Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Использование специальных знаний при доказывании по делам о преступлениях и правонарушениях в сети Интернет

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 796191.03.01
Доступ онлайн
от 340 ₽
В корзину
В монографии рассматриваются вопросы использования современных возможностей доказывания в юридическом процессе, которые доступны в связи с человеческой активностью в глобальном информационном пространстве, включая новые электронные виды доказательств. Такие доказательства приобретаются посредством применения специальных знаний. Раскрыты правовые основы применения специальных знаний органами, осуществляющими предварительное расследование, а также направления применения специальных знаний в уголовном процессе. Особое внимание уделяется особенностям доказывания причастности к преступлениям (правонарушениям), совершаемым в сети Интернет. Определены понятие и криминалистическое значение способа совершения преступлений с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, раскрыты объективные элементы способа совершения таких преступлений (место, время, девайсы, объекты посягательства). Изложены практические аспекты доказывания по делам о преступлениях, совершенных с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе в части механизма следообразования в информационных сетях и др. Для научных работников, адвокатов, судей, прокуроров, следователей, сотрудников охранных предприятий и специальных служб, занимающихся обработкой информации, ее хранением и защитой.
61
149
Максуров, А. А. Использование специальных знаний при доказывании по делам о преступлениях и правонарушениях в сети Интернет : монография / А. А. Максуров. — Москва : ИНФРА-М, 2024. — 280 с. — (Научная мысль). - ISBN 978-5-16-018181-3. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/2132157 (дата обращения: 22.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СПЕЦИАЛЬНЫХ 

ЗНАНИЙ ПРИ ДОКАЗЫВАНИИ 
ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ 
И ПРАВОНАРУШЕНИЯХ В СЕТИ 

ИНТЕРНЕТ

А.А. МАКСУРОВ

МОНОГРАФИЯ

Москва 
ИНФРА-М 

202
УДК 343.14(075.4)
ББК 67.410.204
 
М17

Максуров А.А.

М17  
Использование специальных знаний при доказывании по делам 

о преступлениях и правонарушениях в сети Интернет : монография. — 
Москва : ИНФРА-М, 2024. — 280 с. — (Научная мысль). — DOI 
10.12737/1915941.

ISBN 978-5-16-018181-3 (print)
ISBN 978-5-16-111182-6 (online)
В монографии рассматриваются вопросы использования современных 

возможностей доказывания в юридическом процессе, которые доступны 
в связи с человеческой активностью в глобальном информационном пространстве, 
включая новые электронные виды доказательств. Такие доказательства 
приобретаются посредством применения специальных знаний. 
Раскрыты правовые основы применения специальных знаний органами, 
осуществляющими предварительное расследование, а также направления 
применения специальных знаний в уголовном процессе.

Особое внимание уделяется особенностям доказывания причастности 

к преступлениям (правонарушениям), совершаемым в сети Интернет. 
Определены понятие и криминалистическое значение способа совершения 
преступлений с использованием информационно-телекоммуника ционных 
сетей, раскрыты объективные элементы способа совершения таких преступлений (
место, время, девайсы, объекты посягательства). Изложены 
практические аспекты доказывания по делам о преступлениях, совершенных 
с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, 
в том числе в части механизма следообразования в информационных сетях 
и др.

Для научных работников, адвокатов, судей, прокуроров, следователей, 

сотрудников охранных предприятий и специальных служб, занимающихся 
обработкой информации, ее хранением и защитой.

УДК 343.14(075.4)

ББК 67.410.204

ISBN 978-5-16-018181-3 (print)
ISBN 978-5-16-111182-6 (online)
© Максуров А.А., 2023
Введение

В настоящее время все в большей степени в повседневную жизнь 

членов российского общества, индивидуальных и коллективных 
субъектов права проникает право. Это выражается, в частности, 
в увеличении количества рассматриваемых судами дел — такая тенденция 
наблюдается по сведениям Судебного департамента при Верховном 
Суде РФ1.

