Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Проблема субъекта и объекта в немецкой классической и марксистской философии

Покупка
Артикул: 798984.01.99
Доступ онлайн
1 000 ₽
В корзину
В работе посредством анализа субъект-объектной проблематики в немецкой классической философии рассматриваются теоретические предпосылки марксистской концепции субъекта и объекта, раскрывается ее содержание, мировоззренческое и методологическое значение. Делается попытка установить место категорий субъекта и объекта в системе категорий марксистской философии, раскрывается многоплановость их содержания, диалектики взаимодействия. Автор показывает, что механизм взаимодействия субъекта и объекта (субъекта и субъекта) на каждом уровне (общее, особенное, единичное) как минимум включает три типа отношений: практическое, познавательное и ценностное. Книга будет интересна философам, методологам науки, логикам, а так-же студентам философских факультетов.
Любутин, К. Н. Проблема субъекта и объекта в немецкой классической и марксистской философии : монография / К. Н. Любутин ; под науч. ред. П. Н. Кондрашова. - Екатеринбург : Изд-во Уральского ун-та, 2015. - 332 с. - ISBN 978-5-7996-1641-0. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1932294 (дата обращения: 24.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Отцу моему,

солдату Великой Отечественной войны

 Николаю Петровичу Любутину,

посвящаю…

Екатеринбург

Издательство Уральского университета

2015

Константин Любутин

Проблема субъекта и объекта

в немецкой классической
и марсистской философии

Монография

Издание 3-е, дополненное и переработанное

Под научной редакцией кандидата философских наук

П. Н. Кондрашова

ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ И ПРАВА

УРАЛЬСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

УДК  141
ББК  Ю3(0)6
        Л934

В работе посредством анализа субъект-объектной проблематики в немецкой 
классической философии рассматриваются теоретические предпосылки 
марксистской концепции субъекта и объекта, раскрывается ее содержание,
мировоззренческое и методологическое значение. Делается попытка установить 
место категорий субъекта и объекта в системе категорий марксистской
философии, раскрывается многоплановость их содержания, диалектики взаимодействия. 
Автор показывает, что механизм взаимодействия субъекта и объекта (
субъекта и субъекта) на каждом уровне (общее, особенное, единичное)
как минимум включает три типа отношений: практическое, познавательное
и ценностное.

Книга будет интересна философам, методологам науки, логикам, а так-

же студентам философских факультетов.

Любутин, К. Н.

Проблема субъекта и объекта в немецкой классической

и марксистской философии : [монография] / К. Н. Любутин ;
под науч. ред. П. Н. Кондрашова. – Екатеринбург : Изд-во Урал.
ун-та, 2015. – 332 с.

ISBN 978-5-7996-1641-0

Л934

ISBN 978-5-7996-1641-0

УДК  141
ББК  Ю3(0)6

Рецензенты:

Нарский И. С., доктор философских наук, профессор

Академии общественных наук при ЦК КПСС

© Институт философии и права УрО РАН, 2015

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие к третьему изданию .............................................................. 7

Введение ...................................................................................................... 41

Раздел I. Развитие концепции субъекта и объекта
в немецкой классической философии ................................................. 48

ГЛАВА 1. Кантовское учение о трансцендентальном субъекте ....... 52

§1. Субъект и объект познания ...................................................... 56
§2. Субъект и объект «практического» действия .......................... 66

ГЛАВА 2. От дуализма Канта к субъективному идеализму Фихте ... 71

§1. Субъект и объект «теоретического» наукоучения ................... 74
§2. Субъект и объект «практической» философии ....................... 83

ГЛАВА 3. Принцип тождества субъекта и объекта (Шеллинг) ....... 87

§1. Общефилософское понятие субъекта и объекта .................... 89
§2. Субъект и объект в истории человечества ............................. 96

ГЛАВА 4. Гегелевская теория абсолютного субъекта-объекта ....... 101

§1. Исходный пункт ....................................................................... 101
§2. Субъект и объект: онтологический аспект ............................ 110
§3. Субъект и объект: логический аспект .................................... 118

ГЛАВА 5. Материалистическое обоснование единства
субъекта и объекта в философии Л. Фейербаха ............................... 127

§1. Антропологический принцип ................................................ 128
§2. Субъект-объект: онтологический аспект .............................. 134
§3. Субъект-объект: гносеологический аспект .......................... 141
§4. Проблема субъекта-объекта

и основной вопрос философии .............................................. 145

Раздел II. Решение проблемы субъекта и объекта
в марксистской философии ................................................................. 154

Предварительные замечания ............................................................. 154

ГЛАВА 6. Общество и природа как субъект и объект ..................... 171

§1. Практическое отношение ....................................................... 173
§2. Познавательное отношение ................................................... 196
§3. Ценностное отношение ......................................................... 216

ГЛАВА 7. Субъект и объект в системе общественных отношений   228

§1. Субъект и объект социально-исторической практики  ......... 230
§2. Субъект и объект социального познания .............................. 241

ГЛАВА 8. Индивид как субъект и объект ........................................ 250

§1. Субстрат и сущность индивидуального субъекта ................ 251
§2. Индивид как субъект и объект практического действия ..... 266
§3. Субъект и объект индивидуального познания ..................... 272
§4. Индивид и ценностное отношение ....................................... 280

Заключение .............................................................................................. 287

Интервью с профессором К. Н. Любутиным ......................................... 302

ПРЕДИСЛОВИЕ

К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ

Те, кто знают Константина Николаевича Любутина не только

как ученого, не только как «начальство» (декана, заведующего ка-
федрой, научного руководителя), но и как простого человека, со-
гласятся, что трудно в этом небольшого роста, крепком человеке,
без усов и бороды, с круглым добродушным лицом и обаятельной
улыбкой, постоянно травящим анекдоты и вообще не способно-
го говорить (даже самые серьезные вещи!!!) без юмора, признать
одного из крупнейших современных российских философов-марк-
систов, крупного организатора науки на Среднем Урале, доктора
и профессора, «живого классика». Однако Константин Николае-
вич обладает удивительной «душевной диалектикой» – органичес-
ки, пластически совмещать в себе серьезность науки и юмор. Чего
только стоят его шутки по различным философским и нефилософ-
ским поводам, его стихотворные миниатюры, известные «избран-
ные места из перепалки с друзьями»!

Мне посчастливилось слушать лекции Константина Николаеви-

ча на философском факультете УрГУ в 90-х гг., специализироваться
на возглавляемой им кафедре истории философии и быть его аспи-
рантом и докторантом в Институте философии и права УрО РАН.
Во всех этих случаях я постоянно сталкивался с серьезными требо-
ваниями к научной стороне дела и с бьющим через край юмором.
Вообще, надо сказать, что лекции и семинары К. Н. Любутина –
это что-то невероятное: синтез изложения тех или иных философ-
ских теорий, всегда сопровождающиеся примерами из повседнев-
ной жизни с его интереснейшими воспоминаниями о своих беседах
с виднейшими учеными, философами, реминисценциями из лек-
ций, слушанных им в 50-е гг. в МГУ…

Именно слушая лекции К. Н. Любутина, мы, студенты 90-х, по-

нимали, что никакого «застоя» в советской философии не было,

а был таковой только в головах тех либеральных деятелей ельцин-
ского окружения, которые сами редуцировали советскую философию
к «краткому курсу» и учебникам по марксизму-ленинизму в системе
партийной учебы. Удивительно, но эти деятели на самом деле не чи-
тали так критикуемый ими на всех перекрестках «краткий курс».

Константин Николаевич, родившийся в небольшой деревушке

в Костромской области в крестьянской семье, окончил среднюю
школу с серебряной медалью (1952), поступил на философский фа-
культет МГУ им. М. В. Ломоносова и окончил его с отличием (1957).
В университете он стал учеником таких корифеев советской фило-
софии, как Т. И. Ойзерман, В. Ф. Асмус, И. С. Нарский, Э. В. Иль-
енков, В. В. Соколов, М. А. Дынник, А. С. Богомолов, сокурсником
выдающихся современных российских философов П. П. Гайденко
и В. М. Межуева. В 1963 г. он защитил кандидатскую диссертацию
в УрГУ по философской антропологии Л. Фейербаха, а 1973 г. –
докторскую диссертацию по проблеме субъекта и объекта в немец-
кой классической философии (предлагаемая читателю книга как
раз является переработанной докторской диссертацией). Далее он
работал и дружил с такими крупнейшими уральскими учеными,
как М. Н. Руткевич, Л. Н. Коган, А. Я. Лойфман. Среди его учени-
ков известные сегодня философы А. В. Перцев, Е. С. Черепанова,
В. Д. Жукоцкий, М. А. Фадеичева, О. Ф. Русакова, В. М. Русаков,
Р. А. Бурханов, В. Н. Шихардин, А. В. Гайда, А. С. Гагарин.

Бoльшая часть организационной, преподавательской и научной

деятельности К. Н. Любутина связана с двумя важнейшими фило-
софскими центрами Среднего Урала: Уральским университетом (ны-
не – составная часть УрФУ), где Константин Николаевич был од-
ним из основателей философского факультета УрГУ (1965); с 1969
по 2014 гг. заведовал организованной им кафедрой истории филосо-
фии, а в 1978–1989 гг. был деканом философского факультета УрГУ;
Институтом философии и права УрО РАН, созданном в Свердлов-
ске в 1988 г. при непосредственном участии К. Н. Любутина, в ко-
тором он по сей день является главным научным сотрудником.
Впрочем, о своих жизненных и научных перипетиях К. Н. Любу-
тин расскажет сам в прилагаемом интервью.

ґ

Уральская школа марксизма

10–11 октября 2015 г. в Китае, на базе Школы марксизма Пе-

кинского университета, проходил I Всемирный конгресс по марк-
сизму, на котором присутствовали ученые-марксисты (философы,
политологи, экономисты, социологи, культурологи, историки)
со всех пяти континентов нашей планеты. На этом грандиозном
форуме были представлены самые различные марксистские шко-
лы, представленные такими известными марксистами, как Самир
Амин, Алекс Каллиникос, Том Рокмор, Шон Сэйерс, Джон Ремер,
Дэвид Котц, Майкл Лебовитц, Карл Ратнер, Рольф Хеккер, Миха-
эль Брие, Майкл Хадсон, Пол Блэкледж, Мария МакГавиган, Род-
ни Пеффер, Тиэрно Диоп, Родерик МакФаркар, Портер Оллман.
Российских марксистов представляли известные представители
постсоветской школы критического марксизма Александр Бузга-
лин, Андрей Колганов, Людмила Булавка (Москва); Институт фи-
лософии РАН представляли Владилен Буров и Владимир Шевчен-
ко (Москва), а от лица ИФиП УрО РАН на конгрессе об Уральской
школе марксизма делал доклад Петр Кондрашов (Екатеринбург).

Но самым знаменательным для российской науки было то, что

именно на Пекинском конгрессе впервые официально о себе за-
явила Уральская школа марксизма, постепенно формировавшаяся
с конца 80-х – начала 90-х гг. ХХ в. вокруг доктора философских
наук, профессора, главного научного сотрудника ИФиП УрО РАН
Константина Николаевича Любутина. В Китае известны работы
К. Н. Любутина по диалектике субъекта и объекта, а также по фи-
лософской антропологии. Основными представителями Уральской
школы марксизма, которые внесли наибольший вклад в ее ста-
новление, помимо Константина Любутина, являются Рафаэль Бур-
ханов, Сергей Вершинин, Анатолий Гайда, Владимир Жукоцкий,
Петр Кондрашов, Андрей Коряковцев, Сергей Мошкин, Василий
Русаков, Николай Шихардин. Географически школа охватывает
в основном уральский регион: Екатеринбург (К. Н. Любутин,
П. Н. Кондрашов, А. А. Коряковцев, С. Е. Вершинин, В. М. Руса-
ков), Челябинск (Г. М. Брагин, В. С. Невелева), Курган (Н. В. Ши-
хардин) и Нижневартовск (В. Д. Жукоцкий, Р. А. Бурханов).

Какое же место Уральская школа марксизма занимает в многообразных 
течениях современного марксизма? В чем ее специфика? 
Попытаемся это сделать, формально выделив в марксизме три
основных направления в интерпретации философского наследия
К. Маркса: сциентистское, гуманистическое, синтетическое.

Сциентистское направление в марксизме – советский марксизм-
ленинизм, «аналитический» (Дж. Коэн, Й. Эльстер, Дж. Ре-
мер) и «структуралистский» (Л. Альтюссер, Н. Пуланзас, М. Годелье,
Э. Балибар, Ж. Рансьер) марксизм – пытается полностью элиминировать 
философско-антропологическую составляющую из марк-
совой философии, объявив ее ненаучной «идеологией». Именно
Л. Альтюссер в своих работах выступил против «раннего Маркса», 
обвиняя его в непреодоленном «фейербахианстве», что, по мнению 
Альтюссера и его учеников, выражается в поиске «сущности
человека». Альтюссерианцы, пытаясь представить Маркса в качестве «
структуралиста», считали, что собственно марксизм начинается 
только с эпохи «Нищеты философии» (1847), а то и вовсе представлен 
в своем «чистом» виде в «Готской программе» и «Капитале» – 
именно в этих работах, согласно Альтюссеру, Маркс порвал
(совершил «эпистемологический разрыв») со всей предшествую-
щей традицией и создал подлинную историческую науку – истори-
ческий материализм, в котором социально-исторические явления
объясняются бессубъектными процессами детерминации и сверх-
детерминации. В силу того, что субъект в таком прочтении марксо-
вой философии истории действительно оказывается элиминиро-
ванным из социального действия как сознательное действующее
существо, то Альтюссер объявляет марксистскую науку теоретичес-
ким антигуманизмом. Более того, марксизм рассматривается аль-
тюссерианцами в качестве не философии (мировоззрения), а кон-
кретной науки о способе производства (именно этот феномен у Аль-
тюссера и можно считать той «структурой», которая функционирует
вне воли субъектов, детерминируя их действия и содержание их
сознаний).

Другое направление – гуманистическая традиция в неомарк-

сизме (Г. Лукач, Франкфуртская школа, группа «Praxis», поздний

Ж.-П. Сартр, Р. Гароди, А. Лефевр, экзистенциальный марксизм,
Э. Блох). Неомарксисты-гуманисты, творчески воспринявшие пуб-
ликации произведений молодого Маркса, в отличие от сциентис-
тов, напротив, считают поздние работы неаутентичными филосо-
фии самого Маркса, подчеркивая гуманистический пафос анали-
тики отчуждения в рукописях 1844 г. (философская антропология,
учение о праксеологической сущности человека, критика отчуж-
дения, учение о свободе, освобождении от эксплуатации, равен-
стве, наслаждении творческой самореализацией и т. д.). Более того,
мыслители этого направления проделали большую работу по экс-
пликации таких ранее мало замечаемых сторон философии Марк-
са, как анализ культуры, искусства, повседневности, марксовой
этики и эстетики, его педагогических и психологических идей. Но
при этом эти исследователи либо сознательно игнорируют, либо
вовсе не замечают научного подхода к аналитике социальной ре-
альности в работах Маркса, отрицая значимость учения о форма-
циях, диалектике производительных сил и производственных от-
ношений, базиса и надстройки, общественного бытия и сознания,
т. е. тех моментов в философии Маркса, которые в рамках материа-
листического понимания истории вскрывают закономерности со-
циально-исторического процесса.

Представители Уральской школы марксизма придерживаются

третьего, синтетического, подхода к теоретическому наследию
Маркса (Э. Фромм, А. Грамши, В. Шелике, К. Н. Любутин, Н. И. Ла-
пин, В. Д. Жукоцкий, А. А. Коряковцев, П. Н. Кондрашов, С. В. Вис-
кунов, А. Б. Баллаев, представители постсоветской школы крити-
ческого марксизма: А. В. Бузгалин, А. И. Колганов, В. Г. Арсланов,
М. И. Воейеков, Б. Ф. Славин, Л. А. Булавка), считают, что между фи-
лософским учением о человеке и его сущности, с одной стороны,
и анализом диалектики производства и воспроизводства налично-
го бытия в рамках общественных формаций – с другой, не суще-
ствует никакой пропасти, т. к. у самого Маркса мы находим и уче-
ние о сущности человека (праксисе), и учение о закономерностях
социального бытия, которое развертывается из праксиса.

Поэтому и философская антропология (гуманистический нео-

марксизм), и научная концепция исторического процесса (сциен-
тистский неомарксизм) суть неразрывные части марксовой филосо-
фии. Более того, философы-марксисты Уральской школы во многих
своих исследованиях делают акцент на экзистенциальной стороне
философии Маркса, которая оказалась почти неисследованной.

Основными принципами Уральской школы марксизма являются 
следующие:

1. В своей работе представители Уральской школы марксизма

ориентируются на социально-антропологическую теорию Марк-
са1, а не на сциентистскую онтологию и гносеологию «диалектики
природы» Ф. Энгельса (хотя значение этих идей Энгельса не отрицается 
нами, ибо социальное и психическое бытие и его диалектика 
фундированы в органической и неорганической природе, но даны
в их структурах только через человеческую деятельность). Как нам
представляется, отличительной чертой философии К. Маркса, в отличие 
от сциентистской позиции Ф. Энгельса, в рамках единой традиции 
материалистической диалектики является философско-антропологический 
подход к анализу общества, базирующийся на дея-
тельностном, праксеологическом и диалектическом истолковании
сущности человека. Постольку, поскольку Уральская школа исходит 
из того, что основой всей философии Маркса является его учение 
о человеке, его сущности – праксисе, из которого развертываются 
все формы социального и индивидуального материального и духовного 
бытия, то наиболее важной задачей, стоявшей перед школой, 
как раз и являлась экспликация философской антропологии
Маркса. Впервые такую экспликацию осуществил К. Н. Любутин,
заложив тем самым основы самой Уральской школы2.

2. Праксис (материальная и духовная преобразующая деятельность) 
есть одновременно и сущность человека, и способ его бытия-

1 См.: Любутин К. Н., Грибакин А. В. Западная философская антропология:

от Фейербаха к Фромму : учеб. пособие. Екатеринбург, 1994 ; Коряковцев А. А.
Л. Фейербах, К. Маркс и современность // Свободная мысль. 2008. № 3. С. 141–154.

2 См.: Любутин К. Н., Кондрашов П. Н. Философская антропология Карла

Маркса. Екатеринбург, 2007. 240 с.

в-мире, и механизм производства и перманентного воспроизводства
индивидуального и общественного бытия. Все содержание и все
структуры социального бытия суть либо сама деятельность, либо
ее результаты, стороны и т. д. Понять человеческое общество в его
статике и динамике можно только через анализ праксиса, осуществляемого 
людьми в обществе. Поэтому именно деятельностная теория 
и составляет, на наш взгляд, основу марксовой философии,
которая есть философия практики. В этом смысле онтологической
основой марксовой философии является не онтология материи/сознания, 
а онтология социального праксиса.

Исходя из теории праксиса, Петр Кондрашов и Константин Лю-

бутин впервые в отечественной философии показали фундаментальную 
роль повседневности в философии классического
марксизма3. Феномен повседневности играет существенную роль
в объяснении исторического процесса у К. Маркса, т. к. именно
в повседневности появляются те незаметные для глаз изменения
в способах и методах производства, которые, развертываясь, приводят 
к возникновению нового способа производства. В этом смысле 
историчность фундирована в преобразующей человеческой деятельности (
практике), и прежде всего в повседневной деятельности
людей. Именно основываясь на анализе изменения повседневных
структур феодализма, а именно изменения подручных инструментов 
и организации процесса труда, К. Маркс в «Капитале» смог
объяснить возникновение и развитие капитализма. Таким образом,
уральские марксисты показали, что социальная структура имеет
трехуровневое строение: повседневность (единичное), национальную 
культуру (особенное) и общественную формацию (всеобщее),
которые диалектически конституируют друг друга. Представляется, 
что в условиях современной глобализации можно уже говорить
и об уровне метаформации.

3 См.: Кондрашов П., Любутин К. Диалектика повседневности: Попытка

марксистского анализа. М., 2015. 183 с. ; Кондрашов П. Н. Марксистская теория
повседневности: попытка предварительной экспликации // Философия и общество. 
2006. № 3. С. 98–115.

Доступ онлайн
1 000 ₽
В корзину