Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Единоверие в середине XVIII - начале XX в.: общероссийский контекст и региональная специфика

Покупка
Артикул: 798996.01.99
Доступ онлайн
1 000 ₽
В корзину
Монография посвящена исследованию различных аспектов истории единоверия. Реконструируется процесс становления и развития единоверия в Российской империи. На богатом архивном материале выделяются и описываются региональные вариации единоверия. Рассматриваются взаимоотношения единоверцев со старообрядцами, иерархами официальной церкви и государством. Уделено внимание интеллектуальной истории единоверия, а также полемике между единоверцами и старообрядцами. Для специалистов-историков и всех, кто интересуется историей единоверия и старообрядчества в России.
Палкин, А. С. Единоверие в середине XVIII - начале XX в.: общероссийский контекст и региональная специфика : монография / А. С. Палкин. - Екатеринбург : Изд-во Уральского ун-та, 2016. - 338 с. - (Б-ка журнала QUAESTIO ROSSICA). - ISBN 978-5-7996-1979-4. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1932307 (дата обращения: 20.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
УДК 279.99
ББК Э24
     П143

Рецензенты:
Е. Б. См и л я н с к а я, доктор исторических наук, профессор (Национальный 
исследовательский университет «Высшая школа экономики»); 
А. В. Ма н г и л е в а, доктор исторических наук (Екатеринбургская духовная 
семинария Екатеринбургской епархии Русской православной церкви)

Научный редактор
В. И. Ба й д и н, кандидат исторических наук, доцент

Палкин, А. С.
Единоверие в середине XVIII – начале XX в.: общероссийский 
контекст и региональная специфика : [монография] / 
А. С. Палкин. – Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та ; Университетское 
изд-во, 2016. – 338 с. (Б-ка журнала QUAESTIO ROSSICA).

ISBN 978-5-7996-1979-4 (Изд-во Урал. ун-та)
ISBN 978-5-9903496-4-3 (Университетское изд-во)
DOI 10.15 826/B 978-5-7996-1979-4

Монография посвящена исследованию различных аспектов истории 
единоверия. Реконструируется процесс становления и развития единоверия 
в Российской империи. На богатом архивном материале выделяются 
и описываются региональные вариации единоверия. Рассматриваются 
взаимоотношения единоверцев со старообрядцами, иерархами официальной 
церкви и государством. Уделено внимание интеллектуальной истории 
единоверия, а также полемике между единоверцами и старообрядцами.
Для специалистов-историков и всех, кто интересуется историей единоверия 
и старообрядчества в России.

УДК 279.99
ББК Э24

ISBN 978-5-7996-1979-4                                                             © Палкин А. С., 2016
ISBN 978-5-9903496-4-3                       © Уральский федеральный университет, 2016

П143

Исследование и издание осуществлено при поддержке гранта Правительства 
РФ по привлечению ведущих ученых в российские образователь-
ные учреждения высшего профессионального образования Российской 
Федерации. Лаборатория эдиционной археографии УрФУ. 
Договор № 14.А12.31.0004 от 26.06.2013 г.

ВВЕДЕНИЕ

Единоверие – форма присоединения старообрядцев к офици-
альной церкви, при которой они сохраняли богослужение по ста-
рым книгам и обрядам, но подчинялись епархиальному начальству 
господствующей церкви. Первая попытка легального получения 
старообрядцами священства из официальной церкви относится 
к 1735 г.1 С середины 50-х гг. XVIII в. начинаются поиски компро-
мисса между властью и старообрядцами, что привело впоследствии 
к официальному учреждению единоверия при Павле I в 1800 г.  
на правилах, cформулированных митрополитом Московским Пла-
тоном (Левшиным).
Актуальность исследования истории единоверия определя-
ется, в частности, усилением интереса общества к проблемам 
толерантности и поиском компромиссов в конфессиональных от-
ношениях. Сегодня некоторые старообрядческие общины в нашей 
стране приняли или собираются принять единоверие, рассматри-
вая его как возможность воссоединиться с «Вселенским право-
славием» и сохранить «обряды отцов»2. В таких условиях появ-
ляется повышенный интерес к истории единоверия. В настоящее 
время тема единоверия не только не утратила своей актуальности, 
но и, вероятно, обрела второе дыхание. Тем не менее в современ-
ной историографии единоверия зачастую используются подходы 
и концепции, восходящие к единоверческой историографии начала 
XX в., в частности к трудам С. Шлеева. Необходимо отметить, что 

