Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Деструктивное воздействие на несовершеннолетних: теория и практика противодействия

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 785112.01.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
В монографии с учетом научно-правового анализа, опыта практической и общественной деятельности проведен системный и комплексный анализ проблем, связанных с деструктивным воздействием на поведение несовершеннолетних в Российской Федерации. Исследование было направлено на выработку одного из первых научных определений и признаков информационно деструктивной психологической среды, являющейся основой для совершения преступлений против жизни и здоровья в отношении несовершеннолетних, а также научно-практических предложений по совершенствованию государственных мер по противодействию деструктивному воздействию в молодежной среде. Адресована студентам (курсантам), обучающимся по юридическим направлениям подготовки и специальностям, аспирантам (адъюнктам), профессорско-преподавательскому составу, сотрудникам правоохранительных органов.
Деструктивное воздействие на несовершеннолетних: теория и практика противодействия : монография / С. М. Воробьев, А. М. Бычкова, К. А. Курилкин [и др.] ; под ред. С. М. Воробьева. —Москва : ИНФРА-М, 2023. — 179 с. — (Научная мысль). - ISBN 978-5-16-017880-6. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.ru/catalog/product/1894393 (дата обращения: 28.02.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
ДЕСТРУКТИВНОЕ 
ВОЗДЕЙСТВИЕ 
НА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

Под редакцией доктора юридических наук, доцента 
С.М. Воробьева

Москва
ИНФРА-М
2023

МОНОГРАФИЯ

УДК 343.85(075.4)
ББК 67.408.115.1
 
Д37

Д37
  
Деструктивное воздействие на несовершеннолетних: теория 
и практика противодействия : монография / под ред. д-ра юрид. наук, 
доц. С.М. Воробьева. — Москва : ИНФРА-М, 2023. — 179 с. — (Научная 
мысль). — DOI 10.12737/1894393.

ISBN 978-5-16-017880-6 (print)
ISBN 978-5-16-110889-5 (online)
В монографии с учетом научно-правового анализа, опыта практической 
и общественной деятельности проведен системный и комплексный анализ 
проблем, связанных с деструктивным воздействием на поведение несовершеннолетних 
в Российской Федерации. Исследование было направлено 
на выработку одного из первых научных определений и признаков информационно 
деструктивной психологической среды, являющейся основой 
для совершения преступлений против жизни и здоровья в отношении несовершеннолетних, 
а также научно-практических предложений по совершенствованию 
государственных мер по противодействию деструктивному 
воздействию в молодежной среде.
Адресована студентам (курсантам), обучающимся по юридическим 
направлениям подготовки и специальностям, аспирантам (адъюнктам), 
профессорско-преподавательскому составу, сотрудникам правоохрани-
тельных органов.

УДК 343.85(075.4)
ББК 67.408.115.1

Р е ц е н з е н т ы:
Комаров С.А. — доктор юридических наук, профессор, научный 
руководитель Юридического института (частное образовательное 
учреж  дение высшего образования);
Полищук Н.И. — доктор юридических наук, профессор, профессор 
кафедры теории государства и права, международного и европейского 
права Академии Федеральной службы исполнения наказаний Рос-
сийской Федерации;
Семенова С.Н. — Уполномоченный по правам человека в Иркут-
ской области

ISBN 978-5-16-017880-6 (print)
ISBN 978-5-16-110889-5 (online)
© Коллектив авторов, 2022

