Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Трудовая повседневность купечества Оренбургской губернии в пореформенный период (1865‒1914)

Покупка
Новинка
Основная коллекция
Артикул: 810458.01.01
Доступ онлайн
от 280 ₽
В корзину
Монография посвящена анализу различных сфер трудовой повседневности оренбургского провинциального купечества второй половины XIX — начала XX в. Исследование позволило понять, что деловое поведение коммерсантов, степень комфортности их труда и изменение численности купеческого сословия зависели от множества объективных и субъективных факторов. Адресована историкам, экономистам, искусствоведам, культурологам, а также широкому кругу читателей, интересующихся историей развития отечественного предпринимательства.
Абдрахманов, К. А. Трудовая повседневность купечества Оренбургской губернии в пореформенный период (1865-1914) : монография / К.А. Абдрахманов. — Москва : ИНФРА-М, 2024. — 231 с., [23] с. ил. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/2082662. - ISBN 978-5-16-019007-5. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/2082662 (дата обращения: 18.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ТРУДОВАЯ ПОВСЕДНЕВНОСТЬ 
КУПЕЧЕСТВА ОРЕНБУРГСКОЙ 
ГУБЕРНИИ В ПОРЕФОРМЕННЫЙ 

ПЕРИОД (1865–1914)

К.А. АБДРАХМАНОВ

Москва 
ИНФРА-М 

2024

МОНОГРАФИЯ
УДК 94(47)(075.4)
ББК 63.3(2)5
 
А13

Абдрахманов К.А.

А13  
Трудовая повседневность купечества Оренбургской губернии в по-

реформенный период (1865–1914) : монография / К.А. Абдрахманов. — 
Москва : ИНФРА-М, 2024. — 231 с., [23] с. ил. — (Научная мысль). — 
DOI 10.12737/2082662.

ISBN 978-5-16-019007-5 (print)
ISBN 978-5-16-111807-8 (online)
Монография посвящена анализу различных сфер трудовой повсе-

дневности оренбургского провинциального купечества второй половины 
XIX — начала XX в. Исследование позволило понять, что деловое поведение 
коммерсантов, степень комфортности их труда и изменение численности 
купеческого сословия зависели от множества объективных и субъективных 
факторов. 

Адресована историкам, экономистам, искусствоведам, культурологам, 

а также широкому кругу читателей, интересующихся историей развития 
отечественного предпринимательства.

УДК 94(47)(075.4)

ББК 63.3(2)5

Р е ц е н з е н т ы:

Бурлуцкая Е.В., доктор исторических наук, профессор, проректор 

по научной работе Оренбургского государственного педагогического 
университета;

Любичанковский С.В., доктор исторических наук, профессор, заве-

дующий кафедрой истории России Оренбургского государственного 
педагогического университета

ISBN 978-5-16-019007-5 (print)
ISBN 978-5-16-111807-8 (online)
© Абдрахманов К.А., 2023
Введение

Изучение истории российского купечества в пределах как всей 

страны, так и отдельных ее регионов представляет сегодня несомненный 
интерес. Эта тема актуальна прежде всего в силу тех политических 
и социально-экономических изменений, которые произошли 
в стране за последние десятилетия. Процесс формирования 
рыночных отношений в России, начавшийся в 1990-е гг., оказал и продолжает 
оказывать существенное влияние на экономику, политику, 
социальные отношения, культуру, менталитет нашего общества, что 
объективно повышает интерес ученых к проблемам предпринимательства 
и предпринимательской практики в прошлом и настоящем.

Обращение к изучению трудовой сферы повседневной жизни 

купеческого сословия Оренбургской губернии во второй половине 
XIX — начале XX в. позволит выявить истоки формирования особенностей 
провинциальной российской предпринимательской этики 
и психологии, профессионального поведения, что может быть учтено 
при оценке развития современного регионального бизнеса.

При этом трудовую повседневность следует четко отделять от тру-

довой деятельности. Деятельность предполагает исключительно 
совокупность действий, что применительно к трудовой сфере предполагает 
выполнение трудовых обязанностей. Трудовую же повседневность 
отличает такой компонент, как рефлексия в отношении 
совершаемых трудовых функций, которая выражается через индивидуальные 
или групповые шаблоны мышления и чувствования, 
или ментальность. Изучение трудовой повседневности купцов предполагает 
обращение к каждодневным обстоятельствам их работы, 
мотивации их труда, отношениям предпринимателей и их взаимодействиям 
с представителями власти и работниками. В то же время 
наличие действий (поступков, поведения) и предметов (бытового 
комплекса) в системе трудовой деятельности сближает ее с трудовой 
повседневностью, также включающей в себя поведенческий и бытовой 
компоненты.

