Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц
Учебник посвящен роли и месту стран Востока во внешней политике России в постбиполярный период с упором на события самого последнего времени. В книге дана историческая ретроспектива двусторонних отношений России с отдельными странами и регионами афро-азиатского мира, показана современная ситуация в двусторонних отношениях в сферах политики и безопасности, экономики, культуры, образования и гуманитарного сотрудничества. Авторы попытались также дать характеристику проблемных точек этих отношений и нарисовать перспективы их развития. В заключение дается характеристика исторического развития и нынешнего этапа российской политики поворота на Восток. Для студентов вузов, обучающихся по направлениям «Международные отношения» и «Зарубежное регионоведение», широкой читательской аудитории, интересующейся российской внешней политикой и международными отношениями на Востоке.
Давыденко Анатолий Юрьевич Дружиловский Сергей Борисович Дьячков Илья Владимирович Колдунова Екатерина Валерьевна Крылов Александр Владимирович Лошкарев Иван Дмитриевич Лузянин Сергей Геннадьевич Нелидов Владимир Владимирович Сюннерберг Максим Алексеевич
Страны Востока во внешней политике России : учебник для вузов / А. Ю. Давыденко, С. Б. Дружиловский, И. В. Дьячков [и др.] ; под. ред. Д. В. Стрельцова, К. А. Ефремовой. - Москва : Аспект Пресс, 2023. - 378 с. - ISBN 978-5-7567-1274-2. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/2132524 (дата обращения: 22.05.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Москва
2023

Московский государственный институт 
международных отношений (Университет) МИД России

СТРАНЫ ВОСТОКА
ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ
РОССИИ

Под редакцией 
Д.В. Стрельцова, К.А. Ефремовой

Учебник для вузов
УДК 327
ББК 66.4
 
С83 

Издание выпущено в свет при поддержке 

Программа стратегического академического 
лидерства «Приоритет — 2030»

Рецензенты
доктор политических наук А.В. Виноградов 
доктор политических наук А.Н. Панов

Авторский коллектив: 
А.Ю. Давыденко (глава 9), С.Б. Дружиловский (глава 5), И.В. Дьячков (глава 13), 
К.А. Ефремова (глава 10), И.Ю. Зуенко (глава 11), А.А. Киреева (заключение), 
Е.В. Колдунова (глава 10), А.В. Крылов (глава 3), Ю.П. Лалетин (глава 6), 
И.Д. Лошкарёв (глава 1), С.Г. Лузянин (глава 14), С.И. Лунев (главы 7 и 8), 
Н.П. Малетин (глава 10), В.В. Нелидов (глава 12), М.А. Сапронова (глава 2), 
Д.В. Стрельцов (предисловие, глава 12), М.А. Сюннерберг (глава 10), 
Н.И. Хохлова (глава 10), П.В. Шлыков (глава 4) 

С83  
Страны Востока во внешней политике России: Учебник для вузов / Под ред. 
Д.В. Стрельцова, К.А. Ефремовой. — М.: Издательство «Аспект Пресс», 2023. — 376 с.

ISBN 978-5-7567-1274-2

Учебник посвящен роли и месту стран Востока во внешней политике России 
в постбиполярный период с упором на события самого последнего времени. В книге 
дана историческая ретроспектива двусторонних отношений России с отдельными 
странами и регионами афро-азиатского мира, показана современная ситуация в дву-
сторонних отношениях в сферах политики и безопасности, экономики, культуры, образования 
и гуманитарного сотрудничества. Авторы попытались также дать характеристику 
проблемных точек этих отношений и нарисовать перспективы их развития. 
В заключение дается характеристика исторического развития и нынешнего этапа российской 
политики поворота на Восток. 
Для студентов вузов, обучающихся по направлениям «Международные отношения» 
и «Зарубежное регионоведение», широкой читательской аудитории, интересующейся 
российской внешней политикой и международными отношениями на Востоке.

