Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Анализ правового регулирования и судебной практики разрешения споров родителей о детях

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 747085.04.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
Монография представляет собой комплексное исследование актуальной практики разрешения дел об определении места жительства детей, порядка общения с ними отдельно проживающих родителей и других родственников; ограничении и лишении родительских прав; о выезде детей за пределы Российской Федерации и возвращении в рамках Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей 1980 г., Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании и исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей 1996 г. Анализируются отношения, которые складываются между ребенком и родителями, ребенком и судом, родителями и судом, а также родителями как сторонами процесса. Центральное место занимает изучение содержания понятия наилучших интересов ребенка как гарантии защиты его прав и вектора развития действующего законодательства. Рассмотрены случаи злоупотребления родительскими правами и ненадлежащего исполнения (или неисполнения) родительских обязанностей, проиллюстрированные актуальной судебной практикой. Представлен анализ: мер семейно-правовой ответственности, включая ограничение и лишение родительских прав в связи с неисполнением решения суда о воспитании ребенка; особенностей применения принципа 6 Декларации прав ребенка при разрешении споров о месте жительства детей; возможности принятия обеспечительных мер в спорах родителей о воспитании; соотношения правовых и психологических категорий в детско-родительских отношениях в целях применения специальных знаний; порядка проведения судебных экспертиз в указанных категориях дел. Наконец, исследованы возможности внесудебного урегулирования части семейных споров, в том числе посредством медиации. Для широкого круга читателей, интересующихся правами ребенка. Будет полезна студентам, аспирантам и преподавателям юридических вузов.
Дергунова, В. А. Анализ правового регулирования и судебной практики разрешения споров родителей о детях : монография / В.А. Дергунова, А.Д. Прокопова. — Москва : ИНФРА-М, 2023. — 365 с. — (Научная мысль). — DOI 10.12737/1218051. - ISBN 978-5-16-016703-9. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1918588 (дата обращения: 23.02.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
АНАЛИЗ ПРАВОВОГО 

РЕГУЛИРОВАНИЯ 

И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ 

РАЗРЕШЕНИЯ СПОРОВ 
РОДИТЕЛЕЙ О ДЕТЯХ

В.А. ДЕРГУНОВА
А.Д. ПРОКОПОВА

Москва
ИНФРА-М

2023

МОНОГРАФИЯ

УДК 347.63(075.4)
ББК 67.404.5
 
Д36

Дергунова В.А.

Д36  
Анализ правового регулирования и судебной практики разрешения 
споров родителей о детях : монография / В.А. Дергунова, 
А.Д. Прокопова. — Москва : ИНФРА-М, 2023. — 365 с. — (Научная 
мысль). — DOI 10.12737/1218051.

ISBN 978-5-16-016703-9 (print)
ISBN 978-5-16-109289-7 (online)
Монография представляет собой комплексное исследование актуальной 

практики разрешения дел об определении места жительства детей, порядка 
общения с ними отдельно проживающих родителей и других родственников; 
ограничении и лишении родительских прав; о выезде детей за пределы Российской 
Федерации и возвращении в рамках Конвенции о гражданско-правовых 
аспектах международного похищения детей 1980 г., Конвенции о юрисдикции, 
применимом праве, признании и исполнении и сотрудничестве в отношении 
родительской ответственности и мер по защите детей 1996 г. Анализируются 
отношения, которые складываются между ребенком и родителями, ребенком 
и судом, родителями и судом, а также родителями как сторонами процесса. Цент-
ральное место занимает изучение содержания понятия наилучших интересов 
ребенка как гарантии защиты его прав и вектора развития действующего зако-
нодательства. Рассмотрены случаи злоупотребления родительскими правами 
и ненадлежащего исполнения (или неисполнения) родительских обязанностей, 
проиллюстрированные актуальной судебной практикой. Представлен анализ: 
мер семейно-правовой ответственности, включая ограничение и лишение ро-
дительских прав в связи с неисполнением решения суда о воспитании ребенка; 
особенностей применения принципа 6 Декларации прав ребенка при разрешении 
споров о месте жительства детей; возможности принятия обеспечительных мер 
в спорах родителей о воспитании; соотношения правовых и психологических 
категорий в детско-родительских отношениях в целях применения специаль-
ных знаний; порядка проведения судебных экспертиз в указанных категориях 
дел. Наконец, исследованы возможности внесудебного урегулирования части 
семейных споров, в том числе посредством медиации.

