Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Концептуализации общества в социальной философской и философско-исторической рефлексии

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 646394.04.01
Доступ онлайн
от 424 ₽
В корзину
В монографии исследуются глобальные сферы общества и предлагаются определения социальных макроявлений: культуры, экономики, политики, религии, науки, выказывающие комплексные, системные свойства. Одновременно ставятся методологические вопросы социальной теории: допускают ли интеграцию или взаимную редукцию понятия действия и общества? Как они связаны причинно? Можно ли наблюдать общество в его четких пространственно-временных рамках и каковы средства и методы этого наблюдения? Издание предназначено для студентов, аспирантов, специалистов, а также для широкого круга читателей.
Момджян Карен Хачикович Антоновский Александр Юрьевич Кржевов Владимир Сергеевич Ефремов Олег Анатольевич Куслий Петр Сергеевич Бараш Раиса Эдуардовна Никифоров Александр Леонидович Гиренок Федор Иванович Брызгалина Елена Владимировна
Концептуализации общества в социально-философской и философско-исторической рефлексии : монография / К. Х. Момджян, А. Ю. Антоновский, Ю. И. Семенов [и др.] ; под общ. ред. К. Х. Момджяна, А. Ю. Антоновского. — Москва : ИНФРА-М, 2022. — 350 с. — (Научная мысль). - ISBN 978-5-16-013800-8. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1876678 (дата обращения: 19.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
Москва

ИНФРА-М

2022

КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА 
КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА 
В СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОЙ
В СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОЙ
И ФИЛОСОФСКО-ИСТОРИЧЕСКОЙ
И ФИЛОСОФСКО-ИСТОРИЧЕСКОЙ

РЕФЛЕКСИИ
РЕФЛЕКСИИ

ÌÎÍÎÃÐÀÔÈß
ÌÎÍÎÃÐÀÔÈß

Под общей редакцией К.Х. Момджяна и А.Ю. Антоновского

Московский государственный
университет им. М.В. Ломоносова
Философский факультет

УДК 14(075.4)
ББК 87
 
К65

Концептуализации общества в социально-философской и фило софско
исторической рефлексии : монография / К.Х. Момджян, А.Ю. Антоновский, Ю.И. Семенов [и др.] ; под общ. ред. К.Х. Момджяна, А.Ю. Антоновского. — Москва : ИНФРА-М, 2022. — 350 с.  — (Научная мысль). — 
10.12737/22855.

ISBN 978-5-16-013800-8 (print)
ISBN 978-5-16-105597-7 (online)
В монографии исследуются глобальные сферы общества и предла
гаются определения социальных макроявлений: культуры, экономики, 
политики, религии, науки, выказывающие комплексные, системные 
свойства. Одновременно ставятся методологические вопросы социальной теории: допускают ли интеграцию или взаимную редукцию понятия действия и общества? Как они связаны причинно? Можно ли 
наблюдать общество в его четких пространственно-временных рамках 
и каковы средства и методы этого наблюдения? 

Издание предназначено для студентов, аспирантов, специалистов, 

а также для широкого круга читателей.

УДК 14(075.4)

ББК 87

К65

Р е ц е н з е н т ы:

Алексеев А.П., доктор философских наук;
Разин А.В., доктор философских наук

А в т о р ы:

Момджян К.Х., доктор философских наук; Антоновский А.Ю., доктор фило
софских наук; Семенов Ю.И., доктор философских наук; Кржевов В.С., кандидат 
философских наук; Ефремов О.А., кандидат философских наук; Куслий П.С., кандидат философских наук; Бараш Р.Э., кандидат политических наук; Вострикова 
Е.С., кандидат философских наук; Аргамакова А.А., кандидат философских наук; 
Никифоров А.Л., доктор философских наук; Гиренок Ф.И., доктор философских 
наук; Брызгалина Е.В., кандидат философских наук
О т в е т с т в е н н ы й  с е к р е т а р ь  и з д а н и я: 

Смирнова Е.В., кандидат философских наук

ISBN 978-5-16-013800-8 (print)
ISBN 978-5-16-105597-7 (online)
© Коллектив авторов, 2016

Библиотека кафедры социальной философии и философии истории 

философского факультета Московского государственного университета 

имени М.В. Ломоносова

Ю.И. Семенов

ВВедение: как нам понимать общестВо? об исходном 
понятии социальных наук1

Одна из важнейших задач любой науки — детальная разработка 
ее понятийного (концептуального) аппарата. Исходным и важнейшим концептом социальных наук, прежде всего социологии и историологии (= исторической науки), является понятие общества. Но, 
к сожалению, оно в трудах обществоведов часто не только не раскрывается, но даже толком и не определяется. А нужда в детальном анализе этого понятия существует. В данном введении я попытаюсь 
перейти от общих рассуждений от концептуализации в общественных науках к теоретическому исследованию этого краеугольного понятия.