УДК 327
ББК 66.4

ISBN 978-5-7567-1274-2  
© Авторский коллектив, 2023
© МГИМО МИД России, 2023
© ООО Издательство «Аспект Пресс», 2023

Все учебники издательства «Аспект Пресс»
на сайте и в интернет-магазине https://aspectpress.ru
ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6

Часть I
АФРИКА, БЛИЖНИЙ И СРЕДНИЙ ВОСТОК

Глава 1. Россия и Африка  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 12
§ 1. Историческая ретроспектива. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 12
§ 2. Политические отношения  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 14
§ 3. Экономические отношения  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 19
§ 4. Культурные, научные и гуманитарные связи  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 24
§ 5. Проблемы и перспективы развития отношений  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 27

Глава 2. Россия и арабские страны. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 30
§ 1. Политические отношения  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 30
§ 2. Экономические отношения. Взаимодействие в сфере энергетики  . . . . . . . . . . . . 41
§ 3. Культурные, научные и гуманитарные связи  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 48
§ 4. Проблемы постконфликтного урегулирования в Сирии . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 52
§ 5. Перспективы развития отношений . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 55

Глава 3. Россия и Израиль. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 59
§ 1. Историческая ретроспектива. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 59
§ 2. Политические отношения  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 63
§ 3. Экономические отношения. Связи в сфере безопасности 
и военно-техническое сотрудничество . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 65
§ 4. Культурные, научные и гуманитарные связи  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 68
§ 5. Проблемы и перспективы развития отношений  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 69

Глава 4. Россия и Турция  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 75
§ 1. Политические, экономические, гуманитарные связи  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 75
§ 2. Проблемы и перспективы развития отношений  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 95

Глава 5. Россия и Иран. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 105
§ 1. Историческая ретроспектива. Политические отношения  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 105
§ 2. Экономические отношения  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 108
§ 3. Проблемы и перспективы развития отношений  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 109

Глава 6. Россия и Афганистан . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 117
§ 1. Историческая ретроспектива. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 117
§ 2. Политические отношения. Военно-техническое сотрудничество . . . . . . . . . . . . . 119
§ 3. Экономические отношения  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 122
§ 4. Гуманитарная помощь и сотрудничество в сфере образования. . . . . . . . . . . . . . 125
§ 5. Проблемы двусторонних отношений  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 126
§ 6. Перспективы развития отношений . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 130
Часть II
ЮЖНАЯ, ЮГО-ВОСТОЧНАЯ И ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ

Глава 7. Россия и Индия. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 138
§ 1. Российско-индийское стратегическое партнерство . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 138
§ 2. Историческая ретроспектива  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 142
§ 3. Политические отношения. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 145
§ 4. Экономические отношения. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 155
§ 5. Культурные, научные и гуманитарные связи  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 162
§ 6. Военно-политическое сотрудничество  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 164
§ 7. Проблемы и перспективы развития отношений . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 166

Глава 8. Россия и Пакистан  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 175
§ 1. Историческая ретроспектива  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 175
§ 2. Политические отношения. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 180
§ 3. Экономические отношения. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 185
§ 4. Культурные, научные и гуманитарные связи  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 188

Глава 9. Россия и Бангладеш. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 190
§ 1. Историческая ретроспектива  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 190
§ 2. Политические и экономические отношения  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 192
§ 3. Проблемы и перспективы развития отношений . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 206

Глава 10. Россия и страны АСЕАН. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 211
§ 1. Многостороннее сотрудничество. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 211
§ 2. Двусторонние отношения. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 220
§ 3. Российско-вьетнамское стратегическое партнерство  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 232

Глава 11. Россия и Китай . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 247
§ 1. Историческая ретроспектива  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 247
§ 2. Политические отношения. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 253
§ 3. Экономические отношения. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 256
§ 4. Культурные и гуманитарные связи, народная дипломатия  . . . . . . . . . . . . . . . . . 259
§ 5. Проблемы двусторонних отношений. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 264
§ 6. Перспективы развития отношений  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 270

