Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Институциональная теория. Траектории эволюции

Покупка
Артикул: 784705.01.99
Доступ онлайн
570 ₽
В корзину
В монографии исследуются основополагающие вопросы происхождения и развития нового подхода к объяснению социальных явлений — институционально-эволюционной теории. Главное внимание уделено проблеме создания передаточного механизма экономической политики в рамках тех или иных теоретических представлений. В работе демонстрируется ограниченность неоклассической теории и предлагается новая методология, стержнем которой становится концепция экономической дисфункции. Книга рекомендуется научным работникам, преподавателям, аспирантам, студентам старших курсов вузов, специализирующихся в области экономики, а также всем, кто интересуется проблемами институционально-эволюционной экономической теории и разработки мероприятий экономической политики.
Сухарев, О. С. Институциональная теория. Траектории эволюции : монография / О. С. Сухарев. - 3-е изд., испр. - Москва : Финансы и статистика, 2022. - 580 с. - ISBN 978-5-00184-063-3. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1880824 (дата обращения: 17.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
О.С. СУХАРЕВ

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ ТЕОРИЯ


ТРАЕКТОРИИ ЭВОЛЮЦИИ



Финансы и статистика Москва
2022

УДК 330.34.01
ББК 65.010.11 С 91







Рецензенты 1-го издания:
проф. А.Н. Нестеренко, акад. В.И. Маевский








     Сухарев О.С.
С 91 Институциональная теория. Траектории эволюции / О.С. Сухарев. — 3-е изд., испр. — М.: Финансы и статистика, 2022. — 580 с.: ил.

        ISBN 978-5-00184-063-3

       В монографии исследуются основополагающие вопросы происхождения и развития нового подхода к объяснению социальных явлений — институционально-эволюционной теории. Главное внимание уделено проблеме создания передаточного механизма экономической политики в рамках тех или иных теоретических представлений. В работе демонстрируется ограниченность неоклассической теории и предлагается новая методология, стержнем которой становится концепция экономической дисфункции.
       Книга рекомендуется научным работникам, преподавателям, аспирантам, студентам старших курсов вузов, специализирующихся в области экономики, а также всем, кто интересуется проблемами институционально-эволюционной экономической теории и разработки мероприятий экономической политики.



                                       УДК 330.34.01+330.837
                                       ББК 65.010.11+65.02(0)6-218



ISBN 978-5-00184-063-3

                                  © Сухарев О.С., 2001
                                  © Сухарев О.С., 2022, исправленное
                                  © ООО «Издательство «Финансы

и статистика», 2022

Российская академия наук

    ИНСТИТУТ
  экономики
   117218 Москва, Нахимовский проспект, 32
   Тел. 332 40 63
... Тед-факс(007) 095-3107001 м, 14305-Л//Л




В Издательство “Наука”



      Представленная Сухаревым О.С. рукопись книги ‘‘Институциональная теория и экономическая политика” отличается высоким уровнем теоретического анализа и содержит глубокие и оригинальные научные выводы. В связи с этим рукопись О.С. Сухарева заслуживает опубликования.




Зам. директора ИЭ РАН профессор

А.Н. Нестеренко


                От автора к 3-му изданию








  Данная книга увидела свет в 2001 году под названием «Институциональная теория и экономическая политика» с подзаголовком «К новой теории передаточного механизма в макроэкономике». Планировалась она как первая книга «Институциональная теория. Методологический эскиз» двухтомника. После защиты докторской диссертации мне пришлось много лет восстанавливать здоровье, поэтому второй том, на мой взгляд, оказался весьма неудачным и вышел в свет очень поздно — в 2007 году в составе двухтомника и в 2008 году отдельно в некотором усечённом варианте и малым тиражом в издательстве «Наука». Однако можно гордиться тем, что издание поддержал лично академик Л.И. Абалкин. Сейчас усилиями издательства «Финансы и статистика», за что автор искренно благодарен, выходит 3-е издание, исправленное, первого тома под названием «Институциональная теория. Траектории эволюции». Оно приурочено к юбилейному для автора 2022 году. Второй том был переиздан в 2018 году под названием «Экономическая политика. Институциональный механизм», став компактнее и лучше за счёт не только сокращений, но и очистки от учебных материалов.
  Думаю, название «Институциональная теория. Траектории эволюции» лучше отвечает содержанию этой книги. Рецензентами первого издания были В.И. Маевский и А.Н. Нестеренко, причём Андрей Николаевич очень открыто и мощно поддержал эту книгу, написанную автором в 1998—2000 годах, вот уже почти четверть века назад. Он прочёл её внимательно и не сомневался в обоснованности позиций, полезности выводов и всей работы, акцентировал перевес достоинств над недостатками. Он считал её крайне необходимой для публикации и искренне