осноВные значения слоВа «общестВо»  
В научном обиходе

Важность понятия общества для социологии не требует обоснования. Об этом говорит само название этой науки. Не менее важно 
оно и для историологии.
История есть процесс. С этим сейчас согласно большинство историков и историософов. Но понимают они этот процесс по-разному. Для одних история — поступательное, восходящее развитие, 
т.е. прогресс. Для других — просто развитие. Есть люди еще более 
осторожные: для них история — только сумма изменений. Последние 
не всегда понимают историю как процесс. Для некоторых из них 
она беспорядочное нагромождение различного рода не связанных 
друг с другом случайностей.
Но если мы трактуем историю как прогресс или даже как просто 
развитие — перед нами неизбежно встает вопрос: что же при этом 
движется, развивается? В нашей и не только нашей философской 
литературе до сих пор нет термина, который бы обозначал то, что 
находится в развитии, развивается, прогрессирует или деградирует. 
Чаще всего в применении к историческому процессу в таком смысле 
употребляют слово «субъект». Говорят о субъекте истории, субъекте 
исторического процесса. Так делал и я в прежних своих работах. Но 
слово «субъект», во-первых, слишком уж многозначно, во-вторых, 
прежде всего используется для обозначения познающего индивида. 

1 
Статья написана при поддержке фонда РГНФ, проект № 15-03-00868, а также 
проект № 14-03-00796.

Все это заставляет искать другой термин. Я в качестве такового предлагаю слово «субстант» (от лат. substantivus — самостоятельный, существующий).
Без решения проблемы субстанта исторического процесса невозможно понимание сущности последнего. Нельзя понять историю, 
не выявив ее субстанта. Помимо всего прочего, важность этого вопроса заключается в том, что он одновременно является и вопросом 
об объекте исторического исследования. Именно субстант исторического процесса и представляет собой тот самый объект, движение 
которого изучают историки.
Но никто из историков и историософов в сколько-нибудь 
четкой форме вопрос о субстанте исторического развития перед 
собой не ставил. Это отнюдь не означает, что названная проблема 
никем никогда не решалась. Наоборот, почти все и почти всегда 
давали на этот вопрос какой-то ответ. Без этого не мог обойтись ни 
один историк.
Но люди решали эту проблему практически, часто совершенно не 
отдавая себе отчета в том, что они решают именно эту, а не иную 
проблему.
Но если рассмотреть все предлагаемые решения этой проблемы, 
то выяснится, что подавляющее большинство историков считало 
субстантом исторического процесса общество1.

многозначность слоВа «общестВо»

Обращаясь к анализу смысла слова «общество», мы сразу же сталкиваемся с тем, что оно имеет не одно, а множество значений. Иначе 
говоря, существует не одно понятие общества, а несколько разных 
понятий, но выражаемых одним словом, что очень усложняет дело.
Не буду останавливаться на житейских, обыденных значениях 
этого слова, когда о человеке говорят, например, что он попал 
в дурное общество или вращается в великосветском обществе. Лишь 
упомяну об использовании слова «общество» как в быту, так и в науке 
для обозначения тех или иных общественных и прочих организаций: 
«Общество соединенных славян», «Южное общество», «Философское общество», «Общество охраны памятников истории и культуры», «Общество взаимного кредита», общества любителей кошек, 
собак, акционерные общества и т.п.

1 
Подробный обзор всех существующих по этому вопросу точек зрения см.: 
Семенов Ю.И. Философия истории. Теория исторического процесса. М., 
2013.

Если оставить все это в стороне, то выяснится, что в философской, социологической и исторической литературе термин «общество» используется по меньшей мере в пяти хотя и связанных 
между собой, но все же разных смыслах.

