Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Концептуальная граматика хронотопа в немецкой лингвокультуре

Покупка
Артикул: 799554.01.99
Доступ онлайн
250 ₽
В корзину
Монография представляет попытку сближения лингвистических и литературоведческих категорий. На материале немецких художественных текстов рассматривается концептуализация лингвистическими средствами литературоведческого понятия «хронотоп». Языковые репрезентанты хронотопа (средства выражения времени и пространства) систематизируются с позиции нарратора, определяющего их дейктический статус. Разграничиваются пространственно-временные перспективы развития сюжета и оценочная перспектива субъекта речи. Показывается языковая специфика выражения време-ни и пространства в немецкой лингвокультуре. Рекомендуется специалистам в области германистики, литерату-роведения, культурологии, преподавателям, студентам и всем интересующимся немецким языком и культурой.
Кострова, О. А. Концептуальная граматика хронотопа в немецкой лингвокультуре : монография / О. А. Кострова. – Москва : Флинта, 2023. - 151 с. – ISBN 978-5-9765-5125-1. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1943537 (дата обращения: 24.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
О.А. Кострова

КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ
ГРАММАТИКА ХРОНОТОПА
В НЕМЕЦКОЙ
ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ

Монография

Москва
Издательство «ФЛИНТА»
2023

УДК 811.112.2/81’367.7+82.0
ББК 81.432.4-5

К72 

К72

Ре це нзе нты:
С.П. Анохина, доктор филол. наук, проф.
(Тольяттинский государственный университет)
И.А. Шипова, доктор филол. наук, проф.
(Московский педагогический государственный университет)

Кострова О.А.
Концептуальная грамматика хронотопа в немецкой лингво-
культуре : монография / О.А. Кострова. — Москва : ФЛИНТА, 
2023. — 151 с. — ISBN 978-5-9765-5125-1. — Текст : 
электронный.

Монография представляет попытку сближения лингвистических 
и литературоведческих категорий. На материале немецких художе-
ственных текстов рассматривается концептуализация лингвистиче-
скими средствами литературоведческого понятия «хронотоп». Язы-
ковые репрезентанты хронотопа (средства выражения времени и 
пространства) систематизируются с позиции нарратора, определяю-
щего их дейктический статус. Разграничиваются пространственно-
временные перспективы развития сюжета и оценочная перспектива 
субъекта речи. Показывается языковая специфика выражения време-
ни и пространства в немецкой лингвокультуре.
Рекомендуется специалистам в области германистики, литерату-
роведения, культурологии, преподавателям, студентам и всем инте-
ресующимся немецким языком и культурой.

УДК 811.112.2/81’367.7+82.0
ББК 81.432.4-5

ISBN 978-5-9765-5125-1 
© Кострова О.А., 2023
© Издательство «ФЛИНТА», 2023

Оглавление

1. Введение. Концептуальная устойчивость
как знак лингвокультуры  .........................................................................6
  
2. К постановке проблемы: о возможности интеграции
лингвистики и литературоведения  .....................................................8
2.1. К понятию хронотопа в литературоведении  ..................................8
2.2. К проблеме стабильности временной перспективы  ...................11
2.3. Хронотоп в лингвистике: триединство времени,
пространства и наблюдающего лица  ............................................12

3. Материал и методология исследования  ...........................................16
3.1. Нарратив как пространство интеграции  ......................................16
3.2. Методологический комплекс  .........................................................17

4. Грамматическое время и его концептуальная интерпретация
в немецкой лингвокультуре  ...............................................................19
4.1. Дейктический характер грамматического времени  ....................19
4.2. Линейное восприятие и грамматическое кодирование времени
в немецкой лингвокультуре  ...........................................................20
4.2.1. Этноспецифика ресурсных областей темпоральности
в немецком языке  .................................................................23
4.2.2. Проблема темпоральной референции
в немецком нарративном тексте  .........................................28
4.2.3. Темпоральные и модально-темпоральные фреймы
и хронотоп нарративного дискурса  ...................................33
4.2.3.1. Дейктический фрейм
как вершина хронотопа  .........................................33
4.2.3.2. Аллоцентрические темпоральные фреймы  .........43
4.2.3.3. Косвенно-эвиденциальные фреймы  .....................46
4.2.3.4. Резюме  .....................................................................47
4.3. Модализация темпоральной перспективы  ...................................48
4.3.1. Конъюнктив в функции модально-темпорального
дейктика, формирующего этноспецифический
хронотоп  ...............................................................................48
4.3.2. Модальные глаголы как этноспецифическое средство
модализации темпоральной перспективы  .........................51
4.4. Резюме: этноспецифика грамматического кодирования
темпоральной составляющей хронотопа  .....................................65

