Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Десять лекций о праве

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 753302.02.01
Доступ онлайн
от 484 ₽
В корзину
Автор рассматривает право как уникальный артефакт социальной упорядоченности (по выражению древнеримских юристов, jus boni et aequi -- «искусство доброго и справедливого») в борьбе человечества с многоликим социальным хаосом. Отстаивается взгляд на право как нормативную форму свободы человека в его социальном взаимодействии. Ключевые проблемы правовой доктрины и практики анализируются в социокультурном контексте современных внутригосударственных и глобальных перемен. Затронутые в книге правовые проблемы развития России освещены с учетом изменений, внесенных в Конституцию в 2020 г. Публикация основана на материалах лекций, прочитанных автором на Петербургском международном юридическом форуме. Адресована специалистам в области общей теории и философии права, конституционного и международного права.
Зорькин, В. Д. Десять лекций о праве : монография / В. Д. Зорькин. — Москва : Норма : ИНФРА-М, 2023. — 400 с. - ISBN 978-5-00156-152-1. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/1895648 (дата обращения: 21.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Десять лекций о праве

НОРМА 
ИНФРА-М 
Москва, 2023

В. Д. Зорькин

Десять лекций 
о праве

УДК [342.4+342.565.2](470+571)
ББК 67.400.12(2Рос)-9+67.400.2(2Рос)

 
З86

Сведения об авторе
Валерий Дмитриевич Зорькин — Председатель Конституционного Суда РФ, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист 
Российской Федерации.

Зорькин В. Д.
Десять лекций о праве : монография / В. Д. Зорькин. — 
Москва : Норма : ИНФРА-М, 2023. — 400 с.
ISBN 978-5-00156-152-1 (Норма)
ISBN 978-5-16-018462-3 (ИНФРА-М, print)
ISBN 978-5-16-109362-7 (ИНФРА-М, online)

Автор рассматривает право как уникальный артефакт социальной 
упорядоченности (по выражению древнеримских юристов, jus boni 
et aequi ––  «искусство доброго и справедливого») в борьбе человечества с многоликим социальным хаосом. Отстаивается взгляд на право как нормативную форму свободы человека в его социальном взаимодействии. Ключевые проблемы правовой доктрины и практики 
анализируются в социокультурном контексте современных внутригосударственных и глобальных перемен. Затронутые в книге правовые 
проблемы развития России освещены с учетом изменений, внесенных 
в Конституцию в 2020 г.
Публикация  основана на материалах лекций, прочитанных автором  на Петербургском международном юридическом форуме. Адресована специалистам в области общей теории и философии права, конституционного и международного права.

УДК [342.4+342.565.2](470+571)
ББК 67.400.12(2Рос)-9+67.400.2(2Рос)

ISBN 978-5-00156-152-1 (Норма) 
ISBN 978-5-16-018462-3 (ИНФРА-М, print) 
ISBN 978-5-16-109362-7 (ИНФРА-М, online) 
© Зорькин В. Д., 2021

З86

Содержание

Введение. Право на перекрестке времен ...................................................7
I. «Тайна беззакония» и равенство в свободе .........................................15
1. Об опасности расхождения между нормативностью  
морали и закона .............................................................................15
2. Право как нормативная форма свободы .....................................27
3. О том, как преодолеть отклонения от сути права .....................37
II. Кризис права в тонах постмодерна ......................................................52
1. Право в контексте постмодернистского релятивизма ...............52
2. Глубинные истоки политико-правовой кризисности  
глобального мира.......................................................................... 64
3. Государственно-правовая идентичность  
в условиях глобализации ..............................................................73
III. К праву метамодерна: социокультурные истоки 
правопонимания .......................................................................................85
1. Метамодерн как новая парадигма юридического мышления ....85
2. О естественном праве в контексте коэволюции человека  
и природы .....................................................................................101
3. Право и правоприменение: междисциплинарный подход ......114
4. Tabula rasa: о том, можно ли переписать Конституцию  
«с чистого листа» ........................................................................123
IV. Россия перед правовым барьером .....................................................131
1. Правовые реформы — «управление будущим» .......................131
2. В поисках согласия: о первом опыте  
российского парламентаризма ...................................................142
3. Концепция цивилизма академика В. С. Нерсесянца  
как философско-правовое осмысление итогов социализма .....153
V. К социальной интеграции — через право ........................................167
1. Конституционная основа общественного согласия.................169
2. Сопряжение права, социальной справедливости 
и демократии ................................................................................179

