Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Прохладный сок родных берёз... Стихотворения

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 791563.01.99
Эта книга о любви к родине, людям, Богу… Она написана для простого народа, чтобы души очистились от скверны, тогда и мир искусства предстанет перед людьми не в чёрной хламиде, не в белом саване, а обнажённым и крылатым, таким, каким видит его идущий вперёд литературный герой Александра Ковшикова. Не мешайте ему… Пусть идёт…
Ковшиков, А. Прохладный сок родных берёз... Стихотворения : художественная литература / А. Ковшиков. - Вологда : Родники, 2022. - 116 с. - ISBN 978-5-9729-5030-0. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1902804 (дата обращения: 13.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.

Александр Ковшиков





                Прохладный сок родных берёз...




Стихотворения












Вологда • Родники
2022

  УДК 82-1
  ББК 84(2=411.2)6
        К56








           Ковшиков, Александр
  К56       Прохладный сок родных берёз... Стихотворения / Александр
           Ковшиков. - Вологда : Родники, 2022. - 116 с.
             ISBN 978-5-9729-5030-0

             Это книга о любви к родине, людям, Богу... Она написана для простого народа, чтобы души очистились от скверны, тогда и мир искусства предстанет перед людьми не в чёрной хламиде, не в белом саване, а обнажённым и крылатым, таким, каким видит его идущий вперёд литературный герой Александра Ковшикова. Не мешайте ему. Пусть идёт.

                                                  УДК 82-1
                                                  ББК 84(2=411.2)6













ISBN 978-5-9729-5030-0

  © Александр Ковшиков, 2022
  © ЛК «Живое перо поэзии», 2022
                              © Издательство «Родники», 2022
                              © Оформление. Издательство «Родники», 2022

        АЛЕКСАНДР КОВШИКОВ

Рябков Виталий Вячеславович (творческий псевдоним — Александр Ковшиков) родился в 1974 году в деревне Кунилово, Вологодской области. Окончил вологодскую среднюю школу №1 и вологодский Учебно-производственный комбинат №1. Стихами увлекается с юности. Поэт. Член литературной студии «Заречье» (г. Вологда). Лауреат поэтических конкурсов в номинации «Стихи»: «Зимнее настроение», «Очей очарование», «Весна идёт. Весне дорогу», «К Дню матери», «Моя глубинка», «Родительский дом». Первое место в номинации «Песни» на конкурсе «У костра». Печатался в некоторых районных и областных газетах, во Всероссийском поэтическом обозрении «Красная строка», в коллективных сборниках: «Вначале было слово», «Живое слово», «Души живые родники», «Вольный слог». Принимает активное участие в работе Самарского литературного клуба «Живое перо поэзии». Живёт в городе Вологде.



3

        ТРОПОЙ НИКОЛАЯ РУБЦОВА...


  Когда речь заходит о Вологде, перед глазами у меня шумящие на ветру берёзы русского приволья, а на ум приходят строки из стихотворения Николая Рубцова «Деревенские ночи»:

       «Всё люблю без памяти в деревенском стане я, Будоражат сердце мне в сумерках полей Крики перепёлок, дальних звёзд мерцание, Ржание стреноженных молодых коней...»

  Я бы назвал эти строки сиротским плачем. Да по-другому и не назовёшь. Поэт, оставшийся сиротой в неполные семь лет, мог разговаривать открыто и надрывно только с природой.
В неё он заключал всего себя, без каких-либо претензий к жизни, принимая свою судьбу такой, какая есть... Война, детский дом, голод. Многое можно говорить об этом высоком поэте.
  Время не вырывает, а наоборот, добавляет вехи в истории поэзии. Вот и сейчас, когда мы пережили XX век и шагнули в век компьютерных технологий, казалось бы, ну какая к чёрту поэзия?.. Ан нет! — Живёт она, родимая, крепнет, поёт и плачет, говорит с читателями истинно русским слогом с «рубцовским» надрывом. И подтверждение этому факту есть. В живописном городе Вологде живёт современный российский поэт с душой Рубцова — широкой, открытой и простой. Знакомьтесь, кто ещё не знает: Виталий Рябков, пишущий под псевдонимом Александр Ковшиков. Он всегда понятен читателям и слушателям. Его лирические произведения востребованы широким кругом. Всякое его появление в литературных кругах вызывает неподдельный интерес. Ограниченная метафоричность поэтических произведений Ковшикова не ослабляют суть и смысл написанного. Автор выстраивает свой диалог с читателем открыто и доступно, не опираясь на свои познания в литературе, хотя они очевидны.