5. Синтаксические репрезентанты
темпоральной перспективы  ...............................................................67
5.1. Обстоятельства как маркеры темпоральной перспективы  .........67
5.1.1. Дейктический характер темпоральных обстоятельств  ....68
5.1.2. Обстоятельства, выраженные дейктическими наречиями, 
как репрезентанты хронотопа  ............................................70
5.1.3. Предложные группы существительного
в функции вычленения хронотопических вех
в истории персонажа  ...........................................................72
5.1.4. Функции сложноподчиненных предложений
с придаточными времени в создании хронотопической 
перспективы наррации  ........................................................76
5.2. Другие синтаксические средства в функции
маркеров переключения темпоральной перспективы  .................80
5.3. Резюме: этноспецифика синтаксической репрезентации
темпоральной составляющей хронотопа  .....................................85

6. Пространственная составляющая хронотопа:
теоретические проблемы  ....................................................................87
6.1. Концептуализация пространства в литературоведении
и лингвистике  .................................................................................87
6.2. К проблеме дейктичности репрезентации пространства
в художественном тексте  ...............................................................94

7. Репрезентация пространственной составляющей хронотопа
в художественном дискурсе  ................................................................98
7.1. Мифопоэтика репрезентации пространства персонажа  .............98
7.2. Сильные дейктики в функции репрезентантов
пространственной перспективы ..................................................105
7.2.1. Наречия локативной семантики в функции
создания пространственной перспективы .......................105
7.2.2. Наречия локативной семантики как средства
переключения хронотопической перспективы  ...............108
7.3. Предложные группы существительного в функции
пространственных полудейктиков  .............................................. 111
7.4. Наречные компоненты направительной семантики
как идиоэтническое средство пространственной
перспективации  ............................................................................114

7.5. Репрезентация дескриптивной локативности
и направительности СПП с относительными придаточными,
вводимыми wo, wohin  ...................................................................131

8. Заключение  ..........................................................................................137

9. Литература  ..........................................................................................142

10. Источники  ............................................................................................149

1. ВВЕДЕНИЕ.
КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ
КАК ЗНАК ЛИНГВОКУЛЬТУРЫ
✧

Своеобразие любой лингвокультуры в общем плане опреде-
ляется используемым в ней языком, обладающим относительно 
устойчивой к изменениям системой. На этом языке происходит 
общение членов языкового коллектива, выражаются принятые 
в обществе понятия, правила и ценности, описывается жизнен-
ный уклад, создается фольклор и литература, то есть фиксирует-
ся, сопровождается и во многом информационно обеспечивает-
ся жизнь общества в целом и каждого его члена в отдельности. 
Языковая система описывается через иерархию уровней, разли-
чающихся по степени изменчивости. Наиболее быстро меняю-
щийся уровень языка — лексический, его подвижность заметна 
на протяжении жизни одного поколения. Наибольшей устойчи-
востью характеризуется грамматический уровень; изменения 
грамматического строя фиксируются периодами истории языка. 
Грамматические формы представляют абстрактный способ кон-
цептуализации знаний о мире в определенной лингвокультуре и 
могут быть рассмотрены как ее знаки. Например, кодирование 
знания об однократном прошедшем событии или состоявшемся 
однократном действии, связанном с другим действием или со-
бытием, производится в немецком языке с помощью придаточ-
ного предложения с союзом als. Это означает, что говорящим 
на немецком языке нет надобности объяснять, что речь идет 
именно об однократном действии, поскольку такой способ кон-
цептуализации заложен в системе языка. То же можно сказать 
и о грамматической форме Plusquamperfekt, которую носители 
немецкого языка интуитивно воспринимают как знак, кодирую-
щий предпрошедшее действие или событие.