После вступления России на рельсы построения рыночной эко-

номики во главе угла встал «освобожденный» от идеологической 
окраски конкретный имущественный интерес. В случае возникновения 
споров нарушенный интерес сам по себе нуждается в эффективной 
судебной защите. В современном российском обществе изменилась 
и роль суда: сегодня его нужно убеждать в своей правоте 
в силу непосредственного действия принципа состязательности процесса. 
Такого рода убеждение возможно исключительно в рамках 
процесса доказывания, реализуемого по правилам судопроизводства. 
Основой процесса доказывания являются средства доказывания 
или же, понимаемые в узком смысле слова, доказательства в конкретном 
процессе.

Исследования системы доказательств были начаты еще дореволю-

ционными процессуалистами. Вместе с тем до настоящего времени 
в научной литературе не сложилось единой концепции доказательств 
в юридическом процессе как средств доказывания, не определено 
место доказательств в системе доказывания. Принятые в процессуальном 
праве классификации доказательств требуют уточнения 
и корректировки в связи с изменением внешних условий и факторов 
социально-экономической жизни. Меняются практика исследования 
и оценки судом тех или иных разновидностей доказательств. 
Развитие научно-технического прогресса, с одной стороны, меняет 
представление о привычной форме доказательств — документов, 
а, с другой стороны, предлагает новые виды доказательств (электронные 
доказательства), практика применения которых пока еще 
не наработана.

Сегодня мы видим возможности повышения эффективности рас-

следования уголовных дел и рассмотрения их судом, а также защиты 
прав и охраняемых законом интересов участников уголовного процесса 
вследствие применения специальных знаний.

Преступность является социальным злом, характерным для лю-

бого человеческого общества и государства на любом этапе его развития.


1 
Данные судебной статистики. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79
Согласно информации с сайта Судебного департамента при Вер-

ховном Суде Российской Федерации уровень общей преступности 
имеет явную тенденцию к уменьшению1. Наблюдается и некоторое 
снижение числа осужденных лиц2, что, однако, скорее всего, связано 
с пандемией коронавируса. Одновременно, по данным Генеральной 
прокуратуры РФ, распространенным в СМИ, в 2021 г. наблюдалось 
и увеличение раскрываемости преступлений большинства кате-
горий3, хотя налицо и значительный рост ущерба от преступлений 
отдельных категорий в тех случаях, когда он может быть подвергнут 
измерению в количественных показателях4.

Таким образом, уголовно-правовое противодействие преступ-

ности остается актуальной задачей российского государства и общества. 
Неудивительно, что и высшие должностные лица государства 
постоянно настраивают российские правоохранительные органы 
на активизацию борьбы с преступностью5. Эффективное расследование 
преступлений сегодня, таким образом, становится все более 
востребованным российским обществом, тем более что отдельные 
виды уголовно-наказуемых деяний нередко приобретают черты 
систематической криминальной деятельности, все чаще становясь 
сферой реализации интересов организованной преступности.

Значительную помощь в указанном вопросе, по нашему мнению, 

призван оказать и институт специальных знаний, умелое и основанное 
на законе использование которых может быть исключительно 
полезным и значимым в деятельности правоохранительных органов 
и в целях правосудия. Вместе с тем в юридической науке до настоящего 
времени не выработано единой концепции применения специальных 
знаний, различным образом понимаются как сами «специальные 
знания», так и их источники. Не в полной мере присутствует 
и определенность в отношении ревизий и актов документальных 
проверок как результатов применения специальных знаний. Имеют 
место различные точки зрения относительно процессуальных статусов 
эксперта и специалиста, есть теоретические и практические 
проблемы их соотношения.

Особо значимыми нам представляются возможности повышения 

эффективности расследования уголовных дел о преступлениях, свя-

1 
URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=150

2 
URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=5896

3 
URL: https://iz.ru/1214705/veronika-kulakova/dat-i-vziat-pochemu-
korruptcionerov-stali-chashche-lovit-za-ruku

4 
URL: https://www.rbc.ru/politics/30/08/2021/612d07919a79470efb759237

5 
Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 21.04.2021. URL: 
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_382666/
занных с использованием информационно-телекоммуникационных 
сетей.