В монографии хронологические рамки ограничены 1865–1914 гг. 

Выбор нижней временной границы обусловлен произошедшим 
в 1865 г. разделением территории Оренбургской губернии на две 
административно-территориальные единицы — губернии Уфимскую 
и Оренбургскую. К этому времени уже отчетливо проявили себя последствия 
крестьянской реформы Александра II. Отмена крепостного 
права вывела на рынок труда большое число крестьян, которые начали 
осваивать различные сферы труда, в том числе торговлю, промышленное 
производство и сферу услуг, которые традиционно были 
зонами купеческого влияния. В 1863 г. была упразднена 3-я купече-
ская гильдия, что привело к сокращению «классического торгового» 
сословия и появлению на рынке большого числа торгующих мещан. 
Таким образом к середине 1860-х гг. в целом сложились условия, 
в которых затем в течение полувека протекала трудовая повседневная 
жизнь провинциального оренбургского купечества. Верхний предел 
работы связан с началом Первой мировой вой ны, которая внесла 
существенные коррективы в трудовую повседневность купечества.

Территориальные границы охватывают территорию Оренбург-

ской губернии в границах 1865 г., то есть после выделения Уфимской 
губернии в самостоятельную административно-территориальную 
единицу. В целях более глубокого анализа изменений в трудовой 
повседневности оренбургского купечества территориальные рамки 
исследования будут иногда расширяться до границ губернии начала 
пореформенных лет (1861–1865 гг.), а также включать в себя территории 
Средней Азии.

В границах провинциальной Оренбургской губернии, как 

и в целом по стране, основным средоточием купеческого населения 
являлись уездные города. Именно поэтому основное повествование 
будет сосредоточено на купечестве, проживающем в городских 
центрах Оренбургской губернии — Оренбурге, Орске, Верхнеуральске, 
Челябинске, Троицке, а также в безуездном городе Илецкая 
Защита.

Обращение к такому региону, как Оренбургская губерния, по-

зволяет выявить специфику профессиональной деятельности провинциального 
купечества в сравнении, например, со столичными 
регионами, а также с соседними Самарской и Уфимской губерниями.
Глава 1. 

ИСТОРИОГРАФИЯ И ИСТОЧНИКОВАЯ БАЗА 

ИССЛЕДОВАНИЯ

1.1. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ

Историю изучения трудовой сферы повседневности российского 

купечества можно разделить на три хронологических периода. Первоначально 
обращение к этой теме было вызвано изменениями 
основ экономики страны, происходившими в пореформенное время 
(1861–1917 гг.). Незначительный пласт работ по данной проблеме 
содержит советская историография (1917–1991 гг.). Переход от плановой 
экономики к рынку в 1991 г. возродил интерес современных 
исследователей к вопросам дореволюционного предпринимательства.

Следует отметить, что основной массив научных исследований как 

в досоветский, так и в советский период были выполнены в рамках 
экономической истории и были посвящены купеческому капиталу, 
его роли в переходе российской экономики от феодализма к капитализму. 
Проблемы повседневного труда российских купцов, их 
профессионального быта, трудовой этики и поведения находились, 
как правило, за пределами внимания отечественных исследователей.

Ведущим специалистом по истории российской капиталистиче-

ской промышленности в досоветской российской историографии 
был М.И. Туган-Барановский. В одной из работ он отметил, что 
укрепление различных отраслей российской промышленности было 
связано в первую очередь с «…постройкой железнодорожной сети, 
удешевлением и облегчением кредита, распространением акционерных 
компаний, вообще перестройкой нашего хозяйства на западноевропейский, 
иначе говоря, капиталистический образец»1. Одним 
из последствий технического переворота на транспорте историк-
экономист называл упадок ярмарочной торговли. «Архаическая 
форма торговли — ярмарка — сходит со сцены. Капиталистическая 

1 
Туган-Барановский М.И. Русская фабрика в прошлом и настоящем. Т. I: 
Историческое развитие русской фабрики в XIX веке. СПб., 1900. (Туган-
Барановский М.И. Русская фабрика в прошлом и настоящем. Историческое 
развитие русской фабрики в XIX веке. М., 1997. С. 317. (Серия «Памятники 
экономической мысли»)).
Россия усваивает и более культурные, более современные формы 
торговли», — отмечал ученый1.