4

  Поэзия Александра Ковшикова носит народный характер. Она не имеет настоящего или прошедшего времени, а просто живёт и перетекает или перелетает туда, где её ждут.
  Известно, что поэзия не может быть безымянной, наличие в ней зримого литературного героя — факт неоспоримый. Неважно, кто он, каков его возраст и статус в обществе. Главное, что он есть. А творчество автора есть не что иное, как мольберт, кисти и краски. Поэзия созидательна, она рисует нам все стороны жизни литературного героя. Автор лишь дорисовывает нюансы. Давайте рассмотрим несколько примеров и узнаем, каков литературный герой Ковшикова. Лично мне этот образ видится ярко и отчётливо: динамичный и терпеливый, постоянно странствующий, — он не находится в состоянии покоя ни на минуту. Его движение ощутимо повсюду. Куда идёт литературный герой Ковшикова? Какова его цель?.. Здесь нет однозначного ответа, ибо собирательный образ многих русских поэтов, в том числе и Николая Рубцова, находится в вечном движении, размышлениях о главных жизненных ценностях.
  Так же и литературный герой Ковшикова видит мир таким, каким подаёт его природа и сам Господь. Главная составляющая этого мира — душевный покой, доброта и тишина, в которую вовлечён герой. Порой тревожит лишь плеск вёсел в реке:

            «Укрыла ночь окрестности села. Лишь где-то воет глупая борзая, Да на реке тревожит плеск весла Ночную тишину родного края...»

  В этой мирской составляющей есть игра света и теней, колоритность запахов, амбиентность звуковых оттенков, сопряжённых с определёнными цветами радуги. Герой наслаждается увиденным в начале своего пути. Он купается в этом удивительном мире, дарованным свыше, перекликаясь всеми фибрами души с зовом предков:


5

           «Купаюсь в терпких ароматах, В оттенках, в запахах цветов, А в птичьих утренних руладах Отчизны слышится мне зов. Он так и манит за собою, И словно дарит два крыла, Чтоб полетел я над землёю Туда, где мама родила...»


  Верующий ли он — литературный герой Ковшикова?.. Скажу однозначно: «Да». Такой типаж не может быть татливо двуличным. Лицемерие и скрытность не для него. Он истово верит в Бога, открываясь перед Ним в одиночестве, и Творец кладёт свою щедрую длань ему на плечо:

          «Заплакали берёзовые рощи, Укрыв листвой поляны и холмы. Я на стволы, как на святые мощи, Молюсь и ветра слушаю псалмы.»


  Именно в этот момент душа литературного героя в перемещении. Она летит «рубцовской» глиссадой; она плачет «по-рубцовски» не матери в подол, не отцу в жилетку, — она выплакивается природе и Всевышнему:


         «Прижмусь к стволу, заплачу, словно птица, Что потеряла глупого птенца,
         Но плач мой в шуме ливня растворится, Что ниспошлют на землю небеса.»


  Слёзы и надежды литературного героя есть не что иное, как слёзы и надежды Николая Рубцова. Души двух поэтов, двух скитальцев-мучеников, двух агнцев божьих находят друг друга и соприкасаются на тихой малой Родине:


6

          «Терпкая сладость смородины, Щебет, и гул птичьих крыл...
          «Тихая малая Родина, Я ничего не забыл!..»


