Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

А.П. Платонов в жизни и творчестве

Учебное пособие для школ, гимназий, лицеев и колледжей
Покупка
Артикул: 803314.01.99
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
Данная книга расширит знания учащихся и поможет им в работе над сочинениями, докладами и другими самостоятельными заданиями. Иллюстративный материал может быть использован для организации выставок и стенгазет в школе. Пособие предназначено для общеобразовательных организаций, в том числе гимназий, лицеев и колледжей.
Роженцева, Е. А. А.П. Платонов в жизни и творчестве : учебное пособие для школ, гимназий, лицеев и колледжей / Е. А. Роженцева. - Москва : ООО "Русское слово-учебник", 2014. - 136 с. - (В помощь школе.) - ISBN 978-5-00007-844-0. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/2004442 (дата обращения: 24.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
СЕРИЯ
«В помощь школе»

Е.А. Роженцева

А.П. ПЛАТОНОВ
в жизни 
и творчестве

Учебное пособие 
для школ, гимназий, 
лицеев и колледжей

  МОСКВА 

«РУССКОЕ СЛОВО» 

  2014

УДК 373.167.1:821.161.1(075.3)
ББК 83.3Р1
      Р 62  

Серийное оформление — Г.Ф. ОРДЫНСКИЙ, Н.Г. ОРДЫНСКИЙ; 
макет, составление изобразительного ряда, подбор иллюстраций — 
Н.Г. ОРДЫНСКИЙ

В оформлении книги использованы иллюстрации:
на обложке – фотопортрет А.П. Платонова. Середина 1930-х гг.; 
П.Н. Филонов. «Лики». 1940 г.; 
на фронтисписе – А.П. Платонов. Фотография. 1936 г.

Роженцева Е.А. 
А.П. Платонов в жизни и творчестве: учебное пособие для 
школ, гимназий, лицеев и колледжей / Е.А. Роженцева. — М.: 
ООО «Русское слово — учебник», 2014. — 136 с.: фотоил. — (В помощь 
школе).

ISBN 978-5-00007-844-0

Данная книга расширит знания учащихся и поможет им в работе над 
сочинениями, докладами и другими самостоятельными заданиями.
Иллюстративный материал может быть использован для организации 
выставок и стенгазет в школе.
Пособие предназначено для общеобразовательных организаций, 
в том числе гимназий, лицеев и колледжей.

Р 62

ISBN 978-5-00007-844-0
© Е.А. Роженцева, 2014
© ООО «Русское слово — учебник», 2014

УДК 373.167.1:821.161.1(075.3) 
ББК 83.3Р1

Моим родителям посвящаю

Андрей Платонович Платонов, один из крупнейших русских писа-
телей ХХ века, не был широко известен современникам. Зато их 
горести и радости, мечты и устремления он знал очень хорошо: 
«Народ весь мой бедный и родной. Почему, чем беднее, тем доб-
рее? Ведь это же надо кончать — приводить наоборот. Какая ра-
дость от доброго, если он бедный?» («Записные книжки», 1937). 
Он понимал, что единый «трудовой порыв», которым многие годы 
жила Советская Россия и который творил чудеса, великий подвиг 
созидания по принуждению совершить было нельзя: поколение 
наших дедов и прадедов «овеществляло» свою веру в счастливое 
будущее. В 1937 году Платонов так и объяснял истоки трудового 
энтузиазма современников: «Для истинно воодушевлённой, для 
целесообразной жизни народа нужна ещё особая организующая 
сила в виде идеи всемирного значения, способной отвечать сокро-
венному желанию большинства народа, чтобы вести народ в дей-
ствие — на труд и на подвиг, чтобы наполнить его сердце удовлет-
ворением собственного развития и победы» (статья «Электрик 
Павел Корчагин (Памяти Н.А. Островского)»).
Платонов был не только писателем, но и мелиоратором, инже-
нером, изобретателем — он верил в необходимость счастья на земле 
и делал всё для его достижения: «...земля под небом должна быть 
для человека прекрасной и согретой нашим дыханием, потому что 
люди на ней обречены жить безвыходно» («По небу полуночи»).  
Никто, конечно, не считал, скольких людей спасли построенные 
им плотины и колодцы, скольких поддержали написанные им сло-
ва. Книги Платонова помогают нам и сегодня, избавляя от душев-
ной лени и духовного застоя. 

ВОРОНЕЖ, ЯМСКАЯ СЛОБОДА
По обе стороны Ново-Московской улицы располагалась Ямская слобода. 
На фотографии видны колокольня и купола Митрофановского монастыря.
В настоящее время – ул. Плехановская.
Фотооткрытка. Конец XIX – начало XX в.

