Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Критика медиаречи

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 773688.04.01
Доступ онлайн
от 292 ₽
В корзину
Критика медиаречи — одно из направлений в медиалингвистике, основанное на оценке качества речевой деятельности в массмедиа. В рамках этого направления уже сформировалось несколько субдисциплин, в каждой из которых обозначились свои подходы к разработке проблем нормы и оценки соответствия ей. Пособие содержит два раздела. Первый посвящен праксиолингвистической критике медиаречи. В нем показано, как использованием аксиологической шкалы речевого поведения в медиа «эффективно — допустимо (неудачно — недопустимо — запрещено)» можно оценить качество делового, арт- и спортивного журналистского дискурса. Во втором разделе объясняется, каким образом оценивать конфликтную медиаречь и диагностировать речевые преступления в медиа. В ходе работы с книгой студенты обучаются разделять профессиональную и непрофессиональную речь в медиа, давать оценку качеству языка и речи в медиатекстах, а точнее — качеству отбора языковых средств и речевых ресурсов, соотнося результат журналистской деятельности с социальными, общекультурными языковыми и речевыми нормами — целесообразными, разрешающими, обязывающими, запрещающими. Работа с пособием призвана формировать экоречевую компетентность в медиа и способствует формированию речевой медиаграмотности. Соответствует требованиям федеральных государственных образовательных стандартов высшего образования последнего поколения. Для студентов учебных подразделений, обучающихся по направлениям подготовки «Журналистика», «Реклама» и «Связи с общественностью».
12
131
Критика медиаречи : учебное пособие / В.В. Васильева, Л.Р. Дускаева, Л.Ю. Иванова [и др.] ; под ред. д-ра филол. наук Л.Р. Дускаевой. — Москва : ИНФРА-М, 2024. — 241 с. — (Высшее образование). — DOI 10.12737/1863377. - ISBN 978-5-16-018863-8. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/2116743 (дата обращения: 17.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
КритиКа  

медиаречи

Под редакцией доктора филологических наук Л.Р. Дускаевой

Учебное пособие

Москва 
ИНФРА-М 

202
УДК 366.636+81(075.8)
ББК 76.0я73
 
К82

К82

  
Критика медиаречи : учебное пособие / В.В. Васильева, Л.Р. Дуска-

ева, Л.Ю. Иванова [и др.] ; под ред. д-ра филол. наук Л.Р. Дускаевой. — 
Москва : ИНФРА-М, 2024. — 241 с. — (Высшее образование). — DOI
10.12737/1863377.

ISBN 978-5-16-018863-8 (print)
ISBN 978-5-16-110196-4 (online)
Критика медиаречи — одно из направлений в медиалингвистике, осно-

ванное на оценке качества речевой деятельности в массмедиа. В рамках 
этого направления уже сформировалось несколько субдисциплин, в каждой 
из которых обозначились свои подходы к разработке проблем нормы 
и оценки соответствия ей. Пособие содержит два раздела. Первый 
посвящен праксиолингвистической критике медиаречи. В нем показано, 
как использованием аксиологической шкалы речевого поведения в медиа «
эффективно — допустимо (неудачно — недопустимо — запрещено)» 
можно оценить качество делового, арт- и спортивного журналистского 
дискурса. Во втором разделе объясняется, каким образом оценивать конфликтную 
медиаречь и диагностировать речевые преступления в медиа. 
В ходе работы с книгой студенты обучаются разделять профессиональную 
и непрофессиональную речь в медиа, давать оценку качеству языка и речи 
в медиатекстах, а точнее — качеству отбора языковых средств и речевых ресурсов, 
соотнося результат журналистской деятельности с социальными, 
общекультурными, языковыми и речевыми нормами — целесообразными, 
разрешающими, обязывающими, запрещающими. Работа с пособием призвана 
формировать экоречевую компетентность в медиа и способствует 
формированию речевой медиаграмотности.

Соответствует требованиям федеральных государственных образова-

тельных стандартов высшего образования последнего поколения.