1 Покровский Н. Н. Антифеодальный протест урало-сибирских крестьян-старооб-
рядцев. Новосибирск, 1974. С. 67–77.
2 О современных единоверческих приходах см.: Список современных единовер-
ческих приходов. URL: http://www.hierarchy.religare.ru/h-orthod-staroob-edinover.
html (дата обращения: 06.09.2016); Сайт единоверческого храма Архангела Ми-
хаила с. Михайловская Слобода Московской области. URL: http://www.edinoverie.
com/ (дата обращения: 06.09.2016); Палкин А. С. Современное состояние едино-
верия в Екатеринбургской епархии // Урал. ист. вестн. 2007. № 17 С. 88–92; Его 
же. Современные единоверческие приходы Екатеринбургской епархии // Шаг 
в историческую науку. Екатеринбург, 2008. Вып. 8. С. 186–189.

Введение

6 

в данный момент ощущается нехватка обобщающих исследова-
ний, представляющих целостную концепцию истории единоверия.
Существование единоверия мы рассматриваем как важный 
фактор, влиявший на жизнь достаточно большого количества 
старообрядцев, подданных Российской империи, в конце XVIII – 
начале XX в. Важное значение единоверие имело в жизни регио-
нов с высокой долей старообрядческого населения (в частности, 
Урало-Сибирского региона и др.). Изменение конфессионального 
ландшафта приводило к формированию различных вариаций еди-
новерия на местах, в значительной мере отличавшихся от офици-
ально установленных правил. Однако далеко не все варианты еди-
новерия учтены и описаны в существующей литературе.
Исследование единоверия невозможно без понимания про-
блем взаимоотношения между государством и старообрядчеством, 
официальной церковью и старообрядчеством, а также между госу-
дарством и официальной церковью.

Хронологические рамки работы и периодизация 
истории единоверия

В качестве нижней границы определены 1750-е гг., посколь-
ку в это время формируются предпосылки возникновения еди-
новерия и осуществляются первые «системные» попытки поиска 
компромисса между государством и старообрядцами, приведшие 
к законодательному оформлению единоверия в 1800 г. Однако 
для того, чтобы проследить процесс формирования этих пред-
посылок, необходимо сделать экскурс в более ранний период. 
Верхней хронологической границей в работе взят 1905 г. В свя-
зи с изданием манифеста «Об укреплении начал веротерпимо-
сти» единоверие лишилось законодательной поддержки госу-
дарства, потеряло преимущественное положение в сравнении 
со старообрядчеством, что привело к новому этапу его разви-
тия, достаточно подробно изученному историками, в частности  
Дж. Уайтом (см. об этом далее). Историю единоверия можно раз-
делить на шесть периодов, выделив в первом периоде два этапа:

Введение

   
 7

I. Формирование единоверия: 1750-е – конец 1820-х гг.
1. 1750-е – 1800 г. – первые попытки диалога староверов и го-
сударства, изменение отношения правительства к старообрядче-
ству, формирование предпосылок создания единоверия, поиски 
компромисса, первый опыт принятия единоверия в Стародубье, 
распространение единоверия по территории Российской империи, 
принятие «Пунктов о единоверии» митрополита Платона.
2. 1800 г. – 1820-е гг. – развитие единоверия после его офици-
ального учреждения в условиях в целом либерального отношения 
властей к староверию.
II. «Единоверцы поневоле»: конец 1820-х – 1850-е гг. Пре-
имущественно насильственное обращение старообрядцев в еди-
новерие. В этот период единоверие используется в качестве ме-
тода борьбы со старообрядчеством и распространяется по всей 
стране. 
III. Поиски конфессиональной идентичности: 1860-е – 1905 гг. 
В этот период прекращается насильственное обращение старо-
веров. Единоверие было вынуждено существовать в условиях 
смягчения государственной политики по отношению к старооб-
рядчеству. В это время начинаются поиски конфессиональной 
идентичности единоверцев.
IV. Единоверие в условиях свободы вероисповедания: 1905–
1918 гг. В это время отмечается консолидация элиты единоверче-
ских общин и встраивание единоверия в реформационный процесс, 
начавшийся в официальной церкви, что привело к учреждению 
единоверческого епископата на Поместном соборе РПЦ 1918 г.
V. Время гонений: 1918–1950-е гг. С 1918 г. по конец 1930-х гг. – 
время функционирования единоверческого епископата. Единове-
рие как часть официальной церкви подвергалось преследованиям 
со стороны советской власти и фактически прекратило свое суще-
ствование к середине XX в.
VI. Возрождение единоверия: 1990-е гг. – настоящее время. 
Этот процесс связан с возрождением Русской православной церк-

Введение

8 

ви в целом и возрастанием ее роли в обществе, а также стремлени-
ем руководства РПЦ наладить диалог со старообрядцами.
В нашей монографии рассматриваются первые три периода 
истории единоверия.

