Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Основные философские направления и концепции науки

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 669439.07.01
Доступ онлайн
от 320 ₽
В корзину
Обсуждается содержание основных философских направлений современности, в частности: феноменологии, фундаментальной онтологии, герменевтики, постструктурализма и аналитической философии. Оно сопоставляется с достижениями современной науки, обобщенными в форме теории концептуальной трансдукции. Союз философии и науки понимается как последовательное освоение плюрализма современного знания. Для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению «Философия», аспирантов, изучающих курс «История и философия науки», и магистрантов, осваивающих дисциплины, посвященные методологии научного познания. Представляет интерес для философов и ученых, а также широкого круга читателей, заинтересованных в укреплении союза философии и науки.
Канке, В. А. Основные философские направления и концепции науки : учебное пособие / В.А. Канке. — 4-е изд., перераб. и доп. — Москва : ИНФРА-М, 2023. — 266 с. — (Высшее образование: Бакалавриат). — DOI 10.12737/textbook_5c7d027af2fac3.69659993. - ISBN 978-5-16-013337-9. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1939104 (дата обращения: 24.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
4-е издание, переработанное и дополненное

ОСНОВНЫЕ ФИЛОСОФСКИЕ 
НАПРАВЛЕНИЯ И КОНЦЕПЦИИ 

НАУКИ

В.А. КАНКЕ

Москва 

ИНФРА-М 

202УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ

Рекомендовано Межрегиональным учебно-методическим советом профессионального 

образования в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, 

обучающихся по направлению подготовки 47.03.01 «Философия» 

(квалификация (степень) «бакалавр») (протокол № 3 от 11.02.2019)

УДК 14(075.8)
ББК 87.25я73
 
К19

Канке В.А.

К19  
Основные философские направления и концепции науки : учебное 

пособие / В.А. Канке. — 4-е изд., перераб. и доп. — Москва : ИНФРА-М, 
2023. — 266 с. — (Высшее образование: Бакалавриат). — DOI 10.12737/
textbook_5c7d027af2fac3.69659993.

ISBN 978-5-16-013337-9 (print)
ISBN 978-5-16-106044-5 (online)
Обсуждается содержание основных философских направлений современности, 
в частности: феноменологии, фундаментальной онтологии, 
герменевтики, постструктурализма и аналитической философии. Оно сопоставляется 
с достижениями современной науки, обобщенными в форме 
теории концептуальной трансдукции. Союз философии и науки понимается 
как последовательное освоение плюрализма современного знания.

Для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направле-

нию «Философия», аспирантов, изучающих курс «История и философия 
науки», и магистрантов, осваивающих дисциплины, посвященные методо-
логии научного познания. Представляет интерес для философов и ученых, 
а также широкого круга читателей, заинтересованных в укреплении союза 
философии и науки.

УДК 14(075.8)
ББК 87.25я73

Р е ц е н з е н т ы:

Багдасарян Н.Г., доктор философских наук, профессор Москов-

ского государственного технического университета имени Н.Э. Бау-
мана (национального исследовательского университета);

Ловецкий Г.И., профессор Калужского филиала Московского го-

сударственного технического университета имени Н.Э. Баумана (на-
ционального исследовательского университета)

ISBN 978-5-16-013337-9 (print)
ISBN 978-5-16-106044-5 (online)
© Канке В.А., 2019