Для студентов учебных подразделений, обучающихся по направлениям 

подготовки «Журналистика», «Реклама» и «Связи с общественностью».

УДК 366.636+81(075.8)

ББК 76.0я73

Работа выполнена при поддержке РНФ 

(грант № 19-18-00530 «Комическое как коммуникативный ресурс 

в цифровой новостной среде»)

Р е ц е н з е н т ы:

Е.Н. Басовская, доктор филологических наук, профессор, профес-

сор, заведующий кафедрой Российского государственного гуманитарного 
университета;

Т.Г. Добросклонская, доктор филологических наук, профессор, про-

фессор Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова


ISBN 978-5-16-018863-8 (print)
ISBN 978-5-16-110196-4 (online)
© Коллектив авторов, 2023
Авторский коллектив

Виктория Владимировна Васильева, кандидат филологических 
наук, доцент, доцент Института «Высшая школа журналистики 
и массовых коммуникаций» Санкт-Петербургского государственного 
университета (гл. 5 — совместно с Л.Р. Дускаевой 
и Л.Ю. Ивановой; гл. 6).
Лилия Рашидовна Дускаева, доктор филологических наук, 
профессор, профессор кафедры медиалингвистики Института 
«Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» 
Санкт-Петербургского государственного университета (общая редакция; 
введение; гл. 1 — совместно с Ю.М. Коняевой; гл. 2 — совместно 
с А.А. Малышевым; гл. 5 — совместно с В.В. Васильевой 
и Л.Ю. Ивановой).
Любовь Юрьевна Иванова, кандидат филологических наук, 
старший преподаватель кафедры медиалингвистики Санкт-Петербургского 
государственного университета (гл. 4 — совместно 
с А.А. Самсоновой; гл. 5 — совместно с Л.Р. Дускаевой и В.В. Васильевой).

Юлия Михайловна Коняева, кандидат филологических наук, 
доцент Института «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» 
Санкт-Петербургского государственного университета 
(гл. 1 — совместно с Л.Р. Дускаевой).
Александр Александрович Малышев, кандидат филологических 
наук, доцент Института «Высшая школа журналистики и массовых 
коммуникаций» Санкт-Петербургского государственного 
университета (гл. 2 — совместно с Л.Р. Дускаевой).
Анастасия Александровна Самсонова, кандидат филологических 
наук, старший преподаватель кафедры медиалингвистики 
Санкт-Петербургского государственного университета (гл. 3 — совместно 
с Н.С. Цветовой; гл. 4 — совместно с Л.Ю. Ивановой).
Наталья Сергеевна Цветова, доктор филологических наук, доцент, 
профессор кафедры медиалингвистики Института «Высшая 
школа журналистики и массовых коммуникаций» Санкт-Петербургского 
государственного университета (гл. 3 — совместно 
с А.А. Самсоновой).
Введение