Глава 12. Россия и Япония . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 273
§ 1. Историческая ретроспектива  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 273
§ 2. Политические отношения и связи в сфере безопасности . . . . . . . . . . . . . . . . . . 277
§ 3. Экономические отношения. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 280
§ 4. Культурные, научные и гуманитарные связи, туризм, народная дипломатия  . . 285
§ 5. Проблемы двусторонних отношений. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 287
§ 6. Перспективы развития отношений  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 292

Глава 13. Россия и страны Корейского полуострова. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 297
§ 1. Корейское направление внешней политики России. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 297
§ 2. Россия и объединение Кореи . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 297
§ 3. Ядерная проблема Корейского полуострова. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 299
§ 4. Санкции против КНДР. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 301
§ 5. Российская политика в отношении КНДР . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 303
§ 6. Россия и Республика Корея  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 309

Глава 14. Россия и Монголия. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 323
§ 1. Историческая ретроспектива  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 323
§ 2. Политические отношения. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 323
§ 3. Экономические отношения. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 326
§ 4. Культурные, научные и гуманитарные связи, туризм, народная дипломатия  . . 331
§ 5. Прогнозы и перспективы развития отношений  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 332

Заключение. Поворот России на Восток. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 335
§ 1. Эволюция, параметры и вызовы поворота России на Восток . . . . . . . . . . . . . . . 335
§ 2. Азиатская политика России в 1990-е — начале 2010-х годов. . . . . . . . . . . . . . . 337
§ 3. Позиция России в отношении региональных конфликтов  . . . . . . . . . . . . . . . . . 348
§ 4. Поворот на Восток после 2014 г. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 350
§ 5. Поворот на Восток после 24 февраля 2022 г.. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 367

Сведения об авторах. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 375
ПРЕДИСЛОВИЕ