Предисловие к четвертому изданию

В предисловиях к предыдущим изданиям нашей книги отмеча-
лись кардинальные изменения, произошедшие в основаниях фило-
софской мысли в XX в. Теперь же мы привлекаем внимание чита-
телей к событиям последних трех десятков лет. Они имеют далеко 
не рядовой характер.
Изучая историю философии, истории многих других наук, в том 
числе лингвистики, логики, математики, информатики, физики, 
био логии, экономики, правоведения, технических дисциплин, мы 
несколько неожиданно для себя обнаружили, что едва ли не во всех 
из них решающие подвижки произошли в середине 1970-х гг. Новый 
поток знания появился не случайно и не в силу философских про-
зрений, а в результате упорной, насыщенной многими сомнениями 
и неудачами работы исследователей. Она имеет весьма утонченное 
содержание, которое в данном случае может быть охарактеризовано 
всего лишь поверхностными координатами, но и они существенны.
Для современной науки характерны, на наш взгляд, следующие 
основные тенденции: плюрализм теорий, нестандартное математи-
ческое моделирование, как правило, вероятностного типа, компью-
теризация, метризация и, наконец, повсеместная потребность в эти-
зации. Все эти пять тенденций являются, по сути, самыми настоя-
щими вызовами для современной философии. Адекватные ответы 
на них не выработаны ни в науках, ни в философии. Налицо про-
блемная ситуация ранее не встречавшихся масштабов. Чтобы с нею 
совладать, необходим новый союз философии и науки. Практика 
его реализации показывает, что ограниченные усилия либо со сто-
роны философов, либо со стороны ученых не приводят к успеху. 
Насущной задачей является использование потенциала всего акту-
ального знания, а не только его отдельных регионов. Повсеместно 
наблюдаемая в философии и науке сепаратизация и фрагментари-
зация знания бессильна перед упомянутыми выше пятью вызовами. 
Бесспорно, что они ставят труднейшие задачи и перед философами.
Благодаря нестандартной математизации знания за последние 
несколько десятков лет существенно укрепился научный статус 
многих наук, в частности общественных дисциплин. Математи-
ческие фетишисты правильно утверждают, что без математики 
несостоятельна любая из наук. Но и они, и философы не владеют 

панорамой математической мысли как единым целым и, следова-
тельно, ее недопонимают.
О компьютеризации и ее проблемах пишут много, но мы 
не возьмем на себя смелость утверждать, что существует сколько-
нибудь развитая философия информатики.
Метризация науки, стремительное развитие методов и методик 
измерений и обработки данных, — важнейшая составляющая совре-
менного научного прогресса. Но в философии науки господствует 
постпозитивизм, который относится к ней исключительно индиф-
ферентно.
Этизация науки вызвана к жизни ее трудностями. Далеко 
не случайно за последние три десятилетия были развиты такие 
дисциплины, как компьютерная этика, ядерная этика, биоэтика, 
бизнес-этика. Но их философская база является явно неудовлет-
ворительной. Да и откуда ей взяться, если в современной фило-
софской этике с необычайным упорством продолжают культиви-
ровать давно устаревшие и не согласующиеся с научными данными 
аристотелевские, кантианские и утилитаристские рецепты.
Не без грусти приходится наблюдать часто встречающуюся си-
туацию — отчуждение философов и ученых друг от друга. Наша 
книга во многом нацелена на преодоление этой ситуации. В оче-
редной раз оценивая ее содержание, мы пришли к выводу, что она 
создает определенный задел, необходимый для решения выше -
упомянутых вызовов современной цивилизации. В попытке найти 
на них адекватный ответ необходим не одноразовый рецепт, а мак-
симально широкий комплекс критических проблемных темати-
заций, обращение к которым дает надежду на успех.
Четвертое издание нашей книги существенно отличается от пре-
дыдущих изданий. Дело в том, что на этот раз мы целенаправленно 
используем потенциал развитой нами теории концептуальной 
трансдукции как масштаб для оценки состояния всех тех теорий, 
которые рассматриваются в книге. Указанная теория была раз-
вита нами в ее существенных моментах за последние десятилетия, 
поэтому в других изданиях книги она если и использовалась, то, 
по сути, лишь эпизодически. В связи со сказанным решающее зна-
чение для определения лейтмотива всей книги имеет ее первая 
глава. Читателям рекомендуется обратить на нее особое внимание.
Итак, наше сокровенное желание состоит в приобщении чита-
телей книги к динамике и росту союза философии и науки. Не сом-
неваемся, что именно он занимает ключевые позиции в любом 
типе образования, действительно заслуживающем этого пышного 

титула. Как и ранее, автор с благодарностью примет критические 
замечания и пожелания читателей.
Учебное пособие предназначено обучающимся по направлению 
«Философия», аспирантам, изучающим курс «История и фило-
софия науки», и магистрантам, осваивающим дисциплины, посвя-
щенные методологии научного познания. Представляет интерес 
для философов и ученых, а также широкого круга читателей, заин-
тересованных в укреплении союза философии и науки.
В результате изучения курса «Основные философские направ-
ления и концепции науки» студент должен:
знать
 
• теорию концептуальной трансдукции как учения о научных кон-
цептах и методах;
 
• основные философские направления современности, в част-
ности: феноменологию, фундаментальную онтологию, герменев-
тику, постструктурализм, критический рационализм и аналити-
ческую философию.
 