  Всякий из читателей, взяв в руки эту книгу, будет сам делать собственные выводы о творчестве вологодского поэта, о жизненном пути его литературного героя, хотя лично для меня путь этот ярко обозначен в поэтических произведениях. Это путь к Творцу, путь к Миру праведному и чистому, ибо миссия человека на Земле трудна, крест на плечах порой «неприподъ-ёмный». Видение мира литературного героя обусловлено чистотой духовной, а не ошмётками грязи в душе. Именно такой и должна быть подлинная русская поэзия. И каким бы ни был путь литературного героя, он видит вокруг только красоту:


          «И, сражённый такой красотой, Осознав краткой жизни бренность, Породнишься с родною землёй:
          Сам — на век, а душа — на вечность!..»


  Многие из вас спросят меня: «Так всё-таки о чём же эта книга? О человеке или о природе? О явственном или о надуманном?»
  Я отвечу: «Это книга о любви! — к родине, людям, Богу... Она написана для простого народа, чтобы души очистились от скверны, тогда и мир искусства предстанет перед людьми не в чёрной хламиде, не в белом саване, а обнажённым и крылатым, таким, каким видит его идущий вперёд литературный герой Александра Ковшикова. Не мешайте ему. Пусть идёт.»


                   Владислав Терентьев, поэт, публицист, член Российского союза писателей, член Ассоциации Поэтов и Писателей «Арт», магистр Международного Фонда «ВСМ»


7

«ПРОХЛАДНЫЙ СОК РОДНЫХ БЕРЁЗ...»
Стихотворения 2016 — 2021 годов




         МОЙ ПУТЬ ТЕРНИСТ

         Мой путь тернист, как впрочем, и у всех.

         И вот когда спускаются туманы, И дождь осенний, растревожив раны, Напомнит мне о прожитых годах, Когда холодный ветер-шалопай По небу грозовые тучи носит
         И по лесам листву с деревьев сбросит, Крича природе грозно: «Засыпай!»

         Я вспоминаю тёплым словом тех, Кто был со мной, от самого рожденья, Меня любил до самоотреченья, Кто кудри вил мне в русых волосах, Кто колыбель мою качал впотьмах И прививал любовь к родному краю, Всех тех, кого безмерно уважаю.

         И плача, в кровь я губы искусаю, Пред Господом винясь во всех грехах!


8

Прохладный сок родных берёз...


          * * *

          Укрыла ночь окрестности села. Лишь где-то воет глупая борзая, Да на реке тревожит плеск весла Ночную тишину родного края. Гуляет сон по дремлющим домам, Рогатый месяц смотрится в окошки, Скрип половиц ползёт по чердакам -То домовые или, может, кошки. Дрожит перед иконой огонёк, По потолку крадутся чьи-то тени, Настроил скрипку старый друг сверчок... Не спится. Одеваюсь. Выйду в сени. Там пряный запах, кругом голова От медуницы, мяты и ромашки.
          И вновь в стихи слагаются слова, И не мешают разные букашки. Открою дверь, пойду в мой старый сад, Вдохну всей грудью свежесть летней ночи. Как нежен сладких яблок аромат, Им просто наслаждаюсь, что есть мочи. Разносит ветер чью-то ворожбу.
          В подлунном мире, Господом хранимом, Я наблюдаю вечную борьбу, Где свет и тьма сошлись в бою незримом. Ещё чуть-чуть, и полыхнёт восток, Ворвутся в мир и краски дня, и звуки, Молоденький исполнит петушок Дуэтом с ночью арию разлуки.
          Ну, а пока по небу пролегла Река из звёзд от края и до края. И тишина в окрестностях села, Лишь где-то воет глупая борзая.

9

ЖЕРЕБЁНОК

            Бархатные губы раздвигая, Жеребенок хлеб с ладошки ест, Головою медленно кивая, Тишь ночную слушает окрест.


           Вздрагивает и прядёт ушами, Отгоняет комаров хвостом, Прямо в душу умными глазами Смотрит, размышляя о своём.

           Маленький — поэтому боится Маму кобылицу потерять, То прижмётся к ней, то удалится, То пристанет молоко сосать.

           И ему, и мне сейчас не спится, Нравится за ним мне наблюдать. В небе полуночная зарница, Значит, утром будем дождик ждать.

           А пока прошла жара дневная, И гармошка слышится окрест, Бархатные губы раздвигая, Жеребёнок хлеб с ладошки ест.


10