Не будет ошибкой, если указать, что в настоящее время проб -

лемам кибербезопасности в российском обществе, да и в мире 
в целом, придается все большее значение. При этом в повышении 
эффективности такого рода взаимодействия изначально заинтересованы 
многие лица, в том числе обе стороны тех или иных договоров, 
органы власти, лица, не вступающие в какие-либо «явные» 
правоотношения в информационной сфере, однако участвующие 
в некоторых из них, например, в части предоставления и передачи 
персональных данных.

В связи с этим, по нашему мнению, даже у специалистов в об-

ласти информационного права и непосредственно в сфере информационной 
безопасности наблюдается сегодня недооценка угроз, 
возникающих именно в киберпространтстве. До сих пор как в док -
трине, так и законодателем мало учитывается то немаловажное обстоятельство, 
что сегодня основную часть информации население 
все-таки получает посредством обращения к интернет-источникам1. 
Хотя телевидение пока еще (последние актуальные исследования, 
выполненные серьезными социологическими службами, доступны 
лишь на конец 2018 г.) немного опережает источники из сети Интернет, 
однако такая разница уже незначительна2. Более того, в 2020 
и 2021 гг. в развитых странах новостную информацию люди уже чаще 
получали из сети Интернет, нежели из другого источника, включая 
телевидение; количество интернет-пользователей приближается 
к 5 млрд человек (что больше, нежели количество населения, имеющего 
телевизор) и растет примерно на 1 млн человек в день, и даже 
среднестатистический россиянин проводит сегодня в сети Интернет 
более семи часов3. Ни в национальных правопорядках, ни на международном 
уровне не учитывается то обстоятельство, что большинство 
информации уже в самой сети Интернет сегодня люди получают 
не с информационных сайтов, а из социальных сетей, мессенджеров 
и т.п.4 Данный огромный информационный сегмент законодателем 
по-прежнему игнорируется, несмотря на то, что не только в западном 
мире официальная информация о деятельности власти собирается 
уже, как правило, со страниц лидеров общественного мнения 

1 
См.: Исследование: Основные источники информации россиян: онлайн 
и офлайн. URL: https://digital.report/internet-control-in-russia-part-3/

2 
См.: Бердникова А.Ю. Телевидение и интернет как основные источники информирования 
россиян // Молодой ученый. 2019. № 4 (242). С. 142–143.

3 
См.: Вся статистика интернета на 2020 год — цифры и тренды в мире 
и в России. URL: https://www.web-canape.ru/business/internet-2020- 
globalnaya-statistika-i-trendy/

4 
Там же.
в мессенджерах, как, например, твиты бывшего президента США 
Д. Трампа, но и в России последние официальные сведения о работе 
московских властей люди получают со страниц мэра Москвы С. Собянина 
в мессенджерах, например, во «ВКонтакте»1. Одновременно 
все больший размах приобретает и преступность с использованием 
локальных информационно-телекоммуникационных сетей: растет 
число угроз в банковской, медицинской и других сферах2.

Совершенствование информационно-коммуникационных тех-

нологий в мире и их проникновение во все сферы жизнедеятельности 
человека привело на современном этапе к формированию 
предпосылок становления цифрового общества, ключевой характеристикой 
которого является электронно-цифровой способ хранения 
и распространения информации,  в том числе персональной, в связи 
с чем в обществе растет запрос  на обеспечение информационной 
безопасности пользователей. Развитие информационно-коммуникационных 
технологий не могло не отразиться  на способах совершения 
общественно опасных деяний, способах сокрытия цифровых следов 
при совершении преступлений с использованием современных информационно-
телекоммуникационных устройств, так и на состоянии 
преступности в целом, что обусловливает актуальность настоящего 
исследования.

О том же свидетельствуют и статистические данные. Так, согласно 

сведениям ГИАЦ МВД России, начиная с 2013 г. (зарегистрировано 
10 942 преступления) наблюдается значительный рост преступлений 
в указанной сфере — за пять лет, к 2019 г. их число удвоилось, а за период 
с 2019 по 2021 г. выросло еще на 40%3.