Первое значение слова «общество» — конкретное отдельное 
общество — социально-исторический (социоисторический) организм

Исходным для обществоведов, прежде всего историков и этнологов, значением слова «общество» является отдельное, конкретное 
общество, существующее или существовавшее в определенное конкретное время и на определенной конкретной территории. Сейчас 
существуют французское, испанское, российское, египетское и множество им подобных обществ. В античную эпоху существовали 
афинское, спартанское, фиванское, коринфское, керкирское и т.п. 
общества. В первобытную эпоху существовало огромное число вначале первобытных общин, позднее племен и вождеств.
Этот смысл слова «общество» очень часто не отличают от другого 
его значения — общества вообще, в котором выражается то общее, 
что присуще всем конкретным отдельным обществам, независимо 
от их типа, индивидуальных особенностей, времени существования 
и т.п. А отличать эти два смысла слова «общества» крайне необходимо для любого обществоведа, историка прежде всего.
Каждое такое отдельное конкретное общество является особого 
рода более или менее самостоятельно развивающимся органическим 
целым, что дает основания назвать его социально-историческим (социоисторическим) организмом (сокращенно — социором). Социоисторический организм есть, таким образом, отдельное конкретное 
общество, представляющее собой относительно самостоятельную 
единицу исторического развития. Каждый социоисторический организм локализован во времени и пространстве. Он занимает определенную территорию. Он обязательно когда-то возник, а многие 
родившиеся в свое время социоисторические организмы давно уже 
исчезли, ушли с исторической сцены.
Понятие социоисторического организма необходимо для всех 
общественных наук, но особенно оно важно для историологии. 
Именно социоисторические организмы являются главными, первичными субстантами истории и одновременно основными объектами 
исторического исследования. Историки прежде всего пишут историю Ассирии, Урарту, Афин, Спарты, Византии, Японии, Англии, 
Франции, России и т.п.
Каждый социоисторический организм составляют люди, подчиненные одной публичной власти. Границы социально-исторического 

организма есть границы публичной власти. В применении к классовому обществу социорные границы, как правило, совпадают с государственными границами.
Сам термин «государство» имеет два основных смысла. Одно значение — определенный аппарат власти, аппарат принуждения. 
Другое — достаточно четко отграниченная населенная людьми территория, находящаяся под властью одной определенной государственной машины. Именно такой смысл вкладывают в это слово, 
когда называют число государств в Европе, Азии, Африке, Америке, 
вообще в мире и т.п. Термин «государство» именно в этом втором 
смысле широко используется в исторической и вообще обществоведческой литературе для обозначения социально-исторических организмов классового общества.
Однако государство во втором значении этого слова не всегда совпадает с социоисторическим организмом. Когда в результате походов Александра Македонского возникла грандиозная держава, 
простиравшаяся от вод Нила до берегов Инда, она отнюдь не представляла собой единого социально-исторического организма. Это 
был конгломерат социоисторических организмов, объединенных 
лишь наличием общего властителя. Поэтому совершенно неудивительно, что после смерти Александра его держава сразу же распалась 
на несколько самостоятельных государств.
Чтобы объединенные под одной властью социально-исторические организмы срослись и образовали один социор, нужно время, 
неодинаковое для организмов разного типа. Иногда такое срастание 
вообще не происходит. Так, например, Британская колониальная 
империя никогда не представляла собой единого социоисторического организма. В определенной степени это было связано с тем, что 
эта империя не была единым государством. Великобритания продолжала сохраняться как особое государство со своим собственным 
особым гражданством и после образования империи. Последняя 
представляла собой конгломерат социоисторических организмов, 
один из которых был господствующим (метрополия), а остальные 
подчиненными (колонии).
То, что колонии были особыми социально-историческими организмами, отнюдь не означает, что они были особыми государствами. 
Особым государством в составе Британской империи была лишь Великобритания. Точно так же обстояло дело с Испанской, Португальской, Голландской, Французской колониальными империями. 
В этом отношении все они отличались от Российской империи, которая была единым государством и единым социоисторическим организмом.

