Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Культурологический фактор в переводе: языковой и экстралингвистический аспекты

Покупка
Артикул: 788332.01.99
Монография представляет собой опыт обобщения исследований, посвященных рассмотрению проблем перевода в лингвокультурологическом аспекте. В ней исследуются вопросы взаимозависимости и автономности языка и культуры; вопросы, посвященные исследованию национального характера (на материале русской, английской и немецкой лингвокультур), а также вопросы отражения элементов культуры в целостном образе языка художественной литературы. Особое внимание уделено рассмотрению возможностей перевода при передаче культурного компонента исходного текста и достижению эквивалентности в переводе Для студентов, изучающих перевод как специальность.
Тимко, Н. В. Культурологический фактор в переводе: языковой и экстралингвистический аспекты : монография / Н. В. Тимко. - Москва : Издательство «Аспект Пресс», 2022. - 160 с. - ISBN 978-5-7567-1208-7. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1897292 (дата обращения: 23.07.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Москва
2022

Московский государственный
 институт международных отношений (университет)
МИД России
Одинцовский филиал

Н. В. Тимко

Культурологический 
фактор в переводе 
Языковой 
и экстралингвистический 
аспекты

Монография

УДК 811.111
ББК  81.2Англ
Т41
Издание выпущено в свет при поддержке 
Программы стратегического академического лидерства 
«Приоритет – 2030»

Р е ц е н з е н т ы
д-р пед. наук, профессор РАО  Т. Н. Бокова,
д-р филол.наук, профессор В. А. Буряковская

 
Тимко Н. В.
Т41   
Культурологический фактор в переводе: языковой и экстралингвистический аспекты: Монография / Н. В. Тимко. — М.: 
 Издательство «Аспект Пресс», 2022. — 160 с. 
 
 
ISBN 978-5-7567-1208-7 

 
Монография представляет собой опыт обобщения исследований, посвященных рассмотрению проблем перевода в лингвокультурологическом аспекте. В ней исследуются вопросы взаимозависимости и автономности языка и культуры; вопросы, посвященные 
исследованию национального характера (на материале русской, 
английской и немецкой лингвокультур), а также вопросы отражения элементов культуры в целостном образе языка художественной литературы. Особое внимание уделено рассмотрению возможностей перевода при передаче культурного компонента исходного 
текста и достижению эквивалентности в переводе
 
Для студентов, изучающих перевод как специальность. 

 
УДК 811.111
 
ББК 81.2Англ
ISBN 978-5-7567-1208-7 
© Тимко Н. В., 2022
 
© Одинцовский филиал МГИМО МИД 
России, 2022
 
© ООО Издательство «Аспект Пресс», 2022

Все учебники издательства «Аспект Пресс» 
на сайте и в интернет-магазине   https://aspectpress.ru

СОДЕРЖАНИЕ

Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  5

Глава 1. ЯЗЫК И КУЛЬТУРА    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  7

1.1. Степень независимости языка от культуры  . . . . . . . . . . .7
1.2. Трактовка понятия «культура» в современной 
лингвокультурологии. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  19
1.3. Типология культуры  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  21
1.3.1. Реалии  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  27
1.3.1.1. Предметы (реалии) материальной культуры. . .  30
1.3.1.2. Явления (реалии) нематериальной культуры  . .  34
1.3.2. Культурно-детерминированные устойчивые 
ассоциации  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  65
1.3.3. Культурно-детерминированные ситуации  . . . . . . .  71
1.3.4. Интеракциональный аспект культуры. 
Речевые клише  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  72
1.4. Национальный характер   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  77
1.4.1. Особенности английского национального 
характера  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  79
1.4.2. Особенности немецкого национального 
характера  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  89
1.4.3. Особенности русского национального 
характера  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  105

Глава 2. СОВРЕМЕННАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПЕРЕВОДА 
И МЕЖКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ    . . .  117

2.1. Функциональная концепция перевода  . . . . . . . . . . . .  117

2.2. Адаптивное переложение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  137

2.3. Межкультурная коммуникация и перевод  . . . . . . . . .  144

2.4. Преинформация как компонента языковой 
коммуникации. Этнокультурная преинформация . . . . .  147

2.5. Роль и место переводной художественной 
литературы в принимающей культуре . . . . . . . . . . . . .  149

Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  152

Литература   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  156

Введение

Предлагаемая монография — это четвертая монография автора — обобщает всеобъемлющую и универсальную лингвокультурологическую концепцию перевода. Основы исследования лингвокультурных факторов в переводе заложены автором 
в предыдущих монографических работах «Культурологический 
аспект перевода» (2002), «Перевод и переводческая компетенция» (2003), «Фактор “культура” в переводе» (2007).
В 2021 г. в журнале «Научный диалог» (входящем в перечень 
WoS) опубликована статья автора «Современные диссертационные исследования лингвокультурологических факторов в теории 
и практике перевода: подходы, лакуны, перспективы», в которой 
на материале обзора более 200 диссертаций по переводу (с 2009 
по 2020 г.) обобщены основные взгляды на переводческую проблематику, рассматривающую «культурный фактор» как фактор 
антикоммуникативного свойства, требующий нейтрализации 
в переводе. Особое внимание в данной работе было уделено 
определению проблемных областей науки о переводе, требующих дальнейшей разработки с целью расширить представление 
о состоянии современных переводческих культурно-ориентированных исследований.
Настоящее 
монографическое 
исследование 
посвящено 
именно этой цели — попытке заполнить лакуны, существующие в современной теории перевода относительно языковых 
и внеязыковых факторов, влияющих на процесс переводческой 

деятельности, причем не на отдельных уровнях языковой эквивалентности — лексическом, грамматическом, синтаксическом 
и т.д., а на уровне эквивалентности всего организованного высказывания, выражающего текстовый смысл. Кроме того, целью 
монографии является систематизация разноплановых и порой 
противоречащих друг другу исследований для четкого определения рамочных норм и вариантных правил перевода, а также для 
глубинного осмысления механизмов создания и функционирования текста в исходной и принимающей лингвокультуре.
В связи с тем что в последние 10 лет условия осуществления 
переводческой деятельности значительно изменились (использование информационных технологий, платформ, сред) и в связи 
с распространением новых видов перевода (локализация, социальный перевод, трансадаптация) крайне важным представляется учитывание культурно-прагматической составляющей высказывания при переносе текста (продукта) в систему иной среды, 
иной культуры. Ведь суть перевода, несмотря на все многообразие его видов, одна — обеспечить соответствие результирующего 
текста ожиданиям и потребностям получателя (потребителя).

Глава 1
 ЯЗЫК И КУЛЬТУРА

1.1. Степень независимости языка 
от культуры

То, что помимо знания двух языков языковой посредник 
должен обладать знанием двух культур, было очевидно уже достаточно давно. Однако в начальный период возникновения 
и становления лингвопереводоведения как научной дисциплины (середина XX в.) культурно-этническому фактору в переводе 
в теоретических построениях лингвопереводоведов уделялось 
недостаточное внимание. Тот факт, что до появления в 1988 г. 
книги Л. К. Латышева «Перевод: проблемы теории, практики 
и методики преподавания» [Латышев, 1988] в теории перевода 
господствовал термин «языковой», а не «лингвоэтнический барьер», подтверждает сказанное.
Позже с появлением понятия «межкультурная коммуникация» писать о различиях в контактирующих культурах как о барьере для объективного общения двух этносов стало престижно и даже модно. Однако наиболее известные сочинения на эту 
тематику создавались уже не с переводческих позиций: в них 
о переводе практически не говорилось [Гришаева, Цурикова, 2008] либо говорилось лишь эпизодически [Тер-Минасова, 
2000, 2008], в то время как перевод представляет собой важное 
орудие межкультурной коммуникации, орудие массового воздействия (подумаем хотя бы о роли переводной художественной 
литературы, с помощью которой массы читателей познавали 

ГЛАВА 1

и, надеемся, будут познавать жизнь людей ближних и дальних 
стран). Попутно отметим весьма относительную точность термина «межкультурная коммуникация». Культуры не могут сами 
по себе общаться между собой без помощи языка. По-видимому, 
появление этого термина и самой научной дисциплины обусловлено желанием ученых нагнать упущенное в теории перевода (на 
наш взгляд, более точным был бы термин «сравнительная лингвокультурология»).
Характерно, что в работах как по лингвопереводоведению, 
так и по межкультурной коммуникации понятия «язык» и «культура» используются как бы в одной упряжке. Об этих явлениях часто говорится как о сиамских близнецах — так что иногда 
может возникнуть представление об их слитности, что представляется неправильным: несмотря на то что языки и культуры 
действительно взаимодействуют в процессе общения представителей разных народов, это отнюдь не говорит о том, что язык 
и культура нечто слитное. По сути, эти явления не тождественны, и отграничение одного от другого — дело не только научной корректности, но и дело, связанное с дидактикой: будущим 
переводчикам должно быть разъяснено и на примерах показано, 
что язык и культура — это отнюдь не одно и то же, тем более 
что высказывания авторитетных ученых, некоторые положения учебников и учебных пособий вполне могут подтолкнуть их 
к противоположному выводу или затуманить их представления, 
касающиеся данного вопроса.
Между тем способы преодоления переводческих трудностей, 
детерминированных расхождением языков и расхождением 
культур, различны, а их применение связано с умением различать фактор языка и фактор культуры в переводе. Разъяснить 
и проиллюстрировать это, развить у студентов соответствующие 
умения также входит в задачу преподавателя теории и практики 
перевода. Приведем ряд высказываний на затронутую нами тему.

ЯЗЫК И КУЛЬТУРА

«Для исследования закономерностей переводческой деятельности большой интерес представляют особенности языка, прямо или косвенно обусловленные культурой носителей языка. 
Подобные особенности могут быть обнаружены на разных уровнях языковой структуры, в правилах вербальной коммуникации, 
в способах описания внеязыковой реальности» [Комиссаров, 
2002: 69].
Перечисляя знания, умения и навыки, составляющие переводческую компетенцию, А. Д. Швейцер говорит о владении 
модификациями, необходимыми для преодоления «культурного барьера», и определенным минимумом «фоновых знаний», 
необходимых для адекватной интерпретации исходного текста 
[Швейцер, 2018: 28].
«Расхождения лингвоэтнического характера между носителями ИЯ и носителями ПЯ в части предварительной информированности по теме сообщения могут носить культурно-исторический характер. Так, когда А. С. Пушкин в своем знаменитом 
стихотворении «Памятник» написал «Вознесся выше он главою 
непокорной Александрийского столпа», он рассчитывал на то, 
что русский читатель знает о монументе, связанном с именем 
царя Александра I. Только знание этого факта позволяет понять 
скрытый смысл сказанного: слава поэта может быть выше славы 
царей. Здесь смысл высказывания базируется на преинформации культурно-исторического плана» [Латышев, 2007: 43].
«Перед переводчиком художественной литературы возникает 
задача особого характера. Он должен найти компромисс между 
двумя требованиями к переводу, которые в процессе перевода 
вступают в большие или меньшие противоречия друг с другом: 
с одной стороны, переводимый текст должен быть транспонирован в культуру получателя, но, с другой — в своем переводном 
варианте он должен сохранить свой инокультурный колорит» 
[ Латышев, 1988: 11]. Иными словами, читатель перевода претен
ГЛАВА 1

дует на то, чтобы заглянуть в жизнь иностранцев, чтобы получить 
не только эстетическое удовольствие от чтения художественной 
литературы, но и пополнить свои знания о стране, где развертываются повествуемые события, о людях этой страны, их нравах 
и обычаях. Чтобы выполнить эту задачу, нужно умение видеть 
переводческие трудности культурологического характера, способы их преодоления. Первой предпосылкой для этого является 
понимание того, что язык и культура этноса — не слитное явление, что язык в своих существенных проявлениях автономен по 
отношению к культуре. Это положение убедительно доказывает 
Б. А. Серебренников в монографии «Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира» [Серебренников, 1988].
«Язык есть естественно возникшая на определенной стадии 
развития человеческого общества и закономерно развивающаяся семиотическая (знаковая) система, обладающая свойством 
социальной предназначенности. Это система, существующая, 
прежде всего, не для отдельного индивида, а для определенного 
социума» [Лингвистический энциклопедический словарь, 1990].
Человек — единственное живое существо, владеющее языком; примитивные знаковые системы, которыми обладает ряд 
животных (пчелы, дельфины и др.), не идут ни в какое сравнение 
с таким орудием общения, накопления знаний и мышления, как 
язык человека.
Возникновение и развитие языка предполагали у становящегося человека наличие определенных предпосылок биологического характера. Так, для говорения необходимы развитые 
органы речи, которые могут появиться только в условиях прямохождения. Для восприятия речи необходим слух, способный 
различать ее звуки с их достаточно тонкими различиями. Для 
понимания речи необходим мозг, способный логически членить 
и удерживать в памяти огромное количество слов с их значениями и по определенным правилам строить из них высказывания. 

ЯЗЫК И КУЛЬТУРА

Очевидно, что данный биологический субстрат языка в принципе детерминирован не культурой, а эволюцией (естественным 
природным процессом).
Как семиотическая система язык имеет свои собственные 
внутренние законы развития, обусловленные внешними факторами (в том числе и культурой), законы, порождаемые самой семиотической системой (в процессе ее функционирования и совершенствования). Академик Б. А. Серебренников именует их 
имманентными языковыми законами. Вот что он пишет о них: 
«Имманентный закон имеет собственный импульс, который 
порождается в той сфере, в которой данный закон действует. 
Действие этого закона не связано с каким-либо специфическим 
характером общества, его историей, внутренним устройством 
и т.п. Единственным условием его проявления является язык» 
[Серебренников, 1988: 160]. Выступая против попыток абсолютизировать влияние (в том числе и обусловленных культурой) 
внешних факторов на языковые процессы, Б. А. Серебренников 
приводит убедительные примеры изменений, произошедших 
в языках без воздействия извне, а исключительно в результате 
процессов, порождаемых самим языком.
Среди таких законов Б. А. Серебренников называет закон 
разрушения конца слова, проявивший себя, в частности, в таких 
германских языках, как английский, шведский, норвежский, 
датский и в меньшей степени немецкий. Импульсом, вызвавшим 
процесс разрушения конца слова, стало закрепление ударения 
на корневом слоге в германских языках, что повлекло за собой 
редукцию окончаний или даже их отпадение. Четкое ударение на 
корневом слоге имело следствием ослабление усилий при произношении окончаний, которые «проглатывались», а затем и вовсе 
перестали произноситься. A propos: тенденция к уменьшению 
физиологических затрат также является одним из имманентных 
языковых законов [Серебренников, 1988: 150].

ГЛАВА 1

«Истинная причина разрушения конца слова, — предполагает Б. А. Серебренников, — очевидно, заключается в том, что 
по мере употребления слова уменьшается количество звуков, несущих информацию (курсив мой. — Н. Т.), что ведет к смещению 
границы слова» [Серебренников, 1988: 151]. 
Разумеется, наиболее активно имманентные законы языка 
действовали до введения кодификации-фиксирования «правильных» (нормативных) и «неправильных» (ненормативных) 
вариантов языковых единиц, а также их правильное употребление в словарях и справочниках.
В связи со сказанным обращает на себя внимание система склонения немецких существительных: четыре падежа, три 
грамматических рода, каждый из которых имеет свою парадигму 
склонения. Существительные мужского рода — четыре падежные формы, существительные среднего рода — три, женского — две. Это можно истолковать так: в разных типах склонения 
падежная система стала разлагаться с разной интенсивностью. 
В женском роде дело шло к тому, что должно было остаться две 
формы — прямого и косвенного падежей. В парадигме склонения существительных среднего рода форма винительного падежа совпала с формой именительного, т.е. сохранилось три 
падежные формы. У существительных мужского рода остались 
все четыре падежные формы. Кодифицированная грамматика, 
построенная на основе симметрии, нашла выход в том, чтобы 
повторить некоторые падежные формы два раза:

Муж. род
Ср. род
Женск. род

N. der Baum
das Haus
die Strasse

G. des Baum(e)s
des Hauses
der Strasse

D. dem Baum
dem Haum
der Strasse

A. den Baum
das Haus
die Strasse