Критический вектор в развитии медиалингвистической научной 
дисциплины, основной вопрос в которой — анализ взаимодействия, 
с одной стороны, социальных факторов, информационно-
коммуникативных технологий, а с другой — языка, закономерен. 
В существенно выросшей интенсивности речевого взаимодействия 
под влиянием технологических изменений коммуникации формируется 
новый тип культуры — виртуальная коммуникация, которую 
составляют многовекторно разворачивающаяся профессиональная 
и непрофессиональная речь. Высокая скорость создания 
высказываний, лавинообразный рост числа авторов, установка 
каждого из них на то, чтобы выделиться, не остаться незамеченным 
в общем потоке, интерактивность, а вместе с тем колоссальный 
рост субъектов, порождающих культурные смыслы, стали сегодняшней 
реальностью медиакоммуникации. Медиаречь, рождаемая 
в условиях конвергентности, представляет новые средства и способы 
передачи сообщений, монологические и диалогические лин-
гвокомпозитивные модели, в которые пользователи встраивают 
новые практики социальной идентификации и конструирования 
речевой субъективности.
Однако отношения между субъектом речи и новыми коммуникативными 
технологиями строятся неодномерно и весьма противоречиво. 
Россия вступает в стадию глубокой медиатизации, поэтому 
формирующаяся на наших глазах культура виртуальной коммуникации 
нуждается в глубоком критическом осмыслении. Конечно, 
в виртуальном мире обогащается социокультурное пространство, 
рождаются новые смыслоформирующие субъекты, в условиях 
широчайшей диалогичности образуются новые формы и способы 
мышления, изменяются шкалы оценок и приоритетов. Но нельзя 
не увидеть и другого.
Всеобщий доступ к использованию новых коммуникативных 
технологий, анонимизация общения оказывают деформирующее 
воздействие на культуру родного языка, расширяют спектр его ма-
нипулятивных возможностей. В результате взаимодействия медиа 
и языка распространяются скандальность, вульгарная эпатаж-
ность, пошлость, что приводит к широкому распространению девиантных 
форм речевого поведения. Российское общество нуждается 
в новых навыках — умении отбирать в медиа нужное и избавляться 
от информационного мусора. А у будущих специалистов в сфере 
медиакоммуникаций необходимо формировать лингвоэкологиче-
ское мышление, а значит, и навык пропедевтической экспертизы 
качества своей речи, который позволит объективно оценивать динамику 
языка в медиа и видеть в эволюции речевых форм как проявления 
развития и эволюции, так и деградацию. Так что потребность 
в умении с профессиональных позиций оценивать медиаречь 
по-настоящему велика.
Структура дисциплины. В современной медиалингвистике формируется 
критика медиаречи1, включающая несколько субдисци-
плин:
• 
критический анализ конфликтного медиадискурса;
• 
медиалингвистическую экспертизу;
• 
лингвопраксиологическую критику медиаречи.
В каждой из названных субдисциплин выработаны свои подходы 
к оценке соответствия речи профессиональным (праксио-
логическим) нормам. Критический анализ конфликтного ме-
диадискурса раскрывает «заряженность» на «языковые злоупотребления», 
доминирование над аудиторией в использовании 
медиадеятелями агрессивных вербальных и невербальных ресурсов. 
Основываясь на конфликтности как онтологическом свойстве ме-
диаречи, определяем диапазон допустимого в конфликтности. 