Содержание

3. Правовое сознание — глубинная основа  
общероссийской социальной интеграции ................................187
4. Сохранение конституционной идентичности России  
как стратегическая проблема .....................................................192
VI. Россия — Страсбург: 25 лет спустя ..................................................209
1. Правовые стандарты Совета Европы  
и модернизация российской правовой системы ......................209
2. ЕСПЧ и конституционная юстиция:  
конфликты толкований ...............................................................216
3. Верховенство Конституции Российской Федерации —  
критерий исполнимости постановлений ЕСПЧ ......................229
4. Конституционные «пределы уступчивости»,  
или почему нельзя согласиться с Венецианской комиссией ....241
VII. Политические истоки праворазрушительства ............................253
1. Фашиствующее варварство, «принуждение к демократии»  
и «управляемый хаос» ................................................................253
2. Политика «двойных стандартов» как инструмент  
хаотизации права .........................................................................278
3. Слом правовых конструкций глобального мира .....................290
VIII. Справедливость — императив цивилизации права .................304
1. Справедливость как правовой феномен ....................................304
2. Справедливый миропорядок — суть правопорядок ...............312
3. Синтез индивидуальной свободы  
и социальной солидарности .......................................................322
4. К новому миропорядку ...............................................................332
IX. Право и современная научно-технологическая революция .......338
1. Правовые проблемы научно-технологического развития ......338
2. О правах человека в условиях цифровизации ..........................345
3. Право и искусственный интеллект ............................................352
4. Цифровые технологии и модернизация  
государственного управления ...................................................358
X. Providentia: о праве будущего в мире цифр .....................................362
1. Новая реальность и новые вызовы для цивилизации права .....362
2. Опасность новых вызовов ..........................................................370
3. О содержании права будущего и права на будущее ................378
Напоследок: мир права уже не будет прежним ....................................385

Введение. Право на перекрестке времен

«Сон разума рождает чудовищ» — так назвал свою известную 
картину, написанную в конце XVIII в., Франсиско Гойя. Сам автор дал к ней следующий комментарий: «Когда разум спит, фантазия в сонных грезах порождает чудовищ. Но в сочетании с разумом фантазия становится матерью искусства и всех его чудесных 
творений».
Проснувшийся от средневековой «спячки» разум дал человечеству право Нового времени — право модерна, основанное на признании достоинства личности, на равенстве всех перед законом и 
судом. Неоспоримым источником разумного веками считалась религия, но «божественный разум» сдал свои позиции под бременем 
научных открытий, и тогда был изобретен его заменитель — секулярный культ рационализма, не связанного какими-либо этическими рамками. А без такой связанности разум есть абсолют — не 
часть природы, а господин, царствующий над ней как над объектом и полагающий своим все, к чему он только прикоснется. Сегодня в мире явственно ощущаются признаки кризиса модели развития, основанной на абсолютном, ничем не ограниченном, голом рационализме.
Примерно со второй половины XX в. приходит осознание, что 
такого рода безграничный рационализм таит в себе смертельную 
опасность нового апокалиптического сна. Отрицая принципиальную конечность возможностей человеческого познания, он не знает никаких пределов, в том числе пределов человеческих. Наиболее 
опасное проявление бездушного, технотизированного рационализма — это великодержавное стремление некоторых политических 
сил, не считаясь ни с чем, немедленно переделать мир по своему рецепту, насадить порядки, объявленные ими единственно разумными и справедливыми, используя свое, как им представляется, подавляющее интеллектуальное и технологическое превосходство.
Другие угрозы скрываются за впечатляющими успехами на пути создания искусственного интеллекта, способными привести к 

Введение. Право на перекрестке времен

таким последствиям, которые, очевидно, могут либо кардинально 
улучшить жизнь человечества, либо стать худшим из того, что может с ним случиться. Аналогичные опасения могут быть выдвинуты и в отношении ряда других изобретений, прежде всего достижений в области современных биотехнологий, которые связаны с 
вторжением в природу человека.
Такой рационализм стихиен и слеп, он подводит нас к точке сингулярности, за которой любые предсказания модели развития социума становятся бессмысленными. Все это свидетельствует о том, 
что, когда рассудок полностью эмансипируется от эмоциональнонравственной составляющей разума и отказывается от готовности 
учиться «разумному, доброму, вечному», он становится разрушительным. Чтобы избежать катастрофы, разуму надо соблюдать свои 
естественные пределы, учиться слушать и воплощать в праве то, о 
чем говорит ему Этос, слаженный с человеческой природой.
Рационализм в праве как сфере должного принял форму юридического позитивизма, коррелирующего с понятием позитивного 
права, т. е. общеобязательных законов и подзаконных нормативных актов, обязательность которых обеспечивается силой власть 
имущих. Права человека в юридическом позитивизме — это все, 
что власть таковыми заявляет, или все, что можно уговорить людей 
считать таковыми. Однако такая трактовка равнозначна признанию 
того, что права человека являются чисто процедурным вопросом.
В таком позитивистском подходе кроется и причина постоянно 
предпринимаемых попыток максимально расширить объем прав и 
обязанностей, поскольку каждый хочет обеспечить приоритет одних интересов по сравнению с другими. А это ведет к своего рода 
инфляции законодательного материала, в который попадают случайные предписания, не имеющие, по сути, правового содержания.
В то же время юридический позитивизм хорошо ложится на почву обыденного правосознания, потому что абсолютное большинство людей, не вникая в суть вещей, свято верят в то, что право — 
это всего лишь узы законов, сочиненных ради удобства управления, которые может менять по своему свободному усмотрению тот, 
у кого сила.
«Сила идет впереди права», — полагают архитекторы realpolitik, 
исходящей из критерия практической целесообразности. Но как 
сказал сам творец этой политики канцлер Германской империи От
Введение. Право на перекрестке времен 
9