Отношения России со странами Азии и Африки обретают особое значение 
в новых геополитических условиях. Очевидно, что баланс сил в мире сегодня в существенной 
степени зависит от ситуации в Азии, и России требуется опора на тот 
регион, где в концентрированном виде проявляются глобальные экономические 
и политические процессы. 
Поскольку Азия становится основным источником глобального экономического 
роста, статус России как одной из мировых держав будет в значительной 
степени зависеть от прочности ее позиций в регионе. Иными словами, для того 
чтобы сохранить и приумножить свое влияние на глобальном уровне, России необходимо 
качественно улучшить свои отношения с незападным миром в его расширенном 
понимании.
В историческом плане восточное направление внешней политики всегда занимало 
особое место в домене российской идентичности. На протяжении многих 
десятилетий в российской интеллектуальной элите идут споры о том, в какой мере 
судьба России связана с Востоком и в какой степени ее будущее будет зависеть 
от положения дел в Азии.
В XVIII–XIX вв. Россия проводила в Азии свою политику, ощущая себя, если 
говорить словами Ф.М. Достоевского, «европейцем в Азии». Как писал русский 
классик, «Россия не в одной только Европе, но и в Азии; потому что русский 
не только европеец, но и азиат. Мало того: в Азии, может быть, еще больше наших 
надежд, чем в Европе». Россия продвигалась на Восток, опираясь на идеи мессианства, 
согласно которым в Азии Российская империя выполняет великую цивилизаторскую 
миссию. 
В конце XIX в. многие русские мыслители утверждали, что будущее России 
будет связано с Востоком, под которым понимался контекст мусульманского мира 
и особенно Центральной Азии. Позднее, в 1920–1930-е годы, эта идея нашла свое 
отражение в деятельности отцов-основателей идеологии евразийства П.Н. Савицкого, 
Н.С. Трубецкого, Г.В. Вернадского и др. После образования СССР идеология 
ленинизма основывалась в числе прочего на солидарности с колонизированными 
и порабощенными народами Азии. Проповедуя идеи «национального освобождения», 
Россия должна была показать пример народам Азии в поиске путей продвижения 
к социализму. 
В постсоветский период Россия стремилась к тому, чтобы по-прежнему быть 
ключевым региональным игроком в решении азиатских вопросов, оставаясь 
при этом державой глобального уровня. При этом поиск точек соприкосновения 
России с целым рядом азиатских стран во многом строился на использовании 
их недовольства западоцентричной институциональной архитектурой мирового 
управления, которая сформировалась в эпоху безусловного доминирования Запада 
в глобальной экономике.
Концептуальное оформление восточный вектор внешней политики России 
получил в конце 1990-х годов, в последние годы президентства Б.Н. Ельцина. 
Этот вектор имеет очевидную персонификацию, ассоциируясь с личностью Евге-
ния Максимовича Примакова, министра иностранных дел России в 1996–1998 гг. 
и премьер-министра России в 1998–1999 гг. Е.М. Примаков выступил против доминантной 
роли США в решении мировых дел и за формирование миропорядка 
на основе принципа мультилатерализма. Линия Примакова заключалась в проведении 
сбалансированной внешней политики, направленной на поддержание дружественной 
атмосферы в отношениях с Западом при одновременном развитии сотрудничества 
с азиатскими странами, и прежде всего с Китаем и Индией. Именно 
Е.М. Примакову принадлежит идея создания стратегического треугольника Москва–
Нью-Дели–Пекин. В своих выступлениях он настаивал на том, что Россия 
должна уделять первостепенное внимание развитию дружественных отношений 
с государствами Восточной Азии и Ближнего Востока, приняв многовекторную 
стратегию, отвергающую однополярность. 
После начала президентства В.В. Путина в 2000 г. Россия активизировала свою 
азиатскую дипломатию, основной акцент в которой был сделан на более тесной 
экономической интеграции с азиатскими странами — Китаем, Японией, Южной 
Кореей, а также странами АСЕАН. В начале 2000-х годов Москвой была выдвинута 
идея единого пространства между Лиссабоном и Владивостоком, в основе которой 
лежало представление о геостратегической роли России как трансконтинентального 
связующего звена между Атлантическим и Тихоокеанским «крыльями» Евразии. 
В ответ на прозвучавшее в 2001 г. предложение Председателя Еврокомиссии 
Р. Проди создать общее европейское экономическое пространство российские лидеры 
озвучили на саммитах Россия–ЕС свое стремление ускорить строительство 
Большой Европы от Лиссабона до Владивостока. 
Новая актуализация политики поворота на Восток произошла в конце 2000-х годов, 
когда в свете уроков финансового кризиса 2008–2009 гг. ключевое значение 
для России приобрели торгово-экономические отношения со странами Большой Восточной 
Азии. В Кремле в должной мере осознали необходимость поддерживать выгодные 
партнерские отношения в обоих направлениях — как на Западе, так и на Востоке. 
Крупным событием в реализации политики поворота на Восток стал саммит 
АТЭС, проведенный в сентябре 2012 г. во Владивостоке, на котором Россия, будучи 
страной-хозяйкой саммита, позиционировала себя в качестве полноценного 
члена азиатско-тихоокеанского сообщества, способного задавать общерегиональную 
повестку дня на столь представительном форуме. Накануне саммита в газете 
«Уолл-стрит джорнэл» была опубликована статья В.В. Путина, в которой российский 
