Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Литература. 10-й класс. Базовый и глублённый уровни. Часть 2

Покупка
Новинка
ФПУ
Артикул: 815757.02.99
Учебник входит в УМК для 10—11 классов, обеспечивающий преподавание по программе литературного образования В. В. Агеносова, А. Н. Архангельского, Н. Б. Тралковой. Предназначен для школ и классов с базовым и углублённым изучением литературы. Учащимся предлагается система разноуровневых заданий, направленных на формирование метапредметных умений (планировать деятельность, выделять различные признаки, классифицировать, устанавливать причинно-следственные связи, преобразовывать информацию и др.) и личностных качеств учеников. Учебник соответствует ФГОС и включён в Федеральный перечень учебников.
Архангельский, А. А. Литература. 10-й класс. Базовый и глублённый уровни. Часть 2 : учебник / А. А. Архангельский, Д. П. Бак, М. А. Кучерская [и др.] ; под. ред. А. А. Архангельского. - 10-е изд., стер. - Москва : Просвещение, 2023. - 316 с. - ISBN 978-5-09-110457-8. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/2124978 (дата обращения: 15.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
З © АО «Издательство «Просвещение» для коллекции ООО «ЗНАНИУМ »

.
Литература : 10-й класс : базовый и углублённый уровни : 
учебник : в 2 частях / А. Н. Архангельский, Д. П. Бак, 
М. А. Кучерская [и др.] ; под ред. А. Н. Архангельского. — 
10-е изд., стер. — Москва : Просвещение, 2023.
ISBN 978-5-09-110455-4.
Ч. 2. — 312, [8] с. : ил.
ISBN 978-5-09-110457-8.
Учебник входит в УМК для 10—11 классов, обеспечивающий преподавание 
по программе литературного образования В. В. Агеносова, А. Н. Архангельского, 
Н. Б. Тралковой. Предназначен для школ и классов с базовым 
и углублённым изучением литературы.
Учащимся предлагается система разноуровневых заданий, направленных 
на формирование метапредметных умений (планировать деятельность, 
выделять различные признаки, классифицировать, устанавливать 
причинно-следственные связи, преобразовывать информацию и др.) 
и личностных качеств учеников.
Учебник соответствует ФГОС и включён в Федеральный перечень 
учебников.
УДК 373.167.1:821.161.1.09+821.161.1.09(075.3)
ББК 83.3(2=411.2)я721

УДК 373.167.1:821.161.1.09+821.161.1.09(075.3)
ББК 83.3(2=411.2)я721
 
Л64

© АО «Издательство «Просвещение», 2021
©  Художественное оформление. 
АО «Издательство «Просвещение», 2021 
Все права защищены

Л64

ISBN 978-5-09-110457-8 (ч. 2)
ISBN 978-5-09-110455-4

А в  т о р  ы:
А. Н. Архангельский (главы: «Основные особенности развития русской литературы 
первой половины XIX века»; «А. Н. Островский»; «Русская лирика второй 
половины XIX века»; «Ф. И. Тютчев»; «А. А. Фет»; «Л. Н. Толстой» (в соавторстве 
с Д. П. Баком); «А. П. Чехов»; параграфы: «М. Е. Салтыков-Щедрин 
и европейская сатира XIX в.»; «Проблема национального характера. Гончаров 
и Марк Твен»; «Некрасовская линия» в русской поэзии и социальные мотивы 
в европейской лирике. П. Ж. Беранже»; анализ романов «Преступление и 
наказание» и «Война и мир»); Д. П. Бак («Литературное движение 1840-х гг. 
и натуральная школа», «И. А. Гончаров», «Л. Н. Толстой» — в соавторстве 
с А. Н. Архангельским); М. А. Кучерская («И. С. Тургенев», «Н. А. Некрасов», «
Н. С. Лесков»); К. А. Степанян («Ф. М. Достоевский»); А. М. Турков 
(«М. Е. Салтыков-Щедрин»); словарь литературоведческих терминов составлен 
А. Н. Архангельским, З. Н. Новлянской и Г. Н. Кудиной.
Методическая концепция и реализация Н. Б. Тралковой.

Худож ник А. Ан то нов

Учебник допущен к использованию при реализации имеющих государственную 
аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего,  
среднего общего образования организациями, осуществляющими образовательную 
деятельность, в соответствии с Приказом Министерства просвещения Российской 
Федерации № 254 от 20.05.2020 (в редакции приказа № 766 от 23.12.2020).

