Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Древняя и средневековая восточная философия

Покупка
Артикул: 799003.01.99
Доступ онлайн
600 ₽
В корзину
В основу учебного пособия положен методологический принцип единства философского, социального и культурного аспектов. Рассмотрены основные школы древнеиндийской мысли и направления философии в Древнем Китае, показано зарождение философии на мусульманском Востоке. Изложение содержания философских учений Древнего Востока опирается на результаты новейших исследований в области науки о Востоке. Для студентов, изучающих дисциплины «История философии», «История философии науки», «История и методология науки», «Философия и методология социальных наук».
Васечко, В. Ю. Древняя и средневековая восточная философия : учебное пособие / В. Ю. Васечко, С. П. Пургин ; М-во образования и науки Рос. Федерации, Урал. федер. ун-т. - Екатеринбург : Изд-во Уральского ун-та, 2017. - 196 с. - ISBN 978-5-7996-2198-8. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1932314 (дата обращения: 24.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Екатеринбург
Издательство Уральского университета
2017

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ 
ИМЕНИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ Б. Н. ЕЛЬЦИНА

ДРЕВНЯЯ 
И СРЕДНЕВЕКОВАЯ 
ВОСТОЧНАЯ ФИЛОСОФИЯ

Учебное пособие

Рекомендовано методическим советом УрФУ
для студентов, обучающихся по программе бакалавриата
по направлению подготовки 47.03.01 «Философия»

В. Ю. Васечко, С. П. Пургин

© Уральский федеральный университет, 2017
ISBN 978-5-7996-2198-8

Р е ц е н з е н т ы:

кафедра философии Уральского государственного 
экономического университета (заведующий кафедрой 
доктор философских наук, профессор С. Л. Кропотов);

С. В. Аржанухин, доктор философских наук, профессор
(Российская академия народного хозяйства и государственной 
службы при Президенте Российской Федерации)

ББК Ю3(0)я73-1
       В19

Васечко, В. Ю.
Древняя и средневековая восточная философия : учеб. пособие / 
В. Ю. Васечко, С. П. Пургин ; М-во образования и науки 
Рос. Федерации, Урал. федер. ун-т. — Екатеринбург : Изд-во 
Урал. ун-та, 2017. — 196 с.

ISBN 978-5-7996-2198-8

В основу учебного пособия положен методологический принцип единства 
философского, социального и культурного аспектов. Рассмотрены основные 
школы древнеиндийской мысли и направления философии в Древнем Китае, 
показано зарождение философии на мусульманском Востоке. Изложение содержания 
философских учений Древнего Востока опирается на результаты 
новейших исследований в области науки о Востоке.
Для студентов, изучающих дисциплины «История философии», «История 
философии науки», «История и методология науки», «Философия и методология 
социальных наук». 

b19

ББК Ю3(0)я73-1

На обложке:
Диалог между Кришной и Арджуной на поле битвы Курукшетра. 
Бхагавад-Гита

Предисловие ...........................................................................................................5

Глава 1. «Восток — Запад» как философско-культурологическая 
проблема ...................................................................................................................8
 
1.1. Восток и Запад как культурно-исторические типы ..............8
 
1.2. Россия между Востоком и Западом ..........................................16
 
1.3. Генезис философии на Западе и Востоке ...............................22

Глава 2. Древнеиндийская философия ........................................................29
 
2.1. Индийская мифология и религия. 
 
Веды как предпосылка философского знания .............................29
 
2.2. «Упанишады» — начало индийской философии .................34
 
2.3. Философские школы Индии ......................................................39
 
2.4. Основные идеи буддийской религии и философии ...........55
 
2.5. Философские школы буддизма .................................................60
 
2.6. Этические принципы буддизма хинаяны и махаяны .........66
 
2.7. Дзэн-буддизм в Китае и Японии ...............................................72

Глава 3. Древнекитайская философия .........................................................84
 
3.1. Особенности китайской мифологии, культуры 
 
и образа жизни .........................................................................................84
 
3.2. Жизнь, социально-политическое и нравственное 
 
учение Конфуция ....................................................................................91
 
3.3. Конфуцианство в IV–III вв. до н. э.: 
 
Мэн-цзы и Сюнь-цзы ............................................................................97
 
3.4 Даосизм — философское учение о природе, 
 
обществе и человеке ............................................................................ 103
 
3.5. Учение Мо-цзы и его полемика с конфуцианством ......... 111
 
3.6. Легизм (фа-цзя) как идеология централизованной 
 
монархии ................................................................................................. 117

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 4. Арабо-мусульманская философия Средневековья ............. 133
 
4.1. Зарождение арабо-мусульманской философии, 
 
теологии и науки. Восточный перипатетизм ............................. 133
 
4.2. Энциклопедизм Ибн Сины (Авиценны) — вершина 
 
средневековой арабской философии и науки ............................ 141
 
4.3. Проблема веры и знания в арабской философии. 
 