то фон Бисмарк (впрочем не он первый, кому приписывают данный афоризм), «со штыком можно сделать все, за исключением одного — нельзя усидеть на штыке». Подобно тому как стрелки часов не движут вперед время, так и законы не создают права — они 
лишь отмеряют его естественный ход. То, что под видом права было выдумано и принято второпях ради случайных целей и сиюминутных выгод, есть не что иное, как «юридический спам». Правители, полагаясь только на силу и принимая право за служанку, рано или поздно уходят, оставляя за собой лишь бумажную шелуху 
мертвых законов.
Проблема соотношения права и силы является стержневой для 
всей мировой правовой мысли и практики. От ее решения зависит судьба не только отдельных государств, но и всего человечества. Особую значимость и остроту эта проблема приобрела в нынешнюю эпоху глобальных перемен. В последние годы скорость 
этих перемен такова, что правовые системы — и национальные, и 
международная — за ними катастрофически не успевают. Результатом такого отставания является не только создание почвы для 
множества правовых коллизий, но и регулярные ситуации выхода внутригосударственных и мировых процессов вообще за рамки 
любого правового поля. А это означает выход в пространство, где 
действует голая сила, а по сути — произвол, т. е. антипод права как 
нормативной формы свободы, основанной на принципах равенства 
и справедливости.
Одним из главных факторов сегодняшних перемен стала набирающая темп и масштабы глобализация, которая наращивает плотность коммуникаций между странами и регионами и углубляет 
их взаимосвязанность и взаимозависимость. Глобализация, помимо позитивных моментов, вносит в нашу жизнь колоссальную неустойчивость, обнажающую хрупкость, зыбкость, неопределенность современного мира.
Кто-то, поняв все это, начинает вести себя осторожнее, по принципу «только бы не обрушилось». А кто-то цинично стремится использовать эту «хрупкость бытия» в своих интересах. Кто-то воспринимает нынешние перемены с восторгом и надеждой на позитивный характер нынешних и грядущих изменений. Имея в виду и 
новые масштабы и скорости человеческой коммуникации, и новые, 
все более изощренные и могущественные технологии, и новые эко
Введение. Право на перекрестке времен

номические возможности. Кто-то, напротив, охвачен ностальгией 
по устойчивости прежнего мира, полагая, что неустойчивость нынешнего нового мира отнимает у человека свободу.
Уже с начала 90-х гг. прошлого века аналитики стали интерпретировать ситуацию в современном мире в терминах теории катастроф. А в первом десятилетии нынешнего века формулировки типа «глобальная турбулентность» и «творящий хаос» проникли и в 
публичный лексикон действующих политиков. В нынешней глобализованной, информационно перенасыщенной и глубочайшим образом взаимосвязанной реальности мы имеем дело с кризисной глобальной экономикой, кризисной глобальной политикой, кризисной 
глобальной социальностью. В полной мере это относится и к сфере 
права. События в Югославии, Ливии, Египте, Сирии, Украине — 
это не просто приметы новой эпохи «глобальной турбулентности». 
Это фактическая заявка на полное отрицание тех правовых принципов жизни человечества, которые принесла эпоха права модерна 
и которые мы привыкли считать столь же неотъемлемым условием 
нашего существования, как воздух, которым дышим.
В связи с этим хочу отметить, что укрепляющаяся на наших 
глазах глобальная realpolitik, разрушительная для международной 
правовой системы, сложившейся по итогам Второй мировой войны, имеет свои корни в тех вариантах философствования, которые 
предъявляет постмодерн. В философии постмодерна нет места таким базовым правовым понятиям, как истинность, объективность, 
справедливость. В этой философии все мнения имеют право на существование, все одинаково правильны и неправильны, все необязательны не только для других, но и для того, кто эти мнения высказывает. Основанная на таких идейных предпосылках политика 
права и соответственно законотворчество руководствуются прагматической целесообразностью.
Подобное размывание нормативности и принципов гуманизма, лежащих в основе цивилизации права, происходит не только на 
международном уровне. Ничем не ограниченный плюрализм культурных и моральных норм, которые все настойчивее укореняются в социальной практике большинства развитых стран мира, неуклонно хаотизируя общественную жизнь, имеет то же постмодернистское происхождение. А хаос вовсе не ведет к свободе, ведь 
свобода возможна лишь в четко очерченных правовых рамках. Ха
Введение. Право на перекрестке времен 
11