президент следующим образом обозначил позицию России в АТР: «Наша 
страна исторически, географически — неотъемлемая часть АТР. Полноформатный 
выход на азиатско-тихоокеанское пространство мы рассматриваем как важнейший 
залог успешного будущего России, развития сибирских и дальневосточных 
регионов». А в декабре 2013 г., выступая с традиционным ежегодным посланием 
к Федеральному собранию, Путин заявил о том, что развитие Сибири и Дальнего 
Востока — «наш национальный приоритет на весь XXI век».
Однако кризис в отношениях с Западом после воссоединения с Крымом весной 
2014 г. заставил внести существенные коррективы в восточную политику Кремля. 
Если ранее поворот на Восток был больше связан с прогнозной оценкой Москвы, 
подразумевающей, что Азия будет главным источником будущего глобального 
экономического роста, а потому с ней необходимо развивать взаимовыгодные 
торгово-экономические отношения, то теперь одним из основных мотивов Рос-
сии становилось стремление ослабить свою экономическую зависимость от Запада 
в целом (и особенно от Европы) и добиться существенной диверсификации с точки 
зрения маршрутов поставок российских энергоресурсов. Свою роль в подобном 
переосмыслении сыграло и то обстоятельство, что основные азиатские партнеры 
России (Китай, Индия, РК, страны ЮВА) отказались участвовать в антироссий-
ских санкциях, а участие в них Японии больше носило номинальный характер, 
не нанося большого ущерба российской экономике. 
Одновременно с переоценкой внутреннего содержания российских внешнеполитических 
приоритетов после 2014 г. российский поворот на Восток приобрел 
еще одно измерение, выразившееся в запуске собственного интеграционного проекта 
в Евразии — Евразийского экономического союза (ЕАЭС). К 2015 г. ЕАЭС 
объединил Россию, Белоруссию, Армению, Казахстан и Киргизию, а ключевым 
российским партнерам в Азии было адресовано предложение о выработке форматов 
взаимовыгодного сотрудничества.
План строительства широкого евразийского партнерства с участием Евразийского 
экономического союза, а также Китая, Пакистана, Ирана и Индии, выдвинутый 
в 2016 г. президентом России В.В. Путиным на Петербургском экономическом 
форуме, является крупнейшим проектом в рамках политики поворота 
на Восток. Россия исходит из того, что важнейшим положением евразийской экономической 
интеграции выступает исторически сложившаяся геополитическая, 
цивилизационная и культурная общность стран ЕАЭС. Одна из целей концепта 
«Большой Евразии» — привлечение развитых экономик Восточной Азии к экономическому 
развитию Сибири и Дальнего Востока. 
Во время российско-китайского саммита в мае 2015 г. было подписано совместное 
заявление о согласии на сопряжение китайской инициативы «Один пояс — один 
путь» (ОПОП) и ЕАЭС. В своем заявлении по итогам саммита Россия заявила о своей 
поддержке ОПОП, в то время как Китай сделал то же самое для ЕАЭС. Россия рассматривает 
ОПОП не только как инструмент экономического развития, но и с геополитических 
позиций — как способ борьбы с западной гегемонией, направленный 
на дедолларизацию мировой финансовой системы, освобождение от диктата западных 
финансовых центров, всестороннее укрепление экономической безопасности.
В посткрымский период Россия стала прилагать активные усилия к привлечению 
иностранных инвестиций из азиатских стран, и в первую очередь из Китая, 
для освоения новых источников нефти и газа в Сибири и на Дальнем Востоке. Роль 
азиатского вектора в российских внешнеполитических приоритетах была особо 
акцентирована в публичных выступлениях российского президента. Например, 
в феврале 2019 г. В.В. Путин во внешнеполитической части своего президентского 
послания поставил азиатские страны на первое место — впереди Европы и США. 
Однако установление экономических партнерств и развитие торгово-экономических 
отношений с азиатскими странами вплоть до 2022 г. так и не стало 
для России действенной альтернативой ее экономическим отношениям с Европой. 
Партнерство России с ЕС продолжало оставаться магистральным направлением 
ее внешнеэкономических связей, хотя роль и место восточноазиатских стран 
в этих связях существенно выросли.
Начало специальной военной операции (СВО) на Украине в феврале 2022 г. 
резко изменило ситуацию. Поворот на Восток стал безальтернативным из-за практически 
полного разрыва не только политических, но и экономических отношений 
с коллективным Западом. Перед Россией возникла реальная перспектива потери 
рынков Европы. Этой политике способствовало и то, что Азия в целом и Восточная 
Азия в частности заняла нейтральную позицию по отношению к СВО. Большинство 
крупнейших партнеров России в регионе, не связанных союзническими 
отношениями с США, не проголосовало в поддержку резолюций ООН с осуждением 
действий России на Украине. Иными словами, Западу не удалось вовлечь 
в антироссийский фронт страны условного Незапада. В этом смысле СВО стала 
важнейшей вехой политики поворота России на Восток. 
Формирование и практическое воплощение российской внешней политики 
на Востоке, конечно, проходят отнюдь не без проблем. Одной из них можно назвать 
отсутствие у России четко выраженной «азиатской идентичности», на психологическом 
уровне затрудняющее установление близких отношений с азиатскими странами. 
Политика поворота на Восток никогда не означала для России полного ухода 