• главные тренды в развитии философского знания;
уметь
 
• используя теорию концептуальной трансдукции, выявлять про-
блемные аспекты философских концепций различных истори-
ческих эпох;
 
• выявлять их сильные и слабые стороны;
 
• прослеживать влияние современных философских направлений 
на современную научную мысль;
 
• оценивать статус философских направлений с позиций дости-
жений современной науки;
владеть
 
• навыками укрепления союза философии со всеми другими от-
раслями науки;
 
• способами постижения плюрализма современных философских 
и научных направлений;
 
• способами использования достижений основных философских 
направлений в современной ситуации.

Глава 1.

ТЕОРИЯ КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ ТРАНСДУКЦИИ

Основная цель данной главы учебного пособия состоит в озна-
комлении читателя с устройством научных теорий. Ему необхо-
димо детально изучить теорию концептуальной трансдукции, по-
нять способы управления концептами и теориями. Обучающийся 
должен:
знать
 
• концепты теории, а именно: сущие, принципы, законы и пере-
менные;
 
• теории — частично устаревшие, проблемные, новые, обнов-
ленные старые;
 
• методы управления концептами: дедукцию, аддукцию, ин-
дукцию, абдукции;
 
• методы управления теориями: проблематизацию, открытие 
и интерпретацию;
уметь
 
• управлять концептами и теориями;
 
• выстраивать ряды проблемных теорий и преобразовывать их 
в лигатеории:
 
• интерпретировать природу объектов, ментальности и языка;
владеть
 
• навыками критического анализа теорий, выявления их недо-
статков и путей их преодоления;
 
• способами использования философских концептов и теорий при 
анализе содержания научных и ненаучных теорий.
Ключевые термины: теории, сущие, принципы, законы, переменные, 
дедукция, аддукция, индукция, абдукция, проблемати-
зация, открытие, интерпретация, принцип теоретической репрезентации.


1.1. ИНТРАТЕОРЕТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ТРАНСДУКЦИЯ

Для оценки теорий, которые будут рассмотрены в дальнейшем 
тексте, необходим некоторый масштаб. На наш взгляд, им является 
уровень самых развитых теорий. Именно такие теории принято 
называть научными. Теории являются системами концептов, которыми 
исследователи управляют посредством некоторых методов. 

Таким образом, прежде всего необходимо определиться со статусом 
концептов и методов научных теорий. В обзорной статье, посвященной 
научным методам, Х. Андерсен и Б. Хепберн отмечают, что 
«среди видов деятельности, которые часто называют характерными 
для науки, числятся систематические наблюдения и эксперименты, 
индуктивные и дедуктивные рассуждения, а также формирование 
и тестирование гипотез и теорий»1.
С таким утверждением можно согласиться, но лишь с известной 
оговоркой. Как показывает содержание статьи указанных авторов, 
они в основном прослеживают путь развития методов дедукции 
и индукции. Эти два метода действительно исключительно акту-
альны для всего научного дела, но оно далеко не исчерпывается 
только ими. Для понимания статуса научных, в том числе фило-
софских, теорий необходима полновесная концепция, к построению 
которой мы как раз и приступаем. Обратившись к самым развитым 
теориям всех существующих отраслей науки, от физики до эконо-
мики и политологии, мы повсюду встречаем концепты, а именно 
концепты сущих (объектов, субъектов, организаций), их признаков, 
а также законов и принципов. Все эти концепты вырабатывались 
не без труда.