ос, как учит история, всегда чреват произволом и насилием. Особенно опасна хаотизация общественной жизни в таких странах, как 
Россия, которая в прошлом веке испытала несколько кардинальных 
сломов правовой традиции, в том числе очень болезненный недавний слом в период перехода из советской в постсоветскую эпоху.
Новейшая трансформация национальной и глобальной реальности, а также изменение политического языка описания реальности 
вызвали своего рода «концептуальный шок» среди значительной 
части правоведов, поскольку никакие действующие правовые доктрины не имели для освоения подобной турбулентно-хаотической 
реальности соответствующего концептуального аппарата. Нельзя 
сказать, что мировое юридическое сообщество на описанную ситуацию никак не реагировало. Однако эти реакции пока не привели к целостному переосмыслению национальных и международных правовых систем в соответствии с меняющейся глобальной реальностью.
Я не стал бы ставить в вину юридическому сообществу подобную консервативность мышления. Прежде всего потому, что юристы в силу специфики их социальной роли обязаны быть консервативными. А кроме того, юридическое сообщество всегда есть плоть 
от плоти общества. И оно не может избежать дестабилизирующих 
влияний турбулентно-хаотических процессов, происходящих в обществе. И наконец, юридическое сообщество той или иной страны 
всегда глубоко связано с конкретной социокультурной средой определенного общества и государства и не может полностью «отряхнуть с ног» эту многообразную систему связей.
Между тем процесс турбулентно-хаотизирующей глобализации 
оказывает возрастающее социокультурное давление на общество и 
юридическое сообщество каждой страны. И нередко ставит новые, 
иногда весьма сложные философско-правовые вопросы, связанные 
с проблемой соотношения права и силы.
Современная кризисная реальность требует особого внимания 
со стороны не только каждого национального, но и глобального 
юридического сообщества. Именно в такие эпохи в обществе ослабляются как внешние государственные правовые конструкции, так и 
устойчивость правосознания.
В этих условиях неизбежно возрастает роль юридического сообщества и государства в поддержке устойчивости и наращивании 

Введение. Право на перекрестке времен

уровня гражданского правосознания. Без этого не может состояться и сохраняться правовое общество. Без правового общества не может быть и полноценного правового государства. А без широкого 
содружества правовых государств не может быть и устойчивой системы права ни на национальном, ни на международном уровне. Такая система только и может обеспечить нынешнему человечеству 
возможность преодолеть угрозу хаоса и выйти из эпохи перемен обновленным, сильным и единым, обеспечить будущее человечества 
как цивилизации права.
Эпохи перемен всегда «испытывают на прочность» большинство 
социально-государственных конструкций, поскольку в такие периоды резко расширяется — и в пределах государств, и в сфере межгосударственных отношений — то пространство конфликтов и коллизий, которое должно быть введено в берега силой права. Причем 
эти перемены, даже эволюционные, а тем более революционные, 
никогда не бывают в полной мере «опережающим образом» освоены средствами правового регулирования.
В этих условиях решающим фактором обеспечения социально-государственной устойчивости является широкая общественная поддержка власти и государства. Без такой поддержки никакой народ и 
никакое государство «тест на перемены» успешно пройти не могут. 
И главную роль в этой поддержке играют укоренившиеся в обществе 
массовые представления о должном, благом и справедливом.
Но эти представления, несмотря на уже довольно далеко зашедшие процессы глобализации, в нынешнем мире по-прежнему очень 
и очень разные. Думаю, что в споре между заявленными около 
30 лет назад концепциями либеральной глобализации по Фрэнсису Фукуяме (Yoshihiro Francis Fucuyama) и взаимодействия цивилизаций по Сэмюэлю Хантингтону (Samuel Phillips Huntington) наша 
эпоха склоняется к правоте Хантингтона. Или, точнее, к объективному признанию того, что концепции должного, благого и справедливого в разных социокультурных ареалах мира отличаются очень 
существенно и не могут быть сведены к неким универсальным парадигмам. Речь идет о том, что в массовом сознании каждого общества существуют сферы исторически, религиозно, социокультурно 
обусловленного, где эти представления о справедливом и должном 
оказываются специфичными.

Доступ онлайн
от 484 ₽
В корзину