Разумеется, устойчивыми в течение определенного времени 
являются не только отдельные знаки, но и системы граммати-
ческих времен, придаточных предложений и других языковых 
единиц. Принимая во внимание свойство устойчивости языко-
вых образований, включая готовые тексты, например послови-
цы, сказки, литературные произведения и др., В.М. Савицкий 
выдвигает гипотезу о существовании лингвистического конти-
нуума, характеризующего определенную лингвокультуру [Са-
вицкий, Кулаева 2004].
Возникает вопрос: распространяется ли концепция лингвистического 
континуума в указанном выше смысле на категорию 
хронотопа, которая рассматривается и в литературоведении, и в 
лингвистике? Другими словами: существуют ли этноспецифич-
ные модели хронотопа? Прежде чем ответить на эти вопросы, 
необходимо обратиться к понятию хронотопа и его интерпретации 
в работах современных авторов.

2. К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ:
О ВОЗМОЖНОСТИ ИНТЕГРАЦИИ
ЛИНГВИСТИКИ И ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЯ
✧

2.1. К понятию хронотопа в литературоведении

Понятие «хронотоп» заимствовано из математики М.М. Бахтиным, 
который применил его к анализу художественного текста. 
Хронотоп определялся М.М. Бахтиным как существенная 
взаимосвязь временны´х и пространственных отношений, художественно 
освоенных в литературе [Бахтин 1975: 234]. Проведенный 
им диахронический анализ литературных произведений 
разных эпох позволил выделить пространственно-временны´е 
характеристики, типичные для определенной эпохи и творчества 
того или иного писателя. Анализируя жанр романа, Бахтин 
относит его возникновение к античному времени и выделяет 
на основе хронотопического критерия три типа античного романа, 
сохранившихся до наших дней: авантюрный, авантюрно-
бытовой и биографический роман [там же]. Таким образом, важной 
чертой хронотопа в трактовке Бахтина является его связь с 
жанром произведения.
Еще один существенный признак литературного хронотопа, 
по характеристике М.М. Бахтина, состоит в том, что он определяет 
художественное единство литературного произведения в 
его отношении к реальной действительности, поэтому он всегда 
включает в себя ценностный момент. Его ценностная значимость 
может быть выведена только из целого художественного 
хронотопа и только в абстрактном анализе [там же].
Отметим также, что хронотоп как неразрывное про странст-
венно-временно´е единство именуется М.М. Бахтиным в пространственных 
терминах, таких как «порог», «путь», «дво-

рянская усадьба», «замок», поскольку знаки времени могут 
раскрываться в пространственных координатах. При этом временно´
й компонент в художественном тексте признается им главным [
Бахтин 1975: 393—396].
Проиллюстрируем выводы М.М. Бахтина некоторыми 
произведениями немецкой литературы ХХ века. Тип романа 
Д. Кельмана „Die Vermessung der Welt“ можно определить как 
художественная биография. В заглавии романа отглагольное 
существительное с суффиксом -ung, семантика которого предполагает 
длительность процесса. Однако 10 из 16 глав романа озаглавлены 
существительными пространственной семантики: Die 
Reise, Das Meer, Die Höhle, Der Berg, Der Garten, Die Hauptstadt 
и др. В названиях других глав существительные с семантикой 
родства Der Sohn, Der Vater или профессии Der Lehrer. Знаки 
времени реализуются как в обозначениях мест, значимых в жизни 
великих немецких ученых Карла Фридриха Гаусса и Александра 
фон Гумбольдта, так и в терминах родства. Название 
Der Lehrer символизирует определенный период в жизни человека —  
ученичество. Временно´й компонент реализуется доминирующим 
употреблением претерита, позволяющего передать 
последовательность действий или событий, а также темпораль-
ными обстоятельствами типа Am nächsten Morgen, Dann, Nach 
einigen Stunden. Роман открывается указанием точной даты: 
Im September 1928...
Аналогично построен хронотоп в произведении Ф. Брауна 
„Das ungezwungne Leben Kasts“, жанр которого автор определяет 
как Drei Berichte. В названии существительное Leben им-
плицирует временно´й параметр, тогда как заголовки каждого 
«отчета» выражаются существительными пространственной 
семантики, символизирующими места определенных этапов в 
жизни повествующего автора: „Der Schlamm“, „Der Hörsaal“, 
„Die Bretter“. Жанр отчета, естественно, предполагает наличие, 
вернее сказать, частотность темпоральных обстоятельств, которые, 
как правило, открывают абзацы. Ср.: Acht Tage darauf, In 
der dritten Woche, Im Juni, Am Sonntag, Nachher, Dann и др.