из Европы и присоединения к Азии. Традиционно в российском политическом 
дискурсе была распространена точка зрения, в соответствии с которой ни Азия, 
ни Европа не представляют собой для нее какую-либо безусловную «альтернативу», 
означающую полную ассимиляцию России с одним из этих макрорегионов. 
При этом особенно подчеркивалось, что Россия в силу особого исторического пути 
и географического положения живет с уникальной, не европейской и не азиатской, 
общественно-политической культурой. Поэтому политика поворота на Восток 
рассматривалась главным образом в политико-дипломатическом и экономическом, 
но не в цивилизационном или культурном измерениях. 
Несмотря на свой этноцивилизационный дуализм, Россия долгие годы воспринималась 
в регионе в качестве европейской державы, главные интересы которой 
сосредоточены не на Востоке, а на Западе, страны, которая не во всем разделяет 
указанные «азиатские ценности», не будучи в полной мере азиатской державой. 
Многие азиатские государства часто не рассматривают Россию как азиатско-тихоокеанскую 
страну, потому что ее экономика и политика, а также национальная 
психология в значительной степени следуют европейским образцам.
Действительно, в историческом прошлом Россия никогда не входила в вассально-
данническую систему международных отношений в Восточной Азии, существовавшую 
там около двух тысячелетий. И хотя с Китаем Россия установила 
отношения раньше других западных стран, заключив в 1689 г. Нерчинский договор, 
это не означало обретение ею в глазах китайцев статуса полноценного партнера. 
Скорее, наоборот, борьба за крепость Албазин, по итогам которой и был заключен 
этот договор, была одной из первых попыток наказать «русских варваров» 
за попытки вторжения в сферу синоцентричного мира: не случайно русские товары 
назывались в китайских документах данью, а оплата за них — дарами за признание 
культурного превосходства Цинской империи.
В некоторых странах Азии сохраняются «исторические обиды», восходящие 
к колониальной эпохе, когда Россия двигалась на Восток, включая в свою империю 
восточные земли. Например, в странах Восточной Азии — Японии, Китае, 
Корее — вплоть до русской революции 1917 г. никогда не отделяли царскую Россию 
от колониального Запада, который проводил политику колониальной экспансии 
и закабаления стран региона. Для стран региона Россия всегда оставалась скорее «
далеким соседом» — западной (хотя и со своей спецификой) по менталитету 
и национальным традициям страной. 
В свою очередь, среди части россиян сложилось пренебрежительное отношение 
к странам Азии и Африки. Помимо всего прочего, это было естественным 
следствием того, что в биполярном мире основным противником и глобальным 
партнером СССР были Соединенные Штаты, а сразу после его распада новый пейзаж 
мировой архитектуры управления определялся на Западе на фоне американской 
мировой гегемонии. На протяжении всей послевоенной истории, как в период 
холодной войны, так и после распада биполярной системы, отечественная 
политическая элита неизменно демонстрировала западоцентричность своего менталитета 
и внешнеполитического мышления. Экономический подъем Азии, равно 
как и политическое и экономическое возрождение России в условиях обострявшихся 
противоречий с Западом, стали развиваться только после вступления мира 
в новый миллениум. 
Другой проблемой для России является недостаток у нее опыта участия и значимых 
достижений в азиатских структурах экономической интеграции, а также отсутствие 
собственной прочной ниши на азиатских рынках. Во многих азиатских 
столицах сложилось впечатление о России как о стране, поддерживающей лишь 
свое «формальное присутствие» в региональных структурах экономической интеграции. 
Иными словами, за прошедшие после распада СССР три десятилетия Россия 
пока не смогла в достаточной степени проявить себя в Азии в качестве крупного 
экономического актора, имеющего здесь значимые экономические интересы. 
Это обстоятельство наряду с указанными выше проблемами культурно-цивилизационной 
отчужденности также способствует тому, чтобы она воспринималась 
здесь в качестве не вполне «своей». По этой причине России для развития партнерских 
отношений со странами Азии и Африки нужно учитывать в должной мере эту 
культурно-цивилизационную дистанцию, уметь отбросить свой европоцентризм 
и научиться видеть себя глазами страны-партнера. 
В настоящем учебнике речь пойдет об особенностях российской политики в отношении 
стран афро-азиатского мира. Учебник разделен на главы, посвященные 
связям России с отдельными странами и регионами афро-азиатского мира — странами 
Африки и арабского Востока, Израилем, Турцией, Ираном, Афганистаном, 
Индией, Пакистаном, Бангладеш, государствами АСЕАН (и, в частности, Вьетнамом), 
Китаем, Японией, государствами Корейского полуострова, Монголией. Отдельная 
глава посвящена особенностям российской политики поворота на Восток. 
В каждой из глав дана историческая ретроспектива двусторонних отношений России 
с данной страной/регионом, показана ситуация, сложившаяся в двусторонних 
отношениях в сферах политики и безопасности, экономики, культуры, образования 
и гуманитарного сотрудничества. Авторы попытались также дать характеристику 
проблемных точек этих отношений и нарисовать перспективы их развития, 
в том числе с учетом той ситуации, которая сложилась после начала специальной 
военной операции на Украине.
Часть I