1 
Это направление является частью праксиологического анализа речи масс-
медиа, в котором речевая профессиональная культура рассматривается 
составной частью профессиональной культуры журналиста, рекламиста, 
специалиста PR. Содержание термина «лингвистическая праксиология 
медиа» раскрывалось в наших предыдущих работах через такие понятия, 
как «коммуникативные и речевые действия», «эффективность речевой деятельности», «
праксиологическая норма» и «критика медиаречи». Основой 
для такого направления исследований стала праксиологическая теория 
Т. Котарбинского о «грамматике действия, обосновании и выработке норм 
максимальной целесообразности деятельности». В настоящее время в гу-
манитаристике ширится круг исследований отдельных аспектов профессиональной 
подготовки специалистов в праксиологическом ключе. Как 
отмечает Д.Н. Девятловский, анализируют профессиональные действия 
специалистов (Б.В. Григорьев, В.И. Чумаков); условия успешной, целенаправленной 
деятельности (Е.Е. Слуцкий); человеческую деятельность в ее 
социальном контексте, предметом изучения которой выступают социальные 
отношения (Е.Д. Егоров, Л. Мизес); общие принципы организации человеческой 
деятельности (В.М. Танаев, И.И. Карнаух); рациональные действия 
в постоянно изменяющихся условиях, в ситуациях риска и неопределенности (
Е.Т. Булгакова, А.В. Михайлова); направления рационализации деятельности 
для достижения практической успешности (С.А. Шлюндт); возможности 
эффективной организации деятельности человека (Г.В. Майер, 
В.В. Маковеева) и др.
В судебной экспертизе конфликтных медиатекстов дифференцируются 
речевая агрессивность и речевые преступления. Эта суб-
дисциплина ценна для критики медиаречи установлением границ 
действия запрещающих норм в языке.
Задача лингвопраксиологической критики — показать диапазон 
действия технологических речевых норм профессиональной культуры: 
что в выборе языковых средств эффективно для журналиста, 
а что нет, какие диспозиции нормы приемлемы, а какие неудачны 
для воплощения авторского замысла, каковы зоны рисков нарушений 
норм и правил создания медиадискурса соответствующего 
типа. Задача будущего в критике медиаречи — создать типологии 
коммуникативных неудач, выявить механизмы их возникновения 
и выработать меры по их предупреждению.
Однако уже сегодня мы понимаем, что профессиональная деятельность 
накладывает на субъекта речи ряд ограничений, т.е. 
для профессионала речь в медиа — это не только право выбора 
языковых средств для выражения своей социальной позиции, 
но и ограничение обязательствами — принципами, которые детерминируют 
выбор средств. Для достижения коммуникативных 
целей необходимо учитывать регламентации, наложенные на профессиональную 
речевую деятельность в массмедиа:
1) языковые нормы-правила;
2) коммуникативные идеалы, обусловленные культурным 
кодом нации, среди которых существенное место занимают этические 
и эстетические принципы организации публичной речевой 
деятельности;
3) правовые нормы, регулирующие публичное речевое поведение. 
Техника применения этих речевых норм осмысляется в ходе 
обучения в университетах в рамках дисциплин «Современный русский 
язык», «Стилистика русского языка», «Литературное редактирование», «
Коммуникативная культура журналиста», «Критика 
медиаречи», на занятиях по спецкурсам и на спецсеминарах.
Понятие лингвопраксиологической нормы. В медиасреде действуют 
нормы-технологии, ретранслируемые от одного профессионала 
к другому1. Профессиональная среда задает свой диапазон 
речевого бытия, накладывая на свободу выбора в речи языковых 
средств содержательно-референтные, модусные и коммуникативные 
ограничения. В ходе освоения профессиональных навыков происходит 
овладение общими стереотипами речевого поведения. Бла-

1 
Постановку вопроса о речевых технологических нормах см. в раб.: Матвеева 
Т.В. Нормы речевого общения как личностные права и обязанности // 
Юрислингвистика-2. Русский язык в его естественном и юридическом 
бытии. Барнаул, 2000. С. 40–49.
годаря этому речевая деятельность предстает в виде причудливого 
вплетения индивидуального начала в уже заданные общественной 
традицией коммуникативные технологии — устойчивые речепове-
денческие образцы, или профессиональные нормы-стереотипы, вырабатываемые 
для регулярно воспроизводимых ситуаций общения.
Технологические речевые нормы, которые составляют процессуальную 
сторону речевого поведения, до сей поры остаются вне поля 
зрения нормативной кодификации, но в силу высокой социальной 
значимости, конечно, требуют внимания в вузовском обучении. Технологическое 
нормирование (или профессиональная стандартизация) 
призвано регламентировать, как лучше действовать в конкретных 
условиях для достижения результата. Нормирование языковой деятельности 
указывает на принципы, которыми руководствуется специалист 
при выборе необходимых ему средств, определяя диапазон 
допустимой профессиональной культурой речевой активности. Думается, 
не каждый журналист хотел бы потерять лицо, стать объектом 
насмешек в профессиональной и виртуальной среде, прослыв 
невежей или невеждой, пустословом, щелкопером или бумагомаракой. 
В данном пособии раскрываются нормы-технологии, которые 
регулируют выбор пишущим форм и средств презентации предмета 
речи, отношения к нему и маркеров взаимодействия с другими 
участниками коммуникации. Следовательно, предметом праксио-
логического нормирования в медиаречи являются нормы взаимодействия 
и сопряжения таких сторон медиатекста, как:
1) принципы выбора предмета речи и средств его презентации 
(ситуации, процесса, события и т.п.);
2) качество интенирования адресантом:
а) перцептивности — знакомства с предметом речи;
б) эмотивности — эмоционального отношения к предмету речи;
в) ментальности — отношения к предмету речи;
г) волитивности — представлений о нужной модели действий 
в обозначенных сообщением условиях;
3) качество выражения автором:
а) места своей коммуникативной позиции среди позиций 
других участников интеракции (например, вертикальной, паритетной, 
отстраненной);
б) направления речевого взаимодействия (демонстрации про-
спективности (ретроспективности));
в) технологических возможностей медиа, транслирующего сообщение;