высказался на этот счёт. В связи с такой оценкой, случайно обнаружив в своём архиве его почерком написанное заключение для издательства, вместе с издательством «Финансы и статистика» сочли уместным разместить это письмо при этом издании вместо вступительного слова.
  Конечно, данная работа, написанная ещё молодым человеком, всего пять лет увлечённым институциональным анализом имеет какие-то огрехи, а также опечатки, которые трудно было исправить без переиздания. Как раз в этом издании небольшой объём опечаток в оформлении формул выявлен и исправлен. Однако общий смысл и позиции, обобщения в рамках институционального направления (старой и новой школы), аргументация — остались без изменения, исправления никоим образом их не затронули, а актуальность и полезность со временем, как показывает уже накопленный опыт и практика, — только возросли. Книга была написана с большим уважением к русской институциональной школе, которая практически не видна и не оценена на Западе, хотя, конечно, институционализм — это западное течение экономической мысли. Это отличало её тогда, это сохраняется и в данном переиздании, поскольку масса эпигонов всего зарубежного исповедуют религию поддакивания и в лучшем случае включения себя в эти западные каноны, но не разработки оригинальных идей. Когда была написана эта работа — они, как правило, были абсолютно никому не известны, были ещё детьми в научном плане, но спустя 23 года обрели ореол неких гуру, удел которых вместо создания чего-то своего самостоятельно, отвергать все, что оригинально и обоснованно и имеет русскую почву. По идее они не должны иметь перспектив, однако, изменения в науке и образовании России именно эту модель делают базовой, фетишизируют её, возводят на пьедестал научности и успеха, позволяют этим эпигонам становиться главными редакторами «научных журналов».
  Скажу откровенно, мне всегда в РАН большие начальники от науки, члены всего и вся, за крайне редкими исключениями, в лице Абалкина Л.И., Татаркина А.И., Нестеренко А.Н., говорили цинично: «ну когда ты перестанешь писать, сколько можно!». У них было две стези — критиковать и не пускать никуда. Собственно все варианты практиковались и практикуются до сих пор. Такова кадровая политика РАН. Сами пригласили, но те, кто пригласил и оценил — ушли из жизни. Но были оставлены иные — вот они и продолжают свою разрушающую деятельность. Поэтому переиздание этой книги для меня подарок издательства и ещё одна капля в колебания этой околонаучной «элиты». Будем смотреть вперёд. Собака лает, а караван идёт, не требуя для себя каких-то оценок со стороны собаки.
  Надеюсь, читатель оценит и поймёт, видя каждодневно, что происходит в России, в Академии наук — во всех сферах. Я много раз хотел

бросить заниматься наукой, так надоело это все. Кстати, в двухтомнике в заключении я также об этом говорил. Но к.ф.-м.н. К. Зоидов сказал мне, что напрасно я это отметил, что надо держаться. Он сделал это так по-доброму, что я продолжил. Потом это сделал Татаркин А.И. А иным не надо, чтобы я продолжал. Конечно, это кризис РАН, конечно, нужно все менять, несмотря на членство, многое изжило себя, но кто изменит — вот вопрос? Расставлены угодные — вот и все омоложение! А я продолжаю рассматривать занятие наукой как свой долг и стараюсь держаться, как учили меня старшие, уже ушедшие настоящие учёные и сегодня продолжает это делать мой коллега, друг, подлинный госплановец и единомышленник — проф. А.С. Нешитой.
  На мой взгляд, инженерное мышление и подходы крайне важны в море экономического словоблудия или бессмысленных математических упражнений, которые окутали экономическую науку России. В этой книге много текста, она тоже вроде как претендует на приводимый мной термин, однако, много лет назад все-таки задача ставилась показать важные проблемы и интеллектуальные срезы целого теоретического направления, объяснить провалы реформ в России. Полагаю, несмотря на отдельные наивные и тривиальные моменты, которые кажутся такими спустя почти 25 лет, тем не менее, удалось поставить и показать направление решения важнейших институциональных задач, которые актуальны до сих пор и ещё сохранят своё значение в ближайшие десятилетия.


                                              Олег Сухарев Август 2021 года

                                      Посвящается моим родителям, чья поддержка всегда помогала мне во всех начинаниях
                                      Памяти моей дорогой бабули Евгении Николаевны Седневой...






                ПРЕДИСЛОВИЕ







  Целью настоящего исследования было не только показать место и роль институционалистской мысли в эволюции системы экономического знания, но, во-первых, подвести некий промежуточный итог развитию институциональной теории, показать имеющиеся у неё возможности, перспективы совершенствования экономического анализа в данном направлении, а также проблемы, которые эта теория способна или неспособна решать. Во-вторых, требовалось понять природу внутренней разделённости институционального анализа, изучить его узкие места, выяснить причины противоборства неоклассики и институционализма на современном этапе. В-третьих, исследовать возможности применения институционального анализа к решению проблемы выбора вариантов экономической политики, сделав акцент на разработку экономической политики реформ. В-четвёртых, подойти к формулированию принципов разработки передаточного механизма институциональной макроэкономики. В-пятых, рассмотреть различные подходы к государственному регулированию и на основе их анализа сформировать теоретическую систему, позволяющую создавать адекватные представления о работе современных национальных хозяйств.
  Прежде всего нас интересовали теоретические проблемы, в частности, чем обусловлен плюралистический характер экономической теории сегодняшнего дня и способен ли институциональный анализ внести чёткие коррективы в данный процесс, создав новую теорию инфляции, безработицы и экономического роста, которая бы в корне изменила всю систему политико-экономических мероприятий в мире, либо же его эффективность будет снижаться благодаря росту внутренних противоречий с вытекающей неспособностью разработать передаточный механизм экономической политики.