При этом общий несколько замедлившийся рост числа таких пре-

ступлений не должен успокаивать, поскольку почти половина зарегистрированных 
преступлений анализируемой категории относится 
к категории тяжких и особо тяжких преступлений.

Особую актуальность вопросу придает также и то обстоятельство, 

что наибольший рост преступлений зарегистрирован по ст. 205.2 Уголовного 
кодекса Российской Федерации (УК РФ) (212 преступлений, 
рост на 25,4%), по ст. 242, 242.1, 242.2 УК РФ (1916 преступлений, 
рост на 30,5%), предварительное следствие по делам о которых 
производится исключительно следователями Следственного 
комитета Российской Федерации (СК РФ).

1 
URL: https://vk.com/mossobyanin

2 
См.: Бураева Л.А. О некоторых вопросах обеспечения кибербезопасности 
в современных условиях // Теория и практика общественного развития. 
2015. № 13. С. 96–99.

3 
См.: Состояние преступности в Российской Федерации. М.: ГИАЦ МВД 
России // Официальный интернет-сайт МВД России. URL: https://мвд.рф
К сожалению, пока еще сложно говорить о достаточном уровне 

раскрываемости таких преступлений. На практике в 98,4% случаев 
эти преступления выявляются органами внутренних дел, их раскрываемость 
составляет лишь 24%, причем 8,8 тыс. таких преступлений 
из общего числа раскрытых 65,2 тыс. (13,4%) раскрыто следственными 
органами СК РФ.

Таким образом, с учетом сохраняющейся тенденции роста коли-

чества преступлений, совершенных с использованием информационно-
коммуникационных технологий, объективно возникает необходимость 
в создании рекомендаций по совершенствованию сбора 
и фиксации цифровых следов при расследовании преступлений 
анализируемой категории, что невозможно без понимания способов 
совершения указанных преступлений, а также механизма образования 
цифровых следов. Указанные обстоятельства обусловливают 
актуальность темы исследования.

Эффективное расследование преступлений, совершенных с ис-

пользованием информационно-коммуникационных технологий, 
таким образом, становится все более и более востребованным российским 
обществом, тем более что преступность в этой области постепенно 
приобретает черты систематической криминальной деятельности, 
все чаще становясь сферой реализации интересов организованной 
преступности.

Вместе с тем в криминалистической науке до настоящего времени 

не выработана единая криминалистическая концепция расследования 
преступлений, совершенных с использованием информационно-
коммуникационных технологий, различным образом понимается 
такая криминалистическая характеристика преступлений 
данного вида, как способы их совершения. Используются не всегда 
обоснованные пути учета способов совершения указанных преступлений 
с версиями следователя и его практическими действиями 
в рамках предварительного расследования, что снижает его эффективность. 
Обладают новизной для практиков и вопросы механизма 
следообразования в информационной среде.

Практика расследования данного вида преступлений в след-

ственных органах показывает наличие в числе проблем, выделяемых 
в отношении расследований таких преступлений, сложности 
выявления данного вида преступлений в силу как недостаточного 
технического опыта сотрудников, так и разнообразия средств сокрытия 
следов преступления, которые с каждым годом становятся 
все эффективнее и проявляются, например, в сокрытии всего передаваемого 
трафика устройства злоумышленника, самого устройства 
злоумышленника, механизма совершения преступления. Отмеченные 
обстоятельства влекут за собой сложности в установлении 
личности злоумышленника по оставленным им цифровым следам, 
а также неумение определить круг криминалистически значимой 
информации, способствующей выявлению, раскрытию и расследованию 
таких преступлений.
Раздел I. 

ДОКАЗЫВАНИЕ И СРЕДСТВА 

ДОКАЗЫВАНИЯ

Глава 1. 