Несмотря на определенные исключения, в классовом обществе 
в общем и целом существовало соответствие между государствами 
и социоисторическими организмами. Разделение одного государства 
на несколько самостоятельных государств рано или поздно вело к образованию нескольких социоисторических организмов. Например, 
на территории Германии после окончания Второй мировой войны 
возникло два самостоятельных государства — Германская Демократическая Республика (ГДР) и Федеративная Республика Германия 
(ФРГ). Соответственно образовалось и два социоисторических организма, которые при этом принадлежали к двум разным социальноэкономическим типам.
Но если государственное, политическое объединение может произойти быстро, то процесс срастания нескольких ранее самостоятельных социоисторических организмов может затянуться надолго. 
В октябре 1990 г. ГДР прекратила свое существование и вошла в состав ФРГ. Вновь возникло единое германское государство. Но процесс срастания западногерманского и восточногерманского социоров полностью не завершился и до сих пор. В значительной степени 
он был замедлен их социально-экономической разнотипностью.
На Земле с момента появления людей всегда существовало множество социально-исторических организмов. В большинстве случаев 
соседние социоры были тесно связаны между собой. И это позволяет 
перейти ко второму значению термина «общество».

Второе значение слова «общество» — 
система социоисторических организмов

Говоря об обществе, нередко имеют в виду не один социальноисторический организм, а целую группу, целую пространственно 
ограниченную систему социоисторических организмов (социорную систему). Говорят ведь не только об английском, французском, польском обществах, но и об обществе Западной Европы, обществе 
Ближнего Востока и т.п. И такие региональные системы социоисторических организмов тоже являются объектами изучения историков. 
Последние пишут труды по истории не только Египта, Венгрии, 
Бельгии, но и Западной Европы, Ближнего Востока, Юго-Восточной 
Азии, Латинской Америки и т.п.
Границы классовых социоисторических организмов являются 
более или менее определенными, ибо совпадают с государственными. Иначе обстоит дело с границами региональных систем 
социоисторических организмов. Разные историки проводят их поразному. Одни включают тот или иной социор в данную региональную систему, другие, наоборот, исключают. И обычно это никак 

не обосновывается. Далеко не одинаково, например, проводятся историками границы Западной Европы.
Между социоисторическими организмами и их системами не существует абсолютной, непроходимой грани. Система социоисторических организмов может превратиться в единый социально-исторический организм, а последний может распасться на множество 
самостоятельных социоров. Примеров тому — масса.
В конце IV тысячелетия до н.э. в междуречье Тигра и Евфрата возникло множество небольших шумерских городов-государств, 
каждый из которых был вполне самостоятельным социально-историческим организмом. Эти социоисторические организмы, среди 
которых особо выделялись Ур, Урук, Киш, Лагаш, Умма, образовывали более или менее целостную систему. В конце III тыс. до н.э. все 
Двуречье было объединено под властью Саргона. Возникло единое 
государство — Аккадское царство, а вслед за ним единый социальноисторический организм, охватывавший по меньшей мере значительную часть Месопотамии.
В отличие от Двуречья в долине Нила классовое общество возникло в виде крупного социоисторического организма — Раннего, 
а затем Древнего (Старого) царства Египта. Этот возникший в конце 
IV тыс. до н.э. крупный социально-исторический организм в ХХIII в. 
до н.э. распался. Наступил Первый переходный период. Номы, которые ранее были частями одного социально-исторического организма, превратились в самостоятельные социоры.
Таким образом, на территории Египта на месте крупного социоисторического организма возникла система мелких социоисторических организмов. Между всеми этими небольшими социорами 
сохранялись тесные отношения. Все египтяне по-прежнему говорили 
на одном языке и имели общую культуру. Все это дает основания для 
выделения такого рода системы социально-исторических организмов 
в особый тип. Я буду называть такого рода совокупность социоров 
гнездовой системой. К числу гнездовых систем социоисторических 
организмов относится и описанная выше совокупность шумерских 
городов-государств.
Первый переходный период длился в Египте до ХХI в. до н.э., 
когда гнездовая система социоров превратилась в новый единый социально-исторический организм — Среднее царство. Во второй половине ХVIII в. до н.э. произошел новый распад общеегипетского 
социоисторического организма. Второй переходный период длился 
до начала ХVI в. до н.э., когда в долине Нила возник третий по счету 
общеегипетский социально-исторический организм — Новое 
царство. В середине XI в. до н.э. и оно распалось.