З © АО «Издательство «Просвещение» для коллекции ООО «ЗНАНИУМ »

.
Николай Семёнович
Лесков

1831—1895

Художественный мир писателя

В литературном процессе XIX века Лесков занимает 
особое место. Он не примыкал ни к какому литературному 
течению, ни к какой литературной школе. 
Его жизнь в русской культуре сложилась не слишком 
удачно. Он никогда не узнал той славы, которой заслуживал. 
Между тем Лесков создал тип повествования 
настолько яркий и неповторимый, что никому и никогда 
не удалось воспроизвести ничего похожего, хотя 
в XX веке у него появилось немало подражателей. Об 
этом типе повествования мы поговорим чуть позже. 
Пока же остановимся на биографии писателя и особенностях 
картины жизни, созданной в его творчестве.
Начало пути. Лесков родился в семье мелкого чиновника, 
выходца из духовной среды. Первоначальное 
образование он получил в семье богатых родственников, 
с 1841 по 1846 год учился в Орловской гимназии, 
которую так и не окончил. Затем Лесков поступил на 
государственную службу и почти десять лет служил на 
небольших чиновничьих должностях сначала в Орле, 
потом в Киеве, где посещал университетские лекции 

З © АО «Издательство «Просвещение» для коллекции ООО «ЗНАНИУМ »

.
по словесности. С 1857 года Лесков перешёл в частную 
коммерческую компанию и в течение трёх лет по долгу 
службы ездил по России «в самых разнообразных 
направлениях». «Годы странствий» одарили будущего 
писателя бесценным жизненным опытом.
В 1861 году Лесков перебирается в Петербург и начинает 
регулярно публиковать свои очерки и статьи. 
В 1862 году в свет вышли его первые рассказы, 
а в 1864-м — роман. Роман назывался «Некуда». В тупик, 
по мнению автора, вёл путь нигилизма, которым 
увлеклась молодёжь 1860-х годов (вспомните, мы уже 
обсуждали проблему нигилизма при анализе романа 
Тургенева «Отцы и дети»). Лесков пытался развенчать 
романтическое отношение к революционным переворотам, 
показать бездну, которая неизбежно ждёт молодых 
людей, отказавшихся от христианской этики.
В его разоблачениях было много здравого смысла, 
но в 1860-е, да и в последующие годы подобная позиция 
была слишком непопулярной в России. Роман «Некуда», 
а также некоторые неосторожные высказывания 
Лескова в печати на долгие годы закрепили за ним 
репутацию «антинигилиста», реакционера. Его имя 
связывалось с официальной, проправительственной 
линией, что в интеллигентских кругах всегда было не 
модно.
Почти незамеченной прошла его «Леди Макбет 
Мценского уезда» (1865) — повесть о цепной реакции 
зла и о том, чем оборачиваются шекспировские страсти 
в мертвенной атмосфере русской провинции. Лишь 
в 1870-е годы, когда в свет вышел роман-хроника «Соборяне» (
1872), литературная критика несколько смягчилась 
и заговорила о «глубоком поэтическом даровании» 
автора. Создание «Соборян» и в самом деле стало 
переломным для писателя. Но совсем не потому, что роман 
заслужил всеобщее одобрение: в «Соборянах» Лесков 
обрёл, наконец, своего неповторимого героя. Что 
же это за герой? Странный, самобытный, прекрасный 
чудак, стоящий вне литературных традиций, перекличек 
и отражений. Фигура протопопа Савелия Туберозова, 
главного героя романа «Соборяне», заняла первое 
место в длинном ряду лесковских «праведников», 
«странников», «антиков», «однодумов».

З © АО «Издательство «Просвещение» для коллекции ООО «ЗНАНИУМ »

.
Почему так трудно складывались отношения Лескова 
с читателями-современниками? Кто в конце концов стал героем 
его прозы?
«Очарованный странник» (1873). Жизненные 
странствия Лескова. Святочные рассказы. В повести «
Очарованный странник», которую подробнее мы 
разберём в разделе «Анализ произведения», как раз 
и представлен такой странный персонаж. Иван Северьянович 
Флягин рассказывает попутчикам о своей удивительной 
жизни, полной приключений, странностей, превратившейся 
в нескончаемое путешествие по России.
Иван Северьянович нигде не задерживается слишком 
надолго. Когда он сам не хочет уходить, судьба точно 
распоряжается за него и влечёт дальше: его гонят, 
его просят уйти, потому что его удел — постоянное движение.