В заголовках глав художественной автобиографии К. Вольф 
„Kindheitsmuster“ отчетливо проявляется оценочный компонент 
хронотопа. Заголовки состоят из двух или трех частей, одна из 
которых имеет предметную или событийную, а одна — оценочную 
семантику, ср.:

In der dritten Person leben lernen. Ein Kind erscheint (1. Ka-
pitel).
Wie funktioniert das Gedächtnis? Familienbilder (2. Kapitel).
Die Verstellten sind verstummt. Das neue Haus (5. Kapitel).
Verführung zur Selbstaufgabe. Gedächtnisverlust. Die Lehre-
rin (10. Kapitel).

Отметим, что для нарративного текста, которому посвящен 
наш анализ, наиболее значимым оказывается хронотоп пути, 
проявляющийся во всех трех процитированных произведениях 
и предполагающий последовательное развитие сюжетной линии 
с определенными остановками.
Во время таких остановок происходит слияние простран-
ственных и временны´х примет, что проявляется, по М.М. Бахтину, 
в нескольких моментах. Время в локальной ситуации сгущается, 
уплотняется, становится художественно-зримым; его 
приметы раскрываются в пространстве. Пространство, напротив, 
интенсифицируется, втягивается в движение времени, сюжета, 
истории; пространство осмысливается и измеряется временем [
Бахтин 1975: 393—396].
Хронотоп служит организующим центром произведения, 
обнаруживая в нем сюжетное и изобразительное значение. Он 
организует центры его основных сюжетных событий. В хроно-
топе завязываются и развязываются сюжетные узлы. Одновременно 
с этим время приобретает в точках сюжетного развития 
чувственно-наглядный характер; сюжетные события в хронотопе 
конкретизуются, обрастают плотью, наполняются кровью [там 
же]. Для лингвистического анализа особую значимость приобретают 
изобразительные возможности того или иного языка, с 

помощью которых реализуются пространственно-временны´е характеристики 
преодоления пути. Ср., например, такие типичные 
для немецкого языка темпоральные и направительные наречия, 
как nachher, nebenher, nun, hinunter, hinauf и др.
Подытоживая основные характеристики литературного хро-
нотопа, выделим его лингвистически значимые компоненты, 
в которых, как мы предполагаем, следует искать точки сопри-
косновения с литературоведческими категориями. В самом 
общем плане это реализация абстрактной пространственной 
характеристики пути за счет изобразительных средств обозна-
чения времени, в течение которого осуществляется этот путь. 
Далее посмотрим, как грамматически сочетаются средства вы-
ражения пространственных и временны´х координат, представ-
ляющих в хронотопе неразрывное единство.
Единство хронотопа предполагает его континуальность, ре-
левантность для целого произведения. М.Я. Дымарский пола-
гает, что важнейшие пространственно-временны´е параметры 
текста, необходимые для ориентации в нем читателя, должны 
опираться на стабильного автора, представляющего определен-
ную точку опоры [Дымарский 2000: 272]. Однако понятие кон-
тинуальности, как и близкое понятие стабильности автора, при-
менительно к пространственно-временны´м координатам может 
быть истолковано по-разному.

