей школьного возраста была лишь дополнительной 
повинностью на общественных началах, которую они 
выполняли небрежно;

4) стремление некоторых руководителей народного образования 

приукрасить положение дел с выполнением закона о всеобуче и дать 
заниженное количество детей, не вовлеченных в школы.

Важной задачей советской общеобразовательной школы в после-

военный период было удержание учащихся в школе в течение учебного 
года. Число отсеявшихся учащихся было весьма велико. Только 
по г. Горькому за 1946–1947 учебный год из общеобразовательных 
школ выбыло 2228 учащихся, за 1947–1948 — 3281, за 1948–1949 — 
2150, за 1951–1952 — 22681.

Основной причиной ухода учащихся из школ в течение учебного 

года была их материальная необеспеченность, о чем убедительно свидетельствуют 
многочисленные документы. «Дети не посещают школу 
главным образом по причине материальной необеспеченности»2, — 
отмечалось в приказе № 18 заведующего Горьковским облоно 
от 27 января 1946 г.

На заседании Совета по народному образованию при Богород-

ском гороно 7 октября 1946 г. завуч начальной школы № 6 сообщила, 
что отсев учащихся в ее школе происходит из-за отсутствия обуви. 
У некоторых учащихся имелась одна пара обуви на двоих3. Согласно 
«Информационной справке о школах Бельского района Степинского 
сельсовета в 1946–1947 учебном году» «дети материально обеспечены 
плохо. Все учащиеся обуты в лапти, одеты в грубую льняную 
одежду. Особенно выделяется по необеспеченности одна семья 
из деревни Сунское. Мать-вдова имеет 5 человек детей: двое учатся 
в начальной школе. Девочка из этой семьи, которая учится в первом 
классе, приносится в школу на руках, завернутая в тряпки, так как 
не имеет лаптей и пальто»4.

Обследования учителями семей некоторых учащихся показы-

вают картину ужасающей нищеты. «Гусев из бедной семьи. Отец — 
пьяница, посылает сына собирать милостыню. У Базарина отца нет. 

1 
ЦАНО. Ф. 2529. Оп. 4. Д. 73. Л. 15; Д. 100. Л. 25; Д. 201. Л. 13; Д. 28. Л. 3.

2 
ЦАНО. Ф. 2732. Оп. 7. Д. 760. Л. 130.

3 
ЦАНО. Ф. 6293. Оп. 1. Д. 17. Л. 78 об.

4 
ЦАНО. Ф. 1199. Оп. 4. Д. 43. Л. 170.
Доступ онлайн
от 208 ₽
В корзину