г) оценки коммуникативной установки в ходе координации интересов 
и возможностей (тональности) коммуникантов.
Стереотипность следования таким правилам освящена традицией 
опыта общения в массмедиа, обретаемого в ходе диалогической 
координации автора и типовой(-ым) гипотезой (образом) 
аудитории. В каждом типе представленного в пособии медиади-
скурса — делового, спортивного, культурно-просветительского, 
конфликтного и его разновидностях — условия выполнения прак-
сиологической нормы специфичны. Поскольку каждое массмедиа 
выбирает свою коммуникативную стратегию, журналист находится 
в условиях диспозиции нормы в презентации денотативной, мо-
дусной и коммуникативной сторон сообщений.
Повторяемость в профессиональном общении коммуникативных 
ситуаций обеспечивает сохранность стереотипа в условиях 
индивидуального конструирования высказываний, в которые вкладываются 
необходимые для конкретного случая смыслы. В своих 
комментариях пользователи оценивают журналистское высказывание 
с позиции антиномии «профессионал — непрофессионал»1. 
В научной литературе и публицистической медиакритике осуждаются 
отступления от профессиональных норм. Все это показывает, 
что в общественном мнении и профессиональном сознании «кон-
сервируются» технологические профессионально-речевые нормы.
В пособии сделана попытка определить зоны коммуникативных 
рисков для каждого типа медиадискурса. В определении понятий 
«коммуникативный риск» и «зона коммуникативного риска» опираемся 
на работу О.А. Страховой, которая под коммуникативным 
риском понимает:
1) возможность получения незапланированного результата 
коммуникации, отличного от ожидаемого;
2) рисковое действие, приводящее к коммуникативной неудаче 
(КН) или провоцирующее нарушение технологической нормы2, — 
а зоной коммуникативного риска рассматривает «область коммуникации, 
куда попадает говорящий в результате совершения им рискового 
коммуникативного действия»3, приводящего к нарушению 
нормы. В массмедиа нарушения нормы чреваты утратой доверия 
к СМИ, а журналисту могут стоить деловой репутации.