Теория двойственной истины Ибн Рушда (Аверроэса) ......... 149
 
4.4. Зарождение, история и общая характеристика суфизма .. 158
 
4.5. Суфийская онтология и гносеология: учение 
 
о Боге как Истине и путях Его постижения ............................... 166
 
4.6. Антропология и этика суфиев ................................................. 175

Приложение 1. Не ум ....................................................................................... 190

Приложение 2. Законопроект первого министра империи Цинь 
легиста Ли Сы, представленный императору Цинь Шихуанди 
и утвержденный им (213 г. до н. э.) ................................................................ 191

Приложение 3. Алишер Навои. Рассуждения из поэмы 
«Возлюбленный сердец» ............................................................................... 192

Список рекомендуемой литературы ......................................................... 194

Основной целью изучения дисциплины «Восточная фило-
софия» является первичное ознакомление студентов с наиболее 
известными и репрезентативными философскими учениями, 
возникшими в древности и Средневековье на Ближнем, Среднем 
и Дальнем Востоке. Известны различные способы изложения вос-
точной философии — хронологический, системно-категориальный 
и др. Мы в качестве основы выбрали культурно-исторический, или 
цивилизационный принцип, при котором рассмотрение того или 
иного учения тесно увязывается с особенностями религии, куль-
туры, духовных и социально-политических традиций, менталитета 
данного народа. В соответствии с этим студентам предлагается 
решить следующие основные задачи:
— рассмотреть генезис и эволюцию философских идей на Вос-
токе и Западе с учетом как общих, так и специфических моментов;
— дать характеристику ведущих религиозно-философских 
концепций, возникших в контексте древнеиндийской цивилизации, 
и определить их вклад в общемировую культуру;
— дать характеристику социально-философских и этических 
учений, сформировавшихся в регионе Дальнего Востока, и вы-
яснить их значение в становлении культуры современных Китая 
и Японии;
— проанализировать рационалистические и мистические концепции, 
возникшие в средневековом мусульманском мире, и понять 
причины их живучести и влиятельности в наше время.
Первая из тем предлагаемого курса («“Восток — Запад” как 
философско-культурная проблема») служит решению первой из 
указанных задач. Дальнейшие темы могут быть сгруппированы 
попарно: темы 2 и 3 посвящены индийской философии, 4 и 5 — 
китайской, 6 и 7 — арабо-мусульманской.

ПРЕДИСЛОВИЕ

При знакомстве с восточной философией, как и с культурой 
Востока вообще, следует избегать двух крайностей, в которые нередко 
впадали (и продолжают впадать) и европейцы, и американцы, 
и русские. Во-первых, это европоцентризм, когда на Восток изначально 
смотрят сверху вниз, подчеркивая те его стороны, в которых 
он явно уступает Западу (отсталость в области естественных наук, 
промышленности, техники, деспотизм политического правления, 
необразованность и суеверия значительной части населения). 
Во-вторых, это азиецентризм, когда на Восток смотрят, наоборот, 
снизу вверх, превознося тот интерес, который обнаруживается здесь 
к духовной стороне человеческой жизни, и отвергают западную 
культуру по причине ее приземленности, материалистичности, 
потребительского характера и т. д. 
Мы исходим из того, что оценка восточной культуры должна 
быть более взвешенной и сбалансированной: Восток не следует ни 
недооценивать, не переоценивать. Просто существуют проблемы, 
имеющие общечеловеческую ценность (смысл личного и родового 
бытия, статус трансцендентного, межличностная коммуникация, 
достижение социальной и политической гармонии), но по-разному 
решавшиеся и решаемые в разных регионах планеты. И та глобальная 
культура, которая формируется в настоящее время, призвана 
сохранить все здоровое и позитивное, что было открыто за предыдущие 
века и тысячелетия, независимо от той точки земного шара, 
где это открытие состоялось. 
Известно, что философия — это не просто элемент культуры, 
это ее сущность, душа, квинтэссенция. Но если применительно 
к западной культуре философию, как правило, удается отделить 
от других форм духовной жизни (искусства, религии, морали, 
науки) и рассматривать ее как автономный культурный феномен, 
то при анализе культуры Востока эта операция чаще всего не удается. 
Философия Востока столь тесно переплетена с иными составляющими 
культуры (с религией, например, в Индии и исламском 
мире, или с моралью и правосознанием в Китае), что выделение 
сугубо философского компонента в каком-то конкретном учении 
чревато искажением его содержания. Но это следует расценивать 
не как дефект восточного типа философствования, а как его особенность. 
Тем более что и на Западе, и в России нередко можно 
встретить аналогичные примеры.

