Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Постфольклор и интернетлор

Покупка
Артикул: 798714.01.99
Доступ онлайн
200 ₽
В корзину
В учебно-методическом пособии рассмотрены подходы к изучению современного фольклора. Определены основные понятия курса, даны методические рекомендации к семинарским занятиям, приведены обширные библиографические списки, разработаны указания по самостоятельному изучению источников. Для студентов и магистрантов филологического факультета и факультета журналистики, а также для всех интересующихся процессами, происходящими сегодня в медиасреде и городском пространстве культуры.
Граматчикова, Н. Б. Постфольклор и интернетлор : учебно-методическое пособие / Н. Б. Граматчикова, Т. И. Хоруженко ; М-во образования и науки Рос. Федерации, Урал. федер. ун-т. - Екатеринбург : Изд-во Уральского ун-та, 2017. - 62 с. - ISBN 978-5-7996-2180-3. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1927215 (дата обращения: 23.02.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ББК Ш23(2)я7
        Г76

Р е ц е н з е н т ы:
Е. К. Созина, доктор филологических наук, профессор,
заведующий сектором истории литературы
(Институт истории и археологии УрО РАН);
Н. А. Власкина, кандидат филологических наук
(Институт социально-экономических и гуманитарных исследований
Южного научного центра РАН)

ISBN 978-5-7996-2180-3 
© Уральский федеральный университет, 2017

Граматчикова, Н. Б.
Постфольклор и интернетлор : учеб.-метод. пособие / 
Н. Б. Граматчикова, Т. И. Хоруженко ; М-во образования 
и  науки Рос. Федерации, Урал. федер. ун-т. — Екатеринбург : 
Изд-во Урал. ун-та, 2017. — 62 с.

ISBN 978-5-7996-2180-3

В учебно-методическом пособии рассмотрены подходы к изучению 
современного фольклора. Определены основные понятия курса, даны 
методические рекомендации к семинарским занятиям, приведены обшир-
ные библиографические списки, разработаны указания по самостоятель-
ному изучению источников. 
Для студентов и магистрантов филологического факультета и факуль-
тета журналистики, а также для всех интересующихся процессами, проис-
ходящими сегодня в медиасреде и городском пространстве культуры.
ББК Ш23(2)я7

Г76

На обложке:
рисунок А. С. Тимофеевой

Предисловие ................................................................................................... 4
Введение ......................................................................................................... 6
1. Проблема субъекта постфольклора и интернетлора ............................. 12
2. Трансформация обрядовой сферы. ......................................................... 19
Современный свадебный обряд. Занятие-коллоквиум ......................... 19
3. Образ национального лидера в постфольклоре и интернетлоре ......... 23 
Образ Сталина в интернете. Практическое занятие  ....................... 26
4. Гендерный аспект постфольклора. «Женское» в современной 
культуре (стереотипы, практики и др.). ................................................. 31
5. Этностереотипы: кросскультурные контакты, анекдоты. .................... 37
6. Малые жанры постфольклора................................................................. 42
7. Эпическое в современной культуре. ...................................................... 50 
Память о Великой Отечественной войне: функции эпоса сегодня. 
Занятие-коллоквиум. ............................................................................... 50
8. Конструирование локальной идентичности в социальных сетях ....... 53
Перечень контрольных вопросов ............................................................... 57
Список рекомендуемой литературы ........................................................... 59

ОГЛАВЛЕНИЕ

Во все времена фольклор чутко и быстро реагировал на соци-
альные изменения. Изучение фольклора позволяет не только вос-
становить картину мира его носителя, но и проследить ее изме-
нение. Суждения об «умирающем» фольклоре уступают место 
видению процессов трансформации традиционных практик 
в наши дни. 
Ц е л ь  дисциплины: сформировать у студентов представление 
о постфольклоре и интернетлоре как среде, имеющей много сход-
ных черт с коммуникацией в среде устной культуры; показать раз-
нообразие сетевых форм взаимодействия как коммуникативных 
систем постфольклорного характера.
З а д а ч и  изучения дисциплины формулируются на основе 
изложения требований к формированию компетенций согласно 
соответствующим знаниям, умениям, навыкам в соответствии 
с требованиями ФГОС ВПО:
1) дать представление о повседневности и интернет-среде как 
новом пространстве фольклора;
2) описать современные сообщества (сетевые, субкультурные 
и т. д.), их способы самопрезентации и особенности творчества;
3) проанализировать проблему субъекта в сетевом фольклоре 
и постфольклоре, а также особенности ролевого поведения в сети;
4) способствовать повышению уровня осознанного самоопре-
деления и самореализации студентов в пространстве современной 
культуры.