Предисловие

9

  Институционально-эволюционная теория развивается вот уже сто лет. В качестве даты её рождения, на наш взгляд, можно принять период 1898—1899 годов, поскольку именно на этом отрезке времени вышли в свет фундаментальные работы Торстейна Веблена, заложившего методологическую основу изучения экономических процессов с точки зрения анализа функционирования общественных институтов. Поэтому эта книга посвящается такому эпохальному событию, которых было не так много за всю историю развития экономического знания. Помимо Смита, Рикардо и Маркса можно назвать разве что Вальраса, Маршалла и Кейнса — тех, благодаря трудам которых экономическая наука получила сильный импульс в своём развитии, были созданы новые направления экономического анализа, которые впоследствии образовали течения в экономике и конкурирующие школы. В эту плеяду необходимо включить и Веблена, которому обязаны появлению на свет не только Коммонс и Митчелл, но также Коуз, Уильямсон, Норт и другие, кто сегодня использует институциональный подход в изучении социальных явлений. Благодаря им эти явления уже неуместно делить на экономические и неэкономические.Современное общество не может существовать и развиваться без правил, без следования определённым обычаям, которые соблюдали наши предки, без культуры и традиций, посредством которых фиксируются социально приемлемые институты.
  В институциональной теории существует множество определений понятия «институт». Представители старого институционализма рассматривают институты как социально-психологические и социокультурные феномены, возникающие на базе человеческих привычек, инстинктов, потребностей, формирующие стереотипы мышления и направляющие человеческую деятельность. Институты демонстрируют самоподдерживающийся характер, обладают свойством самовоспроизведения и наследственности. Институты не только обеспечивают механизмы взаимодействия между людьми, для чего, собственно, ими же и создаются, но также делают поведение экономических агентов во многом понятным и прогнозируемым. Институты могут устаревать и в результате замещаться новыми институтами.
  Процесс институциональных изменений обычно обусловлен действием двух причин. Во-первых, тем, что институты характеризуются изменчивостью, то есть с ними могут происходить случайные мутации под воздействием внешних и внутренних факторов, а также целенаправленных действий индивидов. Во-вторых, происходящими конфликтами между различными институтами, рождёнными в разные исторические периоды. Веблен Т., например, принимал в качестве причины институционального развития праздное любопытство, которое является двигателем в области приобретения нового знания, а само понятие «институт» трактовал как устойчивые привычки мышления, характерные для большой общности людей. В отличие от Веблена Парсонс Т.

Предисловие

подразумевал под институтами социальные нормы, которые являются заданным набором правил и никак не связаны с соглашениями, складывающимися в результате договорного процесса.
  Сторонники новой институциональной школы считают институты совокупностью правовых норм и неформальных правил, жестко задающих вектор поведения индивидам и организациям. Они по своему идейному содержанию ближе всего подходят к неоклассической школе, поскольку изначально строят анализ на микроэкономической основе, обращаясь к моделированию взаимодействия между индивидами и пренебрегая привычками, стереотипами и обычаями в качестве объектов анализа, что не характерно для старого институционализма. Эта традиционная точка зрения не находит подтверждения в настоящем исследовании. Понимание неформальных ограничений, которое обнаруживают представители неоинституционального направления, по сути дела, тождественно описательным разработкам стереотипов, привычек, традиций, культуры как содержательных форм старого институционального анализа. Неформальные ограничения трудно поддаются описанию и изучению, практически невозможно определить ту роль, которую они играют в функционировании хозяйства. Такую точку зрения разделяют многие неоинституционалисты, в частности Д. Норт. Бесспорно одно: влияние неформальных правил на развитие общественных отношений чрезвычайно велико.
  Таким образом, новые институционалисты разделяют континуум институтов на две составляющие для того, чтобы решить задачу математического описания и моделирования процессов, охватываемых формальными правилами, включающими политические, юридические, экономические правила и контракты. При данном подходе предмет исследования старых институционалистов переводится в раздел «неформальные ограничения», и в результате экономический анализ становится строгим и логичным. Неформальные ограничения рассматриваются как продолжение, развитие и модификация формальных правил, как социально санкционированные нормы поведения и как внутренние стандарты поведения конкретного индивида. Если неоинституциональный подход не будет дистанцироваться от понятийного аппарата старых институционалистов, если сможет найти механизмы сопряжения экономического описания формальных и неформальных норм в кратком и долгосрочном аспекте времени, то именно неоинституционализм, а не старый институционализм, достигнет значительных успехов в теоретическом обобщении экономических процессов, поскольку обобщения описательного характера имеют меньшую цену по сравнению с обобщениями описательного характера, дополненными количественным анализом. Видимо, не нужно напоминать, что математическое моделирование в рамках старого институционализма имеет непреодолимые трудности, аналогичные проблемы для новой институциональной школы являются менее острыми.

Доступ онлайн
570 ₽
В корзину