АНДРЕЙ КЛИМЕНТОВ (ПЛАТОНОВ)
Фотография. 1900-е гг.

ВОРОНЕЖ. НАЧАЛО ТВОРЧЕСТВА
(1899—1926)

16 (28 н. ст.) августа 1899 года в Ямской слободе, пригороде Воронежа, в семье 
Платона Фирсовича и Марии Васильевны Климентовых родился первенец — 
сын Андрей.
Платон Фирсович, слесарь Воронежских железнодорожных мастерских, 
получивший образование лишь в приходском училище, был одарённым мастером-
самоучкой и часто занимался усовершенствованием устройств, с которыми 
ему приходилось работать. Одно из многочисленных его изобретений 
было официально запатентовано. Уже после революции Платона 
Фирсовича как образцового мастера не раз премировали и даже представили 
к высокой награде — ордену Ленина. Свою любовь к технике отец передал 
Андрею, который позже напишет: «…кроме поля, деревни, матери и колокольного 
звона, я любил ещё (и чем больше живу, тем больше люблю) паровозы, 
машины, ноющий гудок и потную работу» (1922). Отношение Платона 
Фирсовича к своему делу перейдёт и к героям-мастерам в произведениях 
его сына. Влияние отца, «первого товарища», выводящего ребёнка «за руку 
к людям, чтобы после своей смерти оставить людей детям в наследство…» 
(«Чевенгур»), было для Андрея решающим в выборе профессии. Любимые 
герои писателя будут наделены в его произведениях тем же творческим отношением 
к делу, которым обладал его отец.
Мать, Мария Васильевна (в девичестве Лобочихина), была хорошей хозяйкой, 
и, наверное, благодаря ей у будущего писателя сложилось убежде-
ние в том, что «женщины, пожалуй, более “главные” люди, чем мужчины», 
потому что «истинная мать — хозяйка своего двора и своих близких людей, 
а при нужде и случае — всего мира» («Великий человек»). Эта простая женщина, 
не имевшая образования, измученная детьми и работой, все силы и 
любовь отдавала семье. В произведениях Платонова образ матери воплощает 
деятельную доброту и душевную заботу о растущем человеке. О ней он 
будет писать в таких художественных шедеврах, как рассказы «Третий сын» 
и «Взыскание погибших» (второе название — «Мать»). 

П.Ф. КЛИМЕНТОВ,
ОТЕЦ ПИСАТЕЛЯ
Фотография. 1936 г.

М.В. КЛИМЕНТОВА,
МАТЬ ПИСАТЕЛЯ
Фотография. 1927 г.

УДОСТОВЕРЕНИЕ ЛИЧНОСТИ 
ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА А.П. КЛИМЕНТОВА — 
СТУДЕНТА ВОРОНЕЖСКОГО 
УНИВЕРСИТЕТА. 1918 г.

ВОРОНЕЖСКИЕ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЕ 
МАСТЕРСКИЕ, ГДЕ В 1919–1921 гг.
 РАБОТАЛ А.П. ПЛАТОНОВ
Фотография. 2013 г.

Мать, отец, родная земля — главные, исконные для человека понятия. 
В Воронеже Платонов провёл половину жизни, туда он не раз возвращался 
позже — в реальности и мысленно, в своих произведениях. Ямская слобода и 
вся воронежская земля — постоянная тема его размышлений, нашедших от-
ражение в творчестве. «Я родился в слободе Ямской, при самом Воронеже. 
Уже десять лет тому назад Ямская чуть отличалась от деревни. <…> В Ям-
ской были плетни, огороды, лопуховые пустыри, не дома, а хаты, куры, са-
пожники и много мужиков на Задонской большой дороге. Колокол “Чугун-
ной” церкви был всею музыкой слободы, его умилительно слушали в тихие 
летние вечера старухи, нищие и я», — рассказывал начинающий писатель 
в автобиографии 1922 года.
Очень важным в жизни Платонова человеком стала его первая учитель-
ница, Аполлинария Николаевна Егорова. В воронежской церковно-приход-
ской школе, куда его отдали родители в 1906 (или в 1907) году, она не только 
учила Андрея Климентова читать и писать, но и формировала в характере 
воспитанника чуткое отношение к жизни. 
После церковно-приходской школы Андрей поступил в четырёхклассное 
городское училище. В 1914 году, после окончания училища, «началась рабо-
та, — писал Платонов в автобиографии. — Работал я во многих местах, 
у многих хозяев». У него, старшего сына, «одного работника, кроме отца», 
было четыре брата — Пётр, Сергей, Семён, Дмитрий и две сестры — Надежда 
и Вера. Дети подрастали, и Платону Фирсовичу становилось трудно прокор-
мить большую семью. Летом 1914 года его пригласили в имение под Вороне-
жем для ремонта сломавшейся машины — локомобиля. Он взял с собой Анд-
рея, которого работа так увлекла, что он остался в имении в качестве 
помощника машиниста. Затем были служба в страховом обществе «Россия» 
и в Обществе Юго-Восточных железных дорог, работа на Трубочном заводе1 
и в Воронежских железнодорожных мастерских. 
Октябрьскую революцию 1917 года восемнадцатилетний Андрей Кли-
ментов принял восторженно, мечтая о справедливом устройстве общества, 
больших возможностях для людей из рабочей среды, наконец, о переделке 
всего мирового порядка — покорении природы и преодолении смерти: 
«Какова же цель нашего века революций? Такая: убить в себе древнего, бес-
сильного, ветхого, страдающего человека и родить здесь на земле новое 
существо невиданной силы… Бессмертие тогда станет оконченным трудом 
человека…» («Вечная жизнь», <1920>). О революционных годах Платонов 
писал: «Участие моё в Октябрьской революции выражалось в том, что я ра-
ботал как поэт и писатель в большевистской печати». 
Путь в литературе он начал с публицистики и поэзии: писал стихи, по 
собственному признанию, ещё в «полудетском возрасте» — в 12—13 лет, 
печатался — примерно с 17-ти (наиболее ранняя известная публикация — 

