Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Философия права в России: из опыта XX века

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 397100.06.01
Доступ онлайн
от 292 ₽
В корзину
В коллективной монографии предпринята концептуально продуманная попытка развернутой исторической экспозиции философских воззрений на сущность права и основания юридической науки, для чего авторы не только погрузили читателя в атмосферу научной жизни конкретного исторического периода, но и ознакомили его с биографиями некоторых выдающихся мыслителей. Авторы монографии — ученые, известные научной общественности своими трудами по истории права и учений о праве и обладающие собственным видением истории юридической науки. Для широкого круга читателей, особенно для интересующихся историей политических идей и взглядов.
Философия права в России: из опыта XX века : монография / отв. ред. В.Г. Графский. — Москва : Норма : ИНФРА-М, 2023. — 240 с. - ISBN 978-5-91768-658-5. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1975145 (дата обращения: 25.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Философия права в России: из опыта ХХ века

НОРМА
ИНФРАМ
Москва, 2023

Философия права в России:
из опыта ХХ века

Институт государства и права Российской академии наук

Ответственный редактор
доктор юридических наук, профессор
В. Г. Графский

УДК 340.12(470+571)"20"
ББК 67.00(2Рос)
Ф56

Коллектив авторов:
И. В. Борщ, кандидат юридических наук — § 8, 9, 12;
В. Г. Графский, доктор юридических наук, профессор — введение,
§ 1, 2, 4, 5, 11, 14, заключение;
В. П. Малахов, доктор юридических наук, кандидат философских
наук, профессор кафедры теории государства и права Московского
университета МВД России — § 13;
Л. С. Мамут, доктор юридических наук, профессор — § 3, 10;
А. М. Михайлов, кандидат юридических наук — § 6;
Е. В. Тимошина, доктор юридических наук, профессор кафедры
теории и истории государства и права СПбГУ — § 7.

Рецензенты:
Г. Г. Бернацкий, доктор юридических наук, профессор;
Ю. Е. Пермяков, кандидат юридических наук, доцент.

Ф56
Философия права в России: из опыта ХХ века : монография /
отв. ред. В. Г. Графский. — Москва : Норма : ИНФРАМ,
2023. — 240 с.
ISBN 9785917686585 (Норма)
ISBN 9785160112510 (ИНФРАМ, print)
ISBN 9785161034200 (ИНФРАМ, online)

В коллективной монографии предпринята концептуально продуманная
попытка развернутой исторической экспозиции философских воззрений на
сущность права и основания юридической науки, для чего авторы не только
погрузили читателя в атмосферу научной жизни конкретного исторического
периода, но и ознакомили его с биографиями некоторых выдающихся мыслителей. Авторы монографии — ученые, известные научной общественности
своими трудами по истории права и учений о праве и обладающие собственным видением истории юридической науки.
Для широкого круга читателей, особенно для интересующихся историей политических идей и взглядов.

УДК 340.12(470+571)"20"
ББК 67.00(2Рос)

В оформлении переплета использована репродукция картины М. Нестерова
«Философы (С. Н. Булгаков и П. А. Флоренский)» (1917)

ISBN 9785917686585 (Норма)
ISBN 9785160112510 (ИНФРАМ, print)
ISBN 9785161034200 (ИНФРАМ, online)
© Коллектив авторов, 2016

Введение в постижение долговременно изучаемой
междисциплинарной и многоаспектной проблематики

Полнота познания всегда означает некоторое непонимание глубины нашего неведения.
Р. Милликен