1 
См.: Выровцева Е.В., Малышев А.А. Грамматика ответной комментирующей 
речи в массмедиа // Медиалингвистика славянских стран. М., 2020. 
С. 93–126; Duskaeva L.R. The Ethics of Humour in Online Slavic Media 
Communication. Routledge, 2022.
2 
См.: Страхова О.А. К вопросу об определении понятий «Коммуникативный 
риск» и «Зона коммуникативного риска» // Филологические науки. Вопросы 
теории и практики Тамбов: Грамота, 2017. № 9 (75): в 2 ч. Ч. 2. C. 150.
3 
Там же. С. 151.
Наконец, способом утверждения нормы выступают санкции, 
накладываемые законодательством РФ за речевые правонарушения. 
Следовательно, среди праксиологических норм действуют 
предписания, изложенные в законодательных актах РФ, а также 
принятые в профессии традиции, этико-эстетические ориентиры 
и ценности — отношение к факту, соблюдение коммуникативных 
интересов каждого участника, коммуникативного статуса каждого, 
характера выражения эмотивности, включение поликодовых 
средств и т.п.
Нормативные технологии речевого взаимодействия, которые 
формируются в соответствии с типовыми целями и задачами общения, 
авторским замыслом, гипотезой адресата, условиями производства, 
трансляции и распространения сообщений в условиях 
медиа, специфичны в каждом из типов журналистского, рекламного, 
PR-дискурсов. В связи с целями и задачами дискурса отбирается 
тема сообщений, в соответствии с гипотезой адресата 
определяются ракурс ее освещения, авторская смысловая позиция 
и конфигурация речевого взаимодействия, соответствующего коммуникативным 
интересам всех его участников — как адресанта, так 
и адресата. Объектом праксиолингвистической критики выступают 
медиатексты, функционирующие в разных условиях медиакомму-
никации — устной и письменной, радио, ТВ, интернете, печати, 
в социальных сетях.
Как видим, осмысление нормативного начала в речевой деятельности 
связано с оценкой качества речи в медиатекстах. Рассмотрим 
особенности этой процедуры.
Процедура праксиологической оценки медиаречи. Понимание 
нормативного (ненормативного) обусловлено важнейшими для ме-
диалингвистики свойствами оцениваемого медиатекста, который:
1) предъявляет предмет речи в соответствии с технологическими 
возможностями канала трансляции и функционально-типологическими 
характеристиками массмедиа;
2) должным образом выражает отношение автора к предмету 
речи;
3) представляет собой оптимальную форму организации речевого 
взаимодействия с аудиторией в медиасреде.
Речевая форма медиатекста в критике оценивается с позиций 
нормативного «целесообразного профессионального речевого поведения 
в разных ситуациях общения»1. В праксиологической кри-

1 
Дускаева Л.Р. Векторы праксиологического анализа в медиалингвистике // 
Медиалингвистика. 2019. № 6 (1). С. 5.
тике медиаречи аксиологическая шкала речевого поведения представлена 
оценками «эффективно — приемлемо (неудачно — неприемлемо — 
запрещено)».
В.В. Васильева и Л.Ю. Иванова определили критерии оценки 
следующим образом:
• 
эффективно, если программа реализована полностью, 
без коммуникативных потерь при уместном использовании речевых 
средств информирования и воздействия;
• 
приемлемо, если программа реализована, но есть коммуникативные 
потери, связанные с изложением содержания и отбором 
речевых средств;
• 
неудачно — программа не реализована в какой-то части содержания 
или формы (интенции автора либо неясны, либо противоречивы);
• 

неприемлемо, если программа, реализованная в тексте, включает 
преднамеренные этические нарушения; программа не «вычитывается» 
из текста;
• 
запрещено, если содержание и (или) форма текста имеют 
признаки нарушений законов и подзаконных актов РФ, регулирующих 
деятельность СМИ1.
Оценить речь праксиологически (в том числе оценить и результат 
собственной речевой деятельности) — значит ответить 
на вопросы, достигнут ли коммуникативный результат, соответствует 
ли речевое построение высказывания функциям массмедиа 
и задачам анализируемого текста, в чем состоят отклонения от технологических 
норм. Чтобы получить ответ на вопросы, осуществляется 
процедура праксиологического анализа.
Алгоритм анализа медиаречи включает следующие шаги:
1) определить коммуникативные задачи представленного типа 
текста, реконструировав ведущую и дополнительные интенции, 
проанализировать структуру подачи информации в медиатексте 
как коммуникативного действия через расположение и соотношение 
промежуточных речевых действий;
2) проанализировать композиционно-речевую структуру (де-
нотатность, модальность, коммуникативность) каждого речевого 
действия и проверить, нет ли нарушений профессиональных традиций 
в использовании приемов и средств для их выражения;
3) сделать вывод о соответствии выбранных автором средств 
праксиологической норме и принципам речевого поведения в соответствующем 
медиадискурсе.

1 
См.: Васильева В.В., Иванова Л.Ю. Праксиологическая критика медиа-
речи // Медиалингвистика славянских стран. М., 2020. С. 428–454.
Доступ онлайн
от 292 ₽
В корзину