Далее, необходимо помнить, что под выражением «восточная 
философия» могут подразумеваться весьма различные и многообразные 
вещи, и до сих пор остается проблематичным, существуют 
ли признаки, по которым можно однозначно отделить восточную 
философию от «невосточной». Уже первое знакомство показывает, 
насколько сильно отличается, допустим, индийская философия 
от китайской и насколько далеко отстоят друг от друга даже учения, 
возникшие в одном культурном ареале и в одну эпоху (как, скажем, 
легизм и даосизм). Поэтому сам термин «восточная философия» 
лучше принимать более или менее условно, чтобы за общими чертами 
не потерять из виду специфику конкретной концепции.
Изучение восточной философии предполагает работу не только 
с современной литературой обобщающего или комментаторского 
характера, но и с первоисточниками, то есть с текстами, создавав-
шимися задолго до нас и на языках, логическая и грамматическая 
структура которых сильно отличалась от языков европейских, 
включая и русский. Естественно, это нелегкое дело, но без него не 
может быть и речи о правильном понимании того или иного учения. 
Поэтому мы настоятельно рекомендуем студентам при подготовке 
к семинарам не ограничиваться трудами наших современников, 
а стараться освоить к каждому занятию хотя бы одно или два из ре-
комендованных преподавателем классических сочинений. 
Особенно это касается написания рефератов и подготовки уст-
ных докладов. В них обязательно должно быть отражено знакомство 
студента с аутентичными текстами, должны присутствовать их 
анализ и собственная оценка. В противном случае материал может 
быть усвоен лишь поверхностно, фрагментарно и наверняка скоро 
забудется после сдачи зачета, а его смысл останется за пределами 
сознания данного индивида. 
Наконец, при изучении нашего курса нужно постоянно иметь 
в виду, что какие бы расстояния и времена ни отделяли нас от клас-
сических мыслителей Востока, волновали их те же, в сущности, во-
просы, что и любого мыслящего человека. Поэтому в любом случае 
необходимо увидеть ценность того или иного древнего учения, 
трактата, сутры, даже отдельного изречения лично для себя — для 
молодого человека, живущего именно в России и именно в начале 
XXI в. 

1.1. ВОСТОК И ЗАПАД 
КАК КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЕ ТИПЫ

Традиционно под Западом понимается культура западноевро-
пейских стран и ее заокеанское ответвление — культура североаме-
риканская, а под Востоком — культура азиатских стран, в которой 
условно выделяются регионы — Ближний, Средний и Дальний 
Восток, а также, начиная с арабских завоеваний (VIII в.), регион 
Северной Африки. История знала самые различные варианты 
взаимоотношений этих культурных моделей (или цивилизаций, 
как их стали называть в XIX в.): и активные обоюдовыгодные кон-
такты на паритетной основе, и стремление к навязыванию своих 
ценностей и императивов теми или иными силовыми средствами, 
и почти полную потерю интереса к противоположной стороне, за-
цикливание на собственной религиозной, социальной, духовной 
самодостаточности.
Становление современной формы культурологической про-
блемы «Восток — Запад» следует отнести к эпохе Нового времени 
и Просвещения, когда благодаря свидетельствам христианских 
миссионеров (главным образом монахов-иезуитов) было обращено 
внимание на существенные различия в политическом устройстве 
и ценностных ориентациях людей в Европе и Азии, прежде всего 
в Индии и Китае. Эти свидетельства положили начало двум направ-
лениям в оценке европейцами (как мыслителями, так и широкой 
общественностью) Востока: 1) панегирическому, восторженному, 
2) негативистскому, критическому. В первом случае Восток, 
и в первую очередь Китай, выступал как общество всеобщего бла-
годенствия, учености и просвещенности, ставился в пример евро-
пейским монархиям как образец мудрости и целесообразности в го-
сударственном управлении. Во втором внимание акцентировалось 

Глава 1 
«ВОСТОК — ЗАПАД» КАК ФИЛОСОФСКО-
КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