Такого рода явления характерны не только для Древнего Востока. 
В середине ХIV в. н.э. Северо-Восточная Русь и Северо-Западная 
Русь вместе взятые представляли собой гнездовую систему социально-исторических организмов. В нее входили Великое княжество 
Московское, Великое княжество Тверское, Великое княжество Нижегородско-Суздальское, Великое княжество Рязанское, Новгородская, Псковская и Хлыновская земли. К концу ХV — началу ХVI вв. 
все они были объединены под властью Москвы. Возникло единое 
государство и соответственно единый социоисторический организм, 
получивший в дальнейшем название России.
Приверженцы так называемого «цивилизационного подхода» 
обычно никак не определяют ключевое для них понятие цивилизации. Но если присмотреться к тому, в каком контексте оно ими 
употребляется, нетрудно заметить, что под цивилизацией понимается либо — что реже — тот или иной социоисторический организм 
со всей присущей ему культурой («египетская цивилизация», «китайская цивилизация»), либо — что гораздо чаще — та или иная региональная система социоисторических организмов, обладающая, 
по мнению людей, ее выделивших, общей культурой («шумерская 
цивилизация», «эллинская цивилизация», «античная цивилизация», 
«западная цивилизация» и т.п.). Один из классиков «цивилизационного подхода» — Арнолд Джозеф Тойнби (1889–1975) в своем основном труде «Постижение истории» (русск. сокращ. перевод: М., 
1991) прямо ставил знак равенства между понятием цивилизации 
и понятием общества. В составленном им перечне цивилизаций значатся шумерское, древнекитайское, хеттское, западное и множество 
других такого же рода «обществ».
Соотношение общества во втором смысле — системы социоисторических организмов — и общества в первом смысле — социоисторического организма — есть соотношение целого и части. Вполне 
понятно, что целостность системы социально-исторических организмов может быть весьма различной. Неодинакова и степень самостоятельности историй составляющих ее социоисторических организмов.
Выше уже шла речь о Британской и прочих колониальных империях, которые представляли собой не единые социально-исторические организмы, а совокупности социоисторических организмов, 
объединенных под властью одного из них, выступающего в роли метрополии. Господствующий социоисторический организм был центром, ядром подобного рода объединения. Поэтому его можно назвать — нуклесоциором (от лат. nucleus — ядро). А само такого рода 
объединение представляло собой очень своеобразное социальное 

образование, противоречиво сочетающее особенности системы социоисторических организмов с чертами подлинного социоисторического организма. Это промежуточное между социором и социорной системой социальное объединение можно назвать ультрасоциором (от лат. ultra — далее, более, сверх, за), или державой. 
Ультрасоциоры (державы) существовали на протяжении чуть ли не 
всей истории классового общества.
Степень самостоятельности входящих в державу подчиненных социоисторических организмов могла быть различной. В одних случаях 
они могли сохранять свою собственную государственность. Такого рода 
подчиненные социоисторические организмы можно было бы назвать 
вассальными социорами, или инфрасоциорами (от лат. infra — под, ниже). 
Таковыми были русские княжества в составе Золотой Орды.
В других случаях подчиненные социоры были полностью лишены 
своей собственной государственности. Ими управляли представители господствующего социоисторического организма, метрополии. 
Это не столько социоры, сколько гемисоциоры (от греч. геми — полу). 
В целом в разных державах, а иногда даже в одной и той же, можно 
было наблюдать все степени зависимости от метрополии, начиная 
от полной и кончая чисто номинальной.
Держава могла представлять собой один единый территориальный блок и в этом смысле являться региональной системой. Но 
это не было обязательным. Британские владения были разбросаны 
по всему земному шару, что не препятствовало существованию 
державы.
Территориальное единство не было обязательным условием существования и обычных систем социоисторических организмов. Не 
все они были региональными в точном смысле этого слова. В античную систему входили, например, и греческие города-государства, 
разбросанные по берегам Черного моря.
Несколько региональных систем социоисторических организмов 
могли, в свою очередь, образовывать социорную систему более высокого порядка (социорную сверхсистему). Не исключено существование и еще более широких объединений. И каждая из социорных 
систем любого иерархического уровня тоже была субстантом исторического процесса.
Предельной системой при этом была бы, конечно, такая, которая 
бы включала в себя все социально-исторические организмы без исключения. Такая система существовала не всегда, но совокупность 
всех не только существующих, но и существовавших социоисторических организмов тоже всегда именовалась обществом. Это еще 
одно, третье по счету, значение слова «общество».

Доступ онлайн
от 424 ₽
В корзину