Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Глубина. Фридайвинг и новые пределы человеческих возможностей

Покупка
Новинка
Артикул: 795872.02.99
Доступ онлайн
419 ₽
В корзину
Во время обычной журналистской командировки в Грецию Джеймс Нестор увидел такое, от чего пришел в полное замешательство: человек нырнул на глубину 100 метров (высота тридцатиэтажного дома) на одном вдохе и вернулся через четыре минуты невредимым и улыбающимся. Может, это мошенничество? Или фридайверы имеют сверхчеловеческие способности? Но автор с удивлением обнаружил навык глубоко нырять и несколько минут не дышать и у себя самого. Это откровение стало началом большого расследования, о котором Нестор рассказывает в своей книге. Погружаясь все глубже в океан, он наблюдает за китами, тюленями и акулами — но прежде всего за людьми, которые расширяют наши представления о возможном. Глубина, оказывается, скрывается в каждом из нас: невероятные способности заложены глубоко в нашем сознании и наших генах.
Нестор, Д. Глубина. Фридайвинг и новые пределы человеческих возможностей : научно-популярное издание / Д. Нестор ; пер. с англ. - Москва : Альпина нон-фикшн, 2022. - 310 с. - ISBN 978-5-00139-761-8. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/2118059 (дата обращения: 12.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
AN EAMON DOLAN BOOK
H  H
Boston        New York

DEEP: 

F, R S  W  O T U 
A O

James Nestor
Москва, 

Перевод с английского
УДК 
159.922
ББК 
88.26-3
 
Н56

В книге упоминаются социальные сети Instagram и / или 
Facebook, принадлежащие компании Meta Platforms Inc., 
деятельность которой по реализации соответствующих 
продуктов на территории Российской Федерации запрещена.

Переводчик Елена Смолина
Научный редактор Олег Гаврилов
Редактор Анна Ефимова

Нестор Дж.
Глубина: Фридайвинг и новые пределы человеческих возможностей / 
Джеймс Нестор ; Пер. с англ. — М. : Альпина нон-фикшн, 
2022. — 310 с.

ISBN 978-5-00139-761-8

Во время обычной журналистской командировки в Грецию 
Джеймс Нестор увидел такое, от чего пришел в полное замешательство: 
человек нырнул на глубину 100 метров (высота тридца-
тиэтажного дома) на одном вдохе и вернулся через четыре минуты 
невредимым и улыбающимся. Может, это мошенничество? 
Или фридайверы имеют сверхчеловеческие способности? Но автор 
с удивлением обнаружил навык глубоко нырять и несколько 
минут не дышать и у себя самого. Это откровение стало началом 
большого расследования, о котором Нестор рассказывает в своей 
книге. Погружаясь все глубже в океан, он наблюдает за китами, 
тюленями и акулами — но прежде всего за людьми, которые расширяют 
наши представления о возможном. Глубина, оказывается, 
скрывается в каждом из нас: невероятные способности заложены 
глубоко в нашем сознании и наших генах.
УДК 159.922
ББК 88.26-3

Все права защищены. Никакая часть этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни 
было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети интернет и в корпоративных 
сетях, а также запись в память ЭВМ для частного или публичного использования, без 
письменного разрешения владельца авторских прав. По вопросу организации доступа к электронной 
библиотеке издательства обращайтесь по адресу mylib@alpina.ru

ISBN 978-5-00139-761-8 (рус.)
ISBN 978-0-547-98552-7 (англ.)

© 2014, 2015 by James Nestor
 
Published by special arrangement with HarperCollins 
Publishers LLC
© Издание на русском языке, перевод, оформление. 
ООО «Альпина нон-фикшн», 2022

Н56
Cодержание

 метров ....................................................................................... 

– метров .................................................................................. 

– метров ..................................................................................

– метров ............................................................................... 

– метров ............................................................................. 

– метров ...............................................................................

– метров .............................................................................. 

– метров ............................................................................. 

– метров ............................................................................. 