АФРИКА, БЛИЖНИЙ 
И СРЕДНИЙ ВОСТОК
Глава 1

РОССИЯ И АФРИКА

§ 1. Историческая ретроспектива

В российско-африканских отношениях можно условно выделить пять основных 
этапов. В императорской России Африканский континент рассматривался 
прежде всего с точки зрения соперничества с другими европейскими державами. 
На этом этапе (1723–1917) российская дипломатия делала акцент на военном присутствии 
в отдельных частях Африки для контроля над торговыми морскими путями. 
Вероятно, одним из первых эпизодов в российско-африканских отношениях 
была неудавшаяся экспедиция на Мадагаскар при Петре I (1723–1724). Командиру 
экспедиции поручалось сделать щедрое предложение руководителю пиратов на севере 
острова — «оного в Нашу протекцию принять». Впоследствии идея получить 
морскую базу в Марокко прорабатывалась Екатериной II. Уже в конце XIX столетия 
похожий замысел почти удалось воплотить на территории Джибути (колония 
«Новая Москва» в Сагалло), однако российская дипломатия принесла этот проект 
в жертву хорошим отношениям с Францией. 
На втором этапе (1917–1991) деятельность советской России (и затем СССР) 
в Африке была обусловлена не военно-политическими, а прежде всего идеологическими 
соображениями. Для формирования альтернативного мироустройства 
Советскому Союзу был необходим демонтаж колониальной системы и вовлечение 
зависимых территорий в глобальный социалистический эксперимент. Первым органом, 
фактически ответственным за африканскую политику, стало Негритянское 
бюро Коминтерна. Бюро было создано в 1928 г. и установило контакты с левыми 
группами, как минимум, в девяти африканских колониях. По мере получения независимости 
африканскими государствами в 50–70-е годы XX в. возникла целая 
сеть советских государственных, партийных и общественных институтов, связанных 
с работой на континенте. Именно в этот период были налажены тесные 
экономические, образовательные и политические связи СССР и государств Африки. 
В результате к концу 70-х годов XX в., с некоторой натяжкой, 17 государств 
континента можно было отнести к социалистической ориентации — хотя только 
половина из них попыталась заимствовать советскую модель управления и соответствующую 
идеологию.
На третьем этапе (1991–2006) происходило сворачивание отношений новой 
России и государств Африки. Отказ от прежней идеологии и отсутствие финансовых 
ресурсов у Российской Федерации обусловили разрыв образовательных 
Россия и Африка