Та же печать странничества, неприкаянности и не-
успокоенности лежала и на жизненном пути Лескова. 
Ни в жизни, ни в литературе писатель так и не испытал 
благополучия, удовлетворения. Его первый брак с дочерью 
киевского коммерсанта оказался неудачным. 
В 1862 го ду, через девять лет совместной жизни, супруги 
расстались. Спустя три года писатель вступил в гражданский 
брак с Е. С. Бубновой, но и этот союз оказался 
непрочным. С 1877 года Лесков навсегда поселился один 
вмес те с сыном Андреем (1866—1953), который впо-
след ствии написал первую подробную биографию отца.
Невзгоды преследовали Лескова не только в личной 
жизни. Он служил на государственной и частной службе, 
но нигде не задержался надолго. Его прямой характер, 
а затем и занятия литературой так и не позволили 
ему превратиться в добропорядочного преуспевающего 
чиновника. Между тем помещиком Лесков тоже не 
был, доходами от имений жить не мог (как, например, 
Тургенев и Толстой). Не был он и главным редактором 
толстого популярного журнала (как Некрасов). Постоянная 
нужда гнала его в редакции самых разных, часто 
второсортных изданий, газет, журналов, журнальчиков, 
альманахов.
Дело в том, что во второй половине XIX века количество 
выходящих в России газет резко возросло, появились 
и так называемые тонкие еженедельные журналы 
для семейного чтения. В отличие от «Современника», 

З © АО «Издательство «Просвещение» для коллекции ООО «ЗНАНИУМ »

.
«Отечественных записок», «Русского вестника», они 
старались обходить острые вопросы современности, не 
участвовали в политических и общественных дискуссиях. 
У них была другая задача: не напрягать читателя, 
позволить ему расслабиться. Литературный отдел в них 
заполнялся обычно приключенческими и любовными 
романами, которые печатались с продолжением, и короткими 
рассказами. Название самого популярного из 
таких журналов вы наверняка слышали — это «Ни́ва», 
которую выпускал известный издатель А. Ф. Маркс.
Литературный труд часто оказывался для Лескова 
единственным источником дохода, поэтому он был попросту 
вынужден активно сотрудничать с подобными не 
слишком серьёзными изданиями. И всё же вряд ли это 
сотрудничество требовало от писателя больших творческих 
компромиссов. Лесков и сам тяготел к малым формам, 
к рассказу, очерку, обычно основанному на забавном 
житейском случае, на анекдоте, до которого Лесков 
был большой охотник. (Не забывайте только, что слово 
«анекдот» в XIX веке означало просто занимательную 
историю.) Особенности таланта писателя совпали с задачами 
новых изданий — Лесков писал и занимательно, 
и доступно. Конечно, это был только первый уровень его 
многослойной прозы, но глубже никто тогда не заглядывал. 
Из рассказов писателя, печатавшихся в рождественских 
номерах газет и тонких журналов, сложился 
целый сборник «Святочных рассказов» — добродушных 
и увлекательных историй, случившихся под Рождество.


Почему сотрудничество с массовыми журналами не требовало 
от Лескова никакого насилия над собой?

Итог жизни в литературе. Рассказы и повести 
Лескова подобны мозаике, они очень разные и по темам, 
и по настроению, но в то же время все вместе они 
составляют целое, одну большую, разноцветную картину — 
картину нелепой, забавной, горькой российской 
жизни, в которой есть место и праведности, и человеческой «
лютости» (прочитайте рассказ «Тупейный художник»), 
и гениальности, и идиотизму.
Жизнь самого Лескова тоже была разбросанной, 
несфокусированной, полной взлётов и необъяснимых 
падений. Влюблённый в Россию, глубоко связанный 

З © АО «Издательство «Просвещение» для коллекции ООО «ЗНАНИУМ »

.
с русской церковностью, он после второго путешествия 
за границу (1875) ещё более критично стал относиться 
к российским порядкам. Его насмешливые заметки 
и очерки из церковного быта, из жизни духовенства, 
собранные в цикл «Мелочи архиерейской жизни» 
и в другие прозаические циклы, вызвали нарекания 
духовной цензуры.
И всё-таки главное заключалось в другом. В том убеждении, 
которое писатель пронёс через все невзгоды: 
«сумма добра и зла, радости и горя, правды и неправды 
в человеческом обществе может то увеличиваться, 
то уменьшаться, и в этом увеличении или уменьшении, 
конечно, не последним фактором служит усилие отдельных 
лиц».