Географические рамки исследования охватывают террито-
рии Российской империи, где распространялось единоверие: ура-
ло-сибирские губернии (Пермскую, Вятскую, Тобольскую, Том-
скую, Иркутскую), западные и юго-западные территории империи 
(Псковскую губернию, Прибалтику, Черниговскую губернию, 
Новороссию и др.), губернии Центральной России (Московскую, 
Ярославскую, Тверскую и др.), Поволжья (Костромскую, Ниже-
городскую, Казанскую, Саратовскую), территории казачьих войск 
(Уральского, Донского и Терского).

Степень изученности истории единоверия

Историография единоверия достаточно специфична и тесно 
связана с историографией старообрядчества. В историографии 
единоверия можно выделить два этапа:
– дореволюционный;
– советский и современный.
Достаточно трудно однозначно разделить разные направления 
дореволюционной историографии единоверия (синодальное, пра-
вительственное, либеральное, народническое). Указанные направ-
ления в некоторых моментах оказывали друг на друга заметное 
влияние, поэтому в представленном историографическом обзоре 
преобладает хронологический принцип изложения материала.

Дореволюционная историография единоверия

В синодальной историографии осмысление истории едино-
верия началось примерно через полвека после его официально-
го учреждения в 1800 г. Ранний этап существования единоверия 
до официального его учреждения представлен в труде Макария  

Введение

   
 9

(Булгакова), епископа Винницкого3. Автор дает детальную биогра-
фию о. Сергия Иргизского (Юршева), одного из борцов за приня-
тие единоверия среди старообрядцев Иргиза. Естественно, Мака-
рий положительно оценивает деятельность митрополита Платона.
Косвенно затрагивал проблемы единоверия архимандрит Палладий (
Пьянков). В его работе4 помимо подробного обзора пермского 
старообрядчества (что дает известное представление о том, 
на какую почву внедрялось единоверие) находится ценный материал 
о деятельности «противораскольнической» миссии на Урале, 
есть сведения о препятствиях, с которыми она сталкивалась. Автор 
дает свое объяснение причин слабого влияния церкви на старообрядцев 
Урала.
Бывший чиновник Министерства внутренних дел (МВД) по 
борьбе с расколом П. И. Мельников (Андрей Печерский) в своем 
труде «Очерки поповщины» (первое издание в 1864 г.) отмечает, 
что «неуспех единоверия был сознаваем всеми, и больше чем кому 
другому был он известен старообрядцам». Главную причину «неуспеха» 
единоверия он видит в том, что единоверцы не получили 
своего архиерея и были оставлены «под властью православного 
епархиального начальства»5. Автор подробно описывает историю 
искания старообрядцами архиерейства в XVIII в., одним из последствий 
которого стало принятие единоверия частью староверов. 
Большое значение для понимания истории единоверия имеют 
очерки Мельникова, посвященные московским и уральским 
староверам.
Н. И. Попов в 1866 г. писал о том, что в единоверие перешла 
«более осмысленная и образованная часть» старообрядцев. Попов 
придает большое значение обращению Иргизских монастырей.  

3 Макарий (Булгаков), еп. Винницкий. История русского раскола, известного под 
именем «старообрядства». СПб., 1855.
4 А. П. (Архимандрит Палладий). Обозрение Пермского раскола, так называемого 
«старообрядства». СПб., 1863.
5 Мельников П. И. (Андрей Печерский) Очерки поповщины // Мельников П. И. 
Собр. соч. : в 8 т. М., 1976. Т. 7. С. 355–356.

Введение

10 

В то же время он отмечает, что большая часть староверов не приняла  
единоверие и вследствие ужесточения государственной политики 
испытывала нужду в священниках, что привело к появлению Бело-
криницкой иерархии6.
Локальные сюжеты истории единоверия рассматриваются 
в труде священника Н. Варушкина7, посвященном процессу ста-
новления единоверия в Нижнетагильском заводе и его окрест-
ностях. К числу достоинств работы можно отнести подробный 
фактологический материал и статистические данные. История 
распространения единоверия в Прибалтике нашла отражение 
в работе Н. Копьева8.
Первая обобщающая работа, посвященная непосредствен-
но единоверию, вышла в 1867 г. Ее автором был студент Ду-
ховной академии Михаил Симеоновский9, подписавшийся как  
«М. С-кий»10. Автором впервые была предпринята попытка освеще- 
ния истории единоверия в масштабах всей страны. Симеоновским 
была предложена периодизация единоверия (до и после 1800 г.), 
на сегодняшний день устаревшая, но используемая в некоторых 
работах современных исследователей. Основное достоинство 
труда – довольно обширная фактологическая база. Тем не менее 
данная работа имеет ряд значительных пробелов, неточностей  

6 Попов Н. И. Сборник для истории старообрядчества, издаваемый Н. Попо-
вым. М., 1866. Т. 2. С. 229–272. Белокриницкая (Австрийская, Буковинская) 
иерархия была основана бывшим боснийским митрополитом Амвросием, 
перешедшим в старообрядчество в 1846 г. Эта новая иерархия быстро рас-
пространилась по территории Российской империи, создав серьезную конку-
ренцию единоверию.
7 Варушкин Н., свящ. О единоверии в Нижнетагильском заводе и его округе // 
Православный собеседник. 1866. Ч. 1, № 1. С. 3–36; Ч. 2, № 7. С. 167–218; Ч. 3,  
№ 9. С. 48–79; № 11. С. 169–204; 1867. Ч. 1, № 4. С. 3–42; № 6. С. 272–311. 
8 Копьев Н. Очерк истории единоверия в Прибалтийских губерниях // Православ-
ное обозрение. 1867. № 12. С. 388–394.
9 С[имеоновс]кий М[ихаил]. Исторический очерк единоверия. СПб., 1867.
10 См.: Письма духовных и светских лиц к митрополиту Московскому Филарету 
(с 1812 по 1867 гг.), изданные с биографическими сведениями и пояснительными 
примечаниями А. Н. Львовым. СПб., 1900. С. 351–353.

Введение

   
 11

и ошибок, что отмечалось уже современниками автора, в частности  
Н. И. Ивановским11.
К начальному периоду истории единоверия обращался и зна-
менитый апологет единоверия священник Т. А. Верховский12.
Позиция либерального народника В. В. Андреева13 в отноше-
нии единоверия во многом схожа с позицией П. И. Мельникова 
(Печерского). Андреев полагает, что единоверие в первой полови-
не XIX в., несмотря на существенную государственную поддерж-
ку, не сумело добиться серьезных результатов и не могло стать 
важным орудием в борьбе со старообрядчеством. 
С 1880-х гг. начинают выходить работы, посвящен-
ные развитию единоверия или в разной степени затраги-
вающие этот вопрос применительно к различным реги-
онам и местностям (Центральная Россия14, Поволжье15, 
Пермская губерния16, Уральское и Донское казачьи войска17 
и др.). Заметным историографическим, и в большей мере ис-
точниковым, фактом является деятельность главного редакто-

11 Ивановский Н. И. История единоверия: (Рецензия на «Исторический очерк еди-
новерия» М. С-го. Издано иждивением протоиерея Никольской единоверческой 
церкви Т. А. Верховского. СПб., 1867) // Православное обозрение. 1867. С. 178–198.
12 Верховский Т. А. Искание глаголемыми старообрядцами в XVIII веке законного 
архиерейства. СПб., 1868.
13 Андреев В. В. Раскол и его значение в народной русской истории : ист. очерк. 
СПб., 1870.
14 Мизеров А., свящ. Единоверие в г. Романо-Борисоглебске (краткие историче-
ские сведения) // Ярославские епархиальные ведомости. 1883. № 20. С. 153–160; 
№ 27. С. 209–213; Марков С. Сухинические единоверцы. М., 1885.
15 Соколов Н. С. Раскол в Саратовском крае: Опыт исследования по неизданным 
материалам. Саратов, 1888.
16 Вруцевич М. С. Раскол в Пермской губернии // Отеч. зап. 1883. № 6. С. 155–188; 
№ 7. С. 33–100.
17 Витевский В. Н. Раскол в Уральском войске и отношение к нему духовной и во-
енногражданской власти в конце XVIII и в XIX вв. Казань, 1878; Уральская благо-
словенная церковь: (Эпизод из истории единоверия в России) // Руководство для 
сельских пастырей. 1882. Т. 3, № 36. С. 1–21; № 37. С. 29–41; Чернавский Н. Оренбургская 
епархия в прошлом ее и настоящем. Оренбург, 1900. Вып. 1; Лысогорский 
Н. В. Единоверие на Дону в XVIII–XIX вв. (по 1883 г.). Сергиев Посад, 1915.

Введение

12 

ра журнала «Братское слово» профессора Н. И. Субботина – 
автора многочисленных работ по истории старообрядчества и еди-
новерия18. Консервативные взгляды Н. И. Субботина на раскол 
и единоверие во многом стали определяющими для православно-
единоверческой церковной общественности. Увеличение 
числа публикаций, касающихся единоверия, в значительной 
мере связано с усилением интереса богословской и исторической 
науки к проблемам раскола и соответственно единоверия. 
Также определенную роль играли усиливавшийся кризис единоверия 
и желание властей поддержать это ослабевающее движение.

Другой синодальный автор К. Н. Плотников характеризовал 
единоверие как «условное единение раскольников с православною 
церковью»19. По его мнению, правила единоверия были самым выдающимся 
действием по отношению к старообрядцам. Здесь же 
автор приводит точку зрения большинства староверов, которые 
оценивали правила «неблагоприятно для церкви» (т. е. не желали 
присоединяться к церкви). Признавая, что единоверие не решило 
проблему старообрядчества радикально, Плотников отмечает несомненную «
положительную» роль единоверия в борьбе со старообрядческим 
движением. 
Единоверию посвящен один из параграфов монографии  
П. С. Смирнова «История русского раскола старообрядства»20. Он 
рассматривает вопросы борьбы внутри единоверия, между его 
различными направлениями, начавшими формироваться в 1860 – 
1870-е гг. Связано это было с движением, организованным единоверческим 
священником Иоанном Верховским. (Верховский 

18 См., напр.: Субботин Н. И. В память об Алексее Ивановиче Хлудове. М., 1882; 
Его же. Аркадий, архиепископ Пермский и Петрозаводский, и некоторые его сочинения 
против раскола М., 1890, 1893, 1894. Вып. 1–3; публикации в журнале 
«Братское слово» и др.
19 Плотников К. Н. История русского раскола, известного под именем старообрядчества. 
СПб., 1894. С. 199.
20 Смирнов П. С. История русского раскола старообрядства. 2-е изд. СПб., 1895. 
С. 258–272.

Введение

   
 13

выдвинул проект создания «всестарообрядчества» и предлагал 
уничтожить правила митрополита Платона и само понятие единоверия.) 
Смирнов говорит о наибольшем влиянии на единоверие 
событий, произошедших в николаевский период, что, по 
мнению автора, во многом определяло его развитие во второй 
половине XIX в.
К концу XIX в. относится и первое упоминание единоверия 
в англоязычной историографии – ему посвящены несколько страниц 
в монографии А.Ф. Хэрда21. 
На рубеже веков выходит ряд работ, связанных со столетним 
юбилеем единоверия22. В основном они кратко излагают историю 
единоверия от учреждения до 1900 г., затрагивая различные аспекты (
правительственная политика, отношение к единоверию старообрядцев 
и др.).
Так, либеральный народник А. С. Пругавин упоминает о единоверии 
в целом ряде работ, посвященных истории старообряд-
чества23, не останавливаясь специально на фактах и событиях из 
истории единоверия. В частности, он обращает внимание на то, 
что единоверцы, числящиеся в официальной церкви, считались 
неполноценными православными. Пругавин отмечает, что единоверие 
не достигло цели своего существования, а «раскол» несмотря 
ни на что растет и крепнет.

21 Heard A. F. The Russian Church and Russian Dissent, Comprising Orthodoxy, Dis-
sent and Erratic Sects. N. Y., 1887. P. 231–233.
22 Медведев Д. Краткий очерк единоверия к столетию со времени его учреждения. 
Оренбург, 1900; Чельцов М. П. Единоверие за время столетнего существования 
его в русской церкви. 27 октября 1800 г. – 27 октября 1900 г. (Очерки из истории 
единоверия). СПб., 1900; Субботин Н. И. О единоверии (по поводу его столетнего 
юбилея). М., 1901.
23 Пругавин А. С. Старообрядчество во второй половине XIX века: Очерки из новейшей 
истории раскола. М., 1904. С. 30–59; Его же. Раскол-сектантство: материалы 
для изучения религиозно-бытовых движений русского народа, собранные 
А. С. Пругавиным. Вып. 1: Библиография старообрядчества и его разветвлений. 
М., 1887. С. 282–292.

Доступ онлайн
1 000 ₽
В корзину