2.2. К проблеме стабильности
временной перспективы

С одной стороны, континуальность понимается в смысле 
преемственности, воспроизводимости устойчивых единиц язы-
ка, в том числе грамматических. С другой стороны, континуум 
может пониматься в соответствии с этимологией термина как 
непрерывающаяся последовательность психоментальных смыс-
лов, не всегда поддающихся непосредственному наблюдению. 
В последнем случае временно´й континуум будет определяться 

как непрерывная цепочка следующих друг за другом действий 
или событий, то есть как однонаправленная временна´я перспек-
тива, которая может быть внешней, событийной по отношению 
к говорящему либо внутренней, реализуемой во внутренней или 
несобственно-прямой речи.
В художественном тексте, однако, внешняя и внутренняя 
перспективы, как правило, перемежаются: внутренняя перспек-
тива вклинивается во внешнюю, например, в виде авторского 
комментария, нарушая тем самым непрерывность временно´го 
событийного континуума. Событийная перспектива становит-
ся дискретной. Соотношение континуальности и дискретности 
в хронотопе до сих пор остается неясным. М.Я. Дымарский 
отмечает, что литература модернизма и постмодернизма пред-
ставляет в этом смысле особую проблему, так как в ней автор 
не обнаруживает своей стабильности, не давая читателю опре-
деленной точки отсчета [Дымарский 2000: 274—280]. С литера-
туроведческой позиции хронотоп характеризует целый текст, то 
есть обладает свойством континуальности. С точки зрения линг-
вистики текста, однако, грамматические средства выражения 
пространственно-временны´х отношений используются для чле-
нения континуума, то есть маркируют его дискретность. Кроме 
того, в художественной литературе ХХ века нарушение струк-
турной целостности текста используется как стилистический 
прием [Первова 2016]. Возможно ли примирение этих позиций?

2.3. Хронотоп в лингвистике: триединство времени, 
пространства и наблюдающего лица

Проблема взаимодействия лингвистических и литературо-
ведческих категорий занимает как лингвистов, так и литерату-
роведов. Разобщенность этих близких разделов филологии соз-
дает и у тех, и у других ощущение неполноты своего анализа, 
проведенного либо с чисто лингвистических, либо с чисто ли-
тературоведческих позиций. Одной из первых в отечественном 

языкознании к решению этой проблемы обратилась Э.Г. Ризель, 
создавшая теорию лингвостилистической интерпретации худо-
жественного текста, в которой объединяются категории литера-
туроведения и лингвостилистики [Riesel 1974; Ноздрина, Фадее-
ва, 2007: 241].
Понятие хронотопа представляется благодатной почвой для 
исследования такой интеграции. Приведем различные подходы 
к интегративной интерпретации хронотопа. М.Я. Дымарский 
вводит понятие «дейктический модус текста», понимая под ним 
функционально-семантическую категорию текста, которая ба-
зируется на референциальной определенности / неопределен-
ности субъекта речи и хронотопической семантики [Дымарский 
2000: 273]. Как видим, хронотоп увязывается с позицией субъ-
екта речи, то есть автора текста, представляющего дейктический 
центр.
Концепция дейктической связности текста развивается в 
монографии [Сребрянская 2005]. Вслед за М.Я. Дымарским ав-
тор понимает хронотоп как семантическую структуру, опреде-
ляемую фигурой наблюдателя [там же: 118, 203]. В роли наблю-
дателя выступает при этом не только автор, но и персонажи и 
читатели. Наблюдатель представляет точку отсчета времени и 
пространства в нарративном тексте. Исследование Н.А. Среб-
рянской основано на обширном материале художественных 
произведений разных эпох и разных культур; выводы автора 
представляются убедительными. Пространственно-временны´е 
характеристики всегда связаны с интерпретирующим их лицом. 
На этом основании мы принимаем точку зрения М.Я. Дымарско-
го и Н.А. Сребрянской и рассматриваем хронотоп как триедин-
ство времени, пространства и наблюдающего лица. При таком 
подходе получаем концептуальную дискретность, поскольку 
автор-наблюдатель может делегировать позицию наблюдателя 
персонажам или сам размышлять о чем-то.
Упомянем еще одну статью [Болдырев, Жумагулова, 
Курманбаева 2021], в которой хронотоп трактуется с пози-
ций когнитивной лингвистики как когнитивная матрица 

Доступ онлайн
250 ₽
В корзину