Для широкого круга читателей, интересующихся правами ребенка. Будет 

полезна студентам, аспирантам и преподавателям юридических вузов.

УДК 347.63(075.4)

ББК 67.404.5

Р е ц е н з е н т ы:

Макаров С.Ю., кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры но-

тариата Московского государственного юридического университета имени 
О.Е. Кутафина, советник Федеральной палаты адвокатов Рос сийской Федера-
ции, адвокат Адвокатской палаты Московской области, медиатор;

Соболева А.К., кандидат филологических наук, доцент, доцент департамента 

теории права и межотраслевых юридических дисциплин факультета права На-
ционального исследовательского университета «Высшая школа экономики»

ISBN 978-5-16-016703-9 (print)
ISBN 978-5-16-109289-7 (online)

© Дергунова В.А., 

Прокопова А.Д., 2021

Введение

Увеличение количества расторгаемых браков и числа пар, 
 проживающих совместно без его регистрации, отношения кото-
рых не отличаются стабильностью, можно назвать в качестве ос-
новных причин тенденции роста числа неполных семей в России. 
По данным последней Всероссийской переписи населения 
из 33 млн лиц, указавших, что состоят в браке, без юридического 
оформления семейных отношений совместно проживают прак-
тически 15% (4,5 млн человек)1. Количество зарегистрированных 
браков в 2018 г. является минимальным за последние 19 лет, 
а коэффициент брачности (количество заключенных браков 
на 1 тыс. человек населения) составил 6,22. Согласно данным Федеральной 
службы государственной статистики с 2005 по 2015 г. 
в среднем на каждые два брака в стране приходился один развод3. 
Более того, наблюдается тенденция к распаду семей: по словам исследователей-
демографов Россия лидирует  по общему коэффициенту 
разводимости (числу разводов на 1000 человек) среди 
 промышленно развитых стран мира, который составляет 4,2; если 
ситуация не изменится, то распадутся более половины семей, зарегистрировавших 
брак в последние годы4. По состоянию на 2011 г. 
каждый четвертый ребенок рожден вне брака5, в 2014 г. количество 
таких детей составило 23,8% от общего числа новорожден-

1 
Официальная публикации итогов Всероссийской переписи населения 
2010 года. Том 2. Возрастно-половой состав и состояние в браке. URL: 
http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi1612.
htm (дата обращения: 06.05.2020). 
2 
Официальная статистика. Население. Демография. Браки и разводы. Браки. 
URL: https://gks.ru/free_doc/new_site/population/demo/dem1_br.htm (дата 
обращения: 06.05.2020).
3 
Официальная статистика. Население. Демография. Браки и разводы. URL: 
http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/
population/demography/# (дата обращения: 06.05.2020). 
4 
Чурилова Е., Захаров С. Развод по плану. Кто и почему чаще разрывает 
отношения (доклад к XXI Апрельской международной научной конференции) // 
Научно-образовательный портал IQ Высшей школы экономики. 
URL: https://iq.hse.ru/news/350701666.html (дата обращения: 
06.05.2020).
5 
Делягин М. Как вымирает благополучная Россия: причины, динамика, тенденции. 
16.08.2011. URL: http://delyagin.ru/articles/18830.html (дата обращения: 
03.05.2020).

