Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Сквозь призму жанра : литературно-художественная критика

Покупка
Артикул: 798711.01.99
Доступ онлайн
800 ₽
В корзину
Книга имеет неординарную структуру и демонстрирует широту критического поля в современном гуманитарном знании. Первый, вводный, раздел содержит сведения по теории литературной критики и ставит перед студентами учебные задачи. Во втором разделе представлены критические опыты автора — статьи, обзоры, рецензии, интервью, творческие портреты, эссе, отзывы на диссертации и др. Автор учебного пособия, будучи не только профессором-литературоведом, но и известным критиком, на собственном примере показывает возможности того или иного критического жанра. Книга интересна не только как учебное пособие, но и как приглашение в персональную творческую лабораторию критика-профессионала и своеобразный ориентир для тех, кто пробует себя на критической стезе.
Быков, Л. П. Сквозь призму жанра : литературно-художественная критика : учебное пособие / Л. П. Быков ; М-во образования и науки Рос. Федерации, Урал. федер. ун-т. - Екатеринбург : Изд-во Уральского ун-та, 2017. - 268 с. - ISBN 978-5-7996-2107-0. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1927212 (дата обращения: 19.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ  
ИМЕНИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ Б. Н. ЕЛЬЦИНА

Л. П. Быков

СКВОЗЬ ПРИЗМУ ЖАНРА

Литературно-художественная критика

Учебное пособие

Рекомендовано методическим советом УрФУ  
для студентов, обучающихся по программам бакалавриата  
и магистратуры по направлениям подготовки  
45.03.01, 45.04.01 «Филология», 42.03.02, 42.04.02 «Журналистика»

Екатеринбург 
Издательство Уральского университета 
2017

ББК Ш401я73-1
 
Б 953

Р е ц е н з е н т ы:

кафедра журналистики и массовых коммуникаций
Пермского государственного национального исследовательского университета
(заведующий кафедрой доктор филологических наук,  
профессор В. В. Аб а ш е в);

М. В. З а г и д у л л и н а, доктор филологических наук,
профессор кафедры журналистики и массовых коммуникаций
Челябинского государственного университета

Быков, Л. П.
Б 953  
Сквозь призму жанра : Литературно-художественная критика : 
учеб. пособие / Л. П. Быков ; М-во образования и науки Рос. 
Федерации, Урал. федер. ун-т. — Екатеринбург : Изд-во Урал. 
ун-та, 2017. — 268 с. 

ISBN 978-5-7996-2107-0

Книга имеет неординарную структуру и демонстрирует широту кри-
тического поля в современном гуманитарном знании. Первый, вводный, 
раздел содержит сведения по теории литературной критики и ставит пе-
ред студентами учебные задачи. Во втором разделе представлены крити-
ческие опыты автора — статьи, обзоры, рецензии, интервью, творческие 
портреты, эссе, отзывы на диссертации и др. Автор учебного пособия, бу-
дучи не только профессором-литературоведом, но и известным критиком, 
на собственном примере показывает возможности того или иного крити-
ческого жанра.
Книга интересна не только как учебное пособие, но и как приглаше-
ние в персональную творческую лабораторию критика-профессионала 
и своеобразный ориентир для тех, кто пробует себя на критической стезе.

ББК Ш401я73-1

© Уральский федеральный университет, 2017
ISBN 978-5-7996-2107-0

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРИМЕНИТЕЛЬНО К НАСТОЯЩЕМУ  
(вместо предисловия) ...................................................................................5

Часть 1. НЕМНОГО ОБЩИХ СООБРАЖЕНИЙ .................................................7

Часть 2. ИЗРЯДНО ПРАКТИКИ ............................................................................21
Обзор региональный ...........................................................................................21
Урал литературный ......................................................................................21
Обзор жанровый ..................................................................................................38
Толстый журнал в России — вчера, сегодня, завтра.................................38
Обзор историко-литературный ...........................................................................48
Глоток свободы (Листая старые журналы…) ............................................48
Проблемная статья ...............................................................................................55
Страна и слово, или Полемически об одной теме ....................................55
На злобу дня и на доброту лет ....................................................................65
Творческий портрет .............................................................................................76
«Все бури века нес в себе…»: А. Твардовский .........................................76
«Континент» и его редактор (В. Максимов) ..............................................87
«Самый сильный из поколенья»: Борис Слуцкий .....................................97
На темы Вампилова ................................................................................... 115
Борис Рыжий: последний советский поэт? ..............................................120
Литературные параллели ..................................................................................128
Борис Рыжий и Сергей Гандлевский ........................................................128
Астафьев и Решетов: опыт сближения .....................................................138
Статья-предисловие ...........................................................................................150
По праву памяти .........................................................................................150
Статья-послесловие ...........................................................................................154
Судьбою — здесь .......................................................................................154
Рецензия на книгу ..............................................................................................158
Для пользы жизни ......................................................................................158
Личное открытие Сибири ..........................................................................168
Писано от руки ...........................................................................................174
От точности перевода к тонкостям понимания .......................................179
Среди родни ................................................................................................186
В соответствии со здравым смыслом .......................................................190

Рецензия на спектакль .......................................................................................193
Полтора Булгакова ......................................................................................193
Ключи от другой квартиры ........................................................................197
Отзыв ..................................................................................................................200
О диссертации А. А. Деменевой  
«“Дягилевский текст” в литературе»  ...........................................200
О диссертации И. Б. Ничипорова  
«Авторская песня 1950–1970-х гг. в русской поэтической 
традиции: творческие индивидуальности,  
жанрово-стилевые поиски, литературные связи»  .......................205
О диссертации М. В. Воробьевой  
«Анекдот как феномен повседневной культуры советского 
общества (на материале анекдотов 1960–1980-х годов)» ...........213
Об автореферате диссертации Е. А. К.  
«Категория молитвы и ее художественное воплощение  
в поэзии А. С. Пушкина» ...............................................................218
Об автореферате диссертации В. С. Львова «Литературная  
критика формальной школы (Ю. Н. Тынянов,  
В. Б. Шкловский, Б. М. Эйхенбаум)» ............................................221
Эссе .....................................................................................................................223
Счастье Сизифа, или О специфической черте  
отечественной словесности ...........................................................223
Закон заслуженного собеседника .............................................................229
Интервью ............................................................................................................234
Анатолий Омельчук: «Я — слагатель слов…» ........................................234
Л. Быков: «Мы живем в ситуации,  
когда литература становится частным делом…» .........................242

Приложение. Две рецензии на одну книгу .........................................................258

Вопросы для самопроверки ....................................................................................264
Темы для рефератов и творческих заданий ...........................................................265
Рекомендуемая литература ......................................................................................266

ПРИМЕНИТЕЛЬНО К НАСТОЯЩЕМУ  
(вместо предисловия)

Эта книга на первый взгляд учебной не кажется. И на второй, 
допускаю, тоже. Однако задумывалась она и, как верит автор, 
имеет основания называться именно учебной.
Естествен тогда вопрос: кого и чему она способна учить? 
Адресована она, согласно рекомендации методической комиссии, 
прежде всего гуманитариям. То есть в первую очередь филологам 
и журналистам, искусствоведам и культурологам. Иначе говоря, 
тем, кто, обретая конкретную профессиональную подготовку, 
 подтверждаемую вузовским дипломом, слушал, слушает или 
будет слушать курс литературно-художественной критики.
Учебников по теории и истории критики немало. А вот пособий 
по практической критике практически нет. Меж тем, как свидетельствует 
мой преподавательский стаж, можно знать инициалы 
и даты жизни Добролюбова, скажем, или Шкловского, равно как 
отчетливо комментировать разницу между обзором и проблемной 
статьей, и при этом, увы, совершенно не иметь навыка аргументи-
рованного суждения о современных художественных реалиях.
Самостоятельное высказывание о новинках литературы, кино, 
театра — это вариант личной мысли о мире вообще. А выработка 
собственной позиции по отношению к происходящему в жизни — 
в том числе к тому, как это происходящее предстает на страницах 
книги или на экране, — желательна каждому вне зависимости 
от должности и сферы деятельности.
Литературно-критические 
материалы, 
востребованные 
и общими дисциплинами, и специальными курсами, рассма-
триваются преимущественно в свете роли, какую критика 
играет в мировоззренческих дискуссиях того или иного пери-
ода общественной истории. Применительно к минувшему такая 

предпочтительность, пожалуй, оправдана (хотя и не единственно 
возможна). А вот в разговоре о художественном настоящем, отме-
ченном редкостной многовариантностью творческих импульсов 
и разнонаправленностью авторских интенций, подобную изби-
рательность в аналитике едва ли целесообразно поддерживать. 
В данном пособии, где не ставится под сомнение познавательно-
идеологическое содержимое критического текста, акцентируется 
прежде всего эстетический потенциал критики, «сопричастной» 
искусству слова и вообще искусству.
Конечно, можно было составить это пособие по традици-
онному принципу из хрестоматийных образцов, благо отечест-
венная критика щедра на таковые: вот, мол, пример творческого 
портрета от Корнея Чуковского, а вот памятная рецензия Николая 
Недоброво, адресованная Анне Ахматовой «на вырост». Однако 
помеченные именами классиков материалы в субъективном вос-
приятии сегодняшних читателей (молодых — особенно) нередко 
выглядят «преданьями старины глубокой», а критика, в чем одно 
из принципиальных ее отличий от науки об искусстве, жива пре-
жде всего «сейчасным», тем, о чем поэт сказал: «Это было при 
нас, это с нами вошло в поговорку». Разножанровые публикации 
практического раздела книги — почти все из наших десятилетий, 
а подчас еще и из нашей уральской местности. И то обстоятель-
ство, что с автором (а иной раз — и героями) вошедших в пособие 
статей и рецензий их читатели могут встретиться в аудиториях 
и коридорах родного университета, тоже, надеюсь, способно сти-
мулировать учебный эффект этих «критик». 
Мне хотелось показать, как теоретические постулаты, тезисно 
обозначенные на страницах начального раздела, конкретизиру-
ются в реальной критической практике. Моей собственной. Само-
надеянно? Не без этого. Но критическая стезя и не мыслится без 
амбициозности. Равно как и самокритичности (чему частным под-
тверждением — заключительные страницы пособия).
Критике нельзя научить. Но можно научиться. В данном слу-
чае — принимая во внимание творческий опыт своего педагога.

Часть 1  
НЕМНОГО ОБЩИХ СООБРАЖЕНИЙ

Критики должны иметь место. Без них 
не может быть полного счастья.
Илья Ильф, Евгений Петров

1

Полного счастья, к сожалению, не будет, даже если состояв-
шихся критиков в стране окажется — представим такую утопи-
ческую (или маразматическую?) ситуацию — не меньше, чем 
называющих себя прозаиками и поэтами. И все-таки вынесенная 
в эпиграф давняя сентенция при всей ее ироничности обращает 
внимание на общественную необходимость занятий критикой. 
Она и впрямь нужна для полноценного и плодотворного разви-
тия искусства и социума. Не потому ли Пушкин уже абсолютно 
серьезно резюмировал столетием ранее ильф-петровской реплики: 
«Состояние критики само по себе показывает степень образован-
ности всей литературы вообще»1 (1830).
Любой прочитанный роман, увиденный фильм или спектакль 
просится на язык, провоцирует на речь (хотя бы внутреннюю). 
Бродский обмолвился на сей счет проницательной формулой про 
искусство: «Это дух, ищущий плоть, но находящий слова»2. Нам 
хочется выразить отношение к прочитанному или увиденному, 
поверить свой взгляд другим — здесь-то и возникает потребность 
в критике как собеседнике. Собеседнике, который в идеале равно 
необходим и автору произведения, и тому, кто этому произведе-
нию внимает.

1 Пушкин А. С. Полное собрание сочинений : в 10 т. Т. 8. Л., 1978. С. 138.

2 Бродский И. Набережная неисцелимых. М., 1992. С. 31.

Критика есть органичное свойство человеческого мировос-
приятия. «Не всякая критика — мысль, но всякая мысль — кри-
тика. Мысль не имеет иной формы существования»3 (Фазиль 
Искандер). Свойство это обусловлено естественной жаждой иде-
ала и честным пониманием того, что реальность, какой бы она 
ни была, идеалу, увы, не тождественна. Уместно сослаться на вер-
либр Ивана Ахметьева:

конечно
этот идеал
возник не от хорошей жизни
да и все идеалы
возникают не от хорошей жизни4

Критические высказывания о художественных реалиях зазву-
чали одновременно с появлением этих самых реалий. Когда 
древний человек (не подозревавший, правда, о своей древности) 
отважился на дебютный наскальный рисунок, среди его соплемен-
ников наверняка нашелся и тот, кто так или иначе прокомментиро-
вал изображение. Первые дошедшие до нас имена литературных 
критиков, ставшие ныне нарицательными, связаны с восприятием 
поэм Гомера: если Зоил находил в «Илиаде» и «Одиссее» немало 
несовершенств и несообразностей, то Аристарх не уставал под-
черкивать достоинства этих поэтических памятников.
А вот художественная критика как общественный институт, 
предполагающий наличие критиков-профессионалов, образова-
ние исторически недавнее. Его необходимость обусловлена акцен-
тированием самостоятельной роли конкретных видов искусств 
в культуре, когда стала цениться персональная творческая иници-
атива и одновременно при разнообразии школ и индивидуальных 
манер реальностью стала и возможность творческого произвола. 
В этих условиях в социуме и возникает — в России это начало 
ХIХ века — потребность в критике как «науке открывать красоты 

3 Искандер Ф. // Великие слова : цитаты, афоризмы, высказывания великих 
людей [интернет-портал]. URL: http://greatwords.org/authors/50/ (дата обращения: 
28.03.2017).

4 Ахметьев И. ничего обойдется. М., 2011. С. 28.

и недостатки в произведениях искусств и литературы». Но сразу 
же оговорю, что в цитируемом пушкинском определении слово 
«наука» не следует понимать терминологически строго.
Если видеть в критике составную часть литературоведения 
и искусствознания, она, согласитесь, будет выглядеть недоста-
точно солидно. Впрочем, критика и не стремится соревноваться 
с теорией и историей искусств в академической состоятельности. 
При том, что у критика может быть, как, скажем, у Юрия Тыня-
нова, «теоретический темперамент», а действительный член Ака-
демии художеств способен, в свою очередь, на газетной полосе 
или телеэкране отрецензировать выставку картин своих современ-
ников, в деятельности критиков и ученых есть существенная раз-
ница. Она проступает во многом.
В объекте рассмотрения. Если теоретик и историк искусства 
исходит из наличного художественного капитала, то критик — 
из текущего, «сейчасного».
В позиции субъекта. Позиция ученого — позиция вненаходи-
мости, внешняя по отношению к материалу; позиция критика — 
«изнутри» художественного процесса, она обусловлена намере-
нием повлиять на его ход — характеристиками, предпочтениями, 
оценками. Конечно, искусствоведу тоже, повторю, не заказано 
вести речь о современной художественной практике, однако век-
тор анализа тут будет иным, нежели у критика: в то время как 
художественное настоящее для ученого — это своеобразный итог 
предыдущего опыта, для критика оно интересно в первую очередь 
как исток новых эстетических тенденций. Условно говоря, крити-
ков занимает преимущественно художественная целина, а искус-
ствоведы имеют дело чаще всего со снятым с этого поля урожаем.
В аргументации. И ученый, и критик, представляя гуманита-
ристику, устремлены к пониманию художественных смыслов, но 
если первый, микшируя свое «я» и всецело руководствуясь логи-
кой, выстраивает систему доказательств, добиваясь в выявлении 
закономерностей максимальной обстоятельности, то второй пре-
жде всего убеждает. Вот почему здесь несравненно большую, чем 
в науке, роль играет художественный вкус: «Вы читаете поэму, 

смотрите картину, слушаете сонату — чувствуете удовольствие 
или неудовольствие — вот вкус; разбираете причину того и дру-
гого — вот критика»5 (Василий Жуковский). Критик не чурается 
обобщений, но интересуется прежде всего конкретикой. Поэтому 
существенна и разница в языке: научная работа немыслима без 
соответствующей лексики, стилистической строгости, библио-
графического оснащения — критический текст не знает подоб-
ной нормативности, будучи открыт всему, что способствует мак-
симальной выразительности критического высказывания. (Вот 
почему развернутые ссылки на приводимые источники в предлага-
емом пособии приводятся лишь в установочной его части.) Своей 
субъективности автор здесь не только не стесняется, но во многом 
именно ее и эксплуатирует. (Но, неизбежная в отношении про-
изведения, субъективность эта не должна — особенно если речь 
идет о творческой неудаче — распространяться на персону его 
создателя.) Если ученый предлагает знание, то критик предъяв-
ляет мнение. Примечательно, как Иннокентий Анненский объяс-
нял название своих «Книг отражений»: «Я же писал только о том, 
что мной владело, за чем я следовал, чему я отдавался, что хотел 
сберечь в себе, сделав собою»6.
В адресате. Ученый обращается прежде всего к коллегам, 
а критик свои строки представляет «граду и миру», надеясь быть 
интересным (опять-таки в идеале) и академику, и дворнику. Соот-
ветственно, и вещают они с разных трибун: работы «ведов» печа-
таются обычно в специализированных изданиях, тогда как критик 
вправе надеяться на гораздо более просторные аудитории. И еще. 
Выкладки историка или теоретика искусства претендуют на дол-
говременность — в критике же особенно ценна оперативность. 
При этом, однако, не случайно восклицание Л. П. Гроссмана: 
«Диссертации дряхлеют, художественные этюды остаются»7.

5 Жуковский В. А. Полное собрание сочинений и писем : в 20 т. Т. 12. Эсте-
тика и критика. М., 2012. С. 248.

6 Анненский И. Ф. Книги отражений. М., 1979. С. 5.

7 Гроссман Л. П. Цех пера : эссеистика. М., 2000. С. 238.

Эти сопоставления объясняют возможность и других сужде-
ний обобщающего порядка: «Искусство и литература идут об руку 
с критикою и оказывают взаимное действие друг на друга»8 (Вис-
сарион Белинский); «Критик есть половина художника…»9 (Апол-
лон Григорьев); «Критика… занимает промежуточное положение 
между наукой и чтением»10 (Ролан Барт); «Критика — это родная 
сестра искусства и двоюродная — науки»11 (Игорь Золотусский).
Известно, впрочем, что служители муз редко бывают 
довольны современной им критикой:

Печальная доля — так сложно,
Так трудно и празднично жить,
И стать достояньем доцента,
И критиков новых плодить.

(Александр Блок)12.

Из подобных рифмованных и прозаических ворчаний можно 
составить целую антологию. Но учтем при этом, что когда худож-
ники столь категорично отзываются о своих зоилах, то уже в самом 
таком недовольстве себя обнаруживает потребность в критике 
как таковой. Примечательно и то, что многие прозаики и поэты 
(А. Пушкин, Н. Гоголь, Н. Некрасов, В. Брюсов, И. Анненский, 
Н. Гумилев, М. Цветаева, В. Ходасевич, Г. Адамович, А. Платонов 
и др.) сами выступали — и очень успешно! — как критики в отно-
шении сочинений своих коллег.
Кроме того, не упустим из виду, что критическое сужде-
ние стереофонично, и автор книги или спектакля — это только 
одна сторона, о которой надлежит помнить критику. Пом-
нит он и о другой: «Не все критики желают добра писателям. 

8 Белинский В. Г. Собрание сочинений : в 9 т. Т. 5. Статьи, рецензии и заметки. 
М., 1979. С. 81.

9 Григорьев А. Сочинения : в 2 т. М., 1990. Т. 2. Статьи. Письма. С. 21.

10 Барт Р. Семиотика. Поэтика : избр. работы. М., 1989. С. 361.

11 Литературная газета. 1977. 21 дек.

12 Блок А. Собрание сочинений : в 8 т. Т. 3. Стихотворения и поэмы : 
1907– 1921. М. ; Л., 1960. С. 126.

Иные — читателям»13 (Антон Лигов). Вот эта «трехсторонность» 
критической коммуникации принципиально значима: критик 
ведет разговор с автором в присутствии читателя (зрителя) или, 
что то же самое, он беседует с читателем в присутствии писателя. 
Интенции критика — соединяющие.
Критика структурирует и для пишущих, и для читающих 
ту массу произведений, которая все очевиднее стремится к бес-
конечности. Зоил, конечно, едва ли поможет писателю написать 
хорошую книгу (хотя Виктор Астафьев одну из хороших книг 
с выразительным названием «Зрячий посох» посвятил критику 
Александру Макарову), равно как не помешает графоману сочи-
нить книгу плохую (хотя может препятствовать ее изданию, как 
было в советское время, когда каждая поступавшая в издательство 
рукопись непременно рецензировалась). С другой стороны, прав 
и «неистовый Виссарион»: «Конечно, критика не сделает дурака 
умным и толпу мыслящею, но она у одних может просветить 
сознанием безотчетное чувство, а у других — возбудить мыслию 
спящий инстинкт»14. Благодаря деятельности критического цеха 
у служителей муз и у публики формируется более-менее опреде-
ленное представление о том, кто есть кто и что есть что в совре-
менном художественном процессе.
Можно сказать и так: критика выступает перед искусством 
как голос общества, сообщая искусству, что оно, общество, думает 
о тех или иных художественных реалиях, искусстве и его месте 
в жизни вообще. И, вместе с тем, критика воспринимается соци-
умом как голос искусства, формулирующий искусства и конкрет-
ных его представителей запросы, позиции, приоритеты.
Само собой, наличная критическая практика не всегда способна 
подтвердить эти констатации. Посредственности, а подчас 
и откровенной халтуры в критике не меньше, а то и больше, чем 
в прозе и стихотворстве (кому как не критикам быть самокритичными). 
Но если сквозь какие-то очки плохо просматривается художественная 
реальность, это вовсе не повод вообще пренебречь 

13 Работница. 1990. № 7. С. 31.

14 Белинский В. Г. Собрание сочинений : в 9 т. Т. 9. Письма 1829–1848. С. 514.

Доступ онлайн
800 ₽
В корзину