Основные научные концепты

Идеи Платона — это в основном сущие как таковые, но в иде-
альном виде, по поводу которого он может сказать немногое. Ари-
стотель превращает идеи Платона в формы (сущности) вещей. 
Формы начинают пониматься в качестве признаков вещей, т.е. 
сущих. Дж. Локк вводит представление об абстрактных сущих. Анна 
и Петр — конкретные сущие, а человек — абстрактное сущее, избав-
ленное от особенностей первых двух. Создание Г. Фреге и Б. Рас-
селом логики предикатов первого порядка существенно прояснило 
ситуацию с соотношением сущих, которые часто называют также 
вещами, и их признаков. Каждая вещь выступает как единство 
признаков, которые измеряются. Воззрения Платона и Локка пе-
рестают быть авторитетными. Выдающиеся ученые судят о вещах 
и их признаках на основе теорий. На вопрос «Что такое электрон 
и какими признаками он обладает?» следует рекомендация обра-
титься к электродинамике. Признаки вещей во всех науках опре-

1 
Andersen H., Hepburn B. Scientifi c Method // The Stanford Encyclopedia of 
Philosophy / ed. by E.N. Zalta. URL: https://plato.stanford.edu/archives/
sum2016/entries/scientifi c-method/

деляются в качестве переменных, которые фигурируют в записях 
научных законов и принципов.
Понятие научного закона сформировалось относительно поздно, 
главным образом в связи с развитием физики усилиями Г. Галилея 
и особенно И. Ньютона. До XVII в. законы природы воспринима-
лись главным образом как проявление неприродных сил, например 
божественных. Научный закон выступает как связь переменных. 
Она позволяет при знании одних переменных предсказать значение 
других переменных. Предсказательная функция научной теории 
реализуется благодаря законам. Без законов эта функция не может 
быть реализована. В этой связи очевидно, что ученые всех мастей 
уделяют законам первостепенное внимание. Нет такой научной 
теории, в которой бы не было законов.
Обратимся теперь к концепции принципа. Из принципов вы-
водятся законы. Это обстоятельство было впечатляющим образом 
продемонстрировано после создания Ньютоном классической ме-
ханики усилиями П. Мопертюи (1744), Л. Эйлера (1744), Ж. Ла-
гранжа (1760) и У. Гамильтона (1834). Они стали первооткрыва-
телями принципа наименьшего действия.
В экономике также были выяснены ее принципы, прежде 
всего принцип максимизации субъективной полезности. Интерес 
к этому принципу был инициирован Д. Бернулли (1754), но реша-
ющие события случились лишь спустя два века благодаря работам 
Дж. фон Неймана, О. Моргенштерна (1944) и Л.Дж. Сэвиджа 
(1952) и П. Самуэльсона (1952). Полезность понимается, как 
правило, в качестве нормы прибыли на авансированный капитал. 
В наши дни теория без принципов считается анахронизмом. В ма-
тематике принципами являются аксиомы. Принципов может быть 
несколько, в том числе десятков, но в любом случае их намного 
меньше, чем законов.
В философии тема принципов была предметом первостепен-
ного интереса И. Канта. Но в определении их конкретного вида 
он не преуспел. Дело в том, что он пытался назвать их, минуя со-
держание нефилософских наук. В итоге он признавал принципом 
геометрии пространство, а принципом арифметики время. В дей-
ствительности же принципами как геометрии, так и арифметики 
являются их аксиомы.
Итак, выше выделены концепты теории. В этой связи становится 
очевидным нетривиальное обстоятельство: чтобы понять природу 
того или иного сущего, необходимо понять динамику концептов 
теории, т.е. принципов, законов и переменных. Нельзя нечто по-

нять «в лоб», не совершая переходы между указанными выше кон-
цептами. Интерес к этим переходам актуализирует представление 
о научных методах, из числа которых наиболее известны дедукция 
и индукция.

Дедукция
Дедукция понимается как переход принципы — законы — пе-
ременные. В историческом плане она была освоена значительно 
ранее индукции, в основном благодаря успехам двух формальных 
наук — логики и математики. Формальная логика как учение о сил-
логизмах была создана Аристотелем в IV в. до н.э., а приблизи-
тельно век спустя была создана Евклидом одноименная его имени 
геометрия. На протяжении 2000 лет человечество в основном было 
знакомо с логической и математической дедукцией. Тренд Аристо-
теля — Евклида нашел свое продолжение в усилиях европейских 
рационалистов Р. Декарта, В. Лейбница, Б. Спинозы и И. Канта. 
Лишь после создания И. Ньютоном классической механики 
(1676) пришел первый значительный дедуктивный успех за пре-
делами формальных наук. Успехи физики инициировали новый 
тренд, связанный с освоением индуктивного метода.

Индукция
В современном понимании индукция есть переход от фактов 
к средним значениям переменных и далее к законам и принципам. 
Но до такого понимания ученые и философы пришли далеко 
не сразу.
Первым глашатаем метода индукции стал Ф. Бэкон. Он при-
держивался теории форм Аристотеля. Индукцию он понимал в ка-
честве пути обнаружения форм, в частности причин. Показательно, 
что британские эмпирицисты Дж. Локк, Дж. Беркли и Д. Юм 
не поддержали усилия Бэкона. Новый метод осваивался с трудом. 
Только спустя более 200 лет после основополагающего труда Ф. Бэ-
кона «Новый органон» (1620) появилась работа Дж.С. Милля 
«Система логики, силлогистической и индуктивной» (1843). Успех 
оказался довольно относительным. Милль не придерживался 
учения о формах, его в основном интересовали причины явлений. 
О пути выяснения законов сказано мало, а о принципах вообще 
ничего. В рассматриваемый исторический период (1840–1860) ис-
ключительно активно разрабатывал индуктивный метод У. Уэвелл. 
В отличие от Милля он стремился понять сам процесс индукции, 
в частности возможность использования математики. Он владел 

некоторыми приемами дисперсионного анализа, в частности ис-
пользования метода наименьших квадратов. Уэвелл находился 
у истоков того образа индукции, который спустя полвека будет 
разработан в рамках статистики, созданной усилиями Ф. Галь-
тона, К. Пирсона, У. Госсета (Стьюдента), Р. Фишера, Э. Пирсона, 
Е. Неймана. Особое место в статистике занимает ее байесовской 
вариант. Основываясь на идеях английского математика Т. Байеса 
(1702–1761), Ф. Рамсей (1931), Б. де Финетти (1937) и Л. Сэвидж 
(1954) развили вариант субъективного понимания вероятности, 
т.е. степени личной уверенности ученого в истинности той или 
иной теории.
Таким образом, в понимании метода индукции следует разли-
чать по крайней мере четыре этапа теории соответственно: 1) Бэ-
кона; 2) Милля — Уэвелла; 3) К. Пирсона — Фишера — Неймана; 
4) Рамсея — Финетти — Сэвиджа. Современное понимание ин-
дукции в основном соответствует концептуальному содержанию 
статистики. Концепция Пирсона — Фишера — Неймана позволяет, 
во-первых, определить новые законы и принципы, отличающиеся 
от исходных, т.е. дедуктивных. Иначе говоря, определить новую 
теорию. Во-вторых, определить степень их правдоподобия. Байе-
совское определение вероятности позволяет учесть динамику субъ-
ективной оценки исследователем качества старой и новой теорий.

Аддукция — метод экспериментирования
Автор придерживается убеждения, что индукция, реализуемая 
посредством всех тех приемов, которые входят в состав статистики, 
в частности, дисперсионный, корреляционный и регрессионный 
анализ, является методом исключительно обработки данных, 
но не эксперимента. Никто и никогда не доказывал, что индукция 
относится к эксперименту. Тем не менее по умолчанию ее к нему 
относят. Рассматриваемая ситуация заслуживает специального рас-
смотрения.
Внимание к феномену эксперимента резко возросло после изы-
сканий Ф. Бэкона, Г. Галилея и Р. Бойля. Впоследствии оно было 
приумножено благодаря инициативам Дж.С. Милля, Э. Маха 
и Х. Динглера. Идеалы экспериментальной науки пропагандиро-
вали представители неопозитивизма, критического рационализма 
и аналитической философии, в частности, М. Шлик, К. Поппер, 
У. Куайн. Во многих науках, например в физике, биологии и эко-
номике, проводились утонченные эксперименты, тем не менее 
в 1980-е гг. сложилось твердое убеждение, что философия экспе-

Доступ онлайн
от 320 ₽
В корзину