Нет ничего практичней хорошей теории.
Р. Киргхоф

Нестареющая сентенция о том, что юристы продолжают искать
свое профессиональное определение права, вполне применима и по
отношению к поискам дефиниции философии права. Представление
о ней как об умудренной любви к праву, некоем воплощении справедливости, вместилище требований законной справедливости и т. д.
лишь частично удовлетворит наше любопытство, и прежде всего потому, что взятые сами по себе термины «справедливость» и «справедливая законность» не вполне понятны с первого взгляда и могут только
затруднять обсуждение вопросов в своем формально оправданном и
логическом употреблении.
Наиболее употребимый способ уяснения разных познаваемых объектов и явлений с помощью исходного понятия тоже имеет свои неудобства, но к нему прибегают гораздо чаще. В современной русскоязычной литературе привлекает своей бесспорной фундаментальной
комплексностью определение философии права, сформулированное
В. Нерсесянцем в 1997 г. в его учебном курсе по философии права,
причем ученый сделал особый акцент на различении права и закона и
развивал вслед за И. Кантом идею правового закона: «Философия
права занимается исследованием смысла права, его сущности и понятия, его основания и места в мире, его ценности и значимости, его роли в жизни человека, общества и государства, в судьбах народов и человечества»1. Рассуждая далее, Нерсесянц указывает, что без философского обоснования функционирования права не обойтись — все
равно придется неосознанно или полуосознанно довольствоваться некой подручной, доморощенной либо взятой напрокат, заемной из
смежных наук философией, обрекая себя на недосказанность, неоп1 Нерсесянц В. С. Философия права. М., 1997. С. 7.

ределенность и неточность, а может быть, на сомнительные полуневежественные уверения, на иллюзии и заблуждения.
Обычно все ответы на вопросы о предмете философии права выглядят обрывочно и фрагментарно, хотя сами по себе эти вопросы ставятся и обсуждаются на протяжении многих веков и многих поколений юристов. Что есть право по своей природе и назначению? Какое
отношение к праву у разных людей и социальных групп? Что можно
обеспечить и что можно потерять при помощи правовых правил (требований)?
Со временем под влиянием усложнения социальных функций права обособились два основных направления использования права как
социального регулятора человеческого поведения и человеческой
жизни в целом: одно направление — техникопрагматическое, другое — нравственно и политически возвышенное и достигаемое обычно с трудом. Первое направление связано с техникой владения и распоряжения правами и обязанностями в узком смысле, второе —
с обеспечением справедливости. Эти два направления были известны
еще в Древнем Риме. Цицерон говорил, что в обучении праву можно
следовать двум целям и соответственно двум школьным традициям —
учить пользоваться правом либо учить справедливости.
В предлагаемой вниманию читателей работе приведен обзор суждений и размышлений о смысле права, который охватывает период с
конца ХIХ по конец ХХ в. Совокупное рассмотрение богатейшего
своеобразия предшествующих периодов и многоцветия текущего века
отложено на будущее время по причине их непривычной сложности и
недостаточной изученности с позиций надлежащей методологии.
История становления и оформления философии права так или иначе связана с учетом происходящего перераспределения разных отраслей научного знания внутри и за пределами юриспруденции, в том числе между философией права и ее историей, где особую роль играет мировоззрение мыслителя, лейтмотивы его концептуальных обобщений
и занимаемая позиция в наборе существующих трактовок природы и
назначения права. При этом заметной становится задача использования целостного воспитательного потенциала философии права, гармонизация философского видения права с культурой гражданственности
в правовом и политическом общении.

6
Введение в постижение междисциплинарной проблематики

Раздел первый, вводный

§ 1. Философия права в России: разнообразие предмета
изучения. Преемственность и новизна

Развернутая классификация существующих подходов и типов философствующего правопонимания сегодня выглядит следующим образом.
1. Легистский тип (он же позитивистский, или позитивноэмпирический) — тип с официально политизированным командноадминистративным способом истолкования назначений закона и законности, что особенно характерно для советского варианта легизма (преобладал в разное время в традициях разных народов и наций).
2. Юснатурализм — философский подход к правопониманию в
традициях школы естественного права. Самое распространенное
употребление этой конструкции — трактовка и пользование формулой естественных и неотчуждаемых прав человека в их соотнесении с
похожими правами гражданина.
3. Историческая школа права, т. е. историческое правопонимание,
выстраивающее родословную права и правоведения с периода зарождения первобытного права с его последующими модификациями в виде права прецедентного, права мудрых знатоков права, а затем права
официального и права интуитивного. Последняя разновидность права
всегда сосуществует со всеми исторически возникающими и меняющимися формами (источниками) права, фиксируется такими житейскопрактическими правоисточниками, как пословицы и поговорки,
предания, постоянно воспроизводимый житейский опыт определенной традиции или обыкновения.
4. Либертарное правопонимание (теория В. Нерсесянца; акцент
делается на неотъемлемом атрибутивном комплексе права в виде равнозакония, свободы и справедливости, что дает основание сближать
эту концепцию не только с кантианской или гегельянской философскоправовой традицией, но и с правовыми концепциями ряда других
выдающихся и более поздних философов, таких как Вл. Соловьев,
П. Новгородцев, Н. Бердяев, Г. Радбрух, Н. Боббио, Дж. Ролз,

