Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Русская литература зарубежья: три волны эмиграции ХХ века

Покупка
Артикул: 798708.01.99
Доступ онлайн
300 ₽
В корзину
В учебно-методическом пособии раскрыта идейная, эстетическая, философская специфика русской эмигрантской литературы ХХ в. Материал структурирован по трем периодам («трем волнам эмиграции»): 1910-1920-е гг., 1940-е и конец 1960-х — 1980-е гг. Творчество наиболее значительных писателей, оказавшихся за пределами России, показано в широком историко-культурном контексте. Включены сведения библиографического характера. Для студентов, изучающих дисциплину «Русская литература зарубежья», а также для всех, кто интересуется историей русской литературы ХХ в.
Матвеева, Ю. В. Русская литература зарубежья: три волны эмиграции ХХ века : учебно-методическое пособие / Ю. В. Матвеева ; М-во образования и науки Рос. Федерации, Урал. федер. ун-т. - Екатеринбург : Изд-во Уральского ун-та, 2017. - 92 с. - ISBN 978-5-7996-2048-6. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1927209 (дата обращения: 04.03.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Екатеринбург
Издательство Уральского университета
2017

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

УРАЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ 
ИМЕНИ ПЕРВОГО ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ Б. Н. ЕЛЬЦИНА

РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА 
ЗАРУБЕЖЬЯ: 
ТРИ ВОЛНЫ ЭМИГРАЦИИ 
ХХ ВЕКА

Рекомендовано методическим советом УрФУ
в качестве учебно-методического пособия для студентов, 
обучающихся по программам бакалавриата и магистратуры 
по направлению подготовки 
45.03.01, 45.04.01 «Филология»

Ю. В. Матвеева

© Уральский федеральный университет, 2017
ISBN 978-5-7996-2048-6

Р е ц е н з е н т ы:
кафедра русской литературы и методики ее преподавания
Уральского государственного педагогического университета
(заведующий кафедрой кандидат филологических наук, доцент 
А. В. Тагильцев);
Е. Н. Проскурина, доктор филологических наук,
ведущий научный сотрудник Института филологии 
Сибирского отделения РАН

ББК Ш5(2)6я7
       М333

Матвеева, Ю. В.
Русская литература зарубежья: три волны эмиграции 
ХХ века : [учеб.-метод. пособие] / Ю. В. Матвеева ; М-во об-
разования и науки Рос. Федерации, Урал. федер. ун-т. —Екате-
ринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2017. — 92 с.

ISBN 978-5-7996-2048-6

В учебно-методическом пособии раскрыта идейная, эстетическая, фило-
софская специфика русской эмигрантской литературы ХХ в. Материал струк-
турирован по трем периодам («трем волнам эмиграции»): 1910–1920-е гг., 
1940-е и конец 1960-х — 1980-е гг. Творчество наиболее значительных писателей, 
оказавшихся за пределами России, показано в широком историко-культурном 
контексте. Включены сведения библиографического характера.
Для студентов, изучающих дисциплину «Русская литература зарубежья», 
а также для всех, кто интересуется историей русской литературы ХХ в. 

l333

ББК Ш5(2)6я7

Предисловие ...........................................................................................................4

Глава 1. Первая волна русской литературной эмиграции ......................6

Глава 2. Вторая волна русской литературной эмиграции .....................28

Глава 3. Третья волна русской литературной эмиграции .....................41

Планы практических занятий ........................................................................50

Тестовые вопросы для самоконтроля ..........................................................62

Список библиографических ссылок ............................................................75

Список рекомедуемой литературы ...............................................................77

ОГЛАВЛЕНИЕ

Одной из главных особенностей русской культуры XX века 
стало ее расслоение. Этот процесс начался после Октябрьской 
революции 1917 года и продолжался в течение всего столетия. 
Появилась культура официальная и неофициальная, разрешенная 
и неразрешенная, создаваемая на территории советской России 
и за ее пределами. Последняя и является предметом нашего рассмотрения. 

В настоящее время принято выделять три волны русской 
эмиграции: первая, причинами которой стали революция и последовавшая 
за ней Гражданская война (рубеж 1910—1920-х годов), 
вторая, связанная с исходом Второй мировой войны (1940-е годы), 
и третья — своеобразная реакция на усиление идеологического 
диктата после закончившейся эпохи «оттепели» (конец 1960-х — 
начало 1980-х годов). Все три волны были ознаменованы колоссальным 
оттоком из страны культурных и интеллектуальных сил 
и создавали в культурном, идейном и даже политическом смысле 
некий противовес России советской, поэтому мы и говорим сегодня 
о русском зарубежье как о совершенно уникальном, очень интересном 
и очень специфическом явлении, единственном в своем роде. 
По сути дела, это была вторая, параллельная советской русская 
культура и русская литература, не знать и не учитывать которую 
невозможно. 
Кроме того, в последние десятилетия ХХ столетия на фоне 
глобального интеграционного процесса, когда стало очевидно 
«сплошное опограничиванье мира» [Земсков, с. 18] с его «амбивалентностью 
социокультурных ориентаций» [Шемякин, с. 40], появилась 
литература транскультурного генезиса, пришедшая, по существу, 
на смену литературе не только колониальной (во Франции 
и в Англии), но и литературе эмигрантской — в случае российской 
словесности. Конечно, это совершенно особое явление, но в русской 

ПРЕДИСЛОВИЕ

литературе ХХ века оно органически связано с феноменом эмигрантской 
культуры, ибо, сливаясь с нею, образует единое целое 
литературы русского зарубежья. 
Учебный курс «Русская литература зарубежья» призван познакомить 
студентов-гуманитариев с феноменом русского зарубежья, 
важнейшими тенденциями развития русской литературы ХХ века 
за пределами советской России, основными чертами литературного 
процесса трех волн эмиграции, и дать представление о творчестве 
наиболее значительных писателей-эмигрантов. Из этих целевых 
ориентиров следуют основополагающие задачи: 
— раскрыть идейную, эстетическую, философскую специфику 
русской эмигрантской литературы ХХ века;
— наметить типологические параллели между литературой зарубежья 
и литературой метрополии, между русской эмигрантской 
литературой и литературой европейской;
— познакомить студентов с биографиями и творчеством крупнейших 
представителей трех волн эмиграции; 
— сформировать представления о периодических изданиях, 
основных центрах и художественных тенденциях русской литературы 
за рубежом; 
— выработать особый навык понимания сложного культурно-
эстетического и политического контекста, столь необходимый для 
адекватного прочтения многих произведений русского зарубежья.
Курс «Русская литература зарубежья» существенно дополняет 
и обогащает курс «История русской литературы ХХ века», кроме 
того, материал дисциплины заставляет активно обращаться к истории 
зарубежной литературы, к таким гуманитарным наукам, как 
философия, эстетика, история. 
Поскольку объем курса может варьироваться, соотношение 
традиционных лекционных занятий и практических, аудиторных 
и внеаудиторных часов (различные формы самостоятельного об-
учения и контроля) может меняться в зависимости от учебного 
плана и профессиональной специфики обучающихся. В связи 
с этим данное пособие предусматривает разные формы обучения 
и контроля: материал к трем обзорным лекциям и аннотированная 
рубрикация возможных подтем; план девяти практических занятий; 
сто тестовых вопросов, список научной, критической и учебной 
литературы. 

ПУТИ И СУДЬБЫ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ 
ЭМИГРАЦИИ ПЕРВОЙ ТРЕТИ ХХ ВЕКА

При том, что процесс эмиграции из России продолжался в тече-
ние всего XX столетия, само понятие «русское зарубежье» ассоции-
руется главным образом с первой, так называемой белой эмиграцией, 
которая была наиболее многочисленной, наиболее устремленной 
к реконструкции русской жизни со всеми ее общественно-значимыми 
институтами культуры, социальной и даже политической жизнью. 
Представители второй и третьей волн эмиграции в большинстве 
своем исповедовали пафос активного противостояния и обличения 
советского строя, жили отталкиванием от всего советского, хотя 
содержательно и художественно с этим «советским» были кровно 
и порой нерасторжимо связаны. Используя выражение В. Войновича, 
это был своего рода «антисоветский Советский Союз». Эмиграция 
же первой волны несла в себе значительно больше конструктивных 
установок, и ей в гораздо большей степени, нежели всем последую-
щим, было присуще начало созидательное и любовное. Историограф 
русского зарубежья Марк Раев писал, что эмигранты первой волны 
«воспринимали себя как представителей единого общества, а русское 
зарубежье — как свою страну» [Раев, с. 16]. 
Действительно, эмигранты послереволюционной эпохи попы-
тались сохранить то устройство русского мира, которое могло хоть 
в какой-то мере заменить потерянную для них и уничтоженную 
в реальности Россию прошлого. Это был подлинный русский мир 
за пределами родины: русские школы и университеты, научные 
институты, библиотеки, театры, технические бюро, религиозные 
центры (церкви, монастыри, общества), политические партии 
и общественные или профессиональные союзы, воинские объеди-
нения и кадетские корпуса и, конечно же, периодические издания 

Глава 1 

ЛИТЕРАТУРА ПЕРВОЙ ВОЛНЫ ЭМИГРАЦИИ

и книжные издательства. Одной из наиважнейших своих задач 
эмигранты первой волны считали сохранение русской культуры 
и русского языка, не случайно И. А. Бунин назвал свою знаменитую 
речь, прочитанную в 1924 году в Париже в Salle de Geographie, символично: «
Миссия русской эмиграции». Это высокое назначение — 
«миссианство» — они, первые русские эмигранты, действительно 
ощущали в своей жизни, в своем творчестве, в своем самосознании. 
(Г. П. Струве, например, в книге «Русская литература в изгнании» 
весьма эмблематично подберет для характеристики процесса выезда 
из России именно библейские образы: «исход на Запад», «рассеяние 
русских».) Вполне естественно поэтому, что сердцевиной жизни 
русского зарубежья оказались литература и церковь — те сферы 
культуры, которые всецело зависят от языка, основного фактора 
национальной идентичности. Поэтому литературная жизнь зарубежья, 
в общем-то, малообеспеченная, была необычайно насыщенной 
и разнообразной, а статус писателя, несмотря на бедственное подчас 
положение реальных авторов, был очень высок.
Однако прежде чем начать разговор непосредственно о лите-
ратуре русского зарубежья, необходимо коснуться хронологии 
и географии этого явления, ибо знание многих экстралитературных 
факторов и реалий существенно помогает войти в мир русской 
эмигрантской литературы, многое объясняет и проясняет в нем. 
Путей попадания в эмиграцию во время Гражданской войны 
было так много, как позволяли необъятные границы бывшей Рос-
сийской империи. Русские оказались в результате трагических 
катаклизмов истории не только в Европе, но и в самых разных 
странах Азии и Африки, в Австралии, в Северной и Южной Аме-
рике. Но самой большой по численности была южная (крымская 
и одесская) эмиграция, связанная с отступлением врангелевской 
армии. «Девятым валом эвакуации» называет Г. П. Струве «вран-
гелевскую эвакуацию из Крыма в ноябре 1920 года» [Струве, с. 27]. 
Он же приводит цифры: в Константинополе в это время «русское 
беженское население» достигало 150 тысяч. 
Постепенно сформировались и другие центры русской эми-
грантской жизни: София, Белград, Прага, Берлин, Париж, страны 
Балтии, Финляндия, города Харбин и Шанхай на Дальнем Востоке. 
Особое место среди европейских столиц первоначально при-
надлежало Берлину, городу, где встречались и контактировали 

эмигранты и «советские», где осуществлялись или планировались 
общие издания (журналы «Новая русская книга», «Беседа», ли-
тературное приложение к газете «Накануне») и куда чаще всего 
изначально попадали те, кто смогли выехать из большевистской 
России. В Берлине в разное время (1920–1930-е годы) выходит 
примерно 58 наименований русских газет и журналов, а с 1918 по 
1928 год (по данным М. Раева) осуществляют свою деятельность 
188 русских издательств (среди которых «Издательство З. И. Грже-
бина», «Геликон», «Москва», «Слово», «Скифы» и др.). Были ос-
нованы в Берлине и Русский научный институт, где преподавали 
Ю. И. Айхенвальд, Н. А. Бердяев, И. А. Ильин, Л. П. Карсавин, 
С. Л. Франк, и Писательский клуб. По образцу петроградского был 
создан Дом искусств, служивший сплочению русских литераторов. 
Прекрасно описан русский Берлин в русскоязычной прозе В. На-
бокова, прожившего здесь до 1937 года. Можно также вспомнить 
два посвященных этому городу стихотворения — «Берлину» 
М. Цветаевой и «Берлинское» В. Ходасевича, они вполне отражают 
общее отношение русских эмигрантов к немецкой столице. В кари-
катурно-сатирическом и в то же время глубоко лирическом свете 
изображена берлинская русская жизнь в романе В. Шкловского 
«ZOO, или Письма не о любви». Полное и фактически достоверное 
представление о русской жизни в Берлине можно составить по пер-
вой книге мемуаров Р. Гуля «Я унес Россию: Россия в Германии». 
Одним из центров русской культуры, науки и образования 
в 1920–1930-е годы стала Прага, чему способствовала политика 
чехословацкого правительства, и главным образом президента но-
вообразованной Чехословацкой республики Т. Масарика. В Праге 
был создан целый ряд русских вузов: Русский педагогический ин-
ститут, Русский юридический институт, Русский институт сельско-
хозяйственной кооперации, Русский народный университет, здесь 
начали свою деятельность всемирно известный археологический 
семинар Н. П.  Кондакова и Пражский лингвистический кружок, 
связанный с именами Р. Якобсона и Н. С. Трубецкого. Здесь было 
создано крупнейшее русское книгохранилище «Славянская би-
блиотека», а также «Русский заграничный исторический архив». 
В Праге начал выходить один из лучших журналов эмиграции 
«Воля России», редактором которого стал М. Л. Слоним. Вокруг 
критика и литературоведа А. Л. Бема сложился поэтический 

кружок «Скит поэтов», просуществовавший долгие годы. Не слу-
чайно и М. Цветаева свое непродолжительное пребывание в Чехии 
неизменно вспоминала как лучшее для себя время эмигрантской 
жизни, посвятила этой стране немало стихов. Когда в Чехию 
в 1938 году после Мюнхенского соглашения вошли немецкие 
войска, Цветаева горячо откликнулась на это событие так, как 
могла — стихами (цикл «Стихи к Чехии»). 
Несмотря на то, что значительными центрами русской эми-
грантской жизни оказались многие европейские города, столицей 
зарубежной России стал Париж. Именно здесь обосновались мно-
гие русские политики и общественные деятели, ученые, крупные 
промышленники, артисты, композиторы, философы, писатели. 
Здесь утвердились центры и штаб-квартиры большинства рус-
ских общественных организаций, был открыт целый ряд высших 
учебных заведений. Здесь издавалось наибольшее количество пе-
риодических русских изданий: «Современные записки», «Звено», 
«Возрождение», «Последние новости», «Числа» и др. Из религиозно-
философских изданий можно выделить журналы «Вестник 
РСХД», «Новый град», «Путь». В Париже в 1925 году был открыт 
Свято-Сергиевский богословский институт — религиозно-философская 
академия, где преподавали Н. А. Бердяев, Г. В. Флоровский, 
С. Л. Франк. В столице Франции в 1920-е годы еще проходили Русские 
сезоны Дягилева и долгие годы творили русские художники 
Ю. Анненков, Л. Бакст, А. Бенуа, Н. Гончарова, М. Добужинский, 
К. Коровин, М. Ларионов, К. Сомов, М. Шагал и многие другие. 
В 1920 году в Париже возник Союз русских писателей и журналистов, 
первым председателем которого стал И. А. Бунин. З. Н. Гиппиус 
и Д. С. Мережковский выступили организаторами литературных 
собраний «Зеленая лампа», происходивших сначала на их квартире 
на улице Колонель Бонне, а позднее — в зале Русского торгово-промышленного 
союза, и сыгравших огромную роль в создании особой 
атмосферы среди эмигрантских писателей, поэтов, критиков, 
философов. Вокруг И. И. Фондаминского (Бунакова) сложилось 
литературно-религиозно-философское общество «Круг». Русские 
поэты Г. Адамович и В. Ходасевич создали парижскому бульвару 
Монпарнас славу центра русской поэтической жизни, а их литературно-
критическая полемика и амплитуда взаимно противоположных 
суждений придавали этой жизни остроту и динамику. 

Целиком принадлежит русскому Парижу и такое значительное 
явление русской поэзии ХХ века, как «парижская нота». 
Парижская жизнь русских эмигрантов отражена с разных 
сторон и в разных ее проявлениях в огромном количестве художественных 
и мемуарных источников. Достаточно вспомнить 
остросатирический взгляд Н. Тэффи в рассказе «Городок», смешные 
и печальные стихи Дон-Аминадо, лирический роман Б. Зайцева 
«Дом в Пасси», повесть А. Куприна «Жанета», детально точные 
и часто ироничные рассказы Н. Берберовой из сборника «Биян-
курские праздники», романы Г. Газданова «История одного путешествия», «
Ночные дороги», «Призрак Александра Вольфа», романы 
Б. Поплавского «Аполлон Безобразов» и «Домой с небес», книгу 
мемуаров В. Яновского «Поля Елисейские», мемуарно-очерковую 
книгу Ю. Терапиано «Встречи». 
После начала Второй мировой войны центр русской эмигрантской 
жизни перемещается в США. В Париже закрывается глав-
ный журнал зарубежной России «Современные записки», вместо 
которого в Нью-Йорке в 1942 году под редакцией М. А. Алданова 
и М. О. Цетлина начинает издаваться «Новый журнал», ставший 
на долгие годы заново обретенным оплотом русской эмигрантской 
культуры. В Америку переезжают многие «русские европейцы», 
в том числе и писатели — М. Алданов, В. Набоков, В. Яновский, 
после войны — Н. Берберова, Р. Гуль, Г. Кузнецова, В. Варшавский. 
Хронология русского зарубежья тоже имеет свои более или 
менее очерченные границы. Началом этого феномена стала Ок-
тябрьская революция 1917 года. Г. П. Струве считал, что историю 
первой русской эмиграции следует вести с 1920 года, с периода 
врангелевской эвакуации Крыма. В 1922 году по декрету Ленина 
и Троцкого из России было выслано более 160 представителей 
творческой и научной интеллигенции, среди которых были Ю. Ай-
хенвальд, Н. Бердяев, И. Ильин, М. Осоргин, Ф. Степун, Г. Федотов, 
С. Франк. В это же примерно время уезжают Б. Зайцев, М. Цвета-
ева, И. Шмелев. Во второй половине 1920-х годов процесс выезда 
за границу становится почти неосуществимым. Последним, кто смог 
добиться на это разрешения в 1931 году, был Е. Замятин. 
Два межвоенных десятилетия стали для эмигрантской куль-
туры наиболее продуктивными, и это понятно: еще была ощутима 
связь с прошлым, с традицией Серебряного века, с другой стороны, 

появилось ощущение новых возможностей, новой, хоть и вне Рос-
сии сложившейся жизни, набирали силу молодые авторы, формиро-
вавшиеся под сильным влиянием западной культуры и литературы. 
Уникальное соединение разного давало свои результаты. Именно 
в это время были написаны лучшие, наиболее значительные про-
изведения эмигрантской литературы, происходило формирование 
собственно эмигрантских литературных традиций. Символиче-
ским событием названного периода стало вручение И. А. Бунину 
в 1933 году Нобелевской премии. Вся эмигрантская общественность 
и сам Бунин восприняли этот факт как долгожданное признание 
русской культуры в изгнании. 
Период Второй мировой войны стал временем больших ис-
пытаний для русской зарубежной культуры. Кто-то из ее предста-
вителей покинул Европу и переехал в США, многие перед лицом 
надвигающегося фашизма оказались по разные стороны баррикад. 
Так, Д. С. Мережковский счел возможным выступить по немецкому 
радио, а перед тем несколько лет поддерживал отношения с ита-
льянским диктатором Муссолини. Генерал П. Н. Краснов вновь 
оказался в роли военачальника, командуя боевыми действиями 
против Красной армии. Однако большинство русских эмигрантов 
приняли самое непосредственное и деятельное участие в борьбе 
с фашизмом: записывались и воевали во французской армии, 
пока она еще вела боевые действия (Г. Адамович, В. Варшавский, 
Н. Оцуп), писали антифашистские статьи (М. Осоргин), боро-
лись в рядах Сопротивления (В. Андреев, Г. Газданов, А. Дураков, 
Н. Оцуп, В. Сосинский, Ю. Софиев и др.). Примечательно, что дви-
жение Сопротивления во многом обязано своим возникновением 
русским молодым ученым и поэтам, сотрудникам парижского Му-
зея человека Б. Вильде и А. Левицкому, расстрелянным в феврале 
1942 года. Многие русские эмигранты, боровшиеся с фашизмом, 
во время войны погибли: это Б. Вильде, А. Дураков, А. Левицкий, 
Е. Кузьмина-Караваева, В. Оболенкая, И. Фондаминский. Погибли 
также и другие, ставшие жертвами нацистского геноцида, — Р. Блох, 
М. Горлин, Ю. Мандельштам, Ю. Фельзен.
После окончания войны мир русской эмиграции стал иным, 
его единство распалось. Для эмигрантской послереволюционной 
культуры начался новый этап — этап рефлексии. Но и этот период 
оказался для литературы первой волны русского зарубежья 

Доступ онлайн
300 ₽
В корзину