Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Психология

Учебник
Покупка
Основная коллекция
Артикул: 270400.08.01
Доступ онлайн
от 400 ₽
В корзину
В учебнике известного ученого и практика профессора П.С. Гуревича подробно рассмотрены вопросы как общей, так и социальной и клинической психологии. Проанализированы такие значимые темы, как структура человеческой психики, взаимосвязь тела и души, проблемы психосексуального развития, внутренний мир личности, феномен группового создания, опыт экстремальных переживаний, нормальные и патологические проявления психики и др. Для студентов и аспирантов, изучающих психологию, а также специалистов, желающих повысить свои знания и квалификацию.
124
203
Гуревич, П. С. Психология : учебник / П.С. Гуревич. — 2-е изд. — Москва : ИНФРА-М, 2023.— 332 с. — (Высшее образование: Бакалавриат). — DOI 10.12737/5238. - ISBN 978-5-16-009651-3. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1930690 (дата обращения: 23.02.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Москва
ИНФРА-М
2023

ПСИХОЛОГИЯ

УЧЕБНИК

2-е издание

Рекомендовано в качестве учебника 
для студентов высших учебных заведений,
обучающихся по направлению 37.03.01 «Психология» 

П.С. Гуревич

УДК 159.9(075.8)
ББК 88.3я73
Г 95

Гуревич П.С.
Психология : учебник / П.С. Гуревич. — 2-е изд. — Москва : 
ИНФРА-М, 2023. — 332 с. — (Высшее образование: Бакалавриат). — DOI 
10.12737/5238.

ISBN 978-5-16-009651-3 (print)
ISBN 978-5-16-100961-1 (online)

В учебнике известного ученого и практика профессора П.С. Гуревича по-
дробно рассмотрены вопросы как общей, так и социальной и клинической пси-
хологии.
Проанализированы такие значимые темы, как структура человеческой пси-
хики, взаимосвязь тела и души, проблемы психосексуального развития, внут-
ренний мир личности, феномен группового создания, опыт экстремальных 
переживаний, нормальные и патологические проявления психики и др.
Для студентов и аспирантов, изучающих психологию, а также специалистов, 
желающих повысить свои знания и квалификацию.

УДК 159.9(075.8)
ББК 88.3я73

Г 95

ISBN 978-5-16-009651-3 (print)
ISBN 978-5-16-100961-1 (online) 
© Гуревич П.С., 2015

ВВЕДЕНИЕ

Что делает жизнь осмысленной, ценной и целенаправленной? Как 

люди наделяют свою жизнь ощущением значимости? Какие из всех 
целей, которых люди пытаются достичь, поистине важны? Зачем 
нужно обращаться к психологу, если вы не в ладу со своими чувствами? 
Что может сделать психология для полнокровной жизни людей, их 
труда и общения?

Еще десять лет назад эти проблемы мало обсуждались в печати. 

Сегодня ситуация иная. Можно без преувеличения говорить о том, 
что мы переживаем настоящий психологический бум. На книжных 
развалах можно купить многочисленные труды классиков мировой 
психотерапии — А. Адлера, В. Райха, А. Маслоу, В. Франкла, З. Фрейда, Э. Фромма, М. Эриксона, К.Г. Юнга. Нет числа всевозможным 
практическим наставлениям: «Как преодолеть стресс?», «Что нужно, 
чтобы стать любимой?», «Каков путь к карьере и благоденствию?» 
В глазах пестрит от изобилия психологической рекламы: тренинги, 
курсы, семинары. Личностный рост, преодоление комплекса неполноценности, самопознание, медитация, психоанализ, холотропное 
дыхание... Психологию преподают сегодня во всех вузах — государственных и коммерческих. Она прочно вошла в спектр гуманитарного знания.

Чем вызван психологический ренессанс? Конечно, не только раскрепощением общественного сознания. Психология приобретает 
особый статус. В XX столетии стало очевидно, что психика человека — 
огромное вместилище полуосознанных тревог, вязких страхов. Достаточно пустячного довода — и разрушительные предчувствия охватывают все существо человека. Психологи заговорили о массово­психологических процессах, здоровье наций, массовой психотерапии.

В канун Второй мировой войны психологи, столкнувшиеся с «чудовищами», которые внутри нас, еще надеялись на эффективные 
ресурсы психотерапии. Можно, вероятно, освободить человека от 
навязчивых фантазий, излишней эмоциональности, вразумить относительно неоправданности тревоги… Но в сознании ряда мыслителей вызревала уже иная мысль: человек фатально заражен собственными видениями. Возникнув однажды, эти кошмары редко отпускают сознание. Страх повсеместно подстерегает нас. Его питают 
различные скрытые тревоги.

Никогда прежде люди не ощущали такой подорванности разума, 

его неспособности быть нравственной и духовной опорой, как сейчас. 
Выход на историческую арену атомизированной толпы, питаемой 
угнетением и зараженной инстинктами безотчетной ненависти, сле
пой ярости, свидетельствует о том, что в массовом обществе исчезает 
культ интеллектуальности. Напротив, живет подсознательная жажда 
расправы с теми, на кого переносится ненависть, порождаемая суровыми условиями жизни.

Нам сегодня чрезвычайно важно разобраться в мире человеческих 

переживаний, вожделений, страхов и тревог. Роль психологии в современном мире решительно преображается. Рождается новая цивилизация, и она несет с собой множество проблем, которые невозможно понять и скорректировать без психологии. Необычайная скорость социальных и культурных преобразований, неспособность 
многих людей адаптироваться к новым реальностям, распад идентичности, обнаружение новых антропологических свойств человека — 
все это выдвигает психологию на передний край современного знания.

История нынешнего столетия, как можно полагать, не будет менее 

бурной, нежели история минувшего. Модели и прогнозы известных 
футурологов (прогнозистов) Элвина Тоффлера, Пола Кеннеди и экспертов Римского клуба (общественной организации, которая в конце 60­х гг. ХХ в. стала изучать общепланетарные процессы) Донеллы 
и Денниса Медоузов и Йоргена Ренгерса свидетельствуют об этом.

Процессы бурного роста народонаселения планеты и промышленного производства, с одной стороны, и загрязнение окружающей 
среды, беднота и преступность — с другой, характерные для XX столетия, приближаются к критической грани. Политико­социальный, 
технологический, психологический, экологический фон кризиса, 
который можно было описать, скажем, в 2008 г., будет существенно 
отличаться от фона, предвидимого после 2020 г., множеством параметров, в том числе уменьшением численности населения планеты; 
постепенной заменой власти государств на власть транснациональных 
корпораций; поврежденностью природных экосистем; развитостью 
электронной информационной инфраструктуры; разрушением национальных культур; организованностью альтернативных общественных движений.

Развивающиеся страны Азии, Африки, Латинской Америки пытаются прорваться к этнической индустриализации. Но этот путь 
в общемировых масштабах может оказаться бесперспективным. Скажутся ограничения энергетики, экологии и культуры. Как адаптироваться к новым запросам? Огромные массы людей ныне оказываются невостребованными. Проблема занятости населения становится 
крайне острой. Экологическая проблема осложняется разрастанием 
городов. Сотни миллионов людей будут жить в гигантских мегаполисах. Весьма острые и нерешенные проблемы рождает терроризм.

Современный городской образ жизни, нездоровая окружающая 

среда, консервативная система обучения оказывают пагубное воздействие на молодых людей. Хотя уходит в пришлое относительно 

высокая детская смертность, что обусловлено уровнем медицинского 
обслуживания, тем не менее здоровье населения подрывается нарастающей наркотизацией общества и другими факторами.

Психология — не просто еще одна наука в дополнение к остальным: 

физиологии, химии, медицине и т.д. Несмотря на то что взгляды на 
психику формируются в других областях науки, по своему определению и по условиям своего существования она от них не зависит. Короче говоря, психика ни от чего не является производной и ни к чему 
не сводима, о ней можно рассуждать в контексте того, что мы анализируем и исходя из чего мы это анализируем. Будучи одновременно 
коллективным и индивидуальным феноменом, психика становится 
и нашей точкой зрения, дающей нам объективное видение, и средоточием наших субъективных переживаний.

Слова, которые встретятся в этом учебнике, например «фантазия», «образ», «воображение» и «реальность», дают вторую предпосылку для толкования слова «душа»: душа или психика не только получает представление и опыт, но и творит их. По утверждению 
К.Г. Юнга, психика ежедневно творит реальность. Он говорит 
о «фантазии» как о «деятельности воображения». Ученый настаивает не только на том, что психика — источник внутренней реальности (в отличие, например, от материальной реальности тела или 
логической реальности разума), но и на том, что наши фантазии 
подтверждают существование нашей внутренней реальности, сущность и значение которой не всегда зависят от внешних ориентиров. В его определении признаются высокая важность и значение 
фантазии и образного представления. Они появляются как естественные, фундаментальные проявления психики, создавая основу дли психической реальности.

В то же время психологи задумываются над тем, каков удельный 

вес духовных стремлений во всей целевой системе человека. Стремления расцениваются как духовные, если они отражают заботу человека об интеграции индивида с большими и более сложными целостностями: человечеством, природой, космосом, «достичь единства со 
всем сущим», «погрузиться в природу и быть частью ее», «подходить 
к жизни как к таинству, с благоговением и трепетом». Мы сегодня 
все чаще осознаем, по словам преподавателя МГУ М.Т. Панченко, 
что:

Человек — свернутая Вселенная,
Вселенная — развернутый человек;
Все, что есть в человеке, есть во Вселенной,
Все, что есть во Вселенной, есть в человеке.
Сверните Вселенную, ее не будет,
Разверните человека, его не будет...

Сегодня всем ясно, что без психологии как теории и без массовой 

психотерапии (т.е. работы с психикой) обойтись уже невозможно. 
Часто говорят о том, какие беды заключает в себе невостребованность 
психологии сегодня. Но действительно ли она не востребована? Последние печальные события показали, как мало у нас специалистов 
в области психологии чрезвычайных ситуаций. Политики окончательно убедились в том, что без политических технологий нечего 
и думать об успешной публичности. Фирмы и различные предприятия 
ищут социалистов, которые могли бы обеспечить эффективность их 
работы. Педагоги стараются получить психологическое образование.

Дело не в социальном заказе. Можно поставить вопрос: а способны ли сегодня психологи ответить на общественную потребность? 
На наш взгляд, нет. Психология как дисциплина переживает кризис. 
Ей явно недостает социологического воображения, теоретической 
глубины. Наработаны горы эмпирических исследований. Теоретическое же осмысление полученных данных отстает. Сказываются 
келейность, авторитарность. Проблем много, но решать их не властям, 
а самому научному сообществу.

Что же такое психология? Когда она возникла? Каковы ее статус 

в системе наук и роль в современной жизни?

В наши дни психология оказывается востребованной в сфере бизнеса и управления, политики и экологии, права и рекламы, образования и воспитания. Бурно развивается трансперсональная (интегральная) психология. Властно заявляет о себе психология экстремальных ситуаций.

Раздел 1 
ПСИХОЛОГИЯ КАК НАУКА

Тема 1. 
ФИЛОСОФИЯ 
И ПСИХОЛОГИЯ

В настоящее время Россия переживает настоящий психологический бум. Растет число вузов, где готовят кадры психологов. Возрастает поток литературы по всем областям психологического знания. 
Поэтому возникает необходимость в учебнике, который осветил бы 
широкий радиус психологического знания, воспроизвел бы основные 
этапы развития психологии, раскрыл бы ее связь с философией, 
в частности с философской антропологией, показал бы возможности 
ее будущего становления.

Психология (от греч. phyche — душа и logos — наука, учение) — наука о строении и закономерностях возникновения, развития и функционирования психики и сознания как высшей формы психического 
отражения. Это наука о психическом отражении действительности 
в процессе деятельности человека.

Прежде чем понять внутренний мир человека, его психику, надо 

задуматься о самом человеке, его предназначении, человеческой природе. Неудивительно, что психология долгие годы была связана с философией. Раскрывая историю психологии, мы обращаемся к именам 
философов от Сократа до Хайдеггера.

Однако между философией и психологией есть не только нечто 

общее, есть и принципиальное различие, которым невозможно пренебречь. В истории психологии сопоставление психологии и философии проводилось разными путями. Например, Аристотель 
(384 – 322 до н.э.) — создатель не только логической науки, но и психологии, представленной в трактате «О душе», где дается понимание 
души, явлений восприятия и памяти. Душа, по мнению Аристотеля, 
представляет собой высшую деятельность человеческого тела. В душе 
находится ум (нус), который не возникает и не подлежит гибели, разрушению. Аристотель делает попытку создать теорию растительной, 
животной и разумной души, лежащей в основе деления живых существ 
на растения, животных и людей.

При определении предмета психологии сразу обнаруживаются две 

трудности. Предельно сложно вычленить собственно психологическую тему в комплексе философского знания. Можно ли, к примеру, 
считать сюжетом психологии размышление Сократа о человеческих 
добродетелях или постижение смерти у Платона? Размышление о человеке неотвратимо захватывает самый широкий круг проблем. Этот 
круг оказывается практически неисчерпаемым. В результате едва ли 
не все философские сюжеты — проблемы нравственности (этики), 
теории познания, истории философии, философской антропологии, 
логики – вовлекаются в сферу психологической мысли. Ее собственное пространство внутри философии становится безбрежным.

Но не меньшая трудность обнаруживается и при обратном устремлении, когда исследователи хотят предельно ограничить сферу психологического осмысления человека. Желание локализовать тему теоретической рефлексии (рефлексия — размышление, самонаблюдение, 
самопознание) только проблемами «специфически человеческими» 
наталкивается на другие рифы. Предмет психологии никак не ухватывается в его целостности. Можно, разумеется, рассуждать о телесно сти, 
духовности, разумности, иррациональности человека. В той же мере 
не исключено обращаться к таким сюжетам, как активность человека, 
познавательные процессы, сущность души и сознания, природа человека. Но все эти темы будут лишь фрагментами постоянно меняющейся 
картины. Отдельные мазки не складываются в некую тотальность, 
а, напротив, размывают предмет психологического постижения.

Тема человека всегда была путеводной для человека. Но как отыскать путеводную нить для историко­психологического очерка по этой 
теме? Может быть, задача заключается в том, чтобы находить в истории философии те сюжеты, которые найдут потом активное осмысление в психологии? Именно так построена замечательная работа 
Е.Е. Соколовой «Тринадцать диалогов о психологии»1. В форме диалогов автор кочует по философским текстам, вылущивая собственно 
психологическую тематику. Но вот незадача. Порой «специфически 
психологическое» выражается в комментарии, в авторской реплике.

Чтобы подойти к тайне человека, надо обрести чувство изумления 

перед ним. Без этой обостренной пытливости невозможно войти 
внутрь самой психологической темы. Нам представляется, что эта 
идея заслуживает благодарного признания. Человек загадочен, неизъясним. Он представляет собой некую тайну. Без ощущения непостижимости человеку трудно обрести путеводную нить в психологическом исследовании. Ни религия, ни философия, ни наука не 
в состоянии без остатка раскрыть эту тайну. Ведь мы имеем дело с неисчерпаемым миром человеческой субъективности.

1 
См.: Соколова Е.Е. Тринадцать диалогов о психологии. М., 2003.

Русский философ Н.А. Бердяев (1874–1948) пишет: «Человек есть 

загадка в мире, и величайшая, может быть, загадка. Человек есть загадка не как животное и не как существо социальное, не как часть 
природы и общества, а как личность, именно как личность. Весь мир 
ничто по сравнению с человеческой личностью, с единственным лицом человека, с единственной его судьбой. Человек переживает агонию, и он хочет знать, кто он, откуда он пришел и куда идет»1.

Многие сюжеты, которыми занимается современная психология, — 

личность, развитие психики, деятельность, сознание и бессознательное, эмоции и чувства, межличностные отношения, психология толпы — интересуют и философов. Более того, обсуждение этих проблем 
имеет солидную историко­философскую базу. Выходит, предмет психологии смыкается с предметом философии. Вот они ключевые слова — «психика», «внутренний мир человека», «сознание», «психический процесс», «поведение», «психическое состояние», «свойства 
личности», «человек»…

При осмыслении человеческой природы философы и психологи 

старались выйти за рамки чистого описания признаков человека 
и выделить среди них такой, который бы решающим образом отделял 
человека от животных, а возможно, в конечном счете предопределял, 
обусловливал все остальное. Наиболее известное и широко принятое 
из таких определений — это «разумность» человека, его обозначение 
как человека мыслящего, разумного (Homo sapiens). Другое, не менее 
известное и популярное атрибутивное определение человека — описание его как существа по преимуществу действующего, производящего (Homo faber). Третье, заслуживающее быть отмеченным в этом 
ряду, — понимание человека как существа главным образом символического (Homo symbolicus). Как отмечал Э. Кассирер, существо, 
производящее символы, наиболее важным из которых является слово. С помощью слова он может общаться с другими людьми и тем 
самым значительно усиливать эффективность процессов мысленного и практического освоения действительности. Можно отметить еще 
определение человека как существа политического или социального 
(zoon politicon), на чем настаивал в свое время Аристотель.

Существуют, разумеется, и другие способы выражения человеческой природы. Во всех этих определениях схвачены, безусловно, какие­то очень важные сущностные свойства человека, но ни одно из 
них не оказалось полностью безукоризненным, и ни одно из них так 
и не смогло (возможно, в силу односторонности) закрепиться в качестве основания развитой общепринятой концепции природы человека.

1 
Бердяев Н.А. О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической личности // Царство Духа и царство Кесаря. М., 1995. С. 11–12.

Сущностное определение человека — это и есть попытка создания 

такой концепции. По сути дела, вся история философской мысли 
и есть в значительной степени поиск такого определения природы 
человека и смысла его существования в мире, которое, с одной стороны, полностью согласовывалось бы с эмпирическими данными 
о свойствах человека, а с другой, — высвечивало бы ему в будущем 
достаточно ясные (хотя, возможно, и не исключительно оптимистические) перспективы развития. Поэтому укажем основные вехи в философском постижении человека, которые были восприняты и развиты психологами.

Одна из древнейших интуиций – истолкование человека как своеобразного ключа к разгадке тайн универсума. Эта идея получила отражение в восточной и западной мифологии, античной философии 
и психологии. Человек на ранних ступенях развития не отделял себя 
от остальной природы. Он теснейшим образом ощущал свою генетическую, неразрывную связь со всем органическим миром, о чем свидетельствует, в частности, буддизм. Древнейшая мифология не расчленяет картину мира: природа, человек, божество в ней слитны. Процесс 
познания с самого начала «отягощен» способностью человека оценивать реальность как «очеловеченную», созданную по его меркам. Это 
находит свое выражение в антропоморфизме, т.е. бессознательном 
восприятии космоса и божества как живых существ, подобных самому 
человеку. В древнейшей мифологии и психологии человек выступает 
как малый мир — микрокосмос, а большой мир — как макрокосмос. 
Представление об их параллелизме и изоморфности – одна из древнейших натурфилософских концепций. Об этом свидетельствует космогоническая мифологема «вселенского человека» (индийский Пуруша в «Ведах», скандинавский Имир в «Эдде», китайский Пань­гу).

Философы Античности усматривают уникальность человека в том, 

что он обладает разумом. Эта идея — выдающееся достижение философской мысли, имеющее непреходящее значение. В античной 
философии сложилась еще одна версия, согласно которой человек 
понимается как «политическое животное», т.е. обладающее даром 
социальности. Принципиально новый поворот в осмыслении проблемы человека содержится в христианстве. Рождается идеальное 
представление о человеке как личности, воплощающей в себе телесно­чувственную субстанцию, наделенную не только разумом, но 
и духовностью. По мнению Н.А. Бердяева, «христианство освободило человека от власти космической бесконечности». Человек рассматривается теперь как центр и высшая цель мироздания. Христианство явилось подлинной почвой европейской персоналистской 
традиции. Человек внутри этой традиции оценивается как суперценность. Созданный по образу и подобию Божьему, он обладает свобо
Доступ онлайн
от 400 ₽
В корзину