Р. Дворкин, некоторые представители новейшего политического
анархизма).
5. Идея интегральной (общей, особым образом синтезированной)
юриспруденции, виднейшим и талантливейшим претворителем которой после А. Ященко и Дж. Холла можно считать Р. Дворкина. Он,
впрочем, себя к таковым не относил, но свою интерпретативную философскую юриспруденцию конструировал в манере и в духе Дж. Холла — создателя концепции интегративной юриспруденции. Одной из
возможных характеристик данной юриспруденции может стать ее восприятие как воплощения правовой мудрости (юриспруденция в буквальном толковании означает правовое благоразумие; подробнее см. в
специальном разделе).
Таким образом, даже простой вопрос о предмете философии права
на самом деле далеко не прост. Что же в нем главное? Равенство, свобода, согласие, справедливость, ответственность, мирное решение
конфликта в случае причинения вреда и обиды или чтото еще? Для
одних предметом философии права является такой фундаментальный
признак права, как справедливость (Н. Боббио)1, для других — исходное понятие права, а также различение и соотношение права и закона
(В. Нерсесянц), для третьих — это своеобразная область умственного
познания и духовных исканий путей обеспечения справедливости, честности, свободы, порядка.
Важное направление размышлений — поиск места дисциплины в
системе наук. Немецкий исследователь Д. Пфордтен полагает, что
сначала следует определиться с соотношением философии практической и политической и только потом — правовой философии и правовой этики, а также науки права и наук социологии права, истории
права и догмы права.
До сих пор спорным является вопрос о соотношении философии
права, юриспруденции и теории права. Еще один важный предмет обсуждения: как она соотносится с теорией познания. Здесь своеобразным выглядит подход С. Пракаша к истории юриспруденции с точки
зрения эпистемологии и сведения всего разнообразия литературных
выразителей этого подхода к «рационалистам», «идеалистам» и «эмпиристам». Еще одну классификацию типов социальной культуры и
связанного с этим философствования о праве предложил П. Сорокин,
разделив типы социальной культуры на чувственный, идеациональный и идеалистический.

8
Раздел первый, вводный

1 Н. Боббио: единственной проблемой права, составляющей собственно его предмет, является справедливость (см.: Джентиле Ф. О роли философии права в изучении
юриспруденции в Италии // Государство и право. 1995. № 1. С. 135).