ПОНЯТИЕ И ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ 
СРЕДСТВ ДОКАЗЫВАНИЯ КАК ЭЛЕМЕНТА 

ЮРИДИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА

1.1. ДОКАЗЫВАНИЕ КАК ОСНОВА ПРОЦЕССА

Вопросы доказывания в юридическом процессе достаточно по-

дробно определены в процессуальном законодательстве, например, 
в главе 6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (
далее — ГПК РФ)1. К сожалению, ни этот Кодекс, ни Уголовно-
процессуальный кодекс Российской Федерации (УПК РФ) 
не предлагают дефиниций доказывания и не раскрывают его 
сущностных признаков, что уже само по себе создает правовую 
неопределенность в части предмета доказывания и его структуры, 
а также субъектов, осуществляющих деятельность по доказыванию. 
В УПК РФ данное определение присутствует (ст. 85), однако считать 
полноценным и снимающим все вопросы указание закона на то, 
что доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств 
в целях установления обстоятельств, предусмотренных ст. 73 
УПК РФ, вряд ли возможно, так как сама суть доказывания в данном 
определении не раскрыта.

В доктрине также нет единства мнений на этот счет.
В самом общем виде, по образному выражению автора, доказы-

вание — это некое движение от вероятностного знания к знанию 
истинному, в результате обретения которого суды и выносят законные 
и обоснованные решения2.

1 
Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 
№ 138-ФЗ (ред. от 02.07.2013) // Собрание законодательства РФ. 2002. 
№ 46. 18 ноября. Ст. 4532.

2 
См.: Юрова К.И. Доказывание в гражданском процессе как логико-правовая 
деятельность // Мировой судья. 2015. № 10. С. 19–22.
С точки зрения присущего современному процессу принципа 

диспозитивности это не совсем так. Истина является конвенциальной 
по своей природе, и стороны убеждают суд в отвечающей их 
интересам интерпретации фактически сложившихся по делу обстоятельств 
с точки зрения права.

Доказывание в этом смысле лежит в основе юридического про-

цесса, поскольку только таким образом на законных основаниях формируется 
мнение суда, которое потом находит отражение в судебном 
акте.

Дореволюционные процессуалисты понимали доказывание как 

процесс достижения судом истины, однако не с точки зрения концепции «
объективной истины» и умаления элементов состязательности, 
а с позиций невозможности для суда бездоказательно принимать 
во внимание заявления и утверждения сторон, хотя именно их 
заявления и утверждения и ложатся в основу судебного решения, 
но лишь в той мере, в которой бесспорно установлена их истинность. 
Исходя из указанного понимания задач и целей судопроизводства, 
ученые предлагали понимать сам процесс доказывания как процесс 
установления истинности утверждений сторон в судопроизводстве, 
но не в произвольной форме, а только в той, что установлена процессуальным 
законодательством1.

Таким образом, благодаря осуществлению некоей совокупности 

процессуально значимых действий происходит сам процесс перехода 
от вероятностных суждений к истинным в виде «отбора» наиболее 
вероятных суждений о факте как с точки зрения их рационального 
возможного соответствия действительности, так и с позиций их 
большего «веса» среди иных вероятностных суждений, в том числе 
противоречащих первым.

Разумеется, такой «отбор» должен осуществляться в опреде-

ленной процессуальной форме, с соблюдением некоторых правил 
и в строго установленной последовательности: 1) стороны и иные заинтересованные 
лица делают заявления и утверждения об имеющих 
юридическое значение в конкретном деле фактах; 2) в качестве аргумента 
своих заявлений и утверждений эти субъекты приводят 
некоторые сообщения, выступающие в роли доказательств, самостоятельно 
или посредством обращения к суду с просьбой об истребовании 
доказательств; 3) суд совместно с участниками дела производит 
исследование и оценку доказательств.

Соответственно, в связи с этим следует обратить внимание на два 

существенных обстоятельства.

Во-первых, установление правил доказывания можно рассмат-

ривать как гарантию участникам процесса вынесения судом справедливого, 
законного и обоснованного решения (приговора), сфор-

1 
См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 2020. С. 239.
Доступ онлайн
от 340 ₽
В корзину