** Прочитайте повесть Лескова «Запечатленный ангел». 
Охарактеризуйте точку зрения рассказчика-героя и точку 
зрения автора.

«Левша (Сказ о тульском косом левше и 
о стальной блохе)» (1881). Самым известным произведением 
писателя стала повесть о народном умельце 
Левше. Вы уже познакомились с ней в младших классах — 
теперь пришла пора поразмышлять над художественным 
смыслом произведения.
Первое издание «Левши» Лесков снабдил предисловием, 
где сообщал, что записал эту легенду «в Сестрорецке 
по тамошнему сказу от старого оружейника, 
тульского выходца». Первые рецензенты сказа легко 
поверили писателю и посчитали, что он ограничился 
«чистым стенографированием». Тут-то Лесков и признался, 
что весь его сказ о Левше — чистый вымысел, 
что он просто «развернул» эту легенду из народной 
шутки: «англичане из стали блоху сделали, а наши туляки 
её подковали, да им назад отослали». Как видите, 
про Левшу в этой присказке ни слова.
Тем не менее отчего-то писателю важно было убедить 
читателей в том, что его легенда только «записана» 
со слов старого оружейника; в последней главе Лесков 
говорит, что история о Левше — «эпос» тульских 
рабочих. Именно в этом и кроется главный секрет произведения — 
в том, кто и как всё рассказывает.
Лесков с филигранной точностью воссоздаёт образ 
устной речи рассказчика. Казалось бы, мы с вами дав-

З © АО «Издательство «Просвещение» для коллекции ООО «ЗНАНИУМ »

.
но к этому привыкли: фигура рассказчика-героя встречалась 
нам не раз в самых разных произведениях. Но 
тут загвоздка. До сих пор мы наблюдали не столько за 
самим рассказчиком, сколько за его рассказом; нас занимали 
судьбы других персонажей, повороты сюжета. 
А у Лескова всё наоборот! Главные герои его истории — 
вовсе не Левша, не Платов, не англичане, главный герой 
в «Левше» — русский народ, суждения, оценки 
и меткие выражения которого мы слышим в речи рассказчика. 
И тут самое время вспомнить литературоведческий 
термин, о котором мы собирались поговорить 
подробнее: сказ.
Известный литературовед Борис Михайлович Эйхен-
баум определял сказ как «установку на устную речь 
рассказчика». Иными словами, писатель, создающий 
произведение в жанре сказа, стремится запечатлеть 
в письменной форме колорит и строй устной речи рассказчика. 
Но всякий, кто внимательно прочитал «Левшу», 
почувствовал: у Лескова речь рассказчика слишком 
явно не похожа как на речь самого автора, так и на 
«настоящую», «всамделишную» простонародную речь. 
Для умудрённого автора она чересчур некнижна, для 
народа слишком узорчата, затейлива, непроста.
Вы, конечно, помните все эти бесконечные переименования: «
мелкоскоп» вместо «микроскопа», «Або-
лон полведерский» вместо «Аполлона Бельведерского», «
бюстры» вместо «люстры», «буреметр» вместо 
«барометра», «непромокабли» вместо непромокаемых 
плащей. С помощью этих выдуманных слов Лесков 
изображает речь бывшего тульского оружейника, придумывает 
её художественный образ. Ведь рассказчик 
переназывает только непонятные и чужие для простого 
сознания предметы и понятия. Аполлон Бельведерский 
(знаменитая статуя, хранящаяся в Риме, копии с которой 
украшали интерьеры многих зданий), люстры, 
микроскоп — всё это для человека из народа диковинки, 
которые связаны с жизнью «верхов». От этой жизни 
ничего хорошего ждать ему не приходится. И переименование 
помогает рассказчику освоить, одомашнить 
чужой и потому враждебный мир.
Каким же образом автор, без остатка спрятавшийся 
за речь простодушного рассказчика, доводит до читателя 
свою точку зрения? Попробуем разобраться.