ных1, что на 40% больше по сравнению с 1980 г.2 Вместе с ростом 
числа неполных семей стремительно растет и количество споров 
родителей о воспитании детей, вытекающих из их раздельного проживания. 
Согласно данным Судебного департамента при Верховном 
суде РФ в 2008 г. в российские суды поступило 17 014 дел 
данной категории, в 2010 г. — 24 784, в 2012 г. — 31 063, в 2014 г. — 
35 178, в 2015 г. — 36 177, за 2018 г. — 29 823, за 2019 г. — 31 7283.
Спор родителей о том, с кем из них останется проживать ребенок 
и как другой родитель будет с ним общаться, разрешаемый 
в судебном порядке, по своей природе является весьма чувстви-
тельным для всех участвующих в нем лиц, он чаще всего носит кон-
фликтный характер и имеет целый ряд особенностей, вытекающих 
из психологических характеристик и установок сторон, их социаль-
ного положения, распространенных в обществе стереотипов, сво-
боды судебного усмотрения при принятии решения, а также работы 
адвокатов и медиаторов. Государственным органам не всегда просто 
обеспечить исполнение судебного решения в таком споре, где пове-
дение одного или обоих родителей зачастую далеко от конструк-
тивного. В случае урегулирования такого спора во внесудебном по-
рядке путем заключения соглашения о месте жительства ребенка 
и о порядке общения с ним отдельно проживающего родителя, сто-
роны действуют на принципах взаимности (взаимоограничений, 
взаимопомощи, распределения ролей, объема прав и обязанностей), 
несостязательности, гуманности и добровольности, исходя из ин-
тересов ребенка, добросовестности в исполнении родительских 
обязанностей и без цели препятствования друг другу в реализации 
родительских прав. Согласно статистике4 только 10% родителей 
способны отделять нужды ребенка от своих собственных; признают 
важность его общения с другим родителем; считают другого роди-
теля достаточно компетентным в вопросах воспитания и способны 

1 
Соболевская О. Внебрачные дети — не значит безотцовщина // Открытая 
экономика: экспертный сайт Высшей школы экономики. URL: http://www.
opec.ru/1761925.html (дата обращения: 08.05.2020).
2 
Захаров С., Иванова Е. Внебрачные дети. 12.11.2011. URL: http://polit.ru/
article/2001/11/12/464293/ (дата обращения: 06.05.2020). 
3 
Данные Судебного департамента при Верховном Суде РФ. URL: http://
www.cdep.ru/index.php?id=79, http://www.cdep.ru/index.php?id=79&pg=1 
(дата обращения: 22.04.2020); Обзор практики разрешения судами споров, 
связанных с воспитанием детей (утв. Президиумом ВС РФ от 20.07.2011) // 
БВС РФ. 2012. № 7.
4 
Русаковская О.А., Сафуанов Ф.С., Харитонова Н.К. Социально-психоло-
гические особенности высококонфликтных разводов, сопровождающихся 
судебным спором о порядке воспитания и месте жительства ребенка // 
Юридическая психология. 2011. № 3. С. 11–16.

к взаимодействию с ним; контролируют негативные эмоции друг 
к другу и решают конфликт с использованием социально прием-
лемых способов выражения недовольства. В 75% спорах родители 
настраивают ребенка против друг друга, совместно проживающий 
родитель пытается всеми возможными и доступными способами 
ограничить его общение с другим родителем, который, в свою очередь, 
получая редкую (если не единственную) возможность пообщаться 
с ребенком, воспользовавшись ею, забирает ребенка без согласия 
другого родителя и его уведомления, вовсе скрывает место 
его дальнейшего нахождения. На этой стадии спор родителей носит 
уже острый конфликтный характер, когда способы ограничения 
права другого родителя на участие в воспитании ребенка являются 
не просто неприемлемыми, но и противоправными. Таким образом, 
ребенок невольно оказывается вовлеченным в конфликт родителей, 
в котором они реализуют свои права без учета и даже в нарушение 
его собственных прав. В этой борьбе родителей дети являются 
одновременно целью и средством ее достижения, ее свидетелями 
и участниками, они находятся в зоне риска, когда потенциальная 
угроза быть похищенным и разлученным с одним из родителей, лишенным 
привычной обстановки существует постоянно и стабильно 
растет. Большое количество родителей годами ведут свою «войну», 
которая не прекращается даже после принятия судом решения 
о воспитании ребенка.
Принятые поправки к Конституции Российской Федерации 
(далее — Конституция РФ) провозглашают детей важнейшим приоритетом 
государственной политики России1. Споры родителей 
о детях должны разрешаться исключительно исходя из интересов 
несовершеннолетних, защита и обеспечение прав которых являются 
приоритетными в соответствии с п. 3 ст. 1 Семейного кодекса 
Российской Федерации (далее — СК РФ)2 для всех их участников. 
Однако ни порядку их определения, ни условиям, при которых они 
могут быть признаны обеспеченными, ни правовым основам разрешения 
самих споров родителей о детях, от результата разрешения 
которых зависит их благополучие, в законе не уделяется достаточного 
внимания.
Многочисленные примеры судебной практики, в том числе приведенные 
в настоящей монографии, по рассмотрению споров роди-

1 
Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 
12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 
01.07.2020) // Официальный интернет-портал правовой информации (
www.pravo.gov.ru). 04.07.2020. № 0001202007040001.
2 
Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 // СЗ РФ. 1996. 
№ 1. Ст. 16.