13

и научных контактов, сокращение товарооборота и производственных связей, вывод 
военных специалистов и снижение численности дипломатического персонала 
на континенте. Перед Россией стояли задачи внутреннего развития, которые 
оттесняли на второй план почти все возможные внешнеполитические приоритеты. 
На этом фоне контакты с африканскими странами продолжились в основном 
по линии международных организаций или отдельных крупных компаний (преимущественно 
связанных с добычей полезных ископаемых). 
На четвертом этапе (2006–2019) началось так называемое возвращение России 
в Африку. Данная политика не проводилась последовательно и во многом зависела 
от рыночной конъюнктуры. Несмотря на это, можно выделить две основные 
цели усиления взаимодействия с Африканским континентом в этот период. 
Во-первых, развитие экономических связей с африканскими партнерами рассматривалось 
в контексте развития самой России и необходимости сбыта производимых 
ею товаров. Во-вторых, важность отношений с Африкой определялась 
стремлением официальной Москвы внести коррективы в структуру мирового порядка 
и смягчить экономические и политические дисбалансы между основными 
глобальными центрами силы. По мере нарастания противоречий в отношениях 
с Западом политические цели стали пересматриваться Россией в сторону повышения 
ставок. Вместо корректировки мирового порядка отношения с африканскими 
странами все больше стали рассматриваться как средство его полной 
перестройки. В частности, Декларация Первого саммита Россия–Африка (2019) 
четко зафиксировала намерение России вместе с государствами континента содействовать «
построению более справедливой и равноправной системы международных 
отношений». 
На современном этапе (с 2019 г.) Россия внесла существенные коррективы 
в свою африканскую политику. Если ранее экономические цели взаимодействия 
с Африкой воспринимались скорее механистически (рост товарооборота, увеличение 
числа торговых и дипломатических представительств, количество проведенных 
мероприятий), то после Первого саммита Россия–Африка наметилась тенденция 
к тому, чтобы рассматривать отношения со странами континента как «соразви-
тие». От дипломатически корректных фраз о взаимовыгодном сотрудничестве Москва 
постепенно стала переходить к проектам локализации производств, к работе 
с социальным капиталом африканских стран и к поиску форматов долгосрочного 
инвестирования. Вне всякого сомнения, у «соразвития» есть структурные ограничения 
в виде современной финансовой и транспортной архитектуры, поэтому 
реализация задуманных проектов практически невозможна без изменения норм 
и принципов взаимодействия современных государств. Поэтому Россия четко обозначила 
стремление совместно работать с «мировым большинством» — незапад-
ными государствами, которые не вводят санкционных ограничений и готовы вести 
конструктивный диалог с Москвой. Как отмечалось в выступлении президента 
России В.В. Путина 30 сентября 2022 г., задача России и «мирового большинства» 
состоит в поддержке и укреплении суверенных центров развития, в полном отказе 
от неоколониальной модели управления мировой экономикой: «Мы гордимся 
тем, что в XX в. именно наша страна возглавила антиколониальное движение, ко-