Подъем .....................................................................................
– метров ........................................................................
– метров ....................................................................... 
– метров.......................................................................... 
– метров ......................................................................... 
– метров .........................................................................
– метров .........................................................................
– метров .......................................................................... 
– метров ........................................................................... 
Эпилог ......................................................................................
Благодарности .......................................................................... 
Примечания .............................................................................
Библиография ..........................................................................
Предметно-именной указатель ...............................................
0

М Е Т Р О В

Я

 здесь в гостях —  в качестве журналиста освещаю спортивное 
мероприятие, о котором мало кто слышал, —  
чемпионат мира по фридайвингу . Я сижу за маленьким 
столиком в гостиничном номере с видом на пляжный 
променад в Каламате, курортном греческом городке. Гостиница 
старая —  это видно по паутине трещин на стенах, потертому 
ковру и грязным следам от картин, некогда висевших в полутемных 
коридорах.
Журнал Outside направил меня сюда, потому что индивидуальный 
чемпионат мира по фридайвингу   г. стал вехой 
в истории этого малоизвестного вида спорта, собрав самое 
большое количество участников за все время его существования. 
Я прожил всю свою жизнь у океана, до сих пор провожу 
в нем немалую часть свободного времени и часто о нем пишу, 
поэтому мой редактор решил, что я подходящий кандидат для 
выполнения этого задания. Он, правда, не знал, что я имел 
лишь поверхностное представление о фридайвинге. Я им не 
занимался, не был знаком ни с кем, кто занимался бы, и никогда 
раньше не видел, как это делается.
ГЛУБИНА

Первый день в Каламате я посвящаю поиску информации 
о правилах соревнований и о восходящих звездах фри-
дайвинга . Не впечатляет. Гуглю фотографии соревнующихся 
фридайверов в русалочьей экипировке, плавающих вниз головой, 
показывая шаку *, или пускающих причудливые воздушные 
кольца со дна бассейна. Все это выглядит как экзотическое 
хобби вроде бадминтона или чарльстона, которым люди  занимаются, 
чтобы болтать о нем на вечеринках или блеснуть им 
в адресе своей электронной почты.
Но задание есть задание. На следующий день в : утра 
я уже в гавани Каламаты —  направляюсь на восьмиметровую 
парусную яхту, принадлежащую потрепанному экспату из Квебека. 
Его яхта —  единственное зрительское судно, допущенное 
на соревнования , которые проводятся на большой глубине 
в открытом море, примерно в десяти милях от гавани. Я единственный 
журналист на борту. К восьми утра мы уже присоединяемся 
к флотилии моторных лодок, платформ и приспособлений, 
которые служат стартовой площадкой для участников 
соревнований. Прибывают ныряльщики первой группы; 
они занимают позиции вокруг трех желтых канатов, спущенных 
с соседней платформы. Распорядитель запускает обратный 
отсчет с десяти. Соревнования начинаются.
То, что я вижу дальше, потрясает и ужасает меня.
Я смотрю на тощего как спичка новозеландца Уильяма Тру-
бриджа , который делает глубокий вдох, переворачивается вниз 
головой и, отталкиваясь босыми ногами, погружается в кристальную 
воду под нами. Первые три метра Трубридж преодолевает 
сильными широкими гребками. Потом, на глубине 
примерно шести метров, его тело расслабляется, он вытягивает 
руки по бокам в позе парашютиста и уверенно погружается 
все глубже, пока не исчезает из виду. С поверхности за 
его погружением наблюдает судья, который смотрит на экран 

* 
Приветственный жест, при котором большой палец и мизинец оттопырены, 
а остальные пальцы прижаты к ладони. —  Прим. пер.
0  МЕТРОВ