на рабстве и бесправии, царивших в восточных деспотиях, на мас-
совом невежестве, неграмотности, слепом следовании архаическим 
традициям, тысячелетнем духовном и социальном застое.
 При последовавшем столкновении двух этих типов цивилиза-
ционного развития выявилось несомненное превосходство Запада 
в технико-экономическом и военно-политическом отношениях. 
С одной стороны, это породило среди европейской интеллигенции 
(и тем более малообразованных слоев населения) представление 
о «неполноценности» Востока, о необходимости приобщения его 
к самой передовой в мире цивилизации. Эта установка получила на-
звание европоцентризма, согласно которой Запад (включая США) 
должен служить идеалом и образцом для всего населения Земли, по-
скольку именно в его лоне сформировались самые универсальные, 
самые гуманные общечеловеческие культурные ценности, берем ли 
мы религию, политику, искусство, мораль, науку или что-нибудь 
еще. В определенной степени европоцентризм проник и в сознание 
образованной части населения стран Востока, превратившихся 
в XIX–XX вв. в колонии и полуколонии европейских держав.
С другой стороны, как закономерный ответ на культурную экс-
пансию Запада появляется востокоцентризм (или азиецентризм), 
доминирующей идеей которого становится духовное и нравствен-
ное превосходство азиатов над «западными варварами»1. Утвержда-
лось, что Европа вкупе с Северной Америкой представляют собой 
ошибочные, тупиковые варианты социокультурной эволюции, 
утратившие ту целостность и духовность, которые были свойствен-
ны человечеству на ранних стадиях его развития (в эпоху первых 
цивилизаций) и которые сохранились на Востоке. Считалось, что 
заимствовать у Запада можно лишь достижения естественных наук 
и технические изобретения. Как и в первом случае, указанный под-
ход со временем нашел своих сторонников и на Западе — среди 
тех интеллектуалов, которые разочаровались в ценностях своей 
культуры и в поисках истины обратили взоры к буддизму, инду-
изму, даосизму, исламу и иным нетрадиционным (для Европы, 
естественно) учениям. 

1 Янгуйцзы («белые дьяволы») — так еще в первой половине прошлого века на-
зывали китайские простолюдины всех лиц с европейской внешностью — и англичан, 
и французов, и американцев, и русских. 

Благодаря активной работе историков, археологов, лингвистов, 
религиоведов и других ученых-гуманитариев как исчезнувшие, так 
и живые цивилизации Запада и Востока открывают все новые свои 
тайны, и в результате этого наше знание о первых шагах человечества 
после его выхода из первобытного состояния становится все 
более конкретным, полным и целостным. В культурологии сейчас 
утверждается представление о том, что «отставание» Востока носит 
исторический, условный характер: до определенного момента 
он развивался достаточно устойчиво, двигался в собственном 
историческом ритме, который был вполне сопоставим с ритмом 
развития Запада. Более того, Восток (от Египта до Китая) вообще 
можно рассматривать как исходный пункт всемирно-исторического 
процесса, ибо именно в недрах существовавших здесь религий возникают 
зачатки тех идей, которые сегодня позиционируют себя как 
ценности всей цивилизации.
Первоначально практически во всех государствах Востока 
существовал тот тип хозяйствования, который К. Маркс назовет 
позднее «азиатским способом производства». Для него характерно 
отсутствие частной собственности (в первую очередь на землю — 
основное средство производства) и экономических классов. 
В тогдашних обществах господствовал административный аппарат 
(чиновничество), а экономическая деятельность (земледелие, 
ремесло, торговля) была возможна лишь в тех рамках, которые 
допускал произвол правителей и их прислужников. В то же время 
существовала значительная автономия сельских общин и других 
социальных корпораций (типа каст в Индии) при решении их 
внутренних проблем.
Принцип, господствовавший в «азиатских» обществах, можно 
сформулировать так: «власть есть собственность», или «власть 
рождает собственность». Собственник, не причастный к власти, 
не имел юридических гарантий. Социальную значимость в госу-
дарствах Востока имели лишь люди, обладавшие той или иной 
долей власти. Богатство и собственность сами по себе, без власти 
мало что значили: утратившие власть становились бесправными 
и, как правило, вслед за властью теряли и собственность, а вместе 
с ней часто и жизнь.
Но, просуществовав порядка трех тысячелетий, этот со-
циально-политический строй дал трещину. Произошло это 

в VII–VI вв. до н. э. в сравнительно небольшом регионе — Древ-
ней Греции, расположившейся на островах Эгейского моря и на 
омываемых им берегах — юге Балканского полуострова и западе 
Малой Азии. Этот феномен получил в исторической культурологии 
название «социальной мутации» (по аналогии с мутациями генети-
ческими). Суть его в том, что в результате реформ законодателей 
Солона и Клисфена в Афинах, а затем в других греческих полисах 
возникло общество нового типа — античное. Его основу составили:
— наличие писаного закона, в отношении к которому все сво-
бодные граждане были равны;
— выборность и сменяемость должностных лиц, их подотчет-
ность перед своими избирателями;
— наличие специально выработанных правовых норм, правил 
и гарантий для защиты интересов граждан и собственников. 
Несмотря на то, что полисная демократия спустя несколько 
веков погибла, многие ее характерные идеи и принципы в син-
тезе с христианством выжили и способствовали формированию 
в средневековых городах-коммунах и самоуправляемых купеческих 
республиках (Венеции, Флоренции, Генуе — в Италии, Гамбурге, 
Бремене, Любеке — в Германии) основ частнособственнического 
рыночного хозяйства. В эпоху Возрождения, а затем Просвещения 
античные социально-экономические и идейно-политические 
структуры, стоявшие у истоков западной цивилизации, проявились 
в полной мере и приняли форму капитализма.
Итак, сравнение Запада и Востока показывает, что, несмотря 
на общность их генезиса, определенное сходство и взаимопроникновение, 
эти культуры по многим параметрам выступают как 
противоположные традиции, как два альтернативных типа духовности. 
Выделим ряд таких параметров.
Оценка познавательных и творческих возможностей человека. 
На Западе превалирует антропоцентрическая установка: мир 
безгранично познаваем, в нем нет никаких вечных трудностей 
и загадок. Поэтому все рано или поздно будет раскрыто людьми 
и поставлено ими себе на службу.
На Востоке доминирует теоцентрическая традиция: в мире есть 
сферы, которые в принципе недоступны для рационально-логического 
познания. Здесь человек сталкивается не с «проблемами», решаемыми 
рано или поздно средствами позитивной науки и техники, 

а с «тайнами», с которыми наш разум должен примириться, признав 
свою ограниченность. К последним можно отнести несовершенство 
человеческой натуры, ее смертность и подверженность страдани-
ям, невозможность построения на земле идеального и гармонично 
устроенного общества. 
Отношение человека к истине. На Западе истинным считается 
то, что находится в пределах человеческих возможностей, что мож-
но точно описать, увидеть, раскрыть и, самое главное, использовать 
на практике для удовлетворения разнообразных потребностей 
человека. Диалектический материализм с его базисным гносеоло-
гическим тезисом «практика — критерий истины» и американский 
прагматизм с его отрицанием «абстракций, вербальных решений, 
априорных оснований, фальшивых принципов, замкнутых систем, 
ложных абсолютов» (У. Джемс) — крайние выражения такого под-
хода.
На Востоке истина — это в первую очередь не гносеологиче-
ская сущность, а онтологическая. Истина — это само Бытие, сама 
Реальность в ее глубинной, сокровенной и неизменной основе. 
Не истина служит человеку, а, наоборот, человек призван служить 
истине, как только она открылась ему, и в этом смысл и оправдание 
его существования. Например, с признанием Иисуса: «Я есмь путь 
и истина и жизнь» (Иоан. 14 : 6) тесно перекликается бытующая 
среди русских православных поговорка: «Жить — Богу служить».
Понимание места человека в мире. На Западе человек нацелен на 
изменение (совершенствование) внешнего мира — как природного, 
так и социального — в соответствии с выдвигаемыми представле-
ниями и проектами. Мир сам по себе изначально несовершенен, 
поэтому его нужно исправлять, переделывать, внося в него субъ-
ективные человеческие смыслы и значения — согласно, например, 
известной максиме Протагора «Человек есть мера вещей» или 
принципам социальной инженерии Карла Поппера. 
На Востоке человек больше ориентирован на самого себя, 
вовнутрь. Он не считает, что мир нуждается в проектировании, 
ибо мир, являющийся творением высшей трансцендентной силы, 
уже есть совершенство. В изменении и перестройке нуждается сам 
человек, его духовная составляющая, его личность, его Я. Боже-
ственный Абсолют (Брахман, Дао, Аллах) дает человеку ориенти-
ры для этого созидания самого себя, но без его индивидуальных 

Доступ онлайн
600 ₽
В корзину