Курс может быть завершающим в ходе изучения классического 
фольклора и мифологии либо сопровождающим преподавание 

ПРЕДИСЛОВИЕ

современной литературы и современных коммуникационных 
систем. На занятиях актуализируются представление о системе 
жанров в классическом фольклоре и ее изменениях в постфоль-
клоре. Фольклор рассматривается как универсальная система 
сохранения культуры, внутрикультурной и кросс-культурной 
коммуникации и трансляции коммуникативных практик; многие 
фольк лорные по сути явления получили специфическую транс-
формацию в современной медиасреде (СМИ, интернет и др.). Осо-
бое внимание уделяется прикладным аспектам анализа повсед-
невных и сетевых коммуникаций в разных аспектах: от анализа 
новостных слухов до формирования идентичности средствами 
интернет-фольклора. 
Основные формы занятий в преподавании курса — лекции 
и семинары. Каждой теме соответствует набор базовых понятий 
и терминов, обогащающих научный аппарат студентов. 
По итогам изучения дисциплины студенты должны знать: 
основные этапы развития системы русскоязычного фольклора 
и его жанров; своеобразие нового этапа развития фольклорных 
жанров в современном индустриальном обществе (фольклор суб-
культур, сетевой фольклор и др.); специфику интернет-среды как 
среды коммуникации (анонимность, коллективность и др.); основы 
терминологии, описывающей явления сетевого фольклора. В ходе 
занятий студенты приобретают навыки анализа и интерпретации 
некоторых практик повседневности, а также интернет-контента.
Для закрепления материала студентам рекомендовано выпол-
нение заданий, представленных в тексте данного методического 
пособия. Задания ориентированы на анализ контента и функцио-
нирования социальных сетей, что способствует большей осознан-
ности в отношении саморепрезентации в пространстве современ-
ной культуры в широком смысле. 

Термин постфольклор был введен в научный оборот профес-
сором С. Ю. Неклюдовым в статье «После фольклора» (1995) для 
обозначения того, что современный фольклор существует, но утра-
чивает часть признаков, определявших стадиально предшествую-
щий ему фольклор патриархального крестьянства и архаических 
бесписьменных обществ1.
Постфольклор как объект изучения относится к так называ-
емой «третьей культуре», дистанцированной и от культуры эли-
тарной, и от патриархальной сельской. «Третья культура» вклю-
чает гетерогенные и гетероморфные элементы: и массовую 
культуру как таковую, производимую профессионалами «для 
сбыта», и низовой фольклор, создаваемый самими носителями 
«для потребления»; к этой сфере может быть отнесена и «наи-
вная» («народная») литература. Постфольклор, подобно массо-
вой культуре, полицентричен и фрагментирован в соответствии 
с социальным, профессиональным, клановым, даже возрастным 
расслоением общества, с его распадом на слабо связанные между 
собой ячейки, не имеющие общей мировоззренческой основы. 
Постфольклор, в отличие от «классического» (крестьянского, 
рабочего), как правило, идеологически маргинален, поскольку 
фундаментальные идеологические потребности горожан удов-
летворяются другими способами, к устным традициям прямого 
отношения не имеющими, — с помощью СМИ, кинематографа и, 
реже, популярной литературы.

1  Неклюдов С. Ю. После фольклора // Живая старина. 1995. № 1. С. 2–4. 

ВВЕДЕНИЕ

Появление постфольклора почти совпало с изобретением зву-
козаписи2, что стало предпосылкой для возникновения совершенно 
новой коммуникационной среды. Способность граммофонной 
(впоследствии — магнитофонной) записи тиражировать и распро-
странять не только текст песни, но и ее исполнение сильнейшим 
образом повлияла на фольклорную песню, а кино и телевидение 
обогатили устную традицию своими темами и мотивами, устойчи-
выми речевыми формулами и т. д. Поэтому появление постфольк-
лора уместно связывать не только с социально-экономическими 
переменами в индустриальном и постиндустриальном обществе, 
но и с технологической революцией в области средств коммуни-
кации. 
Постфольклором называют, прежде всего, фольклор современ-
ного города — песни, анекдоты, городские легенды, слухи, молву 
и т. п., языковые клише, жаргонные выражения, сюжеты и образы 
урбанистической мифологии, отражающие грезы и фобии город-
ского человека. Подобные традиции обладают всеми основными 
качествами «фольклорности»: они передаются преимущественно 
устным способом, анонимны, не имеют твердо установленной 
формы (т. е. варьируются). Кроме устных словесных текстов, 
к постфольклору относятся обычаи и обряды (в том числе «посвя-
тительные» / инициационные), практикуемые в профессиональ-
ных и субкультурных сообществах, а также фольклорные арте-
факты (рукописные альбомы, настенные граффити, татуировки 
и др.). Если традиционный фольклор всегда связан с определенной 
территорией и определенной локальной культурой, то постфольк-
лор, напротив, не диалектен, а «социолектен». Активное бытова-
ние фольклорных форм в письменном виде и в сетевом является 
наиболее сильным отличием ситуации «пост-» от традиционной. 
Фольклор как таковой в силу своих базовых особенностей 
«озабочен» не столько «творением», сколько воспроизведением 
и повторением, и ориентирован на канон, норму, традицию. 

2 Неклюдов С. Ю. Фольклор современного города // Современный городской 
фольклор / ред. кол. А. Ф. Белоусов, И. С. Веселова, С. Ю. Неклюдов. М. : РГГУ, 
2003. С. 5–24.

Повышенная стереотипность характеризует все уровни фольклор-
ной «речи», поэтому фольклорная форма в широком смысле оказы-
вается в одном ряду с другими наработанными социальными фор-
мами (орудиями труда, способами строить жилище, шить одежду 
и др.), сохраняемыми социумом как знание о способах коммуника-
ции в культуре, позволяющее быть понятым членами сообщества 
и экономить усилия в актах коммуникации с ними. 
В основе бытования фольклора лежат практические, прагма-
тические цели: фольклорные формы обеспечивают коммуникацию 
внутри определенного типа социальных отношений, при изме-
нении которых меняются и фольклорные формы. Фольклорная 
«речь» характеризуется следующими определениями: устная (по 
преимуществу), неофициальная, неподцензурная (вернакулярная), 
вариативная, коллективная, анонимная, бессознательная. 
С. Б. Адоньева описывает фольклор как особый семиотиче-
ский аппарат. В своих исследованиях она показывает3, что в праг-
матическом аспекте каждое фольклорное высказывание может 
быть рассмотрено: 
1) в отношении к социальной ситуации: намерение говоря-
щего, его базовые социальные характеристики, идеологические 
и ментальные установки (это пресуппозции); декларация целей, 
игровые моменты; исполнение фольклорных жанров может харак-
теризоваться как «уместное» / «неуместное», оказываясь в тесной 
связи с социальными нормами и коммуникативной ситуацией; 
2) в соотношении между фактом реальности и фактом речи 
(былина — отдаленное прошлое; свадьба — одновременность; 
заговоры — будущее);
3) в отношении к результатам высказывания, к ответной 
реакции слушателя; 
4) относительно используемых языковых средств (в широком 
смысле понимания «языка»).

3  Адоньева С. Б. Прагматика фольклора. СПб. : Изд-во С.-Петерб. ун-та : Ам-
фора, 2004. 312 с. 

Важна количественная характеристика говорящего: один или 
группа. Совместное говорение имеет специфический социальный 
статус перформативного акта (примерами могут служить разно-
жанровые тексты — от «Символа веры» и молитвы «Отче наш» 
до военной присяги и новогоднего возгласа «Елочка, гори!»). Фоль-
клор дает возможность изучать информационный парадокс хоро-
вых исполнений, при которых «информация» известна всем участ-
никам до коммуникативного акта, а новизна заключена в самом 
факте совместного говорения.
Конвенциональные формы социального поведения в социально- 
антропологических исследованиях первой трети ХХ в. получили 
название габитуса. Габитус — «приобретенная система порож-
дающих схем». П. Бурьде понимает габитус как продукт исто-
рии, воспроизводящий практики, и индивидуальные, и коллектив-
ные, обеспечивая активное присутствие прошлого опыта, который 
существует в каждом в форме схем восприятия, мышления и дей-
ствия4. Здесь уместно вспомнить понимание истории5 Ф. Броде-
лем, говорящим о пластах истории, где изменения происходят 
с различной скоростью. 
Наконец, в XXI в. многие свойства фольклора воспроизво-
дятся в форме текстов сетевых коммуникаций, образующих сферу 
интернетлора. Эти тексты обладают многими фольклорными 
качествами: воспроизведение в изменяемых копиях, использо-
вание определенного набора клише, во многих случаях аноним-
ность. Таким образом, интернет по сравнению с книжной тради-
цией актуализирует многие качества дописьменной, архаической 
коммуникации: любой присланный текст можно дописать, пере-
писать, сократить, развернуть и т. д. Здесь культура как бы воз-
вращается к своей предыдущей фазе, к пластичности форм, к ано-
нимности и т. п. Под интернетлором мы понимаем «только те 

4 Бурдье П. Практический смысл. СПб. : Алетейя ; М. : Ин-т эксперименталь-
ной социологии, 2001. С. 106.
5 Бродель Ф. Структуры повседневности: Возможное и невозможное. М. : 
Прогресс, 1986. 624 с. 

фольклорные формы, которые существуют и распространяются 
преимущественно (а иногда и исключительно) в Сети»6.
Проблемами современного периода фольклористики является 
определение сферы функционирования текста и способа фиксации 
постфольклорных явлений. Так, городскую песню в наше время, 
как и в начале XX в., можно встретить и в фольклорном исполне-
нии, и на эстраде, в связи с чем актуален вопрос разграничения 
«фольклора» и «не-фольклора». С. Неклюдов приводит такой при-
мер: «Когда Утесов записал “Гоп-со-смыком”, “С одесского кич-
мана”, “Бублики”, — его редакции заглушили все остальные вер-
сии — а их было множество! — и стали господствующими, оказав 
сильнейшее влияние на всю последующую устную традицию. 
Такой устойчивый, фиксированный авторитетный текст — публи-
кация или пластинка, — с которым можно свериться, уместно 
назвать “контролирующей инстанцией”»7. Фольклористы обра-
щают внимание на сложность фиксации постфольклора: «“Пост-
фольклор” трудно собирать. Люди, занимающиеся, скажем, анек-
дотами, в основном черпают свой материал из Интернета. Однако 
классическая фольклористика требует все записывать из уст-
ного бытования, ведь между словом письменным, в том числе 
и в Интернете, и произносимым — огромная разница. Записывать 
же тексты постфольклора сложно, иногда их просто трудно заме-
тить, произнесение некоторых из них невозможно спровоциро-
вать… Да и просто технические проблемы существуют»8. 
Между тем, сформированное представление о сфере бытова-
ния постфольклорных явлений и содержании интернетлора суще-
ственно обогащает понимание магистрантами актуальных меж-
дисциплинарных исследовательских парадигм.

6 Алексеевский М. Д. Интернет в фольклоре или фольклор в Интернете? (Совре-
менная фольклористика и виртуальная реальность) [Электронный ресурс]. URL: 
mdalekseevsky.narod.ru/alekseevsky-congress.pdf (дата обращения: 06.10.2016).
7 «Постфольклор» — современный русский городской фольклор. Интервью 
с С. Ю. Неклюдовым в журнале «Знание — сила» (2010. № 7) [Электронный ре-
сурс]. URL: http://madan.org.il/node/855 (дата обращения: 06.10.2016).
8 Там же.

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Адоньева С. Б. Прагматика фольклора / С. Б. Адоньева. СПб. : Изд-во 
С.-Петерб. ун-та : Амфора, 2004. 312 с. 
Алексеевский М. Д. Интернет в фольклоре или фольклор в Интернете? 
(Современная фольклористика и виртуальная реальность) / М. Д. Алексе-
евский [Электронный ресурс]. URL: mdalekseevsky.narod.ru/alekseevsky-
congress.pdf (дата обращения: 06.10.2016).
Бродель Ф. Структуры повседневности: Возможное и невозможное / 
Ф. Бродель. М. : Прогресс, 1986. 624 с. 
Бурдье П. Практический смысл / П. Бурдье. СПб. : Алетейя ; М. : Ин-т 
экспериментальной социологии, 2001. 562 с. 
Неклюдов С. Ю. После фольклора / С. Ю. Неклюдов // Живая ста-
рина. 1995. № 1. С. 2–4. 
Неклюдов С. Ю. Фольклор современного города / С. Ю. Неклюдов // 
Современный городской фольклор / ред. кол. А. Ф. Белоусов, И. С. Весе-
лова, С. Ю. Неклюдов. М. : РГГУ, 2003. С. 5–24.
«Постфольклор» — современный русский городской фольклор. 
Интервью с С. Ю. Неклюдовым в журнале «Знание — сила» (2010. № 7) 
[Электронный ресурс]. URL: http://madan.org.il/node/855 (дата обраще-
ния: 06.10.2016).
Прокофьев В. Н. О трех уровнях художественной культуры Нового 
и Новейшего времени (к проблеме примитива в изобразительных искус-
ствах) / В. Н. Прокофьев // Примитив и его место в художественной 
культуре Нового и Новейшего времени / отв. ред. В. Н. Прокофьев; ред. 
Г. Г. Поспелов. М. : Наука, 1983. С. 6–28.

1. ПРОБЛЕМА СУБЪЕКТА 
ПОСТФОЛЬКЛОРА И ИНТЕРНЕТЛОРА

Если традиционный фольклор складывается в достаточно 
однородной социальной среде (по преимуществу крестьянской), 
то постфольклор изначально «фрагментирован в соответствии 
с социальным, профессиональным, клановым, даже возрастным 
расслоением общества, с его распадом на слабо связанные между 
собой ячейки, не имеющие общей мировоззренческой основы»9. 
В силу подобной фрагментированности говорить о едином субъ-
екте постфольклора не приходится, однако можно выделить 
несколько определяющих моментов: это горожанин, обыватель, 
в своих повседневных практиках и суждениях являющийся носителем 
мифологического мышления. Миф не регулирует жизнь современного 
человека целиком и полностью в отличие от архаической 
культуры, однако определенные мифологические комплексы оказывают 
значительное влияние на восприятие, оценки и поведение 
наших современников. Миф доказал свою необыкновенную 
живучесть, неустранимость из глубинных структур человеческого 
мышления и высокий адаптационный потенциал: научные понятия 
наполняются в повседневности мифологическим смыслом или, 
наоборот, нечто экзотическое получает квазинаучное объяснение 
(ср. различные представления об «энергетике», «биополе», НЛО 
и т. д.). Массовое, коллективное сознание мифологично по своей 
природе10.
Современная наука видит в мифах не плод фантазии или 
интеллектуальную схему, но акцентирует их действенную природу 
и ценностный характер. Мифология коренится не в сознании 

9 Неклюдов С. Ю. Несколько слов о «постфольклоре» [Электронный ресурс] // 
Фольклор и постфольклор: структура, типология, семиотика : [сайт]. URL: http://
www.ruthenia.ru/folklore/postfolk.htm (дата обращения: 06.10.2016).
10 Неклюдов С. Ю. Структура и функции мифа // Современная российская ми-
фология / сост. М. В. Ахметова. М. : РГГУ, 2005. С. 9–27.

Доступ онлайн
200 ₽
В корзину