гидролокатора и отсчитывает достигаемую глубину: «Тридцать 
метров… сорок метров… пятьдесят метров».
Трубридж  добирается до конца троса примерно на глубине 
девяносто метров и плывет назад, к поверхности. Спустя 
три тягостные минуты его маленькая фигурка снова материализуется 
в толще воды, точно свет прожектора, пронзающий 
туман. Вот его голова появляется на поверхности, он выдыхает, 
делает вдох, подает судье знак, что все окей, а затем отплывает 
в сторону, чтобы освободить место для следующего участника. 
Только что Трубридж погрузился на глубину, равную высоте 
тридцати этажного дома, и поднялся обратно —  и все это лишь 
с тем объемом воздуха, что был у него в легких, без акваланга , 
без шланга с воздухом, без защитного жилета и даже без 
помощи ласт.
Давление на глубине  метров более чем в десять раз превышает 
давление  на поверхности; оно способно расплющить банку 
из-под колы. На девятиметровой глубине объем легких  сокращается 
вдвое, а на девяноста метрах они сжимаются до размера 
двух бейсбольных мячей. И тем не менее Трубридж  и большинство 
других фридайверов, которых я вижу в первый день, поднимаются 
на поверхность живыми и невредимыми. При этом 
они не выглядят напряженными —  вид у них естественный, точно 
глубина —  их родная стихия. Точно она всем нам родная.
Я настолько поражен увиденным, что должен немедленно 
 кому-то об этом рассказать. Звоню маме в Южную Калифорнию. 
Она мне не верит. «Это невозможно», —  говорит она. 
После нашего разговора она созванивается со своими друзьями, 
заядлыми аквалангистами с сорокалетним стажем, и перезванивает 
мне. «Там на дне баллон с кислородом  или нечто 
в этом роде, —  говорит она. —  Советую тебе изучить этот 
вопрос, прежде чем  что-то такое публиковать».
Но на конце троса не было кислородного баллона, а если бы 
и был и Трубридж  и другие ныряльщики действительно вдохнули 
из него перед подъемом, их легкие разорвались бы при расширении 
полученного воздуха на меньшей глубине, к тому же 
ГЛУБИНА

прежде, чем они бы достигли поверхности, в их крови вскипел 
бы азот. Они бы погибли. Человеческое тело способно выдержать 
нагрузки, связанные с быстрым подъемом с девяностометровой 
глубины, только в своем естественном состоянии.
Одним это удается лучше, чем другим.
В течение четырех следующих дней я наблюдаю за тем, как 
еще несколько дайверов пытаются нырнуть на глубину около 
 метров. Многим это не удается, и они поворачивают обратно. 
Они появляются на поверхности с носовыми кровотечениями, 
без сознания или с остановившимся сердцем. А соревнования  
продолжаются. И  почему-то этот спорт легален.
Для большинства соревнующихся попытка погрузиться 
глубже, чем  кто-либо —  даже ученые! —   когда-либо считал 
возможным, стоит того, чтобы подвергнуться риску паралича 
или смерти. Но не для всех.
Я знакомлюсь с несколькими участниками, которые подходят 
к фридайвингу  с более здравых позиций. Им неинтересно 
мериться силами со смертью. Они не стремятся бить рекорды 
или побеждать  кого-то. Они ныряют потому, что это самый простой 
способ установить контакт с океаном. Те три минуты, пока 
человек находится под водой (это среднее время, необходимое 
для погружения на несколько десятков метров), его тело лишь 
отдаленно помнит о том, как оно выглядело и функционировало 
на поверхности. Океан изменяет нас и физически, и психически.
На планете, которую населяет семь миллиардов человек, 
каждый дюйм которой нанесен на карту, распахан или вовсе 
загублен, море остается последним неизведанным и нетронутым 
уголком, последним великим фронтиром. Там, в глубине, нет 
мобильных телефонов, нет электронной почты, нет твитов, нет 
тверка, нет потерянных ключей от машины, нет террористической 
угрозы, нет забытых дней рождения, нет штрафов за просрочку 
платежей по кредитным картам, нет собачьего дерьма, 
в которое вас угораздит наступить прямо перед собеседованием. 
Все напряжение, шум и суета жизни остаются на поверхности. 
Океан —  это последнее по-настоящему тихое место на Земле.
0  МЕТРОВ

Когда эти философски настроенные фридайверы рассказывают 
о своих погружениях, их взгляд становится отсутствующим; 
такой же взгляд бывает у буддийских монахов  или пациентов 
реанимации, вернувшихся к жизни через несколько 
минут после клинической смерти. У тех, кто побывал на другой 
стороне. И лучше всего то, как вам скажут дайверы, что 
«так может каждый».
Буквально каждый —  независимо от веса, роста, пола 
и этнической принадлежности. Вопреки ожиданиям, отнюдь 
не все собравшиеся в Греции  выглядят как атлетически сложенные 
пловцы вроде супермена Райана Лохте *. Есть несколько 
человек в отличной физической форме, таких как Трубридж , 
но есть и упитанные американцы, миниатюрные россиянки, 
толстошеие немцы и худосочные венесуэльцы.
Фридайвинг идет вразрез со всем, что я знаю о выживании 
в океане: вы поворачиваетесь спиной к поверхности, плывете 
прочь от единственного источника воздуха и устремляетесь 
навстречу холоду, боли и опасностям больших глубин. Иногда 
вы теряете сознание. Иногда у вас течет кровь  изо рта и носа. 
Иногда вы не возвращаетесь живым. После бейсджампинга —  
прыжков с парашютом со зданий, антенн, пролетов мостов 
и природных объектов —  фридайвинг  является самым опасным 
экстремальным видом спорта в мире. Ежегодно десятки, 
если не сотни дайверов получают травмы или гибнут. Это похоже 
на стремление к смерти.
И все же еще много дней после возвращения домой в Сан- 
Франциско я никак не могу перестать думать о нем.
Я  
 принимаюсь изучать информацию о фридайвинге  и об 
амфибийных  рефлексах человеческого организма, о которых 
говорили участники соревнований . И выясняю (моя мама 
никогда бы в это не поверила, а большинство людей в этом 
бы усомнились), что это явление действительно существу-

* 
Американский пловец, шестикратный олимпийский чемпион. —  Прим. ред.
ГЛУБИНА

ет и у него есть название. Ученые называют его нырятельным 
рефлексом  млекопитающих или, более эмоционально, главным 
рубильником жизни и изучают вот уже пятьдесят лет.
Термин «главный рубильник жизни » ввел физиолог Пер 
Шоландер  в  г. Им он обозначил комплекс физиологических 
рефлексов, срабатывающих в мозге, легких, сердце и других 
органах в тот момент, когда мы опускаем лицо в воду. Чем 
глубже мы ныряем, тем более выраженными становятся эти 
рефлексы; в итоге они инициируют физиологические изменения, 
которые защищают наши органы от разрушительного воздействия 
давления воды и превращают нас в настоящих глубоководных 
животных. Фридайверы умеют предугадывать такие 
изменения и пользоваться ими, чтобы нырять глубже и оставаться 
под водой дольше.
Представители древних цивилизаций знали о главном 
рубильнике жизни и веками пользовались им для добычи  
губок, жемчуга, кораллов и пищи на глубине в десятки метров. 
Европейцы, которым в семнадцатом веке довелось побывать 
на Карибских островах, Ближнем Востоке, в Индийском океане 
и южной части Тихого океана, сообщали о том, что на их 
глазах местные жители ныряли более чем на тридцать метров 
и до пятнадцати минут оставались под водой, сделав единственный 
вдох. Но большинству таких свидетельств несколько 
сотен лет, и какими бы тайными знаниями в области глубоководных 
погружений ни обладали эти народы, их секреты затерялись 
в веках.
Я начинаю задаваться вопросом: если мы забыли о нашей 
глубинной способности к погружениям под воду, какие еще 
рефлексы и навыки мы потеряли?
С
ледующие полтора года я провел в поисках ответов, перелетая 
из Пуэрто- Рико в Японию, из Шри- Ланки в Гондурас. 
Я видел, как люди  погружались на тридцатиметровую глубину, 
чтобы с помощью гарпунов закрепить спутниковые передатчики 
на спинных плавниках акул-людоедов. Я погружался на сот-
Доступ онлайн
419 ₽
В корзину