З © АО «Издательство «Просвещение» для коллекции ООО «ЗНАНИУМ »

.
Простодушный рассказчик излагает историю несомненного 
торжества тульских мастеров над англичанами. 
Если смотреть на всё происходящее его глазами, то 
получится чуть печальная, но вовсе не беспросветная 
повесть о русской удали.
Косой левша, не зная даже правил арифметики, сумел 
сделать гвоздики для блошиных подковок. В Англии 
Левша тоже не посрамляет русской нации — он наотрез 
отказывается остаться здесь на учёбу, поменять 
свою веру и жениться на англичанке, одним словом, 
«ничем его англичане не могли сбить, чтобы он на их 
жизнь прельстился…». И Левша возвращается на родину. 
Причём везёт с собой «секрет» для царя. Что же 
открывает читателям автор?
Во-первых, подкованная блоха перестала танцевать, 
тульские мастера не сумели рассчитать, что с подковами 
она не сможет двигаться, и попросту испортили 
вещь. Во-вторых, даже гениальный мастер в России — 
существо бесправное и никому не нужное. «Донской 
казак» Платов, сажая Левшу в свою коляску, велит ему 
сидеть в ногах, «вроде пубеля», до самого Петербурга. 
Затем безжалостно треплет Левшу за волосы. После 
возвращения из Англии до больного Левши никому нет 
дела, его простужают, разбивают ему при переездах 
голову, и он умирает в «простонародной» Обуховской 
больнице. В-третьих, причина гибели Левши не только 
в халатности соотечественников, но и в его пьянстве. 
В-четвёртых, уж если Левша кому-то и нужен, и по-настоящему 
интересен, то не россиянам, а англичанам.
Обращение с Левшой в России разительно отличается 
и от того приветливого и ласкового приёма, который 
устроили ему в Англии. Иначе англичане относятся 
и к своим «работникам», и к заболевшему «полшкипе-
ру» (то есть подшкиперу, помощнику шкипера).
Левша и «полшкипер» заболели одной болезнью — 
оба ослабели от количества выпитого: чтобы скрасить 
корабельную скуку, они заключили пари, кто кого перепьёт. 
Не выиграл никто, но Левше пари стоило жизни. 
Подшкипера же быстро вылечили в «посольском 
доме», всунув ему в рот «гуттаперчевую пилюлю» и дав 
«попотеть». Попади Левша в больницу сразу, возможно, 
он бы не умер, но ни одна хорошая больница не принимает 
его без «тугамента». А «тугамент», как мы пом-

З © АО «Издательство «Просвещение» для коллекции ООО «ЗНАНИУМ »

.
ним, не позволил взять в своё время сильно торопившийся 
к государю Платов.
На фоне дел «государственной важности» ценность 
частной судьбы меркнет. Но и дело-то (насолить англичанам) 
обрело такую важность лишь потому, что 
оказалось задето национальное самолюбие русских — 
к вопросам и в самом деле государственного масштаба 
в России проявляют удивительное равнодушие. Ружья 
варварски продолжают чистить кирпичом, а не смазывать 
маслом.
Левша исполнил свою миссию, отстоял перед англичанами 
национальную честь, и довольно с него, дальше 
им никто не интересуется. А наружный блеск ружейного 
ствола оказывается важнее его технических качеств. 
В миниатюре здесь повторяется ситуация с подкованной 
блохой — за сиянием сверхъестественного русского 
мастерства неразличима неграмотность русских мастеров. 
Неразличима для рассказчика, не для автора.
Авторская ирония и горечь насквозь пронизывает 
кукольный мир «Левши». Как мы убедились, автор 
наблюдает за всем, о чём повествует его рассказчик, 
и меняет в этом рассказе пропорции и тон. Понять его 
иронию может лишь образованный, «просвещённый», 
«свой» читатель — не случайно в XIX веке «Левша» так 
и не стал народным чтением. Для народного восприятия 
рассказ был написан и выстроен слишком сложно. 
От простого героя автор движется к сложным проблемам, 
от сказа — к вопросам, которые решает «высокая», 
письменная культура.

Перечитайте последнюю главу «Сказа о тульском косом 
левше…». Почему автор резко меняет стиль? Объясните её 
композиционное значение и художественный смысл.

Анализ произведения
«Очарованный странник»
(1873)

Казалось бы, повесть «Очарованный странник» — 
очень «литературная», в ней звучат отголоски разнообразных 
культурных традиций, присутствуют элементы 
хорошо освоенных литературой сюжетов. Первоначальное 
название «Чернозёмный Телемак» отсылало 

З © АО «Издательство «Просвещение» для коллекции ООО «ЗНАНИУМ »

.