Наше изложение ориентировано прежде всего на поиски наиболее
выразительных авторских интерпретаций традиционных идей и позиций философии права в таких областях познания и толкования, как
понятие и назначение права, его взаимосвязь с определенной идейной
и культурной традицией или школой, которые окрашены в радикальные или реформистские, а также консервативноохранительные тона
и получают аттестацию либералов или консерваторов. При фактическом знакомстве с работами литературных выразителей этих взглядов
и позиций картина меняется и становится не столь одноцветной и
плоской — она может вмещать в себя бесчисленные оригинальные ракурсы рассмотрения и оценок всего самого привычного в правовом
регулировании и общении.
Политическая и правовая мысль в России начала ХХ в. эволюционировала отчасти в преемственном варианте консервативноохранительного и либеральнореформаторского направлений, а также в варианте народившегося радикального социалдемократического и продолжающегося радикальноанархистского направлений (последние
два направления существовали и обсуждались преимущественно в зарубежной неподцензурной печати). Консервативноохранительное
направление было представлено продолжателями публицистической
линии Н. Карамзина — К. Победоносцева — К. Леонтьева — М. Каткова, зарекомендовавших себя выдающимися апологетами существующего самодержавного режима и незаурядными критиками представителей либеральной политикоправовой мысли России и особенно западноевропейской либеральной теории и практики того времени.
Либеральное направление было в этот период представлено продолжателями линии реформаторского конституционализма в лице
М. Сперанского, К. Кавелина и Б. Чичерина, а также отчасти разработчиками и пропагандистами «великих реформ» второй половины
ХIХ в. Заметными были и представители группировки славянофилов.
Радикальное реформаторское и революционное по настрою направление было представлено именами Н. Чернышевского, А. Герцена, П. Лаврова, Н. Михайловского, публицистов «Народной воли»,
анархистапублициста международной известности М. Бакунина, талантливого и образованнейшего марксиста на русской почве Г. Плеханова, а также молодого В. Ульянова (будущего Ленина). В конце
XIX в. к либеральной партии уже можно было причислить так называемых либеральных, или бывших, марксистов, к числу которых принадлежал П. Струве. Особую разновидность составили в тот период
публикации выдающегося русского философа и политикорелигиозного просветителя Вл. Соловьева, идеи которого были подхвачены и
развиты в нескольких плодотворных направлениях мыслителями,

§ 1. Философия права в России: разнообразие предмета изучения
9

слава которых приходится уже на ХХ в., — С. Булгаковым и Н. Бердяевым, П. Новгородцевым и С. Франком.
В конце XIX в. очень уверенно заявляет о своей новаторской философии и теории права Л. Петражицкий, имя которого со временем
станет известным далеко за пределами России. В целом к началу ХХ в.
русская философия, теория и отчасти социология права сблизились и
по своим методологическим и теоретикопонятийным ориентациям
стали равнодостойны лучшим философским ориентациям и традициям Европы и Америки, а некоторые русские правоведы стали величинами общеевропейской известности. Среди них в первый ряд стали
имена и труды Вл. Соловьева, Б. Чичерина, Н. Коркунова, Л. Петражицкого, а несколько позже также Е. Трубецкого, Б. Кистяковского,
П. Сорокина и Н. Бердяева.
В начале и первой трети XX в. наряду с либералами и консерваторами, все более тесня их на главной политической арене, проявили себя радикальная публицистика и практическая деятельность, воодушевлявшие многие политические слои и группировки в трех революционных потрясениях — сначала в обсуждении событий 1905 г.,
а затем — февраля и октября 1917 г.
Здесь наряду с оживлением анархических идей всемирно известных соотечественников (Бакунина, Кропоткина, Л. Толстого, Махно)
заметными публицистами и одновременно политическими деятелями
радикального характера надолго стали Ленин, Троцкий и Сталин. На
ниве же официозного послеоктябрьского правоведения и радикальной публицистики в помощь им, прежде всего как их талантливый популяризатор и политический союзник, выделился А. Вышинский —
будущий всесоюзный погромщикпрокурор. Он же — узкодисциплинарный ученый, начинавший свою столь разнообразную публичную
деятельность одновременно с более основательными в научном и методологическом отношении публицистами — выдающимся теоретиком права Е. Пашуканисом и незаурядным научнопрактическим
просветителем П. Стучкой.
Из авторитетной группы ученых с основательной университетской
подготовкой дореволюционного образца заметно выделялись историк
и философ права В. Хвостов, философы широкой социальной проблематики Н. Бердяев и С. Франк, социологи с исторической подкладкой П. Сорокин и Н. Кареев, а также выдающиеся ученыепросветители в области криминологии и судебного процесса М. Строгович и
Н. Полянский. Многие высокоавторитетные философы и публицисты, оказавшиеся неудобными и опасными для представителей нового режима, были высланы за рубеж. Некоторые из них, чтобы не стать
жертвами массовых репрессий, постарались под тем или иным пред10
Раздел первый, вводный

Доступ онлайн
от 292 ₽
В корзину