Авторский коллектив

Воробьев Сергей Михайлович — доктор юридических наук, до-
цент, профессор кафедры теории государства и права, междуна-
родного и европейского права Академии Федеральной службы ис-
полнения наказаний Российской Федерации (п. 1.1 в соавторстве 
с К.А. Курилкиным).
Бычкова Анна Михайловна — кандидат юридических наук, до-
цент, начальник отдела научных исследований Иркутского ин-
ститута (филиал) Всероссийского государственного университета 
юстиции (РПА Минюста России) (п. 1.3).
Курилкин Константин Алексеевич — следователь по особо 
важным делам третьего следственного отдела управления по рас-
следованию преступлений против личности и общественной 
безопас ности главного следственного управления Следственного 
комитета Российской Федерации (п. 1.1 в соавторстве с С.М. Во-
робьевым).
Кузьмин Игорь Александрович — кандидат юридических наук, 
доцент, доцент кафедры теории и истории государства и права Ир-
кутского юридического института (филиал) Университета проку-
ратуры Российской Федерации (п. 2.2).
Мельникова Ольга Вадимовна — кандидат юридических наук, 
доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Псковского 
филиала Академии Федеральной службы исполнения наказаний 
Российской Федерации (п. 3.1, 3.2).
Пестов Сергей Владимирович — генеральный директор АНО 
«Интернациональный центр спасения детей от киберпреступлений» 
(п. 1.2).
Репьев Артем Григорьевич — доктор юридических наук, доцент, 
профессор кафедры государственно-правовых дисциплин Ака-
демии управления Министерства внутренних дел Российской Фе-
дерации (п. 2.1 в соавторстве с А.М. Репьевой).
Репьева Анна Михайловна — кандидат юридических наук, 
старший инспектор организационно-аналитического отдела Ака-
демии управления Министерства внутренних дел Российской Фе-
дерации (п. 2.1 в соавторстве с А.Г. Репьевым).
Шиханов Владимир Николаевич — кандидат юридических наук, 
доцент, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Иркут-
ского юридического института (филиал) Университета прокура-
туры Российской Федерации (п. 3.3).

Введение

Полноценное развитие каждого ребенка, создание всех необхо-
димых социальных условий для обеспечения его жизнедеятель-
ности и качественных мер безопасности детей является одним 
из приоритетных направлений современной российской государ-
ственной политики. Ярким примером обеспечения развития дан-
ного направления являются новые положения Конституции Рос-
сийской Федерации, инициированные Президентом Российской 
Федерации и поддержанные российским населением в процессе 
Общероссийского голосования по вопросу одобрения изменений 
в Конституцию Российской Федерации (с 25 июня по 1 июля 2020 
года).

В соответствии с ч. 4 ст. 67.1 Конституции Российской Феде-
рации: «Дети являются важнейшим приоритетом государственной 
политики России. Государство создает условия, способствующие 
всестороннему духовному, нравственному, интеллектуальному 
и физическому развитию детей, воспитанию в них патриотизма, 
гражданственности и уважения к старшим. Государство, обеспе-
чивая приоритет семейного воспитания, берет на себя обязанности 
родителей в отношении детей, оставшихся без попечения»1.

Между тем в социальной действительности имеются показа-

тели, свидетельствующие о росте в стране самоубийств среди несо-
вершеннолетних. По данным официальной статистики Всемирной 
организации здравоохранения (ВОЗ), каждый года в стране са-
моубийством завершают жизнь 200 детей и 1,5 тыс. подростков2. 
К сожалению, эта отрицательная и печальная статистика с каждым 
годом будет прогрессировать в связи с действием преступного ме-
ханизма в информационной сети «Интернет», планомерно способ-
ствующего доведению психофизического состояния несовершенно-
летнего до самоубийства.

Распространение в России суицидальных случаев с использованием 
информационных технологий повлияло на возникновение 
различных спорных ситуаций в практической деятельности след-

1 
См.: Конституция Российской Федерации, принятая всенародным голосованием 
12 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ 
о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 
№ 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ, от 14.03.2020 
№ 1-ФКЗ) // Российская газета. 2020. 4 июля.

2 
См.: Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ). Официальный сайт. 
Оценки смертности и глобального здравоохранения. Уровень самоубийств. 
URL: https://www.who.int (дата обращения: 12.04.2022).

ственных органов при расследовании этих преступлений и законодательных 
противоречий. Кроме этого, правоохранительные структуры 
не имели достаточного опыта по установлению доказательственной 
базы по установлению вины преступников при проведении 
оперативно-следственных мероприятий.
Представленная научному сообществу монография соединила 

в себе имеющийся научный, практический и общественный опыт 
по изучению деструктивных воздействий на несовершеннолетних, 
зачастую приводящих к летальному исходу. Авторы работы переос-
мыслили более ранние научные подходы, практические проблемы, 
обобщили накопленный опыт по профилактике суицидальных на-
мерений в молодежной среде и выдвинули точку зрения, что пре-
ступления в этой сфере связаны с действием в глобальной сети 
«Интернет» информационно-деструктивной психологической 
среды, носящей управляемый характер.

Кроме этого, в работе были рассмотрены современные формы 

деструктивного воздействия на поведение несовершеннолетних, де-
фекты правосознания подростков, склонных к деструктивному по-
ведению, влияющие на развитие информационной небезопасности, 
правовые средства воздействия на девиантное и суицидальное по-
ведение несовершеннолетних, вопросы юридической ответствен-
ности как средства правовой охраны несовершеннолетних.

Глава 1 
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА 
ИНФОРМАЦИОННОЙ СРЕДЫ И ФОРМ 
ПРОЯВЛЕНИЯ ДЕСТРУКТИВНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ 
В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

1.1. ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ДЕСТРУКТИВНАЯ 
СРЕДА КАК ОСНОВА ДЛЯ РАЗВИТИЯ ДЕСТРУКТИВНЫХ 
ИНТЕНЦИЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Информационные технологии предопределяют развитие всех 
сфер жизнедеятельности современного государства, способствуют 
созданию оптимальных условий для его информационно-техно-
логического развития, оказывают воздействие на информаци-
онно-коммуникативное сопровождение деятельности институтов 
государственной власти и общества. С использованием передовых 
технологий осуществляется обработка массива больших информа-
ционных данных, создаются и обеспечиваются доступные условия 
по предоставлению информационных услуг населению.

Развитость и безопасность информационных технологий яв-

ляется одним из существенных показателей сбалансированного 
адаптирования всей системы государственного управления при 
трансформации в информационные отношения на определенном 
временном промежутке развития человечества. В то же время рас-
пространение многосторонних направлений развития информа-
ционно-технологической сферы неоднозначно влияет на развитие 
безопасности общества и государства, способствует созданию 
у населения действия образов: практической целесообразности 
и информационной зависимости процесса функционирования ме-
ханизма государства и самой личности от разнообразного инфор-
мационного контента, присутствующего в обыденной повседневной 
действительности. Изначальное расслоение информационной 
среды на многообразные пласты взаимосвязанных между собой 
информационно-медийных сфер обусловлено совершенствованием 
вектора межсетевого информационного управления, имеющего 
свойство глобального аккумулирующего накопления, изучения 
и перераспределения информации в различных целях.

Рассматривая информацию как порождение интеллектуального 

развития, имеющее разные формы материального и нематериаль-
ного выражения, нельзя обойти вниманием вопрос о колоссальном 

потенциале ее воздействия на сознание человека. Информация 
может использоваться обществом, его структурами, с одной сто-
роны, как средство формирования общественного мнения, воспи-
тания, организации, а с другой — как средство морального разло-
жения, разрушения личности1. Информация в связи с этим имеет 
свойство накопления, как и сами разрушающие личность инфор-
мационные технологии, продуцирующие в том числе на самой 
слабо защищенной с позиции безопасности социальной категории 
«дети». Бесконтрольная вредоносная информация имеет под собой 
двойную опасность и потенциально необратимое количество нега-
тивных (преступных) последствий в зависимости от возможного 
тщательно планированного «сценария» ее распространения и по-
лученного в результате эффекта массового характера.

В связи с этим в свете развитости современных информаци-
онных отношений актуальной является концепция профессора 
В.М. Баранова о «теневом праве». «Теневое право — отрицательное 
проявление юридического плюрализма, специфическая форма не-
права, опасная разновидность негативного неофициального права, 
представляющего собой находящийся в состоянии борьбы с офици-
альным правом свод асоциальных, обязательных, устанавливаемых 
самими участниками общественных отношений предписаний, 
символов, ритуалов, жестов, жаргона, посредством которых регла-
ментируются все этапы противоправной деятельности, образуется 
теневой правопорядок, охраняемый специальными морально-пси-
хологическими, материальными и физическими санкциями»2. Дело 
в том, что «теневое право» может способствовать созданию условий 
по активизации преступных намерений со стороны деструктивных 
сообществ с использованием информационных технологий и косвенно 
влиять на формирование внутри их организации преступных 
схем, механизмов, сленга, как правило, завуалированного характера. 
С учетом этого мы можем предположить о существовании в общественных 
отношениях «теневых» информационных технологий, 
запущенных в информационное пространство с целью реализации 
различных преступных намерений и ставящих под угрозу личную, 
общественную и государственную информационную безопасность.

Данное обстоятельство не случайно, так как цивилизованное 

право ввиду своего идеального несовершенства сталкивается 
со сбоем, «торможением» в регулировании тех или иных вопросов 
общественных отношений. Это явление становится моментом так 
называемого превращения, формирования «теневого права» во вре-

1 
См.: Баранов В.М., Баранова М.В., Яночкин С.И. Информационное право 
и информационное общество: философские проблемы взаимодействия // 
Философия права. 2001. № 1. С. 18.

2 
См.: Баранов В.М. Теневое право: монография. Н. Новгород, 2002. С. 20–21.

мени. И именно сбой в регулировании общественных отношений, 
становится благоприятным условием для запуска преступных тех-
нологий с применением различной деструктивной информации 
в информационном пространстве, по территории и по кругу лиц. 
Информация, информационные технологии, программное обес-
печение становятся массовым информационным оружием, дей-
ствующим в информационном пространстве с целью массового 
перетрансформирования сознания населения, управления им и по-
следующего достижения преступных результатов, включая физи-
ческое опосредованное убийство.

Международное признание информационных технологий в ка-
честве предопределяющего фактора развитости (зрелости) госу-
дарства в системе межгосударственных отношений выступает од-
новременно инструментарием для развития системы всемирного 
информационного глобализма. Данное обстоятельство является 
серьезным аргументом по определению значимости приспосо-
бления информационно-технического развития к социуму и после-
дующего неоднозначного технологического изменения в силу нео-
динакового развития информационных технологий во всех странах 
мира.

В докладе ООН 2020 г. «Последствия использования цифровых 

технологий» 19–18255 (R) констатируются важные концепту-
альные положения: «Внедрение цифровых технологий происходит 
быстрее, чем внедрение любых других инновационных разработок 
в истории человечества: всего за два десятилетия цифровыми тех-
нологиями удалось охватить около 50 процентов населения раз-
вивающихся стран и преобразовать с их помощью обществ. <…> 
Сегодня цифровые технологии, такие как системы объединения 
данных и искусственный интеллект, используются для отслежи-
вания и диагностики проблем в сельском хозяйстве, здравоохра-
нении и окружающей среде или для выполнения повседневных 
задач, таких как объезд транспортных пробок или оплата счетов. 
Такие технологии могут использоваться как для защиты и осуще-
ствления прав человека, так и для их нарушения, например, путем 
отслеживания наших перемещений, покупок, разговоров и пове-
дения. Правительства и предприятия располагают все большим чи-
слом инструментов для поиска, анализа и использования данных 
в финансовых и других целях. <…> Социальные сети связывают 
почти половину населения планеты. Они позволяют людям высказывать 
свое мнение и общаться друг с другом из любой географической 
точки в режиме реального времени. Вместе с тем они могут 
также укоренять предрассудки и сеять рознь, становясь платформой 
для проявления ненависти и распространения дезинформации 
или рупором для пропаганды. Так, например, применяемые 

в социальных сетях алгоритмы могут усиливать фрагментацию общества 
во всем мире. И все же их можно использовать во благо. 
<…> Сейчас, на фоне усиления геополитической напряженности, 
вопрос о способах управления такими процессами является предметом 
широкого обсуждения — как на национальном, так и на международном 
уровнях1. Генеральный секретарь Организации 
Объединенных Наций предупредил о «большом расколе» между 
мировыми державами, каждая из которых имеет собственную сеть 
и стратегию по применению искусственного интеллекта, а также 
доминирующую валюту, торговые и финансовые правила и противоречивые 
геополитические и военные взгляды. Такой раскол 
мог бы привести к возникновению «цифровой Берлинской стены». 
Все чаще в качестве важнейших факторов обеспечения единства 
в мире рассматриваются сотрудничество государств в цифровом 
пространстве, а также создание универсального киберпростран-
ства, отражающего глобальные стандарты в областях мира и без-
опасности, прав человека и устойчивого развития. «Принятие гло-
бальных обязательств по налаживанию цифрового сотрудничества» 
является ключевой рекомендацией, учрежденной Генеральным се-
кретарем Группы высокого уровня по цифровому сотрудничеству»2.

Следует иметь в виду, что развитость технологий на опреде-
ленном этапе развития человечества неминуемо способствует из-
менению во времени, с учетом уровня прежнего технологического 
развития. Так или иначе, современные информационные техно-
логии основываются на основе ранее развитых технологий, т.е. раз-
работок прошлых лет. Модернизация технологий образует так на-
зываемый технологический пласт, имеющий свойство накопления 
во времени (эффект технологической памяти). Это обстоятельство 
будет означать поэтапный отказ от устаревших технологий, ин-
струментария по их сопровождению и наступление нового витка 
развития информационных отношений, адаптированных под новое 
более современное технологическое развитие.
Производители преднамеренно ограничивают срок использо-

вания товаров, вынуждая потребителей к покупке новых IT-про-
дуктов с помощью реализации планомерных маркетинговых опе-
раций (изучение рынка продаж, организация рекламных акций, 
выставок, установление гибкой системы скидок) с целью реали-
зации большего количества товаров и извлечения коммерческой 
прибыли, т.е. речь идет не о неизбежном моральном устаревании 
и технической деградации, а о преднамеренном конструктивном ре-

1 
См.: Официальный доклад ООН «Последствия использования цифровых 
технологий» 19-18255 (R). URL: https://www.un.org/ru/un75/impact-
digital-technologies (дата обращения: 21.01.2022).
2 
Там же.

шении, предусматривающем поломку или износ продукта в опре-
деленный момент времени в будущем. Методы, которые для этого 
используются, — ограничение поставки запчастей и возможностей 
ремонта, изготовление товаров или их отдельных компонентов 
из хрупких, недолговечных материалов и др. Это явление получило 
название «запланированное устаревание» (planned obsolescence). 
Запланированное устаревание наиболее ярко проявляется в высо-
котехнологичных отраслях, где особенно высоки темпы внедрения 
инноваций, например: ожидаемый срок службы iPhone состав-
ляет три года, но на практике он в среднем редко превышает два 
года. Многие пользователи вынужденно обновляют свои гаджеты 
гораздо чаще, так как срок службы разнообразных компонентов 
электронных устройств короче срока службы самого продукта. 
Программное обеспечение (ПО) регулярно обновляется, из-за чего 
возникает проблема совместимости; новые версии ПО, предназна-
ченные для современных моделей, замедляют работу и требуют 
обновления самих устройств — компьютеров и смартфонов; работа 
многочисленных приложений для смартфонов ложится дополни-
тельной нагрузкой на аккумулятор, рассчитанный на определенное 
количество циклов зарядки-разрядки, и он выходит из строя 
раньше, чем обещанные производителем три года1.
Доступность информации посредством развитых информаци-

онно-телекоммуникационных технологий в интернет-пространстве 
позволяет констатировать о существовании глобально-управля-
емой информационной среды и продолжающей развиваться в мире 
кибернетической цивилизации.
На фоне активного действия кибернетической цивилизации наблюдаются 
различные предпосылки по установлению цифровой 
диктатуры над личностью. По мнению профессора В.Д. Зорькина: 
«…первая неизменная предпосылка установления цифрой диктатуры — 
страх. Вторая предпосылка — наличие необходимых средств 
ее установления, это могут быть как правовые средства, так и технические 
посредники, включая медиа. <…> для новой диктатуры необходим 
контроль цифровой личности индивида. <…> новая цифровая 
диктатура приходит путем умелой работы со страхами, манипулирования 
ими посредством новых медиа и технических средств2».

Категория «страх» в нашем понимании может иметь двойственную 

направленность и может быть связана как с глобальной властью, так 
и с обыденным потребительским восприятием социальной действительности. 
Страх по отношению к глобальной власти связан с пред-

1 
См.: Авруцкая С.Г. Запланированное устаревание, инновации и устойчивое 
развитие // Компетентность. 2019. № 7. С. 8, 10.

2 
См.: Зорькин В.Д. Providentia, или о праве будущего в эпоху цифрови-
зации // Государство и право. 2020. № 6. С. 14–15.

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти