Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Театральный журнал «Артист» в литературном процессе 1880—1890-х годов

Покупка
Артикул: 785436.01.99
Доступ онлайн
320 ₽
В корзину
В монографии предлагается комплексное исследование театрального журнала «Артист» как периодического издания переходного времени, эпохи «предмодернизма». Особенное внимание уделяется анализу литературно-критических материалов журнала, его эстетической направленности, выявлению его сложных и неоднозначных отношений к ведущим тенденциям литературного процесса. Монография адресована широкой аудитории, которой интересны проблемы литературного процесса конца XIX века, а также студентам аспирантам и ученым, специализирующимся в области истории отечественной журналистики и литературной критики.
Жилина, А. В. Театральный журнал «Артист» в литературном процессе 1880—1890-х годов : монография / А. В. Жилина, М. С. Штерн. - Москва : ФЛИНТА, 2022. - 296 с. - ISBN 978-5-9765-4983-8. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1891067 (дата обращения: 16.06.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
А. В. Жилина
М. С. Штерн

Театральный журнал «Артист»
в литературном процессе
1880—1890-х годов

Монография

Москва
Издательство «ФЛИНТА»
2022

УДК 070
ББК 76.02
Ж72

Жилина А. В.
Ж72 
Театральный журнал «Артист» в литературном процессе

1880—1890-х годов : монография / А. В. Жилина, М. С. Штерн. 
— Москва : ФЛИНТА, 2022. — 296 с. : ил. — ISBN 
978-5-9765-4983-8. — Текст : электронный.

В монографии предлагается комплексное исследование театрального журнала «Артист» как периодического издания переходного 
времени, эпохи «предмодернизма». Особенное внимание уделяется 
анализу литературно-критических материалов журнала, его эстетической направленности, выявлению его сложных и неоднозначных 
отношений к ведущим тенденциям литературного процесса.
Монография адресована широкой аудитории, которой интересны 
проблемы литературного процесса конца XIX века, а также студентам, аспирантам и ученым, специализирующимся в области истории 
отечественной журналистики и литературной критики.

УДК 070
ББК 76.02

В оформлении монографии использованы иллюстрации
из журнала «Артист»

ISBN 978-5-9765-4983-8 
© Жилина А. В., Штерн М. С., 2022
© Издательство «ФЛИНТА», 2022

Оглавление

Введение ...........................................................................................................5

Гла ва 1. Журнал «Артист» как издание переходной эпохи.
Структура, тип и направленность журнала «Артист»  ..........16

Гла ва 2. Современная западноевропейская драматургия
в литературно-критической оценке журнала «Артист»  ........57

Гла ва 3. Отражение основных тенденций литературного процесса
и развития русского театра в журнале «Артист»  ...................98

Гла ва 4. Драматургическое наследие Чехова на фоне театральной
беллетристики 1880—1890-х годов. Пьесы Чехова
в журнале «Артист» ................................................................152

Заключение  ..................................................................................................170

ПРИЛОЖЕНИЕ  ...........................................................................................177
Список драматических произведений,
опубликованных в журнале «Артист»  ................................................178
Список литературно-критических материалов,
опубликованных в журнале «Артист»  ................................................186

Библиография  ..............................................................................................279

ВВЕДЕНИЕ

Тематика работы связана с изучением некоторых особенностей отечественного литературного процесса последней трети 
ХIХ в., конкретней — 1880-х — первой половины 1890-х годов. 
Нас интересует отражение его основных тенденций в журнальных изданиях того времени, в частности в театральном журнале 
«Артист».
Тема исследования непосредственно связана с одной из важнейших теоретических проблем современного литературоведения — проблемой моделирования историко-литературного 
процесса. В последние десятилетия она часто становилась предметом дискуссий и полемики, особенно если речь шла о литературном процессе ХХ в. Отношение к истории отечественной 
литературы ХIХ в. было более спокойным, но, возможно, новые 
концепции теоретического моделирования еще просто не применялись в полном объеме к литературному процессу этой эпохи. Учебники же по истории литературы ХХ в. отражают весь 
спектр методологических подходов к периодизации, определению внешних и внутренних границ литературного процесса, выявлению его периодов и этапов1.
В своем исследовании литературного процесса 1880—
1890-х годов мы опираемся на выстроенную Н. Л. Лейдерма
1 Агеносов В. В. и др. Русская литература. ХХ век: в 2 ч. — М., 2007—
2008; Баевский В. С. История русской литературы ХХ века. Компендиум. — 
М., 1999; История русской литературы. ХХ век. Серебряный век / под ред. 
Ж. Нива, И. Сермана, В. Страда, Е. Эткинда. — М., 1995; Лейдерман Н. Л., 
Липовецкий М. Н. Современная русская литература. 1950—1990-е годы: 
в 2 т. — М., 2003; Минералов Ю. И., Минералова И. Г. История русской литературы ХХ века. 1900—1920-е годы. — М., 2004; Мусатов В. В. История русской литературы первой половины ХХ века (советский период). — М., 2001; 
Русская литература рубежа веков (1890-е — начало 1920-х годов): в 2 т. — 
М., 2001; Русская литература ХХ века: школы, направления, методы творческой работы / ред. Тимина С. И. — СПб., 2002; Русская литература XX века 
(1930-е — середина 1950-х годов): в 2 т. — М., 2014.

ном иерархию диахронных историко-литературных систем: 
культурная эра, охватывающая мегациклы в истории культуры, которые протекают в течение нескольких столетий, за 
ней следуют: культурная эпоха, представляющая историколитературный 
макроцикл, 
располагающийся 
в 
пределах 
одного столетия; этап литературного развития и историколитературный период1. Литература ХIХ в. существует как 
сегмент внутри культурной эры Нового времени; на рубеже 1890—1900-х годов происходит культурный взрыв, осуществляется переход от классического типа культуры к неклассическому, или модернистскому. Одна культурная эпоха 
сменяется другой. Предшествующий этому моменту этап литературного развития — последняя треть ХIХ в. Период, наиболее тесно примыкающий к моменту перехода, качественного 
скачка, — это 1880-е годы — начало 1890-х. Именно особое 
положение этого периода литературного процесса — его «зависание» между эпохами классики и модерна — определяет 
его специфику. Эта точка зрения утвердилась в истории русской литературы, хотя оценка данного отрезка литературного развития колебалась. В советском литературоведении он 
оценивался критически, характеризовался как время упадка 
революционно-демократического движения, торжества либерального народничества с его теорией «малых дел», как эпоха измельчания реализма. Но при этом невозможно было не 
отметить и не оценить существования крупных литературных имен — М. Е. Щедрина, Г. И. Успенского, Л. Н. Толстого, В. Г. Короленко, А. П. Чехова. Нельзя было не задуматься над изменениями, происходившими в творческой манере 
писателей-классиков. Уже в начале 1960-х годов появляются работы, в которых выделяются различные течения внутри 

1 См.: Лейдерман Н. Л.: 1) Траектории «экспериментирующей эпохи» // 
Вопр. лит. — 2002. — № 4; 2) Периодизация русской литературы ХХ века 
и текущий литературный процесс // Мат-лы Междунар. науч.-практ. конф. 
«Современная русская литература: проблемы изучения и преподавания». — 
Пермь, 2005.

классического реализма последней трети XIX в., определяется 
его своеобразие1. В последние десятилетия в различных исследованиях проявляется тенденция «приближения» 1880-х годов 
к рубежу веков, подчеркивается необходимость более глубокого и подробного исследования литературы эпохи «безвременья», «сумерек». В поле зрения ученых попадает литература 
не только первого, но и второго ряда (творчество П. Д. Боборыкина, И. Н. Потапенко и других литераторов чеховской 
поры). Рассмотрение литературного процесса оказывается невозможным без обращения к литературной критике и журналистике интересующего нас времени. В результате возникает 
более полная и объективная картина, позволяющая осмыслить 
место и значение этого периода в истории отечественной литературы.
Бурную дискуссию2 в научных кругах вызвала, вышедшая 
в 2000-м году книга О. Ронена «Серебряный век как умысел 
и вымысел», в ней автор восстанавливает историю употребления термина «Серебряный век» «применительно к первым 
двум или первым трем-четырем десятилетиям XX века», а 
также проводит критическую проверку «его уместности в отношении к этому периоду истории русской словесности»3. 
Сделанный Роненом вывод заставил научное сообщество еще 
раз критически посмотреть на интересующий нас период, в 

1 См.: Фохт У. Р. Пути русского реализма. — М., 1963; Гуревич А. М. Динамика реализма в русской литературе XIX в. Пособие для учителя. — М., 
1995; Катаев В. Б.: 1) Натурализм на фоне реализма (о русской прозе рубежа 
XIX—XX вв. // Вестник МГУ. Сер. 9. Филология. — 2000. — № 1; 2) Повествовательные модели в прозе русского натурализма // Вестник МГУ. Сер. 9. 
Филология. — 2000. — № 2.
2 См.: Воскресенская М. А. Серебряный век: вымысел, умысел или реальность (замечания к неоконченному спору о терминах) // Вестн. Том. гос. 
ун-та. — 2007. — № 295. — С. 119 —122; Грякалова Н. Ю. Человек модерна: 
Биография — рефлексия — письмо. — СПб., 2008; Полонский В. В. Между 
традицией и модернизмом: русская литература рубежа XIX—XX вв.: история, 
поэтика, контекст. — М., 2011. 

3 Ронен О. Серебряный век как умысел и вымысел. Материалы и исследования по истории русской культуры. — М., 2000. — Вып. 4. — С. 31.

том числе переосмыслить соотношение понятий «Серебряный 
век», «русский ренессанс», «декаданс», «модернизм», «эпоха 
модерна» и др., часто используемых как синонимы, т. е. «для 
обозначения одного и того же явления, что отнюдь не способствует прояснению его сути»1. Для нашего исследования представляется особенно важным разделение понятий «модерн» 
и «модернизм». Нам кажется, что ближе всего к пониманию 
сути данных явлений подошла Н. Ю. Грякалова, которая под 
модерном понимает не «художественный стиль эпохи», а саму 
новую эпоху, несущую в себе иное качество жизни и искусства2. Е. В. Бранская и М. И. Панфилова, развивая идею Грякаловой, полагают, что модерн и модернизм — это различные 
этапы культуры, в рамках которых существуют соответствующие художественные стили. Модерн, по мнению исследователей, был «очень непродолжительным, примерно тридцатилетним, периодом» и не следует путать его с модернизмом 
(авангардом), «прошедшим через двадцатое столетие и лишь в 
60—70 гг. сдавшим свои позиции перед лицом новой ситуации 
постмодернизма»3. В своей работе мы опираемся на категории, 
разработанные Н. Ю. Грякаловой, Е. В. Бранской и М. И. Панфиловой. Таким образом, исследуемый нами временной отрезок 1880—1890-х годов относится к предмодерну, начальному 
периоду формирования русского модерна, ознаменованного 
переходом культуры из одного состояния в другое — из культурной эры Нового времени в культурное пространство новейшей истории, которое воспринималось субъектами исторического процесса как живая актуальная современность. 
В философии ХХ в. современность понимается как проблем
1 Воскресенская М. А. Серебряный век: вымысел, умысел или реальность 
(замечания к неоконченному спору о терминах) // Вестн. Том. гос. ун-та. — 
2007. — № 295. — С. 121.
2 Грякалова Н. Ю. Человек модерна: Биография — рефлексия — письмо. — СПб.: Дмитрий Буланин, 2008. — 384 с.
3 Бранская Е. В., Панфилова М. И. Модерн, модернизм, постмодернизм 
(к определению понятий) // Инновационная наука. — 2015. — № 3. — С. 264.

ная ситуация, возникающая вследствие разрушения того строя 
высших ценностей, который легитимизировал осмысленность 
общей картины мира для субъекта истории — индивидуумов 
и социальных групп, коллективов: сословий, классов и пр. Современность не стадия исторического процесса, а особая историческая ситуация, которая нуждается в «самообосновании». 
В качестве мотивации деятельности, организующей общее 
бытие, выступает не авторитетная традиция (идеологическая, 
религиозная, политическая и др.), а свободное волеизъявление, 
творческий импульс, основанный на осознании кризиса старого уклада и необходимости внесения новизны, тотальной модернизации1.
Для тематики нашего исследования важна еще одна теоретическая проблема, которая всегда актуализируется при изучении 
промежуточных периодов литературного развития, каковыми 
являются 80-е годы XIX в., «зависающие» между эпохами классики и модерна, предшествующие непосредственно культурному взрыву рубежа веков. Это проблема взаимоотношений между 
литературой первого и второго плана, между классикой и беллетристикой. Мы говорим о классике как аксиологическом понятии, как о критерии художественной ценности; в этом смысле «классический» означает «образцовый». В исследованиях, 
посвященных устойчивой, фактически константной дилемме 
историко-культурного развития — взаимоотношению элитарной и массовой литературы, отмечается, что их существование 
и взаимодействие наблюдается на всем протяжении культурного развития Нового времени. Как отмечает В. М. Маркович, 
«о том, что история литературы во многом просто непонятна, 
если не выясняется взаимодействие между выдающимися художественными созданиями и всей массой второстепенной и третьестепенной литературной продукции, писали С. А. Венгеров, 
А. Г. Горнфельд, А. И. Белецкий, В. М. Жирмунский, В. В. Ви
1 Капустин Б. Г. Современность. Новая философская энциклопедия. — URL: https://iphlib.ru/library/collection/newphilenc/document/HASH6743a0cc7bb13eeecfee67

ноградов, Ю. Н. Тынянов. Подобные же идеи подчас высказывались и позднее»1.
Историки литературы указывают на четыре основных фактора, способствовавших распространению массовой развлекательной литературы в России. Это возникновение массовой 
читательской аудитории, коммерциализация литературной жизни, профессионализация писательской деятельности, техникоэкономические факторы. В России эти условия сформировались в 
1830-е годы, когда литературная жизнь выходит за пределы образованного дворянского круга. Сфера ее расширяется, изменяются 
способы функционирования литературы в обществе. Однако современные исследователи относят истоки массовой литературы 
к более отдаленному периоду — XVIII в., и даже времени Московского царства2. Для 80-х годов XIX в., представляющих своеобразную аналогию 30-м (о чем подробнее будет сказано ниже), 
проблема соотношения классики и беллетристики очень важна, и 
она будет постоянно находиться в центре нашего исследования.
В. Е. Хализев отмечает, что понятия «высокая литература», 
«художественная классика» не обладают полнотой смысловой 
определенности; они содержат представление о значительности, 
масштабности, образцовости художественных произведений, 

1 Маркович В. М. «Повести Белкина» и литературный контекст. К проблеме: классика и беллетристика // Маркович В. М. Пушкин и Лермонтов в истории русской литературы. — СПб., 1997. — С. 31. См. также: Венгеров С. А. 
Критико-библиографический словарь русских писателей и ученых. — 
2-е изд. — Пг., 1915. — Т. 1. — С. XIV—XV; Горнфельд А. Г. О русских писателях. СПб., 1912. Т. 1. — С. 48—49; Белецкий А. И. Избранные труды по 
теории литературы. — М., 1964. — С. 11; Жирмунский В. М. Байрон и Пушкин: Пушкин и западные литературы. — Л., 1978. — С. 226; Виноградов В. В. 
Избранные труды: Поэтика русской литературы. — М., 1976. — С. 231; Тынянов Ю. Н. Поэтика. История литературы. Кино. — М., 1977. — С. 270; Сидяков Л. С. Повести А. С. Пушкина и русская повесть конца 20-х — 30-х годов 
XIX века. — Л., 1961. — С. 4; Лотман Ю. М. О содержании и структуре понятия «художественная литература» // Проблемы поэтики и истории литературы. — Саранск, 1973. — С. 27—36; Турбин В. Н. Пушкин. Гоголь. Лермонтов. 
Об изучении литературных жанров. — М., 1978. — С. 12.

2 См.: Хализев В. Е. Теория литературы. — М., 2000.

«литературная классика являет собой совокупность произведений первого ряда. Это, так сказать, верх верха литературы»1. 
Отличительная черта классики, считают исследователи, — 
ее способность существовать в большом историческом времени. 
М. М. Бахтин писал: «Каждая эпоха по-своему переакцентирует 
произведения ближайшего прошлого. Историческая жизнь классических произведений есть, в сущности, непрерывный процесс 
их социально-идеологической переакцентуации»2. В отсутствии 
или наличии этой способности В. М. Маркович видит главное 
отличие классики от беллетристики. «Почему классическое литературное произведение обладает безусловной ценностью для 
многих и притом различных поколений, а беллетристика (или, 
говоря иначе, литература, которую потомки будут оценивать как 
беллетристику) отодвигается историей на второй или на третий 
план? По-видимому, литературное произведение тяготеет к беллетристике именно в той мере, в какой оно “принадлежит только к настоящему”, т. е. замкнуто на чем-то узкозлободневном, не 
открывающем выхода в “большое время”. Этим и обусловлена 
неизбежность переоценки подобных произведений в позднейшие эпохи, закономерность забвения вчерашних “властителей 
дум”. Напротив, произведения, входящие в число классических, 
явственно отличает иной тип отношений со временем — прежде 
всего, способность диалектически соединять злободневное с непреходящим и универсальным»3.
Общепризнано, что только в большом историческом времени, широком историко-культурном контексте более или менее 
эффективно работает аксиологическая вертикаль «классика — 
 беллетристика — массовая литература», выясняется соотношение между беллетристикой и классикой. «Беллетристика 
неоднородна, — замечает В. Е. Хализев. — В ее сфере значим 

1 См.: Там же.
2 Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. — М., 1979. — С. 331.

3 Маркович В. М. «Повести Белкина» и литературный контекст. К проблеме: классика и беллетристика // Маркович В. М. Пушкин и Лермонтов в 
истории русской литературы. — СПб., 1997. — С. 31.

Доступ онлайн
320 ₽
В корзину