телей о детях позволяют сделать вывод о том, что их разрешение 
в суде, а не самостоятельно родителями, в основном, обусловлено 
следующими причинами:
1) затянувшимся конфликтом родителей (например, воз-
никшим в связи с распадом семьи или с разделом имущества), 
вследствие которого они не могут (или не желают) по взаимному 
согласию самостоятельно добровольно договориться о месте жи-
тельства их детей и (или) порядке общения одного из них с ними, 
их выезде за пределы Российской Федерации, что является ос-
новным препятствием к мирному урегулированию спора даже при 
рассмотрении его в судебном порядке. Нередко конфликтные отно-
шения родителей приводят к случаям домашнего насилия; 
2) стремлением родителей (как сразу, так и спустя какое-то 
время после распада семьи (расторжения брака)) разрешить все 
вопросы, связанные с воспитанием ребенка, до достижения им 
возраста 18 лет, путем получения соответствующего решения суда 
в расчете, что после его вынесения все конфликты будут либо во-
обще исчерпаны, либо разрешатся в соответствии с ним;
3) желанием одного из родителей (независимо от совместного 
проживания с ребенком) получить исключительное право решать 
все вопросы, связанные с его воспитанием, единолично без согла-
сования со вторым родителем через определение в судебном по-
рядке места жительства ребенка с собой и ограниченного порядка 
общения с ним другому родителю (а порой и вообще без опреде-
ления такового) или и вовсе путем ограничения или лишения его 
родительских прав;
4) попыткой изменить фактически сложившиеся условия вос-
питания и привычное место жительства ребенка в связи с измене-
нием обстоятельств (например, возраста ребенка), чаще всего во-
преки воле другого родителя, а порой и без учета интересов самого 
ребенка, даже в нарушение его прав;
5) желанием отдельно проживающего родителя устранить су-
ществующие препятствия в общении с ребенком, которые чинятся 
ему родителем, совместно проживающим с ребенком. 
Таким образом, споры родителей о месте жительства детей могут 
рассматриваться судом как в связи с расторжением брака между су-
пругами (родителями ребенка), так и вне связи с этим требованием 
(в том числе, когда родители не заключали брак); как в период 
брака, так и после его расторжения (когда при расторжении брака 
такой спор отсутствовал или изменились условия проживания 
и воспитания ребенка); как с заявлением дополнительных требо-
ваний (об определении порядка общения с ребенком другому ро-
дителю, об изменении фамилии ребенка, о получении разрешения 

на выезд ребенка за пределы РФ без получения согласия второго 
родителя и т.д.), так и без них. 
Вместе с тем у всех этих споров есть одна общая тенденция — 
один из родителей, как правило, не был готов к его началу (как фак-
тическому, когда другой родитель резко ограничивает его общение 
с ребенком или вовсе его забирает, скрывая место нахождения, так 
и юридическому, когда он не знает, как вести себя в судебном про-
цессе и как реагировать на заявленные исковые требования и дей-
ствия другого родителя), он не собирал «компромат» против дру-
гого родителя, заранее не готовил надежное «убежище» для себя 
и ребенка на период спора. От незнания что делать, правовой негра-
мотности и отсутствия финансовой независимости, неопытности, 
использования формальных, шаблонных подходов и методов в их 
разрешении, отсутствия заранее выработанной стратегии ведения 
дела, правовой позиции по нему и логично выстроенной линии 
судебной защиты он начинает совершать ошибки, в результате 
чего побочным последствием обращения родителей в суд за разрешением 
спора о ребенке, общим и объединяющим все названные 
выше причины, зачастую становится полный разрыв отношений 
как между родителями, так и между отдельно проживающим родителем 
и ребенком1. Это характерно как для случаев, когда оба родителя 
отчаянно спорят о судьбе ребенка и всеми доступными способами 
уклоняются от исполнения вынесенных судебных актов, так 
и для случаев, когда только один из них заинтересован в правовой 
регламентации дальнейшего места жительства ребенка и порядка 
его воспитания другим родителем. В результате получается, что, 
несмотря на наличие решения суда, фактически отношения между 
родителями по поводу воспитания ребенка по-прежнему находятся 
в стадии конфликта, поэтому о какой-либо самостоятельности действий 
родителя, с которым проживает ребенок, или большем объеме 
его родительских прав по факту говорить не приходится, несмотря 
на вышеупомянутые мнение правоведов2 и правовые позиции судов 
о прямом влиянии решения вопроса о месте жительства ребенка 
на объем осуществления родительских прав, согласно которым наиболее 
полно правомочия по воспитанию ребенка осуществляет тот 
из родителей, с которым он остался проживать.
Например, Московский городской суд указал, что сам по себе 
факт раздельного проживания родителей ведет к неизбежному при 
этом фактическому ограничению родительских прав того из роди-