В трудах М.И. Туган-Барановского и других отечественных ис-

следователей российской экономики пореформенного периода2 обзор 
индустриального развития России был дан преимущественно на основе 
сведений о центральных областях империи, что несколько снижает 
историографическое значение этих работ для диссертационного 
исследования.

Разрыв торговых контактов между Западом и Россией, вызванный 

поражением империи в Крымской вой не 1853–1856 гг., мировой 
хлопковый кризис, порожденный вой ной североамериканских штатов 
1861–1865 гг., потребовали от русского правительства освоения новых 
рынков сбыта товаров и поиска сырьевой базы. Поэтому в научной 
среде, прессе и даже на страницах любительских очерков авторы все 
чаще стали обращаться к вопросу об экономическом взаимодействии 
России со Средней Азией. Профессор Ф.Ф. Мартенс писал о проблемах, 
с которыми сталкивалось российское купечество на азиатских 
рынках3. Ученый подчеркивал, что любая деятельность иностранных 
граждан на территории Средней Азии протекала в экстремальных 
условиях, поскольку «…жизнь и имущество иностранцев находятся 
в постоянной опасности от населения, одушевленного самыми дурными 
инстинктами и самыми зверскими намерениями»4.

В 1900 г. под редакцией П.П. Семенова был опубликован труд, 

содержащий сведения об экономическом развитии периферийных 
частей России — Сибири, Туркестана и Кавказа5. В книге говорилось 
о положительном влиянии железнодорожного транспорта на развитие 
деловых связей Туркестана с регионами метрополии. Автором подчеркивался 
рост товарооборота через города, соединенные железнодорожными 
линиями, и, наоборот, говорилось о спаде значимости 
Оренбурга как перевалочного пункта для азиатских товаров. «В настоящее 
время весь торговый обмен Туркестана с Россией и Европой 
происходит железнодорожным путем, через Красноводск, за исклю-

1 
Туган-Барановский М.И. Русская фабрика в прошлом и настоящем. Историческое 
развитие русской фабрики в XIX веке. М., 1997. С. 317. (Серия 
«Памятники экономической мысли»)).

2 
См., например: Гулишамбаров С.И. Всемирная торговля в XIX веке и участие 
в ней России. СПб., 1898; Витчевский В. Торговая, таможенная и промышленная 
политика России со времен Петра Великого до наших дней / пер. 
с немецкого. СПб., 1909.

3 
Мартенс Ф.Ф. Россия и Англия в Средней Азии. СПб., 1880.

4 
Там же. С. 21.

5 
Окраины России. Сибирь, Туркестан, Кавказ и полярная часть Европейской 
России. Издание Министерства финансов / под. ред. П.П. Семенова. СПб., 
1900.
чением лишь той небольшой части товаров, которые караванами 
направляются в Сибирь и на Оренбург», — отмечалось в тексте1.

Несмотря на несомненную научную значимость трудов Ф.Ф. Мар-

тенса и П.П. Семенова для понимания экономической истории империи, 
в них, как и в работах других авторов указанного периода, 
отсутствовал личностный компонент, упоминания о конкретных 
купцах, коммерсантах, проявивших себя на поприще торговли или 
промышленности.

Дореволюционный труд В.К. Павловского, описывающий специ-

фику золотодобывающего промысла на Южном Урале в XIX в., в отличие 
от отмеченных выше работ, содержал сведения о владельцах 
рудников, среди которых встречалось немало предпринимателей, 
официально записанных в гильдию, например об оренбургских 
купцах Рамеевых2.

Книга немецкого социолога Вернера Зомбарта «Буржуа», впервые 

опубликованная в 1913 г. (Der Bourgeouis, 1913) и изданная на русском 
языке в 1924 г.,3 была посвящена историческому и структурному 
анализу «предпринимательского духа». Его источниками Зом- 
барт считал принципы экономического рационализма — страсть 
к обогащению, жажду наживы. Такой портрет предпринимателя, 
предложенный исследователем, был далек от нравственного идеала, 
но вполне соответствовал реальности.

В целом исследователей дореволюционной эпохи интересовал 

процесс модернизации российской экономики по западноевропейскому 
образцу и степень участия в нем представителей частного 
капитала. Были изучены проблемы становления национальной промышленности, 
железнодорожного строительства, внешнеторговой 
деятельности, банковского кредита, однако условия труда, деловое 
поведение, деловую этику коммерсантов и предпринимателей досоветская 
историография обошла стороной. Лишь в работе Зомбарта 
был дан психологический портрет предпринимателя нового времени.

Советский период. В постреволюционный период советская исто-

риография под влиянием господствующей идеологии практически 
полностью отошла от исследования деятельности русских предпринимателей. 
Создавать труды, посвященные «паразитическому» бур-

1 
Окраины России. Сибирь, Туркестан, Кавказ и полярная часть Европейской 
России. Издание Министерства финансов / под. ред. П.П. Семенова. СПб., 
1900. С. 204.

2 
Павловский В.К. Оренбургская золотопромышленность за сто лет, правовые 
отношения к ней Оренбургского казачьего вой ска и современное положение 
золотопромышленности вообще. Екатеринбург, 1905.

3 
Зомбарт В. Буржуа. М., 1924 // Этюды по истории духовного развития 
современного экономического человека / пер. с нем.; изд. подгот. Ю.Н. Давыдов, 
В.В. Сапов. М., 1994.
жуазному сословию, в период строительства бесклассового общества 
для советских историков было неактуально. Тем не менее в рамках 
формационной парадигмы большинство советских ученых-историков 
видели российское купечество одним из ключевых участников модернизации 
экономики, стимулирующим переход от традиционного, 
феодального хозяйства к буржуазному. Большой вклад в изучение 
этой проблемы внесли П.А. Хромов, Г.А. Дихтяр и другие историки1.

Заметной научной работой о зарождении и развитии на рос-

сийской почве капиталистических отношений, написанной в духе 
дореволюционных экономистов, стал труд П.Г. Рындзюнского2. 
Ученый признавал значительный вклад гильдейского купечества 
в процесс складывания в России экономики капиталистического 
типа. П.Г. Рындзюнский писал, что, по сравнению с прочими сословиями, 
участвовавшими в коммерческой деятельности, «…личное 
предпринимательство купечества сохраняло доминирующее место 
в капиталистическом мире»3.

Крупный советский экономист П.И. Лященко проследил процесс 

становления российской буржуазии начиная с первой половины 
XVIII в4. Исследователь поделил коммерсантов на «четыре поколения» 
в зависимости от эпохи, характера профессиональной деятельности 
и общественно-политической активности. Согласно этой 
периодизации, в первые пореформенные десятилетия действовало 
второе-третье поколения купцов, чья «…провинциальная масса состояла 
все еще из “чумазых” Колупаевых и Разуваевых…»5, но столичный 
контингент «…начинает от недавнего прасольства, скупки 
крестьянского сырья, деревенского кулачества переходить к строительству 
фабрик, участвовать в постройке железных дорог, в промышленном 
грюндерстве, а затем и в банковской деятельности, а вместе 
с тем и приобщаться к благам возросшей культуры и образования»6. 
Поколение предпринимателей начала ХХ в., по мнению ученого, было 
представлено «…европейски образованными “меценатами” — Морозо-

1 
Хромов П.А. Экономическое развитие России в XIX–XX веках. 1800–1917. 
М., 1950; Дихтяр Г.А. Внутренняя торговля в дореволюционной России. М., 
1960.

2 
Рындзюнский П.Г. Утверждение капитализма в России 1850–1880 гг. М., 
1978.

3 
Там же. С. 230.

4 
Лященко П.И. История народного хозяйства СССР. Т. II. Капитализм. 
3-е изд. М., 1952.

5 
Там же. С. 24.

6 
Там же.
выми, Крестовниковыми, Рябушинскими, крупнейшими воротилами 
промышленного и банковского капитала»1.

В.Н. Яковцевский отметил, что XIX в. ознаменовался перена-

правлением частного капитала из области торговли в промышленное 
производство. «Многие купцы в XIX в. перешли к промышленной 
деятельности, приобретая фабрики и заводы. Капитал стал перекочевывать 
из сферы обращения в сферу производства», — констатировал 
ученый2.

О применении в пореформенный период российскими предпри-

нимателями на своих предприятиях различных технических новшеств 
писал П.А. Хромов3. Автор указал, что «начавшийся промышленный 
переворот в России явился следствием не только технических 
сдвигов в Западной Европе, но и глубоких внутренних процессов, 
происходивших в экономике страны»4. Русское купечество проводило 
модернизацию своих предприятий «…как путем ввоза оборудования 
из-за границы, так и благодаря развитию отечественного 
машиностроения»5.

Процесс перехода от традиционной экономики к буржуазной 

сопровождался быстрым развитием сферы банковского кредита, 
которая также привлекла внимание отечественных исследователей6. 
И.А. Трахтенберг подчеркивал, что «банки играют ту же и, с народно-
хозяйственной точки зрения, такую же важную роль, как и торговля, 
выступающая посредником между производителями и потребителями 
и совершающая чрезвычайно ценную работу по перемещению благ 
из местностей, где наблюдается чрезмерное предложение, в местности, 
где обнаруживается чрезмерный спрос»7. В.Я. Лаверычев 
высказал мысль о том, что именно рост предпринимательской инициативы 
в первые пореформенные десятилетия послужил катализатором 
открытия частных финансовых заведений8.

1 
Лященко П.И. История народного хозяйства СССР. Т. II. Капитализм. 
3-е изд. М., 1952.

2 
Яковцевский В.Н. Купеческий капитал в феодально-крепостнической 
России. М., 1953.

3 
Хромов П.А. Экономическая история СССР. Период промышленного и монополистического 
капитализма в России. М., 1982.

4 
Там же. С. 15.

5 
Там же. С. 14.

6 
Гиндин И.Ф. Русские коммерческие банки. Из истории финансового капитала 
в России. М.: Госфиниздат, 1948.

7 
Трахтенберг И.А. Денежное обращение и кредит при капитализме. М., 1962. 
С. 543.

8 
Лаверычев В.Я. Крупная буржуазия в пореформенной России (1861–
1900 гг.). М., 1974. С. 22.
Советских историков интересовали не только проблемы посте-

пенного превращения торгового капитала в промышленный, но и вопросы, 
связанные с организацией внешней торговли на азиатском 
направлении. Статья А.С. Нифонтова, в целом посвященная особенностям 
внешнеторговых операций России в период Крымской 
вой ны 1853–1856 гг.1, заключала в себе вывод о том, что этот конфликт, 
окончившийся поражением Российской империи, явился 
основной предпосылкой для буржуазной перестройки хозяйства 
страны и машинизации отечественной промышленности, в том числе 
предприятий, принадлежавших индивидуальным предпринимателям. 
По мнению автора, именно это военное столкновение позволило 
российским купцам сконцентрироваться на внешнеторговой деятельности 
по азиатской границе. «Думается, что Крымская вой на усилила 
внимание русских предпринимателей к Средней Азии и как к рынку 
сбыта, и как к источнику поступления промышленного сырья», — отмечалось 
в работе2. Эти выводы во многом совпадали с результатами 
исследований других авторов — Н.А. Халфина3, Г.А. Михалевой4.

В монографию М.К. Рожковой была включена информация о про-

блемах, с которыми сталкивались купцы, в том числе и оренбургские, 
отправляясь с караваном в Среднюю Азию5. В этой работе были 
приведены данные о стоимости перевозимых товаров, количестве 
тяглового скота, численности сопровождающих караваны людей 
и владельцах груза. Исследователь упоминала о происшествии 1857 г., 
когда степные разбойники совершили налет «…на караван, шедший 
из Троицка в Бухару; нападающие отняли у каравана 2000 верблюдов, 
а кроме того 1000 лошадей и 900 баранов у казахов, шедших 
для обмена скота в Бухару и присоединившихся в степи к этому 
каравану»6. Однако автор отметила «фрагментарность» подобных 
происшествий в указанное время и обратила внимание на общее 
улучшение криминогенной обстановки в степи во второй половине 
XIX в. По ее мнению, «несмотря на отдельные происшествия на пути 
следования караванов, в общем положение в степях в этом смысле 
сильно улучшилось»7.

1 
Нифонтов А.С. Внешняя торговля России во время Восточной вой ны 
1853–1856 гг. // Проблемы социально-экономической истории России: сб. 
статей. М., 1971. С. 69–91.

2 
Там же. С. 91.

3 
Халфин Н.А. Политика России в Средней Азии (1857–1868). М., 1960.

4 
Михалева Г.А. Торговые и посольские связи России со среднеазиатскими 
ханствами через Оренбург (вторая половина XVIII — первая половина 
XIX в.). Ташкент, 1982.

5 
Рожкова М.К. Экономические связи России со Средней Азией. М., 1963.

6 
Там же. С. 78.

7 
Там же. С. 79.
Доступ онлайн
от 280 ₽
В корзину