1  Завод выпускал части артиллерийских снарядов (трубки) и гранаты.

рассказ «Серёжка»1). Дебют же молодого поэта состоялся в журнале 
«Тени» 1 июня 1918 года, где появилось стихотворение «Юноше». Публи-
кации в периодической печати автор подписывал псевдонимом Платонов, 
образованным от имени отца2. Затем в печати появились стихотворения 
«Рабы машин», «Поезд», «Над горами», «Вечер после труда», «На реке» 
и многие другие. Первые творческие опыты Платонова не всегда были удач-
ны — в журналах он иногда читал довольно обидные отзывы: «Стихи не по-
дошли. В них много прелести и чистой поэзии, но… берите другие темы»; 
«Ваше “футуристическое” стихотворение, иначе назвать нельзя… поместить 
не можем, это ведь набор слов без всякой мысли». И всё же основные темы 
будущих его прозаических произведений возникали уже в лирике. 

Платонов стал одним из активных сторонников и деятелей так называемого 
пролетарского искусства. В центре мира здесь были рабочий и его труд — 
врагом же являлась природа, которая мешала достигнуть высшего всеобще-
го счастья. Этим определялось творчество поэтов, в первые послереволюци-
онные годы входивших в Пролеткульт3 и пользовавшихся популяр ностью: 
А. Гастева, В. Кириллова, М. Герасимова, В. Казина. Их поэзия была близка 
молодому Платонову — есть и у него стихотворения, посвящённые технике, 
городу, рабочим (например, «Динамо-машина», «Мы на канатах прём локо-
мобиль…», «Молот»). Но значительно больше у него других стихов — воз-
никших благодаря собственной литературной «программе» автора: «Я уве-
рен, что приход пролетарского искусства будет безобразен. Мы растём из 
земли, из всех её нечистот, и всё, что есть на земле, есть и на нас. Но не бой-
тесь, мы очистимся — мы ненавидим своё убожество, мы упорно идём из 
грязи. В этом наш смысл. Из нашего уродства вырастает душа мира. <…> 
Жить, а не мечтать, видеть, а не воображать — искусство не по силе людей, 
но зато и единственно истинное искусство» («Ответ редакции “Трудовой 
армии” по поводу моего рассказа “Чульдик и Епишка”», 1920). Тако е мироощущение 
заставляет задумываться не только о будущем, но, главным образом, 
о прошлом и настоящем; поэтому у молодого Платонова заметно преобладают 
стихотворения о первоосновах бытия — земле, природе, смерти. 
Лирический герой заявляет о своей привязанности к жизни:  

1 Однако точная дата его выхода пока не установлена: сохранился лишь фрагмент дореволюционной 
газеты с текстом рассказа.

2 Вероятно, псевдоним связан также с именем древнегреческого философа Платона, 
влияние идей которого на молодого писателя не раз отмечали исследователи. (См., например: 
Савкин И.А. На стороне Платона // Творчество Андрея Платонова. СПб., 1995. 
С. 153—162.)

3 Пролеткульт — литературно-художественная и культурно-просветительская организация (
1917—1932). Одним из важнейших понятий для пролеткультовцев было понятие 
классовой культуры. Теоретики Пролеткульта отрицали лирическое, индивидуальное начало 
в искусстве и призывали художников отражать «коллективное» мировоззрение рабочего 
класса, воспевать грандиозные проекты переделки мира, изображать современную 
техническую цивилизацию.

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти