Книжная полка Сохранить
Размер шрифта:
А
А
А
|  Шрифт:
Arial
Times
|  Интервал:
Стандартный
Средний
Большой
|  Цвет сайта:
Ц
Ц
Ц
Ц
Ц

Информационно-аналитическая работа в международных отношениях

Покупка
Основная коллекция
Артикул: 419200.10.01
К покупке доступен более свежий выпуск Перейти
В учебном пособии кратко обобщен и систематизирован опыт информационно-аналитической работы и экспертной деятельности в разработке и принятии решений на примере функционирования внешнеполитических служб. Акцент делается на достижениях отечественных и зарубежных специалистов, а фактический материал и иллюстрации привлекаются из воспоминаний и записок дипломатов и политиков. Соответствует требованиям федеральных государственных образовательных стандартов высшего образования последнего поколения. Предназначено для магистрантов, обучающихся по направлениям подготовки «Международные отношения» и «Зарубежное регионоведение», а также будет полезно всем интересующимся экспертизой в международных делах, технологиями сбора и анализом внешнеполитической и иной информации.
Демидов, В. В. Информационно-аналитическая работа в международных отношениях : учебное пособие / В.В. Демидов. — 2-е изд., испр. и доп. — Москва : ИНФРА-М, 2022. — 369 с. — (Высшее образование: Магистратура). — DOI 10.12737/textbook_5cc018931f8562.66595293. - ISBN 978-5-16-015375-9. - Текст : электронный. - URL: https://znanium.com/catalog/product/1863150 (дата обращения: 20.04.2024). – Режим доступа: по подписке.
Фрагмент текстового слоя документа размещен для индексирующих роботов. Для полноценной работы с документом, пожалуйста, перейдите в ридер.
В.В. ДЕМИДОВ

2-е издание, исправленное и дополненное

Москва

ИНФРА-М

2022

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ

ИНФОРМАЦИОННО
АНАЛИТИЧЕСКАЯ РАБОТА 

В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Рекомендовано Межрегиональным учебно-методическим советом профессионального 

образования в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, 
обучающихся по направлениям подготовки 41.04.01 «Зарубежное регионоведение»,

41.04.05 «Международные отношения» (квалификация (степень) «магистр») 

(протокол № 6 от 25.03.2019)

УДК 327(075.8)
ББК 66.4я73
 
Д30

Демидов В.В.

Д30  
Информационно-аналитическая работа в международных отно
шениях : учебное пособие / В.В. Демидов. — 2-е изд., испр. и доп. — 
Москва : ИНФРА-М, 2022. — 369 с. — (Высшее образование: Магистратура). — DOI 10.12737/textbook_5cc018931f8562.66595293.

ISBN 978-5-16-015375-9 (print)
ISBN 978-5-16-107858-7 (online)

В учебном пособии кратко обобщен и систематизирован опыт информа
ционно-аналитической работы и экспертной деятельности в разработке и 
принятии решений на примере функционирования внешнеполитических 
служб. Акцент делается на достижениях отечественных и зарубежных специалистов, а фактический материал и иллюстрации привлекаются из воспоминаний и записок дипломатов и политиков.

Соответствует требованиям федеральных государственных образова
тельных стандартов высшего образования последнего поколения.

Предназначено для магистрантов, обучающихся по направлениям под
готовки «Международные отношения» и «Зарубежное регионоведение», 
а также будет полезно всем интересующимся экспертизой в международных делах, технологиями сбора и анализом внешнеполитической и иной 
информации.

УДК 327(075.8)

ББК 66.4я73

Р е ц е н з е н т ы:

Бирюков С.В., доктор политических наук, профессор кафедры по
литических наук Кемеровского государственного университета;

Ивонина О.И., доктор исторических наук, профессор кафедры все
общей истории, историографии и источниковедения Новосибирского 
государственного педагогического университета

ISBN 978-5-16-015375-9 (print)
ISBN 978-5-16-107858-7 (online)

© Демидов В.В., 2013
© Демидов В.В., 2019, 

с изменениями

Введение

Информационно-аналитическая работа всегда рассматривалась 
в отечественной науке о международных отношениях и теории принятия решений как одна из важнейших среди функций внешнеполитических служб. «Настоящий дипломатический работник, — 
свидетельствовал глава МИД СССР А.А. Громыко, — это тот, кто 
успевает и умеет подобрать, организовать и проанализировать 
фактический материал, который следует использовать для соответствующей дипломатической акции»1.
На рубеже 1980–1990-х гг. в советской литературе на международную тему промелькнула констатация, что только на третийчетвертый год пребывания за рубежом начинающий специалист 
приобретает требуемые навыки. Тогда же были сформулированы 
и вполне разумные предложения по сокращению столь длительного 
срока в становлении международника. «Наряду с другими возможными методами и средствами, — писал советский дипломат и политолог В.Л. Исраэлян, — этому способствовало бы издание работ, 
исследующих особенности технологии современной дипломатии 
в самых различных ее проявлениях»2.
Однако тех, кто интересуется дипломатией, ее историей, приемами и методами, всегда поражает, что этот поистине увлекательный предмет выпал в ушедшем столетии из поля зрения политических исследований. «К сожалению, — констатировал социолог 
П.А. Цыганков, — приходится отмечать тот факт, что специальная 
литература, посвященная проблеме методов и особенно — прикладных методик анализа международных отношений, — весьма 
немногочисленна… и поэтому труднодоступна»3.
Весьма часто в трудах по истории дипломатии фактически 
рассматривается не дипломатия как таковая, а внешняя политика 
какой-либо страны. Что же касается анализа дипломатии как инструмента внешней политики, то таких исследований не так уж 
и много. Среди них выделяется своей фундаментальностью книга 
посла В.И. Попова, в которой автор, в частности, сформулировал 
восемь требований к аналитической работе дипломатов4.

1 
Громыко А.А. Памятное. М., 1988. Кн. 2. С. 341.
2 
Исраэлян В.Л. Дипломаты лицом к лицу. М., 1990. С. 5.
3 
Цыганков П.А. Политическая социология международных отношений. М., 
1994. С. 71.
4 
См.: Попов В.И. Современная дипломатия: теория и практика. Ч. I. Дипломатия — наука и искусство. М., 2000. С. 109–113.

В то же время насущная потребность в подобных публикациях 
не вызывает существенных сомнений. Более того, их значение усиливается тем обстоятельством, что отечественная политическая 
и управленческая элита, по оценке директора Института США 
и Канады С.М. Рогова, имеет «крайне низкий» уровень подготовки, особенно в сфере внешнеполитических знаний. Чего стоит, 
например, официальный запрос из Курска в МИД России о потребностях Аргентины в сельхозпродуктах накануне поездки областной 
делегации в Латинскую Америку. То, что эта страна — один из крупнейших в мире экспортеров продовольствия, полагается знать уже 
выпускнику средней школы из общего курса географии. Как тогда 
выразилась директор Департамента МИД по связям с субъектами РФ В.И. Матвиенко, это все равно, что задаться вопросом, 
есть ли в Туле самовары, а в Курске — соловьи.
Частично восполнить дефицит в специальной литературе может 
апелляция к воспоминаниям и запискам дипломатов. «Изучать 
опыт поколений отечественной дипломатии, — предлагалось на научнопрактической конференции, посвященной 90-летию со дня 
рождения А.А. Громыко, — знать и применять его на научной основе, а не по конъюнктурно-приспособленческому методу, представляется весьма актуальной задачей молодых дипломатов»1.
Хотя главное внимание мемуаристы уделяли международным 
отношениям, в то же время в этих произведениях можно найти 
немало любопытных сведений и полезных рекомендаций по овладению техникой и секретами информационно-аналитической 
работы. Воспоминания дипломатов в своей массе неоднородны, 
и их познавательная значимость нередко зависит от ряда факторов 
и нюансов, в первую очередь от жизненного опыта автора и его положения в МИДовской иерархии, степени и формы участия в тех 
или иных событиях.
Условно все мемуары можно разделить на три большие группы. 
Первую составляют воспоминания послов и министерских сотрудников, чья дипломатическая карьера началась с молодых лет 
и была уделом всей последующей жизни. Они в основном написаны в жанре автобиографических записок, причем основным 
источником служили не столько память, сколько личные записи 
и другие письменные документы. Такие практика и действия являются не случайностью, а скорее закономерностью.
Еще опытный британский дипломат Э. Сатоу в своем классическом труде2 в главе под названием «Советы дипломатам» указывал, 

1 
А.А. Громыко — дипломат, политик, ученый. М., 2000. С. 163.
2 
См.: Сатоу Э. Руководство по дипломатической практике / под общ. ред. 
Ф.Ф. Молочкова. М., 1961.

что очень полезно вести дневник событий и бесед. Этому в целом 
тривиальному правилу следовали многие будущие мемуаристы 
на практике. Достаточно привести для иллюстрации свидетельство 
посла СССР в США А.Ф. Добрынина. «Конечно, — пояснял он, — 
меня выручала хорошая память, позволявшая почти стенографически записывать позже, уже в посольстве, содержание бесед»1.
Вторую группу составляют публикации тех, кто попал во внешнеполитические структуры по стечению обстоятельств, а то и просто 
в результате номенклатурных перемещений из других ведомств 
и сфер. Уровень специальной подготовки и профессиональная некомпетентность таких функционеров уже давно стали предметом 
критики и насмешек в дипломатических кругах. Образец тому — 
фрагмент из мемуаров советского посла в Мадагаскаре Л.Н. Мусатова о бывшем председателе Госплана СССР И.И. Кузьмине, 
которого Н.С. Хрущев откомандировал в Швейцарию. «Там, — 
иронизировал дипломат, — он себя плохо проявил. Его, например, 
беспокоили шумы от колокольчиков, которые швейцарцы надевали 
на шеи коров. Он чуть ли не протест выразил по этому поводу. 
Разумеется, таких работников нельзя направлять послами»2.
Вместе с тем вряд ли будет разумным подходом только пренебрежительное отношение к упомянутой группе воспоминаний. Наоборот, они требуют пристального изучения и взвешенной оценки 
в каждом конкретном случае. Наряду со случайными и «серыми 
фигурами» к внешнеполитической службе подключались и компетентные специалисты из других областей, быстро освоившиеся 
на новом поприще. И здесь нет противоречий. «Дипломатическая работа, — справедливо подмечалось в научной литературе, — 
по своему существу целиком политическая. Поэтому для политически грамотного работника “научиться” дипломатии вполне 
возможно»3.
Для доказательства сошлемся лишь на публикации известного 
политического обозревателя, а затем российского посла в Израиле А.Е. Бовина. Из его откровений становится очевидной роль 
главы зарубежного представительства в информационно-аналитических мероприятиях. «…Львиная часть работы по сбору информации, — признавался он, — приходится, естественно, на долю 
дипломатического аппарата посольства. “Доля” посла повышается 
в процессе обработки информации, подъема по ступеням анализа»4. 

1 
Добрынин А.Ф. Сугубо доверительно. М., 1997. С. 45.
2 
Международная жизнь. 1989. № 9. С. 147.
3 
Исраэлян В.Л. Дипломаты лицом к лицу. С. 129.
4 
Бовин А.Е. В «Известиях» и в Тель-Авиве. М., 1994. С. 215.

О чем и о ком бы ни повествовал мемуарист, он всегда пишет свой 
автопортрет. Сквозь текст воспоминаний с первых же страниц проступают черты их создателя, которые становятся все отчетливее, 
как при проявлении фотопленки. Многое может сказать об авторе 
уже то, что он вспоминает.
И наконец, третья группа объединяет произведения мемуаристов, которые стартовали как дипломатические работники, но сделали карьеру и получили известность на ниве внешней разведки. 
Здесь следует назвать хотя бы В.А. Крючкова и Л.В. Шебаршина, 
А. Даллеса и М. Вольфа. Думается, их рассуждения и опыт крайне 
весомы для уяснения сути и подоплеки аналитической работы. Тем 
более что разведчики и дипломаты, решая свои специфические задачи, часто на практике пользуются одними источниками информации. «Я считаю, — говорил бывший глава внешней разведки ГДР 
М. Вольф, — что во многих странах дипломаты и разведчики, работающие под крышей посольств, фактически делают одно и то же»1.
Уже в 1950-х гг. в специальной литературе утверждалось, что, 
кроме особо важных сведений, добываемых через агентурные каналы, до 80% данных о любом иностранном государстве можно 
получить путем использования обычных открытых источников информации. Правда, для этого необходима надлежащая постановка 
работы информационно-аналитической службы, определенная ее 
организация и применение соответствующих методов, с тем чтобы 
из массы сведений и фактов, получаемых с помощью различных 
средств, извлечь данные, обработать их, обобщить, сделать выводы 
и своевременно представить на суд руководству.
Любопытно, что существует, видимо, единственная категория 
официальных лиц, заповедью которых является не оставлять вовсе 
никаких воспоминаний. Речь идет о шефах протокольных служб 
глав государств, включая, естественно, и российского. «Однажды 
в Вашингтоне, — рассказывал В.Н. Шевченко, — я зашел в Библиотеку Конгресса… Делаю в компьютере запрос на файл, чтобы выдали мне все написанное начальниками протокольных служб всех 
времен и народов — царей, императоров, шейхов, президентов, 
премьеров. Высокоскоростной компьютер долго не отвечал, минут 
двадцать пять, а потом выбросил: “Не найдено”»2.
В совокупности мемуары дипломатов и политиков являются 
ценными, а в ряде моментов и незаменимыми источниками при 
изучении международных и иных отношений. При всей своей не
1 
Новая газета — Субботник. 2001. 30 июня.
2 
Общая газета. 2002. 14–20 марта.

однозначности и разноликости они дают основное представление 
о сути дипломатической службы, позволяют буквально по крупицам и отдельным фрагментам реконструировать из пестрой 
мозаики фактов содержание механизма информационно-аналитической работы и принятия политических решений в стенах внешнеполитического представительства. Так, по утверждению бывшего 
главы ельцинской администрации С. Филатова, войну в Чечне развязали отнюдь не кровожадные силовики.
Отставной чиновник, выступая в большой аудитории, рассказал, 
что инициатором трагического марша на Грозный в декабре 1994 г. 
был тогдашний министр иностранных дел РФ А. Козырев. Он, 
вернувшись из Вашингтона, якобы сообщил Б.Н. Ельцину, что 
Б. Клинтон выразил недовольство хаосом в Чечне. Российский 
президент принял это как указание к действию. В результате США 
получили весомый рычаг давления на Россию, который они потом 
не раз эффективно использовали1.
По-разному можно относиться к приведенному свидетельству, 
но бесспорно одно. «Международная жизнь сегодня, — свидетельствовал видный советский дипломат и академик Л.Ф. Ильичев, — это 
не тихая заводь, а бурный водоворот, выбрасывающий ежедневно 
огромный объем информации и конкретных дел. В этих делах 
и “высший пилотаж” дипломатии — крупные аналитические обобщения и политическое предвидение, и “черновая работа”, зачастую 
лишающая дипломата такой “привилегии”, как свободное время»2.
Зарубежные, да и отечественные исследователи склонны выделять следующие основные функции дипломатической деятельности: информационно-аналитическую, прогнозно-аналитическую, 
административно-управленческую и консульскую. Таким образом, 
мы не ошибемся, если отнесем ее к крайне разностороннему и важнейшему виду внешнеполитической работы. «Начало всех начал 
в дипломатии, — указывал посол Ю.В. Дубинин, — информационно-аналитическое обеспечение»3.
Международные отношения опираются на политическую науку 
благодаря информации об участвующих в том или ином процессе 
элементах, которую она представляет, и социологию — отчасти 
по той же причине, что и политология, но еще и потому, что социология — единственная наука, имеющая дело со структурой взаимодействия общественных элементов как таковой. Однако полито
1 
Наш современник. 2006. № 11. С. 195.
2 
Международная жизнь. 1989. № 4. С. 32.
3 
Дубинин Ю.В. О дипломатическом искусстве // Международная жизнь. 
2010. № 7. С. 49.

логи, по наблюдениям синолога А.Д. Воскресенского, редко обращаются к истории для эмпирической проверки своих схем. Таких 
работ чрезвычайно мало просто потому, что выполнить их чрезвычайно непросто, а результат такой проверки, сделанной историками, часто оказывается для политолога обескураживающим1.
Несмотря на огромное разнообразие ситуаций и политических 
проблем в конкретных странах и регионах, подавляющее большинство внутриполитических и международных процессов имеют 
сходные природу и модель развития: интеграция и дезинтеграция, 
сотрудничество и конфликт, прогресс и деструкция и т.д. Почти 
все эти явления в той или иной мере взаимообусловлены и зависят 
друг от друга. Кроме того, в современном мире с его глобализацией 
все отчетливее просматривается тенденция стирания граней между 
внутренней и внешней политикой.
Процессы, происходящие в государстве, становятся фактами 
международной жизни и наоборот. Свидетельство тому — события 
в Югославии, а также в нашей стране. Вывод из этого весьма прозаичен, а если говорить в более широком плане, то главной задачей 
российской дипломатии остается обеспечение благоприятных 
внешних условий для внутреннего развития страны. На данном 
направлении достигнут, несомненно, определенный прогресс. «Результаты нашего внутреннего развития, — подчеркивал министр 
иностранных дел РФ С.В. Лавров, — естественным образом конвертируются в возросшие финансово-экономические и политические 
возможности на международной арене. Российская дипломатия обрела прочную основу»2.
Параллельно следует отметить значительное усложнение внешнеполитической ситуации и увеличение количественных факторов, 
которые следует учитывать при анализе. События 11 сентября 
2001 г. в США, по сути, обозначили начало нового этапа международных отношений. Они на сегодня и, видимо, еще на длительную 
перспективу будут характеризоваться нарастанием глобальных 
экономических, социальных и иных противоречий между развивающимися странами и традиционными центрами силы Старого 
и Нового Света.
По прогнозам, в XXI веке основные ориентиры дипломатии останутся прежними — политическая прозорливость и оценка, внимательное наблюдение за тем, что при конкретных обстоятельствах 
намериваются делать остальные страны, т.е. правильная интерпре
1 
См.: Воскресенский А.Д. Политический реализм умер, да здравствует политический реализм! // Восток. 2001. № 2. С. 184.
2 
Лавров С.В. Между прошлым и будущим: Российская дипломатия в меняющемся мире. М., 2011. С. 55.

тация взглядов других и верное представление интересов своей 
собственной державы. «На первый план, — заявил 9 июля 2012 г. 
Президент России на совещании послов и постоянных представителей РФ, — выходит способность оперативно и компетентно анализировать происходящее, давать своевременный прогноз, но хочу 
отметить: нельзя только пассивно наблюдать за происходящими событиями, как принято писать в ведомственных телеграммах, “отслеживать развитие этих событий”. Нужно активнее влиять на ситуацию 
там, где напрямую затрагиваются российские интересы, действовать 
на упреждение, быть готовым к любому варианту развития обстановки, даже к самому неблагоприятному варианту такого развития»1.
Спустя четыре года Президент РФ перед той же аудиторией 
сформулировал лаконичный тезис. «Мы, — заявил он, — живем 
в информационную эпоху, и афоризм “Кто владеет информацией, 
тот владеет миром”, безусловно, отражает реальности сегодняшнего 
дня». Закономерно, что сформулированные выше идеи нашли конкретное отражение в новой Концепции внешней политики России, 
утвержденной 30 ноября 2016 г. В частности, в разделе «Информационное сопровождение внешнеполитической деятельности РФ» 
говорилось, что одним из направлений развития общественной 
дипломатии является расширение участия представителей научного и экспертного сообщества России в диалоге с иностранными 
специалистами по вопросам мировой политики и международной 
безопасности. В русле чего представляется, что немаловажную роль 
в защите национальных интересов и содействии комплексной модернизации страны будет играть теория сбора и обработки внешнеполитической информации. Ее прямой задачей является исследование путей совершенствования обработки информации во внешнеполитическом аппарате, а предметом — информационные потоки.
Предлагаемое учебное пособие, в первую очередь, предназначено для магистрантов, осваивающих программу по направлению 
подготовки «Международные отношения» с акцентом на информационный и экспертно-аналитический вид профессиональной 
деятельности. С этой точки зрения начинающий аналитик должен, 
во-первых, знать основы теории сбора и обработки информации 
и теории принятия решений, а также закономерности циркуляции 
информации в международной сфере; во-вторых, уметь построить 
план и стратегию аналитического исследования или экспертного 

1 
Путин В.В. Выступление на Совещании послов и представителей РФ при 
международных организациях. 9 июля 2012 г. // Международная жизнь. 
2012. № 7. С. 2.

обзора, работать с документами и материалами средств массовой 
информации, находить, собирать и обобщать фактический материал, давать ему оценки и характеристики; в-третьих, владеть методами научного анализа информации, навыками построения реферативного письменного текста и устного представления экспертных 
мнений по международной проблематике.
Собственно, под информационной работой часто понимается 
процесс, в результате которого «сырые» факты превращаются в законченную продукцию исследовательской деятельности, предназначенную для органов, осуществляющих или вырабатывающих 
политический курс страны. C большой долей уверенности можно 
утверждать, что ее главные контуры обозначил и сформулировал 
еще Н. Макиавелли в письме от 23 октября 1522 г. к своему другу 
Р. Джиролами, который готовился отправиться послом в Испанию. 
«Что касается информации о стране пребывания, которую ты будешь получать, — писал великий флорентиец, — то часть ее тебе 
покажется достоверной, а другая — допустимой, но ошибочной. Поэтому ее следует оценивать с точки зрения здравого смысла и принимать во внимание только то, что соответствует действительности, отбросив в сторону все остальное. Полученная информация, 
тщательно отобранная и проанализированная, позволит тебе правильно истолковать возможное развитие событий и даже сделать 
свой прогноз»1.
Дипломатия, по меткому определению А.А. Громыко, является 
не чем иным, как «совокупностью практических мероприятий, 
а также форм, средств и методов, используемых для осуществления 
внешней политики»2. В таком контексте логично предположить, 
что специалист-международник должен иметь представление о механизме и процессе принятия внешнеполитических решений, владеть азами и основными принципами информационно-аналитических технологий.
Под ними имеются в виду совокупность методов сбора и обработки информации об исследуемых процессах, специфических 
приемов их диагностики, анализа и синтеза, а также оценки последствий принятия различных вариантов внешнеполитических 
и прочих решений. Другими словами, специалист-международник 
в своей работе не может обходиться без определенных информационных умений, которые в широком смысле представляют собой навыки для отыскания, оценки, генерирования, использования и распространения информации.

1 
Международная жизнь. 2001. № 12. С. 68.
2 
Громыко А.А. Избранные речи и статьи. М., 1978. С. 304.

К покупке доступен более свежий выпуск Перейти