1 
Громоздина М.В. Правовые аспекты раздельного проживания родителей // 
Право и политика. 2009. № 11. С. 2346–2349.
2 
См., напр.: Комментарий к Постановлениям Пленума Верховного Суда РФ 
по гражданским делам (2-е изд., перераб. и доп.) / под ред. В.М. Жуйкова. 
М.: Норма, 2008.

телей, который живет отдельно от ребенка. Непосредственным 
воспитателем ребенка в данном случае является родитель, с которым 
проживает ребенок1.
Действительно, трудно не согласиться с тем, что отдельно проживающий 
от ребенка родитель фактически обладает меньшими 
возможностями при осуществлении родительских прав хотя бы 
потому, что совместно проживающий с ним родитель зачастую 
препятствует его общению с ребенком, не говоря уже о случаях 
 непередачи ребенка на воспитание тому родителю, с которым опре-
делено его место жительства на основании решения суда (в том 
числе, когда ребенок передан судом на воспитание отдельно про-
живающему родителю при злостном невыполнении ранее вынесен-
ного решения суда совместно проживающим с ребенком родителем 
в порядке п. 3 ст. 66 СК РФ).
Отказ одного из родителей от предоставления общения с ре-
бенком другому родителю либо чинение существенных, неустра-
нимых препятствий в этом, наряду с невозможностью выстроить 
диалог между родителями вследствие обиды одного из них, как 
правило, связанной с причинами распада семьи, объясняется выше 
указанным представлением о том, что после прекращения отно-
шений между родителями ребенка родитель, проживающий от-
дельно от него, утрачивает свои родительские права. 
Во многом убеждение в правомерности такого поведения обу-
словлено тем, что в ст. 66 СК РФ говорится о родителе, с которым 
проживает ребенок, и о родителе, который проживает отдельно 
от него. Это обстоятельство в совокупности с самим названием 
статьи «Осуществление родительских прав родителем, проживаю-
щим отдельно от ребенка» делает возможным предположение, что 
отдельно проживающий родитель обладает меньшим объемом 
родительских прав в сравнении с родителем, который проживает 
вместе с ребенком. На это указывают и правоведы2, и Европейский 
суд по правам человека (далее — ЕСПЧ): «Следует напомнить, что 
в делах, возникающих из споров между родителями, тот родитель, 
под попечение которого передан ребенок, уполномочен гарантиро-
вать его интересы»3. Институт «родительской опеки» в праве ряда 
зарубежных стран подразумевает возможность выбрать форму 
опеки: при единоличной опеке только один родитель решает воп-

1 
Апелляционное определение Московского городского суда от 08.02 2013 
по делу № 11-4409.
2 
Громоздина М.В. Осуществление родительских прав при раздельном про-
живании родителей по законодательству Российской Федерации: дис. ... 
канд. юрид. наук. М., 2010.
3 
Постановление ЕСПЧ от 11.12.2014 по делу Хромадка и Хромадкова против 
России (жалоба № 22909/10), §119. URL: http://hudoc.echr.coe.int.

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти